Меню Услуги

Аудио — и видеодокументы как доказательства в уголовном процессе

Страницы:   1   2   3


Содержание

  • Введение
  • Глава 1. Аудио — и видеодокументы: понятие, содержание, правовая природа и значение в уголовно-процессуальном доказывании.
  • 1.1. Понятие аудио — и видеодокументов, их правовая природа
  • 1.2. Аудио — и видеодокументы в системе доказательств. Обеспечение гарантий их подлинности
  • Глава 2. Тактические приемы применения аудио- и видеозаписи при расследовании преступлений.
  • 2.1. Применение аудио — и видеозаписи при допросе и очной ставке и проверке показаний на месте происшествия
  • 2.2. Применение аудио — и видеозаписи при осмотре, следственном эксперименте, обыске и других следственных действиях
  • Заключение
  • Список использованной литературы

 

Введение

Актуальность темы исследования. Ускоряющимся развитием с одной стороны, и все более угрожающим обществу, государству и человеку состоянием преступности, с другой стороны, кстати, которая не без успеха пользуется современными достижениями научно-технического прогресса (НТП), все настойчивей ставится на повестку дня вопрос научно-технического обеспечения деятельности правоохранительных органов в борьбе с ней. Достижения НТП выступают в качестве основных источников совершенствования средств доказывания в рамках уголовного процесса, постоянной модернизации имеющихся и разработки новых технических средств, направленных на обнаружение, фиксацию, изъятие, исследование и использование в доказывании следов преступлений и иных доказательств. На особое место в системе таких средств в наши дни нацелились, и не безосновательно, средства аудио- и видеозаписи, которые позволяют с «технической» точностью и объективностью зафиксировать не только ряд отдельных материальных следов преступлений, но весь процесс доказывания.

По сравнению с многими иными техническими средствами, используемыми в рамках уголовного процесса, средства аудио- и видеозаписи используют для того, чтобы фиксировать как материальные, так и идеальные следы преступлений. Таким образом, их можно применять, проводя все следственные действия, выступая, так, как универсальное средство фиксации сведений, которые обладают доказательственным значением. При этом аудио- и видеозапись обладает явными преимуществами, в сравнении с другими средствами, в том числе описаниями в протоколе, которые используют с этими целями в уголовном процессе, во всяком случае, с позиции таких качеств, как достоверность и полнота, наглядность и убедительность фиксации соответствующих сведений.

С использованием аудио- и видеозаписи в ходе расследования преступлений не только расширяется, но и стабилизируется доказательственная база по уголовным делам, что обладает принципиально важным значением в предупреждении и преодолении противодействия расследованию преступлений.

Тем не менее, даже с учетом отмечаемых достоинств аудио- и видеозаписи, ее пока однозначно не признал законодатель; отсутствует единство мнений теоретического толкования связанных с ней проблем, в том числе в аспекте дилеммы «возможного и допустимого»; таким образом, происходит сдерживание ее широкого применения на практике. Даже расследую тяжкие и особо тяжкие преступления применение средств аудио- и видеозаписи, как показывают наши данные, отмечают только в одном из десяти уголовных дел. Вместе с тем, опыт реализации возможностей аудио- и видеотехники в ходе расследования преступлений как в нашем государстве, так и за рубежом, перспективы развития системы уголовного судопроизводства с ориентацией создать его «электронные формы» не оставляют сомнений в необходимости проводить дальнейшие научные разработки проблем в правовом регулировании, организации, научно- методическом и техническом обеспечении, применении аудио- и видеозаписи в ходе приведения доказательств по уголовным делам.

Вышесказанное указывает на несомненную актуальность данной темы исследования, необходимость ввести новаторский подход в разработке проблем, которыми определяется содержание его предмета.

Однако, по мере того совершенствуется аудио- и видеотехника, накапливается опыт ее использования в указанных целях, были обозначены проблемы правовой регламентации в использовании аудио- и видеозаписи в рамках уголовного процесса, а таким образом, и механизма по реализации правовых предписаний.

В рамках УПК РФ, как и в ранее действовавшем УПК РСФСР, бессистемно и не учитывая современные достижения науки и техники определяется перечень общих условий и то, как применяются в ходе предварительного следствия технические средства вообще и средств аудио- и видеозапись в том числе.

Цели и задачи исследования. Цель настоящей работы — разработать рекомендации и предложения, направленные на то, чтобы совершенствовать уголовно-процессуальное законодательство и практику использования средств аудио- и видеозаписи в ходе расследования преступлений, доказывания по уголовным делам.

Достижение указанной цели обеспечивает решение следующих задач:

– изучение понятия аудио- и видеодокументов, их правовой природы;

– рассмотрение аудио- и видеодокументов в рамках системы доказательств, их обеспечение гарантий и подлинности;

– анализ современных средств аудио- и видеозаписи. Изучение правового обеспечения реализации их возможностей в уголовном процессе;

– обращение к применению аудио — и видеозаписи в ходе допроса, очной ставки и проверки показаний на месте происшествия;

– выявление и анализ применения аудио — и видеозаписи в ходе осмотра, следственного эксперимента, обыска и других следственных действиях;

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

– обращение к проблемам использования процессуальных стандартов ЕСПЧ в рамках уголовного судопроизводства РФ;

Объект и предмет исследования. Объект исследования — общественно-правовые отношения, которые складываются в уголовном процессе по причине использования аудио- и видеозаписи и которые отражают материалы уголовных дел, научные публикации, личный опыт следователей и дознавателей.

Предмет исследования — это система норм уголовно-процессуального законодательства, которыми регламентируется применение технических средств, в том числе аудио- и видеозаписи, и использование их результатов в рамках уголовного процесса.

Методология и методы исследования. Методологическая основа исследования составляется диалектическим методом познания, фундаментальными положениями научного мировоззрения, системой философских знаний, которые выступают как всеобщий метод познания реальной действительности. В процессе исследования применялся исторический, сравнительно-правовой, конкретно-социологический, статистический анализ.

Теоретическая основа исследования составлена научными трудами в таких областях, как философия и общая теория права, конституционное, уголовное, уголовно-процессуальное и другие отрасли права, информатика, социология, криминология, криминалистика, судебная экспертиза, теория оперативно-розыскной деятельности. При этом учитывался ряд закономерностей и современных тенденций в развитии научно-технического и общественного прогрессов, то, как они влияют на законодательное регулирование использования научно-технических средств в рамках уголовного процесса.

Дипломная работа отражает ряд методологически важных положений, который изложили в своих трудах такие ведущие отечественные ученые-процессуалисты, как О.Я. Баев, Б.Т. Безлепкин, А.Р. Белкин, С.В. Бажанов, В.П. Божьев, Ю.В. Гаврилин, Н.А. Громов, а также ученые-криминалисты: Т.В. Аверьянова, Р.С. Белкина, А.Ф. Волынский, А.Н, Селиванова, В.Б. Ястребова, Н.П. Яблокова и др.

Нормативная база исследования представлена Конституцией Российской Федерации, уголовным и уголовно-процессуальным законодательством, федеральными законами об оперативно-розыскной деятельности, об информации и информатизации, подзаконными (ведомственными и межведомственными) правовыми актами, а также международными правовыми документами (договорами, соглашениями, конвенциями и т.п.) по проблемам борьбы с преступностью, которые ратифицировала Российская Федерация.

Эмпирическая основа исследования составлена результатами изучения следственной и судебной практики за 2012-2013 гг., в части использования средств аудио- и видеозаписи.

 

Глава 1. Аудио — и видеодокументы: понятие, содержание, правовая природа и значение в уголовно-процессуальном доказывании.

1.1. Понятие аудио — и видеодокументов, их правовая природа

Понятие и сущность аудио — и видеодокументов в качестве доказательств в рамках уголовного процесса связаны с уяснением общего понятия доказательства и с характеризующими их специфическими чертами.

Понятие доказательства — одно из фундаментальных в рамках уголовного процесса, и точное его определение обладает большим значением в решении большинства принципиально важных проблем в уголовном судопроизводстве. На него влияет совершенствование процессуального закона и практика его применения. С позиции данного понятия происходит решение вопросов по таким категориям, как относимость и допустимость доказательств, способы их собирания, фиксация и использование, а в конечном итоге законность и обоснованность принимаемых на их основе решений. «Система судебных доказательств данной эпохи, — по мнению известного еще в прошлом столетии юриста В.Д. Спасовича, — является вернейшим масштабом умственного развития народа в настоящий момент, признаком его младенчества и немощи или его возмужалости и зрелости в делеах исследования важнейшего вида правды, правды юридической, история судебных доказательств есть история народного ума».

В УПК РФ под доказательствами подразумевают любые сведения, основываясь на которых судом, прокурором, следователем, дознавателем устанавливается факт наличия или отсутствия обстоятельств, которые подлежат доказыванию в ходе производства по уголовному делу, а также других обстоятельств, которые являются значимыми для уголовного дела (ч.1 ст.74 УПК РФ). К доказательствам законодателем относятся (часть 2 этой же статьи): показания, которые даны подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим, свидетелем; заключения и показания, данные экспертами, специалистами; вещественные доказательства; протоколы по следственным и судебным действиям и другие документы. Данный перечень доказательств достаточно исчерпывающ, и только с их применением возможно установление фактов, обладающих значением для дела, решение вопроса о виновности и степени ответственности обвиняемого. Деление доказательств в соответствии с видами связано с различными процессуальными способами их сбора и закрепления, соответствующей спецификой отдельных видов фактических данных или содержанием сведений, обладающих доказательственным значением.

«Строгий перечень источников доказательств в самом законе, -как считает Л.М. Карнеева, — объясняет стремление законодателя закрепления тех из них, получение достоверных сведений из которых в определенной мере гарантируют свойства самого источника». Таким образом, фактические данные, полученные из источника, который не предусматривает закон, нельзя оценивать в качестве судебных доказательств.

Учеными-процессуалистами предлагается перечень различных определений понятия доказательства. Так С.А. Голунский, которым рассматриваются доказательства в уголовном судопроизводстве в качестве фактических данных, писал: «Уголовно-судебные доказательства являются фактическими данными; источники же таких данных — не доказательства». Похожие взгляды характерны для Ф.М. Кудина, считает, что «доказательства и источники доказательств являются категориями различного порядка. Роль тех оснований, на основании которых следователем, судом делаются определенные выводы, выполняется в процессе доказывания только доказательствами — фактическими данными. Источники же — это то, что содержат доказательства»

Литература демонстрирует и противоположную точку зрения, выражает которую М.С. Строгович, которым фактические данные и их источники рассматривались в качестве самостоятельных доказательств. С его точки зрения, понятие доказательства обладает двумя значениями: «Доказательства являются, прежде всего, теми фактами, основываясь на которых происходит установление преступления или его отсутствия, виновности или невиновности тех или иных лиц в его совершении и иных обстоятельств дела, которые влияют на степень ответственности. Доказательства — это, во-вторых, те предусмотренные законом источники, из которых следствием и судом получаются данные относительно имеющих для дела значение фактов и посредством которых эти факты устанавливаются».

Однако в дискуссиях по этому вопросу, заслуживает внимание мнение В.Я. Дорохова. Он писал о том, что «Доказательствами в рамках уголовного процесса не могут быть названы факты, которые входят в предмет доказывания. В рамках мышления человека происходит существование, взаимодействие, движение не вещей, не предметов, а их образов, понятий, сведений о них… фактические данные являются полученными из законных источников сведениями о фактах».

Статья 55 ГПК РФ 2002 года помимо объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, заключений экспертов, как средства доказывания представляет аудио- и видеозаписи. Причем аудио- и видеозаписи не просто называют в ГПК РФ, а последовательно рассматривают именно в качестве самостоятельных средств доказывания.[5]

Даже с учетом такого, в общем однозначного, подхода к аудио- и видеозаписям в рамках гражданского процессуального законодательства в теории гражданского процессуального права подход к аудио- и видеозаписям в качестве доказательств является неоднозначным. Законодательным расширением перечня средств доказывания были усилены дискуссии относительно правовой природы аудио- и видеозаписей, и их места в системе средств доказывания. Вместе с учеными, которые считали, что аудио- и видеозаписи должны рассматриваться как самостоятельные доказательства, есть и те, которыми предлагается считать аудио- и видеозаписи как разновидность или вещественные, или письменные доказательства, что фактически и происходило до того, как был принят ГПК РФ 2002 г.

Ранее в ГПК РСФСР 1964 года не было установленного перечня средств доказывания аудио- и видеозаписи. Тем не менее, впервые в соответствии с данным видом доказательств были даны разъяснения Пленума Верховного Суда СССР в 1987 году «В случае необходимости суд может принять как письменные доказательства документы, которые получены при помощи электронно-вычислительной техники. Учитывая мнения лиц, которые принимали участие в деле, судом могут также быть исследованы представленные звуко-, видеозаписи. Эти материалы оценивают совместно  с другими доказательствами».

Понятия аудио- и видеозаписей, которыми раскрываются их существенные признаки в рамках процессуального законодательства не предусмотрены. Научные труды также не формулируют должным образом. Так, процесс использования как законодательных, так и научных понятий сравниваемых доказательств затрудняется в связи с отсутствием в них существенных признаков, либо в связи с отсутствием самих понятий.

На достоверность аудио- и видеозаписей в меньшей степени влияют те, кто осуществляет запись: лицо, заинтересованное в исходе дела, или нет. Техническим средством фиксируется все то, что находится в объективе видеокамеры и (или) улавливает микрофон звукозаписывающего устройства (диктофон). Какая бы мысль не возникала у осуществляющего запись лица по фиксируемым обстоятельствам, не этими мыслями составляется основное содержание аудио- и (или) видеозаписи, хотя запись могут сопровождать какие-то его пояснения, комментарии. Техническое средство не может выражать «свое» отношение к фиксируемой информации. Также, аудио- и видеозапись может быть создана не только при участии человека, но и в автоматическом режиме без его участия, что также говорит о пользе ограниченного воздействия человека на эти доказательства.

Аудиозапись способна к фиксации любой информации, которую может выразить звуковая форма. Особое значение аудиозаписей с позиции их содержания заключается в возможности с их помощью фиксации разговоров, предшествующих и сопровождающих действие (бездействие), и иных компонентов так называемого «звукового ряда» (выкриков, возгласов, музыки, иных сопутствующих звуков и шумов).

При помощи видеозаписи может быть запечатлена любая визуальная информация, которую может как сопровождать, так и не сопровождать звуковая информация. С использованием видеозаписи возможна точная фиксация и сохранение значительной части информации о произошедшем действии.

Законодательством связываются правовые последствия и определенные юридические факты – действия (бездействия) и события.

При помощи аудио- и видеозаписей возможно зафиксировать не только сам результат действия (бездействия), но и собственно, информацию о том, как это действие происходило во времени, а также обстановку происходящего действия (бездействия), и иных обстоятельства, сопровождавших действие (бездействие) и предшествовавших ему, с наличием которых может быть поставлена под сомнение его законность.

При помощи аудио- и видеозаписей информацию фиксирует динамик. В ходе исследования записей существует большая вероятность восстановления событий, именно так, как они выглядели и в той последовательности, в которой они происходили, настолько, насколько позволяет фиксация технических средств. Особо стоит учесть то, что восприятие видеозаписей, как и других изображений является сложным психофизиологическим процессом, связанным с рядом определенных возможностей человека. Мозгом перерабатывается зрительная информация, согласовывается с информацией, которые выдается другими органами чувств, и воссоздается представление по реально существующей трехмерной действительности.

С использованием аудио- и видеозаписей позволяется сохранение смыслового содержания, интонационных характеристик и нюансов устного изложения мыслей, фразеологических оборотов, мимики, жестов, тона разговора, эмоционального состояния человека, выразительности его речи, отношения говорящего к произносимым словам, фраз, действий, реакции на присутствие иных лиц и их поведение и т.п. В ходе воспроизведения аудио- и видеозаписей происходит создание так называемого «эффекта присутствия». Об этом же говорит А.Т. Боннер, с указанием на то, что, после просмотра видеозаписи, особенно если она характеризуется высоким техническим уровнем, можно как бы стать очевидцем запечатленных на ней событий.

Так, исследуя аудио- и видеозаписи, суд и лица, принимающие участие в деле, могут воспринимать сведения обстоятельств дела в объеме, который приближен к тому, который бы воспринимался этими лицами, если бы они непосредственно наблюдали данные обстоятельства в тот момент, когда они происходили.

Для принятия доказательства и исследования его судом, необходимо соблюдение правила допустимости, сформулированного ч. 1 ст. 55 ГПК РФ: доказательства по делу — это полученные в рамках предусмотренного закона порядка сведений о фактах. Кроме того, в ч. 2 ст. 55 ГПК РФ указано «доказательства, которые получены с нарушением закона, не обладают юридической силой и не могут лежать в основе решения суда».

С целью соблюсти законную процедуру собирания информации и возможность вовлечения ее в гражданский процесс ст. 77 ГПК обуславливает, что лицо, которое ходатайствует о том, чтобы истребовать аудио- и (или) видеозапись, обязано указать, когда, кем и в каких условиях была осуществлена запись.

В современное время практику применения судами аудио- и видеозаписей как доказательств не отличает единообразие. Зачастую судами отклоняются такие доказательства, с оценкой их как недопустимых. Так, рассматривая иск, судья в одном городском суде Московской области отказался от принятия доказательств в виде видеосъемки собрания собственников многоквартирного жилого дома со ссылкой на ч. 2 ст. 55 ГПК РФ. Как считает суд, доказательства, собранные законным путем, могут выступать в качестве аудио- и видеозаписи совершенных с разрешения суда или правоохранительных органов. В данной ситуации суд неверно воспринял и оценил условия, при которых производили видеозапись. Суд должен был обратить внимание, что запись осуществляли в общественном месте на собрании собственников жилья и, таким образом, не было нарушено право тайны частной жизни, неприкосновенности и иных прав, гарантированных Конституцией РФ. В данном ситуации не обязательно получать разрешение компетентных органов.

Скрытой видеозаписью, совершенной в магазине, также не нарушаются личные конституционные права человека, поэтому возможно применение, как допустимого доказательства в суде. Другим делом является скрытая аудиозапись телефонного разговора о личной жизни без соответствующих санкций. Собранную таким образом информацию не будут считать доказательством в суде, так как нарушается тайна телефонных переговоров (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ).

1.2. Аудио — и видеодокументы в системе доказательств. Обеспечение гарантий их подлинности

В последнее время в связи с широким распространением всевозможных средств (бытовых и специальных) фиксации и хранения аудиоинформации в органы дознания, следствия и суда часто попадают аудиозаписи, которые могут выступать в качестве доказательств по уголовному делу. Все чаще происходит возникновение следственных ситуаций, в которых появляется необходимость произвести экспертизу звукозаписи.

Предмет подобной экспертизы — установить фактические данные, относящиеся к записанным на фонограмме звуковым сигналам (к примеру, речь человека).

Является общеизвестным, что звукозапись стали применять в рамках уголовного судопроизводства раньше, чем видеозапись. В сравнении с протоколированием ее преимущества состоят в том, что ею обеспечивается полнота фиксации звуковой информации, передача не только смысловых содержаний показаний допрашиваемого, но также голосовых особенностей и устной речи (эмоциональной окраски, тембра, наличия жаргонных слов, акцента и др.). с неоднократным прослушиванием фонограммы позволяется полное выявление противоречий и неточностей в показаниях допрошенных лиц, что повышает результативность последующих процессуальных действий.

Звукозапись является особенно необходимой при важности запечатления явлений и процессов, словесного описать которые достаточно трудно или вообще невозможно (показания, даваемые на иностранном языке, интонация, логические ударения, эмоциональные особенности речи и др.).

Звукозапись осуществляют согласно Закона об ОРДи со статьями Уголовно-процессуального кодекса, которыми регламентируются процессы собирания, проверки и оценки доказательств.

По своему статусу аудиозапись приравнивается с иными документами (ст.84 УПК РФ). Характерная особенность иных документов в качестве разновидности доказательств — это то, что возникновение их происходит вне уголовного процесса и лишь затем путем производства следственных действий, истребования либо представления вводят в уголовный процесс. Отличие аудиоматериалов «вещественных доказательств» от «иных документов» проявляется в их процессуальном режиме оформления. Аудиоматериалы — иные документы согласно ст. 84 УПК РФ просто приобщают, подшивают в уголовное дело, а аудиоматериалами — вещественными доказательствами проходится многоступенчатая процедура процессуального закрепления согласно ч. 2 ст. 81 УПК РФ. Аудиозаписи фигурируют в уголовном деле как иные документы, если ими несется определенная информация о лицах, событиях, фактах.

Все доказательства вне зависимости от формы, в которой они существуют, имеют определенные свойства. Статья 88 УПК РФ называет ряд следующих свойства доказательств: относимость, допустимость и достоверность.

Такое свойство доказательств — достоверность. В отличие от допустимости, характеризуется внешняя, формальная сторона доказательства и свидетельствуется его внутренняя доброкачественность, так как происходит устанавливание истинности фактической информации (соответствие ее действительности), которая имеет отношение к обстоятельствам, несущим значение для уголовного дела.

Достоверность проверяют при исследовании материалов звукозаписей, так же в рамках данного этапа решают такую важную задачу, как обнаружение монтажа или изменений, которые внесены в фонограмму в ходе записи и после ее окончания.

При обсуждении вопросов монтажа или изменений звукозаписей, стоит отметить, что для данной диагностической задачи требуется использовать методы, относящиеся к таким областям, как судебная трасология, магнитооптика, лингвистика, кибернетика, электроакустика и т.д., а также применять специализированную аппаратуру. Не рассматривая подробным образом трасологическую часть исследования магнитной ленты на присутствие признаков монтажа, стоит заметить то, что исследоваться должна не только сама магнитная лента (в том числе и геометрия расположения на ней магнитных дорожек), но и корпус той компакт- кассеты (микрокассеты, видеокассеты), в которой находится лента. Последнее необходимо для того, чтобы установить наличие признаков вскрытия кассеты, если таковые имелись.

В том момент как в трасологической части исследования возможно выявление признаков механического и электронного аналогового монтажа, следующей за ней аудитивно-лингвистической частью экспертизы может быть оказана существенная помощь в обнаружении электронного цифрового монтажа звукозаписей.

Интересно, что учитывая список признаков инструментальной группы наиболее эффективны (с позиции обнаружения следов монтажа) такие параметры зафиксированного на фоно-грамме сигнала, вообще не воспринимаемые на слух. К ним, прежде всего, можно отнести ряд низкочастотных и высокочастотных составляющих гармонического типа: следов фона электросетевого питания в низкочастотной области и следов высокочастотного подмагничивания записываемого сигнала. Последний параметр, тем не менее, можно обнаружить отнюдь не всегда, а только у магнитных лент высшего качества и в случае использования магнитофона высшего класса.

Технической революцией, которая нами наблюдается в последние годы, было вызвано то, что аналоговую магнитную звукозапись повсеместно вытеснила цифровая запись сигналов. Преимущества цифровых звукозаписывающих устройств являются очевидными — резкое снижение массогабаритных параметров, повышение мобильности и скрытности процесса записи; отсутствие многих шумов, изначально присущих аналоговой магнитной звукозаписи; повышение простоты их применения; уменьшение профессиональных требований к оператору. По этим причинам цифровую звукозапись все чаще используют не только граждане, но и правоохранительные органы для того, чтобы контролировать и записывать телефонные и иные переговоры, документировать следственные действия при проведении ОРМ и т.д.

КазалСчиталосьось бы, преимущества цифровых звукозаписывающих устройств являются неоспоримыми. Тем не менее, на практике нередко возникновение проблем приобщения цифровых фонограмм к материалам уголовных дел, так и проводя их экспертные исследования. На это влияют особенности цифровой записи речевого сигнала и расширившиеся возможности фальсифицировать доказательства, сокрыть следы монтажа и иные изменения первоначального содержания фонограмм.

Также, устанавливать аутентичность цифровых фонограмм затруднительно в связи распространенными аппаратно-программными средствами, позволяющими осуществление цифровой обработки звуковых сигналов, редактирование, микширование, синтезирование речи, произведение монтажа и разнообразных манипуляций, осуществление перезаписи фонограмм с измененным содержанием на другие цифровые или аналоговые носители.

Цифровую запись существенно отличают свои свойствами от аналоговой звукозаписи. В аналоговой записи фиксируемый сигнал представляется как непрерывная функция, физически связанная со свойствами конкретного носителя. Любыми искусственными изменениями информации вызываются нарушения непрерывности функции сигнала, что в основном устанавливается экспертным путем. В цифровой записи сигнал представляется как дискретная последовательность значений, которые не имеют физическую связь между собой и носителем информации. Цифровым представлением звуковых данных позволяется произведение практически любых манипуляций с ними без выявления первичных признаков монтажа или редактирования.

При этом звуковой сигнал в цифровой форме разбивают по фрагментам, которые состыковывают в необходимой последовательности друг с другом. Далее каждый стык — монтажный переход — и всю фонограмму обрабатывают различные фильтры и программы редактирования сигналов с целью уничтожить или замаскировать следы монтажа. Современные редакторы звукового сигнала содержат различные средства для того, чтобы изменить уровень, тембр, спектр и многие другие параметры. Всю эту технологию развивали и применяли для того, чтобы монтировать музыкальные произведения на телевидении и радио.


Страницы:   1   2   3