Меню Услуги

Формирование адаптивных копинг-стратегий у аддиктивных подростков посредством Социально-психологического тренинга


Страница:   1   2   3

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Содержание

  • Введение
  • 1.1. Проблема аддиктивного поведения подростков в современной психологии
  • 1.2. Адаптивные копинг-стратегии как психологический феномен
  • Выводы по главе 1
  • 2.1. Теоретические аспекты социально-психологического тренинга как средства формирования адаптивных копинг-стратегий у аддиктивных подростков
  • 2.2. Методические аспекты социально-психологического тренинга как средства формирования адаптивных копинг-стратегий у аддиктивных подростков
  • Выводы по главе 2
  • 3.1. Организация экспериментального исследования эффективности социально-психологического тренинга как средства формирования адаптивных копинг-стратегий у аддиктивных подростков
  • 3.2. Результаты экспериментального исследования эффективности социально-психологического тренинга как средства формирования адаптивных копинг-стратегий у аддиктивных подростков.
  • Выводы по главе 3
  • Заключение
  • Список используемой литературы

Введение

Актуальность исследования. Актуальность и значимость заявленного  исследования связана с увеличением численности аддиктов, возрастающей в арифметической прогрессии.

По результатам исследования «Алкоголизация населения как фактор дестабилизации российского общества. Социологический анализ», выполненного сектором девиантного поведения ИС РАН  в 2003-2011 г.г. рабочей группой в составе руководителя М.Е. Поздняковой, Г.Г. Заиграева, Л.Н Рыбаковой, И.И.Шурыгиной, В.В.Моисеевой и Т.В.Чекинава, 57% подростков употребляют алкоголь.

Социологические исследования, проведенные Государственным научным центром психиатрии и наркологии Минздравмедпрома РФ, показывают, что среди подростков в возрасте от 14 до 18 лет употребляли наркотические и токсикоманические вещества, хотя бы один раз в жизни 56% мальчиков и 20% девочек. Потребляют наркотики в настоящее время 45% мальчиков и 18% девочек. Наркологическая ситуация среди подростков такова, что можно говорить о наркоманической эпидемии среди молодежи.

Таковая ситуация приводит ученых к пониманию того, что требуется разработка профилактических и коррекционных мер и их научное обоснование.

По мнению ведущих специалистов, одной из мер коррекции поведения аддиктивных подростков является формирование у них адаптивных копинг-стратегий.

Копинг-поведение используется как стратегия действий личности, направленной на устранение ситуации психологической угрозы. Механизмы совладания (копинг-поведение) рассматриваются как важнейшие формы адаптационных процессов реагирования индивидов на стрессовые ситуации.

Изучению проблемы формирования адаптивных копинг-стратегий в развитии личности посвящены работы З.Фрейда, К.Хорни, А.Фрейд, А.Маслоу, Ф.Перлза и др. В отечественной психологии исследованием психологических защит у человека занимались Д.Н.Узнадзе, В.Н.Мясищев, Ф.В.Бассин, Е.Л.Доценко, Э.И.Киршбаум, И.М.Никольская, P.M.Грановская и др. Исследованием стратегий совладания занимались Е.Р.Исаева, Р.Лазарус, В.Н.Мясищев, Н.А.Сирота, Э.Хейма, Т.Л.Крюкова, М.В.Сапоровская, Е.В.Куфтяк.

Но, не смотря на большой объем проводимых исследований в области формирования адаптивных копинг-стратегий, проблеме их формирования у аддиктивных подростков уделено недостаточно внимания. На данный момент этот аспект требует досконального изучения в связи с резким увеличением числа аддиктов подросткового возраста, как уже было отмечено.

В нашем исследовании мы можем предположить, что наиболее эффективным средством формирования адаптивных копинг-стратегий у аддиктивных подростков может являться социально-психологический тренинг (далее СПТ).

Как сказал С.И.Макшанов в своей работе «Психология тренинга», СПТ помогает преодолеть ограничения, накладываемые на деятельность подростка традиционными методами обучения, и может выступать в качестве мостика, между безусловно необходимыми, но тем не менее «перцептивно пустыми» теоретическими знаниями, с одной стороны, и практикой, с другой стороны. Только тогда происходит реальная оценка субъектом применимости полученного знания и закрепление того, что от них еще осталось.

В СПТ создается возможность незамедлительного соотнесения полученной информации и деятельности, эмоционального проживания новых моделей поведения и связанных с ними результатов, что обеспечивается действием каналов обратной связи. Проходящий подготовку в СПТ, при получении обратной связи, обнаруживает имеющиеся у него дефициты умений и навыков, а также неадекватность установок и стереотипов.

Также психологический тренинг позволяет работать с личностью, затрагивая глубинные внутренние структуры, трудно поддающиеся коррекции другими методами.

Определение особенностей копинг-стратегий у аддиктивных подростков позволит расширить представление о причинах, лежащих в основе их поведения и описать способы преодоления их негативных последствий, в т.ч. посредством СПТ

Обозначенная актуальность стала основанием для определения объекта, предмета, целей, задач, гипотезы и методов исследования.

Объект исследования: копинг-стратегии у подростков с адиктивным поведением.

Предмет исследования: СПТ как средство формирования адаптивных копинг-стратегий у аддиктивных подростков.

Цель исследования: теоретическое и экспериментальное исследование эффективности СПТ как средства формирования адаптивных копинг-стратегий у аддиктивных подростков.

В соответствии с целью работы были поставлены следующие задачи:

  1. На основе анализа литературы выявить сущность понятия «копинг-стратегии» и исследовать особенности коппинг-стратегий у аддиктивных подростков для определения критериев и методов их исследования, а также концептуализации воздействий посредством СПТ, направленных на формирование адаптивных копинг-стратегий у данных подростков.
  2. Теоретически и методически обосновать СПТ как эффективное средство формирования адаптивных копинг-стратегий у аддиктивных подростков.
  3. На основе экспериментального исследования показать эффективность СПТ как эффективного средства формирования адаптивных копинг-стратегий у аддиктивных подростков.

Гипотеза исследования:

  1. СПТ является эффективным средством формирования адаптивных копинг-стратегий у аддиктивных подростков и представляет собой структурированное взаимодействие психолога-консультанта и группы подростков, направленное на саморегуляцию в поведенческой, когнитивной и эмоциональной сферах.
  2. У аддиктивных подростков, в отношении которых осуществляется СПТ, за счет формирования у них адаптивных копинг-стратегий, происходит более значительное снижение уровня аддикции , в отличие от аддиктивных подростков, не проходящих СПТ.

Методы исследования. Для достижения исследовательской цели и реализации задач эмпирического исследования были использованы:

а) общенаучные методы теоретического анализа (обобщение, абстрагирование, систематизация и др.);

б) специальные психологические методы сбора психологической информации — тестовые методики, объединенные в рамках эксперимента: «Методика определения индивидуальных копинг-стратегий» Э.Хейм, «Методика копинг-поведения в стрессовых ситуациях» С.Норман, Д.Ф.Эндлер, Д.А.Джеймс, М.И.Паркер, адаптированный вариант Т.А.Крюковой, «Методика способов совладания» Р.Лазарус и С.Фолкман, адаптированный вариант Т.Л.Крюковой, Е.В.Куфтяк, М.С.Замышляевой, «Методика определения мотивации потребления алкоголя (МПА)» В.Ю.Завьялов;

в) методы статистической обработки эмпирической информации: U-критерий Манна-Уитни и Т-критерий Уилкоксона.

База исследования: в исследовании приняли участие воспитанники  ГБОУ МО Центра «Ариадна». Общее количество испытуемых — 20 человек.

Структура работы: Дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы, приложений.

1.1. Проблема аддиктивного поведения подростков в современной психологии

В результате анализа литературы выяснилось, что существует множество этиологических концепций аддикции. Большинство из них разработано исследователями в отношении химической зависимости (R.Brown, А.Е.Личко, Н.А.Сирота, В.М.Ялтонский, Ц.П.Короленко, Т.А.Донских и др.).

Н.А.Сирота и  В.М. Ялтонский рассматривают ряд этиологических концепций аддикции, ссылаясь на И.П. Анохину, Б.С.Братуся. Согласно модели, основанной на биологических механизмах алкогольной и наркотической зависимости И.П.Анохиной, нейрофизиологические механизмы развития зависимости от ПАВ сосредоточены в стволовых и лимбических структурах мозга, где располагается система подкрепления, участвующая в регуляции эмоциональных состояний, психофизического тонуса, поведения человека в целом, его адаптации к окружающей среде. ПАВ, воздействуя химическим путем на систему подкрепления, активизирует ее и влияет на метаболизм нейромедиаторов (преимущественно катехоламинов), что является основой развития синдрома зависимости.

В рамках психологической модели формирования патологической потребности в алкоголе Б.С.Братуся, считается, что основным механизмом формирования служит процесс «сдвига мотива на цель», вследствие которого употребление становится ведущим мотивом деятельности, а сама деятельность превращается в совокупность способов для удовлетворения потребности в психоактивном веществе.

Другой психологической моделью аддикции является модель В.М.Ялтонского, доказавшего, что у подростков с аддиктивным поведением преобладают преморбидные неустойчивые, эпилептоидные, лабильные и истероидные акцентуации характера, отмечается высокая склонность к употреблению и отчетливые признаки социальной дезадаптации.

Согласно теории копинг-поведения Н.А.Сироты и В.М.Ялтонского предполагается, что обращение к аддиктивному агенту более вероятно, когда степень жизненного стресса высока, а копинг-ресурсы истощены или недостаточно сформированы.

Термин «аддиктивное поведение» (далее АП), предложен W.Muller   и M.Landry, под которым понималось злоупотребление различными веществами, изменяющими психическое состояние, включая алкоголь и табак, до того, как от них сформируется зависимость.

Человек становится беспомощным перед своим пристрастием. Волевые усилия ослабевают и не дают возможности противостоять аддикции. Изучению данной проблемы посвящены работы ведущих отечественных психологов.

Так Ц.П.Короленко рассматривает АП «как один из типов девиантного (отклоняющегося) поведения с формированием стремления к уходу от реальности путем искусственного изменения своего психического состояния посредством приема некоторых веществ или постоянной фиксации внимания на определенных видах деятельности с целью развития и поддержания интенсивных эмоций». Он пишет о том, что естественные адаптационные возможности аддикта нарушены на психофизиологическом уровне, что вызывает ощущение психологического дискомфорта. В качестве способа восстановления психологического комфорта аддикты стремятся к искусственному изменению психического состояния, получению субъективно приятных эмоций посредством употребления ПАВ. Таким образом, создается иллюзия решения проблемы. Подобный способ “борьбы” с реальностью закрепляется в поведении человека и становится устойчивой стратегией взаимодействия с действительностью. Привлекательность аддикции в том, что она представляет собой путь наименьшего сопротивления.

Л.Г.Леонова и Н.Л.Бочкарёва отмечают, что в связи с проблемой ухода от реальности актуальным является вопрос, касающийся особенностей преодоления трудностей и эмоционального стресса. Они считают, что трудности, с которыми сталкиваются подростки, разнообразные стрессовые воздействия, требуют от них определенных стратегий преодоления препятствий. Личность подростка, по их мнению, претерпевает “либо поступательное развитие с формированием адаптивного поведения, либо дезадаптацию, саморазрушение”. По мнению Л.Г.Леоновойи Н.Л.Бочкарёвой различные формы поведения подростков представляют собой варианты преодоления стресса. Ими отмечается, что подростковый возраст – это период, в котором увеличиваются требования к психофизиологическим потенциям, и наряду с формированием “структурно-функциональных и социо-психологических позиций”, формируются “кризисные и конфликтные паттерны поведения”. Эти паттерны производятся стрессорами среды. От того, как отвечает подросток на предъявляемые ему требования среды, какие способы и стили преодоления стресса у него проявляются и закрепляются, зависит развитие личности в подростковый период и дальнейшие перспективы.

Согласно Л.Г.Леоновой и Н.Л.Бочкаревой наиболее часто аддиктивное поведение формируется у подростков в возрасте от 12 до 18 лет, поскольку именно в этот период происходит бурный рост организма, процесс полового созревания, что оказывает влияние на психофизиологические особенности подростка. Для этого возрастного периода характерна утрата чувств безопасности и комфорта, нарушение внутреннего равновесия, возрастание тревожности, в связи с чем возникает опасность выбора аддиктивной линии поведения и формирование крайне тяжелых форм аддикции, как алкоголизм, наркомания, употребление фармакологических и токсических веществ.

С.А.Кулаков рассматривает АП, как вид нарушенной адаптации в подростковом возрасте, который характеризуется злоупотреблением одним или несколькими ПАВ без признаков индивидуальной психической или физической зависимости в сочетании с другими нарушениями поведения.

По мнению В.С. Биттенского в отношении подросткового возраста как фактора риска АП в научной литературе существует две основные точки зрения. Первая, которой придерживаются преимущественно представители зарубежной психологии (D.Offer, T.Offer, I.Chein, W.Millerи др.), утверждает, что возрастной фактор не определяет аддикцию. Вторая точка зрения заключается в том, что подростковый возраст является одним из факторов риска формирования АП. Данную позицию разделяют как часть зарубежных, так и большинство отечественных ученых (W.Schmidbauer, А.Е.Личко, В.С.Битенский, А.Ю.Егоров, Е.В.Змановская, С.В.Березин, К.С.Лисецкий, Ц.П.Короленко, Т.А.Донских, Н.А.Сирота, В.М.Ялтонский и др.).

Анализ книги А.В. Гоголевой показал, что среди традиционных причин аддиктивного поведения в психологии обсуждаются следующие:

  1. Нарушение в развитии личности (А.Е.Личко, В.С.Мухина, Х.Ремшмидт).
  2. Нарушение в деятельностной линии онтогенеза (Д.Б.Эльконин).
  3. Влияние социокультурных особенностей (В.Д.Менделевич).
  4. Влияние образа жизни семьи и семейных отношений (Э.Г.Эйдемиллер, В.В.Юстицкис).
  5. Влияние характерологических и личностных изменений, обусловленных взаимодействием с окружением (А.И.Захаров, М.И.Лисина, А.Е.Личко, Л.Б.Шнейдер).
  6. Выраженное протекание подросткового кризиса (Э.Эриксон).
  7. Деформация личности в результате нарушенных социальных отношений со взрослыми и сверстниками (Х.Ремшмидт, А.А.Реан, И.С.Кон, В.С.Мухина).
  8. Членство в неформальных объединениях, наличие в подростковых группах антисоциальных норм (А.Ю.Егоров, С.А.Игумнов).
  9. Влияние средств массовой информации, низкопробной кинопродукции, пропаганды сексуальной распущенности (К.В.Сельченок).
  10. Влияние мира компьютерных игр (М.С.Иванов).
  11. Размывание понятия благородства, освобождение от неформального социального контроля (А.Г.Данилин, Н.В.Данилина).

И.В.Ефимкина в своих исследованиях, приводит следующие теории аддиктивного поведения:

  1. Теория проблемного поведения: отсутствие уважения к власти, к нравственным и общественным нормам поведения ведет к росту преступности, наркотизации и сексуальной распущенности.
  2. Теория стадий: употребление ПАВ — явление прогрессирующее. Оно начинается с алкоголя и сигарет с переходом в дальнейшем к употреблению наркотических веществ и заканчивается приемом сильнодействующих наркотиков.
  3. Теория группы сверстников: семья подростка, религия, школа и друзья оказывают влияние на приобщение к ПАВ.

Д.Н.Исаев описывает следующие модели развития аддиктивного поведения.

Успокаивающая модель. Один их наиболее распространенных вариантов применения ПАВ с целью достижения душевного спокойствия, снять напряжение, расслабиться, успокоиться, забыться, уйти от неприглядной или опасной действительности, от неразрешимых жизненных проблем. Подростки употребляют ПАВ с целью изменения эмоционального состояния: тревоги, депрессии, апатии.

Коммуникативная модель. Развитие аддиктивного поведение связано с неудовлетворенными потребностями в общении, любви, доброжелательности. Прием ПАВ облегчает общение со сверстниками своего и противоположного пола: преодолевается чувство замкнутости, стеснительности, появляется уверенность в своих возможностях.

Активирующая модель. Некоторые подростки применяют ПАВ для подъема жизненных сил, бодрости, усиления активности. Будучи неуверенными в своих силах и возможностях, имея заниженную самооценку, они пытаются достичь прямо противоположного – уверенности, бесстрашия, раскованности.

Гедонистическая модель. Употребление ПАВ используется для получения удовольствия, приятных ощущений, психического и физического комфорта. Подростки стремятся создать фантастический мир галлюцинаторных образов, пережить состояние эйфории.

Конформная модель. Стремление подростков подражать, не отставать от сверстников, быть принятыми группой может привести к употреблению ПАВ с этой целью. Развитие пристрастия кПАВ связано со стремлением во всем быть похожими на своих лидеров, некритически перенимать все, что касается коллектива, которому принадлежит подросток.

Манипулятивная модель. Возможно использование ПАВ для манипулирования другими, для их эксплуатации, для изменения ситуации в собственную пользу, для достижения тех или иных преимуществ.

Компенсаторная модель. Формирование аддиктивного поведения определяется необходимостью компенсировать какую-то неполноценность личности, дисгармонию характера.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Е.В.Змановская приводит следующие концептуальные модели:

  • Моральная модель рассматривает аддиктивное поведение как следствие бездуховности и морального несовершенства.
  • Модель болезни рассматривает аддиктивное поведение как заболевание, требующее получения специальной помощи (П.Кутер).
  • Симптоматическая модель рассматривает аддиктивное поведение как отдельные поведенческие «симптомы» или привычки(М.Кинг, У.Коэн, Ч.Цитренбаун).
  • Психоаналитическая модель рассматривает аддиктивное поведение как проявления нарушенной личностной динамики (П.Кутер, С.Даулинга, А.М.Боковикова).
  • Системно-личностная модель, где аддиктивное поведение рассматривается как дисфункциональное, связанное со сбоем в жизненно важных функциях и в системе значимых отношений личности (С.А.Кулаков).
  • Биопсихосоциальная модель аддиктивного поведения, рассматривающая зависимость как следствие нарушений в функционировании сложной многоуровневой системы «социум — личность — организм».

Становление аддиктивного поведения отличается широким индивидуальным своеобразием, но в целом здесь можно выделить ряд закономерных этапов.

В.С.Битенский выделяет два пути развития АП:

  1. Полисубстантное аддиктивное поведение. Подростки пробуют на себе действия различных токсических веществ, среди которых постепенно может быть выбрано наиболее привлекательное.
  2. Моносубстантное аддиктивное поведение. Подростки злоупотребляют только одним веществом.

Ю.П.Лисицын и П.И.Сидоров в своей медицинской классификации стадий развития аддиктивного поведения выделяют стадию социальной зависимости как первую стадию развития аддиктивного поведения. Для нее

характерно то, что подросток еще не начал употребление ПАВ, но вращается в среде употребляющих, принимает их стиль поведения, отношение к ПАВ и внешние атрибуты группы. Он внутренне готов сам начать употребление. Неотъемлемое условие этой стадии аддиктивного поведения — наличие группы.

Также они отмечают, что после начала употребления у подростка быстро формируется психическая зависимость. Она проявляется в том, что аддикт стремится вновь вернуть состояние, которое может быть очень сильным, или, находясь под воздействием ПАВ, отвлечься от неприятных переживаний и отрицательных эмоций.

Далее они пишут о том, что при более продолжительном употреблении ПАВ формируется физическая зависимость, вследствие чего ПАВ включается в процесс обмена веществ. В этом случае при прекращении приема наблюдается состояние физического дискомфорта различной степени тяжести — от легкого недомогания до тяжелых проявлений абстинентного синдрома.

В. Каган выделяет три этапа становления аддиктивного поведения:

1 этап. Первые пробы. Совершаются обычно под чьим-либо влиянием или в компании. Немалую роль здесь играют любопытство, подражание, групповой конформизм и мотивы группового самоутверждения. Выбор средства на этом этапе непроизволен и зависит от этнокультуральных особенностей, особенностей субкультуры, опыта группы и доступности средства.

2 этап. Поисковое аддиктивное поведение. Следующим за первыми пробами идет этап экспериментирования с различными видами психоактивных веществ. Для одних подростков важно их употребление как знак принадлежности к группе, для других — сам факт изменения состояния сознания, для третьих — качество вызываемых эффектов и особенности «кайфа». По мере прохождения этого этапа формируется индивидуальное предпочтение одного из средств или предпочитаемый их спектр.

3 этап. Переход аддитивного поведения в болезнь. Происходит под влиянием множества разнообразных факторов.

В теории преодоления (совладания, копинг-поведения) Лазарус различает два процесса: временное облегчение и непосредственные двигательные реакции. Он говорит, что процесс временного облегчения выражается в форме смягчения страданий, связанных с переживанием стресса, и в уменьшении психофизиологических воздействий с помощью двух способов.

Первого – симптоматического: употребление алкоголя, транквилизаторов, седативных препаратов, тренировка мышечной релаксации и др. методы, направленные на улучшение физического состояния. И второго – интрапсихического, рассматривая этот способ с точки зрения A.Фрейд, но при этом называя «механизмами когнитивной защиты»: идентификация, перемещение, подавление, отрицание, формирование реакции и интеллектуализация. Непосредственные двигательные реакции относятся к реальному поведению, направленному на изменение взаимоотношений человека с окружающей средой, и могут выражаться в действиях, направленных на фактическое уменьшение существующей опасности и снижение ее угрозы. При этом Лазарус не отделяет «защитные» процессы от процессов «совладания» (copingprocesses), полагая, что «это те средства, при помощи которых личность осуществляет контроль над ситуациями, угрожающими, расстраивающими или доставляющими ей удовольствие».

По утверждению основоположника теории стресса Г.Селье увеличение числа людей с аддиктивным поведением связано с рядом причин: сложные социально-экономические условия, многочисленные разочарования, крушение идеалов, конфликты в семье и на производстве, утрата близких, резкая смена привычных стереотипов, стремительное нарастание изменений во всех сферах общественной жизни. Современному человеку приходится принимать все возрастающее количество решений в единицу времени. Нагрузка на системы адаптации очень велика.

В нашей стране наиболее пристально проблемой аддикции, как поведенческого расстройства начали заниматься с середины 80-х г.г. XX века.

1.2. Адаптивные копинг-стратегии как психологический феномен

В своей работе «Стратегия жизни» К.А.Абульханова-Славская пишет, что на протяжении всей жизни практически каждый человек сталкивается с ситуациями, субъективно переживаемыми им как трудные, нарушающие привычный ход жизни. Она отмечает, что переживание таких ситуаций зачастую меняет и восприятие окружающего мира, и восприятие своего места в нем. Изучение поведения, направленного на преодоление трудностей, в зарубежной психологии проводится в рамках исследований, посвященных анализу «coping» — механизмов или «coping behavior». К.А.Абульханова-Славская в своей работе определила копинг как индивидуальный способ взаимодействия с ситуацией в соответствии с ее собственной логикой, значимостью в жизни человека и его психологическими возможностями.

И.Г.Малкина-Пых отмечает, что под «копингом» подразумеваются постоянно изменяющиеся когнитивные, эмоциональные и поведенческие попытки справиться со специфическими внешними или/и внутренними требованиями, которые оцениваются как напряжение или превышают ресурсы человека с ними справиться.

Согласно Д.А. Леонтьева, проблема «копинга» (совладания) личности с трудными жизненными ситуациями возникла в психологии во второй половине ХХ в. Он отмечает, что автором термина был А. Маслоу. Понятие «coping» происходит от английского «соре» (преодолевать), в российской психологии его переводят как адаптивное, совладающее поведение, или психологическое преодоление. Д.А. Леонтьев отмечает, что первоначально понятие «копинг-стратегии» использовалось в психологии стресса и было определено как сумма когнитивных и поведенческих усилий, затрачиваемых индивидом для ослабления влияния стресса, но в настоящее время, будучи свободно употребляемым в различных работах, понятие «копинг» охватывает широкий спектр человеческой активности — от бессознательных психологических защит до целенаправленного преодоления кризисных ситуаций. Психологическое предназначение копинга, по мнению Д.А. Леонтьева, состоит в том, чтобы как можно лучше адаптировать человека к требованиям ситуации.

К.А. Абульханова-Славская указывает на то, что копинг-стратегии необходимы, когда человек попадает в кризисную ситуацию. Она пишет, что любая кризисная ситуация предполагает наличие некоего объективного обстоятельства и определенного отношения к нему человека в зависимости от степени его значимости, которое сопровождается эмоционально-поведенческими реакциями различного характера и степени интенсивности. Ведущими характеристиками кризисной ситуации являются психическая напряженность, значимые переживания как особая внутренняя работа по преодолению жизненных событий или травм, изменение самооценки и мотивации, а также выраженная потребность в их коррекции и в психологической поддержке извне.

Поскольку интерес к копинг-стратегиям возник в психологии относительно недавно и из-за сложности самого феномена совладания с трудностями, исследователи ещё не пришли к одной единой классификации копинг-поведения. Работы по копинг-стратегиям пока ещё являются достаточно разрозненными, поэтому чуть ли не каждый новый исследователь при изучении проблематики копингового поведения предлагает свою собственную классификацию. При этом, чтобы хоть как-то систематизировать имеющиеся подходы к копинг-стратегиям, уже прилагаются усилия по классификации самих классификаций.

Т.Ю. Морозова пишет, что исследователи, первые использовавшие понятие копинга в психологии, предложили и первую классификацию копинг-стратегий.

Так Лазарус и Фолкман предложили дихотическую классификацию копинг-стратегий, выделив их следующую направленность:

а) проблемно-фокусированные стратегии;

б) эмоционально-фокусированные стратегии.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Далее Т.Ю. Морозова говорит о том, что другими исследователями предлагались похожие классификации копинг-стратегий. Так, например,
Моос и Шеффер выделяют три стратегии:

а) сфокусированная на оценке (установление для себя значения ситуации);

б) сфокусированная на проблеме (принятие решений и совершение конкретных действий для преодоления стресса);

в) сфокусированная на эмоциях (управление чувствами и поддержание эмоционального равновесия).

По словам Т.Ю. Морозовой, Перлин и Шулер предлагают аналогичную предложенной Моосом и Шеффером классификацию, выделяя в ней три следующих стратегии:

а) стратегия изменения способа видения проблемы;

б) стратегия изменения проблемы;

в) стратегия управления эмоциональнымдистрессом.

Т.Ю. Морозова обращает внимание на то, что эти две классификации практически повторяют классификацию Лазаруса и Фолкмана. При этом Моос и Шеффер и, соответственно, Перлин и Шулер выделяют в стратегии «фокусировка на проблеме» действия двух типов: когнитивные («фокусировка на оценке» и «изменение способа видения проблемы», соответственно) и поведенческие («фокусировка на проблеме» и «стратегия изменения проблемы», соответственно).

Берг отмечает, что многие из классификаций копинг-стратегий, возникавшие вслед за классификацией Лазаруса и Фолкмана, составлялись в той же традиции, предлагая дихотическое разделение копинг-стратегий по принципу «работа с проблемой» или «работа с отношением к проблеме». Он пишет о том, что многие классификации копинг-стратегий, в основном, сводятся к различению между активными, фокусированными на проблеме усилиями справиться с внешними запросами проблемы против более интроспективных усилий переформулировать или когнитивно переоценить проблему так, что она лучше соответствует внешним требованиям.

Кроме того, некоторые исследователи предлагают классификации, в которых копинг-стратегии различаются в зависимости от типов процессов (эмоциональных, поведенческих, когнитивных), лежащих в их основе. Так, И.М.Никольская и Р.М.Грановская выделяют три больших группы копинг-стратегий, проходящих на следующих уровнях: поведение, эмоциональная проработка подавленного и познание.

Есть и классификации, имеющие дело только с одним типом процессов. О.В. Кобзева пишет о том, что Е.К.Коплик, рассматривая чисто когнитивные копинг-стратегии, предлагает дихотическую классификацию: стратегия поиска информации и стратегия закрытости для информации.

Далее она отмечает, что П.П.Виталиано выделяет три способа эмоционально-ориентированного преодоления: самообвинение, избегание и предпочтительное истолкование.

В то же время, некоторые исследователи пришли к тому, что стратегии лучше всего сгруппировать в копинговые стили, представляющие собой функциональные и дисфункциональные аспекты копинга. Функциональные стили представляют собой прямые попытки справиться с проблемой, с помощью других или без неё, в то время как дисфункциональные стили связаны с использованием непродуктивных стратегий. В литературе принято называть дисфункциональныекопинг-стили «избегающим копингом».

Так, например, Э.Фрайденберг предлагает классификацию, в которой 18 стратегий сгруппированы в три категории: обращение к другим (обращение к другим за поддержкой, будь это сверстники, родители или кто-то ещё), непродуктивный копинг (стратегии избегания, которые связаны с неспособностью справиться с ситуацией) и продуктивный копинг (работать над проблемой, сохраняя оптимизм, социальную связь с другими и тонус). Как видно, копинг-стратегия в категории «Обращение к другим» стоит особняком от категорий «эффективного» и «неэффективного» копинга.

И.Ф.Сибгатуллина пишет о том, что данная классификация основана на измерении «эффективности / неэффективности», но ученые здесь все же выделяют ещё одно измерение — «социальная активность», которое с точки зрения исследователей не может однозначно оцениваться как продуктивное или непродуктивное.

В статье М.Тышковой также представлены иные классификации, которых копинг-стратегии рассматриваются как специфические поведенческие конкретизации процессов произвольного контроля над действием, а именно, как планируемые поведенческие стратегии, которые служат для того, чтобы поддерживать или восстанавливать контроль в ситуациях, когда он подвергается угрозе.

Она указывает на то,что в классификации BISC (Behavioral Inventoryon Strategic Control), «Руководство по стратегическому контролю поведения»), предложенной Д.Лопесоми Т.Литлом предполагается, что копинг-стратегии детей варьируются по четырём измерениям стратегического поведенческого контроля: активная деятельность, косвенная деятельность, просоциальное поведение и антисоциальное поведение.

Н.А.Сирота описывает похожую классификацию предложенную С.Хобфоллом. В своей COR-теории он предлагает рассматривать в копинг-поведении шесть осей: просоциальная / антисоциальная направленность, прямое / непрямое поведение и пассивное / активное поведение.

Согласно Э.Хейма, виды копинг-стратегий поведения распределяются по трем основным группам с учетом степени их адаптивных возможностей:

  1. Адаптивные.
  2. Относительно адаптивные.
  3. Неадаптивные.

Помимо этого Э.Хейм выделяет основы преодоления конфликтных ситуаций в поведенческой, когнитивной и эмоциональной сферах.

Также им была разработана методика, позволяющая выявить преобладающие виды копинг-стратегий.

В нашем исследовании мы будем опираться на данные, полученные в результате проведения методики Э.Хейма, что позволит нам определить преобладающие виды копинг-стратегий у испытуемых.

Выводы по главе 1

  1. Аддиктивное поведение — один из типов девиантного (отклоняющегося) поведения с формированием стремления к уходу от реальности путем искусственного изменения своего психического состояния посредством приема некоторых веществ или постоянной фиксацией внимания на определенных видах деятельности с целью развития и поддержания интенсивных эмоций.
  2. Наиболее часто аддиктивное поведение формируется в подростковом возрасте, поскольку именно в этот период происходит бурный рост организма, процесс полового созревания, что оказывает влияние на психофизиологические особенности подростка. Для этого возрастного периода характерна утрата чувств безопасности и комфорта, нарушение внутреннего равновесия, возрастание тревожности, в связи с чем возникает опасность выбора аддиктивной линии поведения и формирование крайне тяжелых форм аддикции, как алкоголизм, наркомания, употребление фармакологических и токсических веществ
  3. Копинг-стратегии – совокупность различных поведенческих стратегий, моделей, направленных на преодоление требовательности, чрезмерной планки жизненных запросов, потребностей, при мысли о которых человек испытывает стресс, тревогу.
  4. Подводя итог сказанному о копинг-стратегиях поведения в конфликтной ситуации, хотелось бы отметить, во-первых, связь копинг-стратегий со стилями поведения личности во внешнем конфликте, во-вторых, копинг-стратегии поведения являются основой психологических защит в конфликтной ситуации, в-третьих, копинг-стратегии во многом зависят от основных психологических типов личности.

Страница:   1   2   3