Меню Услуги

Компенсация морального вреда. Часть 3.

Страницы:   1   2   3


2.3. Характер и степень физических и нравственных страданий

 

С развитием гражданско-правовой науки, общественные отношения, входящие в круг регулирования института морального вреда, становятся все более предсказуемыми и поддающимися правовой оценке. Накоплен и анализируется большой опыт иностранных государств по этому вопросу, выявляются и систематизируются новые взгляды и подходы, призванные решить проблемы, возникающие при причинении морального вреда.

В Российском законодательстве сложилось подобное положение дел, касающиеся оценки размера компенсации морального вреда, в соответствии с которым дать ответ на вопрос — чем объясняется именно такая сумма компенсации, а не какая-либо иная — российская правовая система не может. На деле же, размер компенсации — один из наиболее важных и наименее урегулированных вопросов Российского законодательства. Ни суды, ни потерпевшие не имеют вполне определенных критериев, опираясь на которые возможно было бы говорить об обоснованных размерах компенсации. Исходя из требований правила, содержащегося в ст. 197 ГПК РФ — решение суда должно быть мотивированным. Однако эта норма судами, как правило, игнорируется по вполне понятным причинам и размер компенсации определяется лишь исходя из требований разумности и справедливости, что нельзя назвать обоснованным и достаточным[44] .

Желательно, чтобы критерии определения размеров компенсации дали законодатель или Верховный Суд PФ[44] .

Законодатель, вводя оценочные характеристики для определения размера компенсации морального вреда, нацеливает суд принимать во внимание и учитывать, в частности, степень физических и нравственных страданий. Также в другой статье гражданского кодекса, законодатель решает дополнить свое же отношение к применяемым критериям и говорит уже о «характере причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий»[45] . Таким образом, более тщательно рассматривая позицию законодателя, можно сделать следующие выводы, а именно: необходимо дать определение и характеристику таким понятиям как :

  • степень физических страданий,
  • характер физических страданий,
  • степень нравственных страданий,
  • характер нравственных страданий.

Характер и степень физических страданий законодатель отдает на откуп суду, который и должен решить, исходя из собственного мнения, насколько велики были физические страдания человека, а также определить их характер и дать юридическую оценку совершенному деликту. Критерии же для определения таковой степени и характера нигде не упоминаются, то есть являются расплывчатыми и субъективными.

Необходимо определиться с пониманием позиции законодателя, относительно характера физических страданий, если обосновывать это с точки зрения логического содержания, то можно сделать выводы о том, что под характером физических страданий можно понимать какого именно рода физические страдания претерпевает человек. При этом необходимо заметить, что пока о степени этих страданий речи не идет. Физические страдания могут быть разные по своему содержанию и основаниям возникновения. Именно от этого зависит характер физического страдания, о котором и упоминает законодатель. Разные основания возникновения и содержание таких страданий позволяет выделить примерный, незакрытый перечень, различающихся, но характеру страданий. Так как «страдание» это претерпевание неблагоприятных физиологических и психических процессов, вызванных нарушением физического и психического здоровья, то в отношении характера физических страданий можно говорить о тех физических травмах или заболеваниях, которые вызывают зуд, боль, ожоги, тошноту, обморожение, головокружение и так далее.

Перечень как видно не закрыт и поэтому может трактоваться расширенно, что позволит характеризовать различные физические страдания.

Вопрос о том, как влияет характер физического страдания на величину компенсации морального вреда не совсем ясен, так как трудно соотнести какая разновидность физического страдания наиболее неблагоприятна для человека. Неясным остается вопрос: что из возможных вариантов страданий по их содержанию и основанию возникновения наиболее мучителен, несмотря на то, что законодатель напрямую связывает характер таких страданий и размер их компенсации в денежной форме.

Более объяснимым является выносимый на обсуждение вопрос о степени физических страданий. Исходя из нашего понимания поставленного вопроса, под степенью физического страдания должна пониматься сила неблагоприятного ощущения, возникающая в результате полученной травмы или болезни.

При анализе некоторой необходимой и достаточной совокупности нормативно-правовых и нормативных документов, в основном медицинской направленности, выявляется градация степени физических страданий. Изначально необходимо обратить внимание на болевой синдром. Болевой синдром — это реакция нервной системы на отрицательные изменения физиологического состояния человека. Он может наблюдаться как при прямом физическом воздействии (травмы, ушибы, порезы), так и при воздействии опосредованном — в результате переживаний, связанных с воздействием на психику человека, например при клевете, оскорблении и т.д. В этом случае также могут возникать боли в сердце, животе, головные боли и т.д. Болевой синдром может носить различный характер: он может быть острым и хроническим и приобретается в определенной последовательности. Первоначально боль возникает периодически, с разной степенью своего проявления, а затем, при определенных условиях перетекает в боль хронического характера.

Используется терминология разной степени болевого синдрома такие как: слабая боль, умеренная боль, сильная боль, очень сильная боль.[16] Данная разбивка позволяет медицинским работникам применять группы препаратов разной силы воздействия для наиболее эффективного устранения болевого синдрома. Так как анальгетики делятся на несколько групп, а именно: наркотические анальгетики, антагонисты наркотических анальгетиков, ненаркотические анальгетики, то градация по силе их воздействия позволяет выявлять степень болевого синдрома и адекватно применять лекарственные средства разной силы для устранения боли. Упоминание о разной степени боли, то есть в нашем случае о разной степени физического страдания упоминается и в некоторых других документах. В «Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания»[17] упоминается о «сильной боли или страдании», в Методических указаниях «Порядок и сроки назначения наркотических анальгетиков» (утв. Минздравом РФ 7 июля 1999 г.) идет упоминание об «умеренной и сильной боли». В Постановлении Европейского Суда но правам человека от 28 июля 1999 г. говориться «Суд считает доказанным факт нанесения А. Сельмуни значительного числа ударов. Независимо от состояния здоровья потерпевшего, можно предположить, что удары такой силы причиняют значительную боль…При таких условиях Суд убежден, что в целом физическое и психическое насилие, причиненное заявителю, вызвало «сильную» боль и страдание и было особенно тяжким и жестоким»[48]. Таким образом, нами документально подтверждено, что степень физического страдания имеет место и объективно существует. Кроме того, упоминание разной степени физического страдания позволяет градировать это понятие, что является, по сути, объективным толкованием этого явления. Четкая градация обусловит более четкую связь между степенью страданий и размером компенсации морального вреда.

Ещё одна разновидность характера физического страдания -тошнота — и его градацию по степени таких страданий. Проводя такой же юридический анализ документов как в предыдущем примере можно убедиться, что нормативные документы содержат критерии, разбивающие физическое страдание в виде тошноты на несколько категорий. Так в Приказе Минздравмедпрома РФ от 29 апреля 1994 г. N 81 «О разрешении к медицинскому применению» и в Приказе Минздрава РФ от 22 01стября 2003 г. N500 «Об утверждении протокола ведения больных «Реабилитация больных наркоманией (Z 50.3)»[49] говориться о «легкой тошноте». Об умеренной рвоте, как о следующей степени тошноты, упоминается в приказе Минздравмедпрома РФ от 20 июля 1995 г. N 212 «О разрешении медицинского применения», при приеме некоторых лекарственных средств, вызывающих такую реакцию. И наконец о «сильной рвоте» говориться в «Методических указаниях МУ 3.4.1028-01 3.4. санитарная охрана территории «Организация и проведение первичных мероприятий в случаях выявления больного (трупа), подозрительного на заболевания карантинными инфекциями, контагиозными вирусными геморрагическими лихорадками, малярией и инфекционными болезнями неясной этиологии, имеющими важное международное значение» (утв. и введены в действие Главным государственным санитарным врачом РФ 6 апреля 2001г.)»[40]

Выявляются положения, которые позволяют говорить о том, что зависимость размера компенсации морального вреда действительно напрямую связана с характером и степенью физических страданий. Причем характер страданий определяется причинами их возникновения и содержанием протекания. В делении физического страдания относительно оснований возникновения вероятно есть смысл, подлежащий дальнейшей разработке в случае «технической» возможности определения насколько тот или иной характер страданий сопоставим друг с другом, и страдания какого рода претерпевает потерпевший. Практически невозможно определить зависимость размера компенсации морального вреда от характера физических страданий. По другому обстоит дело со степенью физических страданий. Доказав их объективное присутствие и деление на несколько групп, становиться возможным практическое применение степени страданий и их влияния на размер компенсации морального вреда.

Нравственные страдания могут приобретать объективное выражение в виде непроизвольного и непреодолимого возникновении мыслей, представлений, сомнений, страхов, влечений, двигательных актов (навязчивых состояний). Появление навязчивостей может быть субъективно неприятно, происходит при сохраняющемся (в отличие от бреда) понимании болезненности этих нарушений и критическом к ним отношении[61] . Навязчивые страхи (фобии) могут быть разнообразны по содержанию: боязнь открытых пространств и закрытых помещений (агорафобия, клаустрофобия), страх транспорта, страх возможности выполнения каких-либо привычных функций, страх публичных выступлений, боязнь покраснеть (эрейтофобия), проявить неловкость или замешательство в обществе. Эти расстройства могут проявляться «навязчивым влечением к совершению бессмысленных, а иногда опасных действий, обычно противоположных чувствам и желаниям, например, желание прыгнуть с высоты или броситься под поезд. Подобные навязчивые влечения сопровождаются мучительными опасениями возможности их осуществления, но, как правило, не реализуются»[42] .

Под перечисленными состояниями и понимается характер нравственных страданий. Законодатель предлагает ставить в зависимость размер компенсации морального вреда от характера нравственных страданий, то есть такой размер должен зависеть от того, что конкретно испытывает человек: страх, обиду, унижение, стыд и т. д.

Вне зависимости от характера, любое нарушение благ охраняемых законом может вызвать нравственное страдание различной степени. A.M. Эрделевский, рассуждая по поводу характера нравственных и физических страданий пишет «Вряд ли под характером страданий может пониматься что-либо иное, чем вид страданий… Характер физических и нравственных страданий в таком понимании можно было бы учитывать и оценивать, если бы законодатель оказался в состоянии установить некую количественную соотносительность между перечисленными разновидностями таких страданий. Однако не представляется возможным и целесообразным ни теоретически, ни практически ввести какое-либо объективное соотношение между, например, тошнотой и удушьем, зудом и головокружением, страхом и горем, стыдом и унижением»[43] . Соглашаясь с данной точкой зрения и в ее развитие, можно заметить, что все-таки можно и должно разделять приведенный перечень на физические и на нравственные страдания, так как проводить оценку о степени таковых (хотя и вне зависимости от их характера) следует по-разному, хотя определенная зависимость методики усматривается и в этом случае. Так же можно говорить о дифференциации нравственного страдания, коль скоро законодатель утверждает о его степени. Ведь правомерно же говорить о сильном и слабом страхе; небольшой, сильной и чрезвычайной тревоге, стыде, унижении и прочему. К примеру, о сильном страхе упоминается в Бюллетень Европейского Суда по правам человека «Сильный страх и беспокойство, испытываемые заявителем в связи с принудительной высылкой его из Швеции в Иран: жалоба коммуницирована властям Швеции». В том же Бюллетене Европейского Суда, но другого года приводится ссылка на понятие «сильный страх» в связи со следствием посттравматического стресса, возникшего в результате попытки высылки гражданина Алжира г-на Аммари в его страну, где по его словам его ждали пытки и смерть[44]. Такие примеры можно привести и относительно других видов нравственный страданий[45] .

Согласно приговору Т. признан виновным в убийстве двух лиц, сопряженном с разбоем, группой лиц по предварительному сговору, и в разбойном нападении с целью завладения чужим имуществом группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших.

Преступление, как установлено судом, совершено в г. Иркутске в ночь на 28 января 2004 года при следующих обстоятельствах.

В процессе употребления спиртных напитков П. предложил Т. совершить нападение и убить граждан Китая Ч. и Г., занимающихся скупкой леса. Под предлогом продажи древесины они выехали с потерпевшими в безлюдное место, где П. с целью убийства выстрелил в голову Ч., а Т. в это время накинул на шею Г. леску и стал затягивать ее концы. Однако леска порвалась, П. произвел выстрел в голову Г. После этого П. произвел еще по два выстрела в голову каждого потерпевшего. Забрав из карманов потерпевших деньги в сумме 109 тысяч рублей и сотовый телефон, они скрылись с места происшествия.

Как видно из описательно-мотивировочной части приговора, суд установил, что Т. и П., договорившись об убийстве двух лиц, прибыли совместно с потерпевшими в условленное место, где П. выстрелил в голову одного потерпевшего, а Т. в это время набросил на шею другого потерпевшего леску и стал затягивать концы. Леска оборвалась, и П. произвел выстрел в голову этого потерпевшего. После этого П. произвел еще по два выстрела в каждого потерпевшего, причинив огнестрельные ранения, от которых они скончались на месте.

Обстоятельства совершения преступления, как они изложены в приговоре, свидетельствуют о том, что П. принимал участие в лишении жизни обоих потерпевших, а Т. — в лишении жизни одного из них, накинув на шею леску и затягивая ее, подавив его сопротивление.

Этот вывод суда подтверждается показаниями осужденных П. и Т. на предварительном следствии, признанными судом достоверными, (они оба утверждали, что Т. набросил на шею потерпевшего леску, когда тот пытался убежать после убийства его товарища, а П. в это время произвел выстрел в голову, при этом был ранен Т.) данными, зафиксированными в протоколе осмотра места происшествия, выводами судебно-медицинских экспертиз, показаниями свидетелей Федоренко, Казиной, Акулина, протоколами изъятия у осужденных денег и сотового телефона, похищенных у потерпевших, и другими доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Заявление Т. в той части, что он непричастен к убийству потерпевших, судом проверено.

Суд пришел к выводу, что при наличии договоренности с П. на убийство двух лиц, Т. удерживал одного из потерпевших леской, затягивая ее концы на шее, а П. произвел выстрел в голову данного потерпевшего.

Этот вывод суда в приговоре мотивирован и, по мнению Судебной коллегии, является правильным.

С учетом установленных судом обстоятельств совершения преступления суд действиям Т. дал неверную юридическую оценку.

По смыслу закона убийство признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, когда два или более лица заранее договорились о совершении убийства и, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего

Из этого следует, что групповое убийство предполагает не менее двух исполнителей, совместно выполнявших объективную сторону данного преступления.

По настоящему уголовному делу установлено и в приговоре отражено, что Т. причастен к лишению жизни одного потерпевшего, участия в лишении жизни другого потерпевшего он не принимал.

В связи с внесением указанных изменений подлежит исключению и указание суда о компенсации морального вреда в пользу Ч.Ф. в сумме 50000 руб[46] .

Следовательно, в итоге приходим к выводам о том, что нравственные страдания должны в полной мере быть учтены для определения размера компенсации морального вреда. При этом существенным в рассматриваемом вопросе является не характер (разновидность) нравственных страданий, а ее степень, величина. Опираясь на данный фактор можно судить о величине причиненного морального вреда, а значит и о размере его компенсации.

 

2.4. Практические основы возмещения морального вреда в дорожно — транспортных происшествиях

 

В связи с большим количеством дорожно-транспортных происшествий, людям, которые в них попадают, часто причиняются различной категории вред, но в некоторых случаях такие происшествия могут быть и с летальным исходом.

Суды при рассмотрении заявлений о компенсации морального вреда от потерпевших, которые пострадали в результате ДТП, приходиться решать, возможно ли взыскать именно ту сумму, которую требуют истцы или же признать её несоразмерной и уменьшить данный размер, но при этом не нарушить степень разумности и справедливости.

Так в деле о компенсации морального вреда в связи с дорожно-транспортным происшествием «истица обратилась в суд с иском к Управлению культуры, с требованием возмещения материального ущерба и морального вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием по тем основаниям, что 27 декабря 2007 года на пересечении улиц Некрасов и Вавилова в населенном пункте Н. С. области Л. ответчик, являясь водителем Управления культуры, находясь при исполнении трудовых обязанностей управляя служебным автомобилем принадлежащим его работодателю, совершил дорожно-транспортное происшествие, в результате которого сын истицы Т., получил телесные повреждения, от которых 11.01.2008 года скончался в областной клинической больнице г. С.

По факту дорожно-транспортного происшествия следственным отделом было возбуждено уголовное дело в отношении Л., но прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

В результате ДТП истице причинен материальный ущерб в сумме 17927 рублей 85 копеек связанный с расходами на погребение (приобретение ритуальных принадлежностей, услуги морга, ограды на могилу), а также моральный вред, оцененный истицей в 500 000 рублей».[46,112]

В данном деле истица при доказывании обоснованности компенсации морального вреда, ссылалась на то, что «Смерть сына была неожиданна и столь нелепа, что она не могла поверить в нее, находилась в шоковом состоянии, когда узнала от врачей о его кончине. К ней постоянно вызывались врачи скорой помощи, которые делали уколы для снятия артериального давления, до сих пор она принимает успокоительные средства. Она перенесла физическую боль и нравственные страдания в момент похорон сына, кричала и плакала от бессилия того, что уже никогда не увидит любимого для нее человека, которого с рождения воспитывала до 25-ти летнего возраста, вкладывая в него свою душу, любовь и заботу. Похороны близкого человека нанесли урон ее здоровью: она потеряла покой и сон, засыпает, лишь приняв снотворное или успокоительное средство, ей вызывались врачи скорой помощи. До смерти сына она не посещала медицинские учреждение. Моральные страдания увеличились и из-за того, что ни ответчик Л., ни Управление культуры не принесли извинений или слов сочувствия, не помогли в лечении сына после ДТП, когда он был еще жив, не помогли материально в момент похорон, проведении поминальных обедов. Такое черствое, нечеловеческое отношение к чужому горю с их стороны причиняет нравственные страдания ей до сих пор».

Суд удовлетворил требования истицы, но сумма компенсации была уменьшена почти в 4,5 раза. Суд при вынесении решения исходил из следующих обстоятельств – грубой неосторожности потерпевшего Т., который переходил дорогу в неположенном месте, находясь при этом в состоянии алкогольного опьянения, учтены те меры предпринятые ответчиком Л., для избежания столкновения пешехода.

Основанием компенсации явились «переживания истицы, перенесение ей огромных нравственных страданий, ее сын умер в молодом возрасте, неизгладимым является боль утраты близкого человека, для матери смерть сына в любом возрасте является огромным горем. После невосполнимой потери сына истица перестала спать по ночам, потеряла стремление к жизни.

Суд расценивает как причинение истицы нравственных переживаний.

Кроме того, после смерти сына ей причинены и физические страдания, у нее открылись боли в сердце, она не может уснуть без успокоительных лекарств, усугубились болезни из-за переживаний. У нее нет стремления к работе, плачет на рабочем месте. Встала на учет к врачам, так как самочувствие ее ухудшилось.

Согласно сведениям дорожной клинической больницы у истицы в 2009 году обнаружены заболевания, требуется операция.

На основании вышеизложенного суд считает подлежащей взысканию с ответчика в счет возмещения морального вреда 120000 рублей, так как данная сума является соразмерной и соответствует конкретным обстоятельствам по делу».[46,112]

В другом деле иск подавала сама пострадавшая в ДТП. Она просила суд «взыскать с ответчика Г. компенсацию морального вреда в размере 450 000 рублей».[47]

Свои требования она основывала на следующем – «Она вместе со своим внуком переходила проезжую часть по нерегулируемому пешеходному переходу, в результате чего был совершен наезд на неё и на её внука, в связи с чем, истицей были получены телесные повреждения, причинившие ей средней тяжести вред здоровью.

Суд, удовлетворяя требования в части, основывал своё решение на следующих фактах — ответчиком были нарушены правила дорожного движения, что подтверждается протоколом об административном правонарушении. Также судом установлено, что действиями ответчика повлекли значительные нравственные и физические страдания истца. Она испытала сильный эмоциональный стресс, до сих пор находится в стрессовом состоянии, её здоровью был причинён вред.

При этом, суд учитывает индивидуальные особенности истца, обстоятельства причинения вреда здоровью, характер причиненных нравственных страданий, их тяжесть – тот факт, что истцу причинены значительные физические повреждения, в виде перелома костей скелета, закрытая черепно-мозговая травма в виде сотрясения головного мозга, что вызывает сильную боль, она очень тяжело перенесла последствия дорожно-транспортного происшествия, испытывает страх. При определении размера компенсации, суд также учитывает требования разумности и справедливости, а также степень вины причинителя вреда, его последующее поведение, частичное добровольное возмещение морального вреда.

Данные обстоятельства подтверждаются письмом, в котором говориться о почтовом переводе совершенный ответчиком. Сумма данной компенсации составила 30 000 рублей, что также учитывает суд.

При указанных обстоятельствах, суд считает, что виновными действиями истцу причинены нравственные и физические страдания, в связи с чем, требования о компенсации морального вреда подлежат удовлетворению, но частично, в размере 70 000 рублей».[47]

В данных делах показано, что при вынесении решения о размере компенсации морального вреда, учитываются не только нравственные страдания, которые перенесли истцы, но и вина самого потерпевшего. Большое значение, при вынесении решения также имеет степень полученной тяжести вреда и дальнейшие последствия после полученных травм, а также иные обстоятельства, которые непосредственно заслуживают внимание.

В деле, рассмотренном Орловским районным судом Орловской области, суд, при вынесении решения по поводу компенсации морального вреда, за вред, причиненный в результате дорожно-транспортного происшествия, в результате опрокидывания в кювет автомобиля из-за того, что ответчик не справился с управлением, чем причинил вред здоровью истцу. Согласно акту судебно-медицинского освидетельствования и заключения экспертизы повлекли истцу вред здоровью средней тяжести. Истец просит суд взыскать с ответчика 500 000 рублей компенсации морального вреда.[46]

«В судебном заседании, представитель истца, поддержав исковые требования, не согласилась с выводами судебно-медицинского заключения, относительно причинения истцу вреда здоровью средней тяжести, и полагает, что исходя из характера полученных истцом телесных повреждений истцу, был причинён тяжкий вред здоровью, в связи с чем, считает необходимым провести по делу комплексную судебно-медицинскую экспертизу в ином экспертном учреждении, так как это может повлиять на размер компенсации».

Суд при решении данного вопроса, пришел к следующему выводу – «довод представителя истца является несостоятельным, и необходимости в проведении данной экспертизы для разрешения настоящего спора- нет, поскольку степень вреда, причинённого здоровью, определённая судебным экспертом исходя из судебно-медицинских критериев, сама по себе не имеет определяющего значения при определении размера компенсации морального вреда, так как степень физических страданий при возмещении морального вреда определяется совокупностью обстоятельств, связанных не только со степенью причинённого вреда здоровья, но и характера полученных травм и телесных повреждений».[47]

Суд, учитывая такие обстоятельства как трудоспособность ответчика, документы подтверждающие прохождение амбулаторного лечения, заключение эксперта и другие заслуживающие внимание материалы дела, удовлетворил требования истца частично, снизив размер компенсации до 250 000 рублей.

Тем самым определить размер компенсации можно, только с учетом всех исследованных обстоятельств дела и только тогда можно будет говорить о наличии справедливости в судебных решениях.

 Заключение

 

Подводя итоги выпускной квалификационной работы, отмечу, что поставленные исследовательские задачи в целом выполнены.

Рассмотрев основные положения морального вреда, основания его возмещения, способы компенсации можно сделать следующие выводы.

В настоящее время в судебной практике имеется большое количество случаев подачи исковых заявления о компенсации морального вреда. Люди иногда даже не задумываются для чего необходимо данное возмещение и на что оно направлено. В данной работе я попытался раскрыть основные положения морального вреда, определить внутреннюю структуру как морали, так и вреда, для того чтобы понять такой институт как компенсация морального вреда.

Компенсация морального вреда направлена на защиту только нематериальных благ и неимущественных прав, а именно — жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, право на пользование своим именем и изображением, право авторства и другие блага. Законодатель, оставив перечень данных прав и благ открытым, не ограничил людей в использовании данного средства защиты, давая возможность восстановить свои нарушенные права и защитить широкий круг нематериальных благ.

Рассмотрев различные точки зрения авторов, касаемо вопроса определения морального вреда, его внутренней структуры, отметив важность законодательного определения морального вреда, дает возможность понять, что именно охраняется данным средством защиты, а также возможность выделить основные критерии и положения, которые необходимы для определения размера компенсации морального вреда.

Наше государство дало нам возможность, в полной мере защитить свои неимущественные блага, издав множество нормативно правовых актов регулирующие возможность такой компенсации, но в то же время не определила пределы и размеры возмещения морального вреда, ставя в некоторых случаях вопрос ребром. При сложившейся ситуации только от судьи зависит, каков будет размер данной компенсации, что иногда может привести к несоблюдению той разумности и справедливости, которая должна быть.

Попытки ученых разработать единый для всех судов базисный уровень размера компенсации морального вреда и методику определения ее окончательного размера заслуживают всяческой поддержки и одобрения. На мой взгляд, методы оценки, определения размера компенсации морального вреда намного облегчили бы работу судов и позволили беспристрастно влиять на определения размера такой компенсации.

Законодатель установил лишь критерии, на основе которых должен строиться размер компенсации морального вреда. Это возникшие у потерпевшего нравственные и физические страдания; степень вины причинителя вреда; индивидуальные особенности потерпевшего; требования разумности и справедливости; фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред и иные, заслуживающие внимания обстоятельства. Разумеется, что эти критерии могли бы в большей степени помочь суду определить размер компенсации морального вреда, но только при установленном в Гражданском кодексе, уровне возможной компенсации, придерживаясь которой суд, без лишних затруднений был способен определить окончательный размер компенсации в каждом конкретном деле.

Важная роль в моей работе, при исследовании института компенсации морального вреда, была отведена практике судов, как Постановлению Верховного Суда Российской Федерации, так и решениям судов общей юрисдикции. При исследовании практики судов, касаемо определения размера возмещения морального вреда, каждый судья, при рассмотрении различных дел, определял размер такой компенсации по своему усмотрению, в зависимости от причиненных физических и нравственных страданий.

В итоге, только при исследовании всей материальной базы дела, а также правильной их оценки будет зависеть размер компенсации морального вреда.

В заключении хотелось бы отметить, что возможно со временем институт компенсации морального вреда будет в достаточной мере урегулирован нормами российского законодательства, и, как следствие, судебные решения по вопросам компенсации морального вреда будут приниматься действительно разумные и справедливые.

 

Список использованных источников

 

Официальные документы, нормативные акты:

Гражданское право

Печатный вариант (литература в наличии библиотеки ПКИ)

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации [Текст] : Части первая, вторая, третья и четвертая. — М. : КноРус, 2016. — 640 с. — ISBN 9785-392-20495-3
  2. Беспалов Ю. Ф.
    Гражданское право в схемах [Текст] : учебное пособие / Ю. Ф. Беспалов ; П. А. Якушев. — 2-е изд., перер. и доп. — М. : Проспект, 2014. — 280 с. — ISBN 978-5-392-14374-0
  3. Анисимов А. П.
    Гражданское право России. Особенная часть : учебник для бакалавров: рек. М-вом образования и науки РФ в качестве учебника для студентов вузов, обучающихся по направлению «Юриспруденция» / А. П. Анисимов, А. Я. Рыженков, С. А. Чаркин ; под общ. ред. А. Я. Рыженкова. — М.: Юрайт, 2012. — 703 с. — (Бакалавр). — ISBN 978-5-9916-1642-3.
  4. Мардалиев Р. Т.
    Гражданское право [Текст] : учебное пособие. Стандарт третьего поколения / Р. Т. Мардалиев. — СПб. : Питер, 2011. — 256 с. : ил. — (Серия «Учебное пособие»). — ISBN 978-5-4237-0231-1
  5. Гражданское право [Текст] : учебник : в 3 т. Т. 2 / И. А. Андреев ; И.З. Аюшеева ; А. С. Васильев ; под общ. ред. д. ю. н., проф. С. А. Степанова. — Москва: : Проспект, 2011 ; Екатеринбург : Институт частного права. — 712 с. — ISBN 978-5-98050-042-9. — ISBN 978-5-392-02015-7
  6. Зенин И. А.
    Гражданское право [Текст] : учебник / И. А. Зенин. — 14-е изд., перераб. и доп. ; К 300-летию со дня рождения М. В. Ломоносова. — М. : Издательство Юрайт, 2011. — 663 с. — (Основы наук). — Рек. УМО по юридическому образованию для студ. вузов. — ISBN 978-5-9916-1251-7. — ISBN 978-5-9692-1173-5
  7. Пластинина Н. В.
    Гражданские дела : комментарии и рекомендации по составлению претензий и исковых заявлений / Н. В. Пластинина. — М. : Дашков и К°, 2010. — 368 с. — Библиогр.: с. 363-364. — ISBN 978-5-394-00709-5
  8. Гражданское право России: практикум / под ред. канд. юридических наук П. В. Рамзаева. — Саратов : Ай Пи Эр Медиа, 2010. — 248 с. — Библиогр.: с. 247. — ISBN 978-5-904000-27-1

 Электронный ресурс

  1. Гражданское право: Учебник: В 2 томах Том 1 / Карпычев М.В., Хужин А.М. — М.: ИД ФОРУМ, НИЦ ИНФРА-М, 2016. — 400 с.: 60×90 1/16. — (Высшее образование) ISBN 978-5-8199-0648-4
    ЭБС: znanium.com Ссылка на ресурс: http://znanium.com/catalog.php?bookinfo=542659
  1. Гражданское право: Учебник: В 2 томах Том 2 / Под общ. ред. Карпычева М.В., Хужина А.М., Демичев А.А. и др. — М.: ИД ФОРУМ, НИЦ ИНФРА-М, 2016. — 560 с.: 60×90 1/16. — (Высшее образование) ISBN 978-5-8199-0647-7 ЭБС: znanium.com Ссылка на ресурс: http://znanium.com/catalog.php?bookinfo=542659
  2. Устинова А.В.
    Гражданское право. — Москва : Проспект, 2016. — 496. — ISBN 978-5-392-18831-4.
    ЭБС: book.ru Ссылка на ресурс: http://www.book.ru/book/917416
  3. Корякин В.М.
    Гражданское право в схемах. Общая часть. — Москва : Проспект, 2016. — 183. — ISBN 978-5-392-19582-4.
    ЭБС: book.ru Ссылка на ресурс: http://www.book.ru/book/919416
  4. Корякин В.М., Потапов Н.А.
    Гражданское право в схемах. Особенная часть. — Москва : Проспект, 2016. — 96. — ISBN 978-5-392-19565-7.
    ЭБС: book.ru Ссылка на ресурс: http://www.book.ru/book/918644
  5. Степанов С.А., ред.
    Гражданское право. Том 1. 2-е издание. — Москва : Проспект, 2016. — 702. — ISBN 978-5-392-17515-4.
    ЭБС: book.ru Ссылка на ресурс: http://www.book.ru/book/919417
  6. Беспалов Ю.Ф., Якушев П.А.
    Гражданское право в схемах. 3-е издание. Учебное пособие. — Москва : Проспект, 2015. — 296. — ISBN 978-5-39215-351-0.
    ЭБС: book.ru Ссылка на ресурс: http://www.book.ru/book/916104
  7. Мозолин В.П. ред.
    Гражданское право. Том 1. 2-е издание. — Москва : Проспект, 2015. — 816. — ISBN 978-5-392-16289-5.
    ЭБС: book.ru Ссылка на ресурс: http://www.book.ru/book/916410
  8. Мозолин В.П. ред.
    Гражданское право. Том 2. 2-е издание. — Москва : Проспект, 2015. — 964. — ISBN 978-5-392-16288-8.
    ЭБС: book.ru Ссылка на ресурс: http://www.book.ru/book/916411
  9. Гражданское право: Учебник. — 2 ; перераб. и доп. — Москва ; Москва : Издательский Дом «ФОРУМ» : ООО «Научно-издательский центр ИНФРА-М», 2014. — 784 с. — ISBN 978-5-8199-0468-8.
    ЭБС: znanium.com Ссылка на ресурс: http://znanium.com/go.php?id=462571
  10. Алексеев С.С., Степанов С.А. ред.
    Гражданское право. 4-е издание. — Москва : Проспект, 2014. — 434. — ISBN 978-5-392-12397-1.
    ЭБС: book.ru Ссылка на ресурс: http://www.book.ru/book/916408
  11. Степанов С.А. ред.
    Гражданское право. Учебник. Том 3. — Москва : Проспект, 2014. — 456. — ISBN 978-5-392-12467-1.
    ЭБС: book.ru Ссылка на ресурс: http://www.book.ru/book/914639
  12. Юкша Янис Александрович.
    Гражданское право. Часть первая : Учебное пособие. — 4. — Москва ; Москва : Издательский Центр РИОР : ООО «Научно-издательский центр ИНФРА-М», 2014. — 239 с. — ISBN 978-5-369-01323-6.
    ЭБС: znanium.com Ссылка на ресурс: http://znanium.com/go.php?id=445106
  13. Абрамов С. Г.
    Гражданское право : Практикум. Учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / Абрамов С. Г. — Москва : ЮНИТИ-ДАНА, 2013. — 319 с. — Книга находится в базовой версии ЭБС IPRbooks. — ISBN 978-5-238-02351-9.
    ЭБС: iprbooks.ru Ссылка на ресурс: http://www.iprbookshop.ru/20955
  14. Акатов А. А.
    Гражданское право России : Учебное пособие / Акатов А. А. — Саратов : Ай Пи Эр Медиа, 2012. — 125 с. — Книга находится в базовой версии ЭБС IPRbooks. — ISBN 978-5-904000-27-1.
    ЭБС: iprbooks.ru Ссылка на ресурс: http://www.iprbookshop.ru/1486
  15. Романова Е. Н.
    Гражданское право (общая часть) : Учебное пособие / Романова Е. Н. — Краснодар : Южный институт менеджмента, 2012. — 233 с. — Книга находится в базовой версии ЭБС IPRbooks.
    ЭБС: iprbooks.ru Ссылка на ресурс: http://www.iprbookshop.ru/9770
  16. Романова Е. Н.
    Гражданское право (особенная часть) : Учебное пособие / Романова Е. Н. — Краснодар : Южный институт менеджмента, 2012. — 95 с. — Книга находится в базовой версии ЭБС IPRbooks.
    ЭБС: iprbooks.ru Ссылка на ресурс: http://www.iprbookshop.ru/9771
  17. Рузакова Ольга Александровна.
    Гражданское право. — Москва : ООО Синергия ПРЕСС, 2012. — 336 с. — ISBN 978-5-4257-0078-0.
    ЭБС: znanium.com Ссылка на ресурс: http://znanium.com/go.php?id=451176
  18. Щенникова Лариса Владимировна.
    Гражданско-правовое регулирование: публичные интересы, общие пользы, добрые нравы : Монография. — Москва ; Москва : Юридическое издательство Норма : ООО «Научно-издательский центр ИНФРА-М», 2015. — 144 с. — ISBN 978-5-91768-392-8.
    ЭБС: znanium.com Ссылка на ресурс: http://znanium.com/go.php?id=489671

Архивы. Судебная практика:

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (ред. от 06.02.2007 г.) // БВС РФ, 1995 г., № 3;
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» (ред. от 28.09.2010 г.) // БВС РФ, 2004 г., № 6;
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» // БВС РФ, 2005 г., № 4;
  4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»(ред. от 19.12.2013 г.) // БВС РФ, 2005 г., № 6;
  5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» // БВС РФ, 2010 г., № 3;
  6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 г. № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» (ред. от 09.02.2012 г.) // БВС РФ, 2010 г., № 8;
  7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2015 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» // БВС РФ, 2012 г., № 9;
  8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 октября 2015 г. № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» // БВС РФ, 2012 г., № 12;
  9. Определение Конституционного Суда РФ от 9 июня 2005 г. № 248-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Захаркина Валерия Алексеевича и Захаркиной Ирины Николаевны на нарушение их конституционных прав пунктом «б» части третьей статьи 125 и частью третьей статьи 127 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации» // Справочно-правовая система – СПС «Гарант» (дата обращения: 14.03.2015 г.);
  10. Определение судебной коллегии по гражданским делам Псковского областного суда от 07 июля 2009 года – Дело № 33-770 // [Электронный ресурс] – URL: http://docs.pravo.ru/document/view/13194966/ // дата обращения: 20.12.2014 г.;
  11. Решение Арбитражного суда Красноярского края от 30 декабря 2013 г. по делу № А33-16765/2013 // [Электронный ресурс] — http://sudact.ru/arbitral/doc/9Y3fnZy0Vo68/// дата обращения: 12.03.2015 г.;
  12. Решение Кстовского городского суда Нижегородской области – Дело № 2-231/2012 // [Электронный ресурс] – URL: http://actoscope.com/pfo/nizhegorodobl/kstovsky-nnov/gr/1/reshenie-po-delu-o-vozmeshenii25102012-4992281/ // дата обращения: 26.11.2014 г.;
  13. Решение Советского районного суда г. Томска от 21 сентября 2012 года – Дело № 2-2595/2012 // [Электронный ресурс] – URL: http://docs.pravo.ru/document/view/27664104/ // дата обращения: 01.12.2014 г.;
  14. Архив Базарно-Карабулакского районного суда (3) за 2010 год // Решение Базарно-Карабулакского районного суда – Дело №2-112(3)72010.
  15. Решение Сысертского районного суда Свердловской области от 13.12.2012 года // [Электронный ресурс] – URL: https://rospravosudie.com/court-sysertskij-rajonnyj-sud-sverdlovskaya-oblast-s/act-107249556/ // дата обращения: 14.03.2015 г.;
  16. Решение Орловского районного суда Орловской области – Дело №2-2/2012 // [Электронный ресурс] http://actoscope.com/cfo/orlovobl/orlovsky-orl/gr/1/reshenie-o-kompensacii-moralno20032012-4368851/ // Дата обращения: 15.03.2015 г.

Монографии, авторефераты и диссертации:

  1. Малеина М. Н. Личные неимущественные права граждан (понятие, осуществление, защита): Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. Специальность 12.00.03 — Гражданское право; Семейное право; Гражданский процесс; Международное частное право /М. Н. Малеина; Министерство общего и профессионального образования РФ. Московская государственная юридическая академия. — М.,1997. — 40 с. — Библиогр.: с. 37 — 40.36. // [Электронный ресурс] – URL: http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=53355 // Дата обращения: 19.12.2013 г.
  2. А. И. Карномазов Гражданско-правовое регулирование определения размера компенсации морального вреда: автореф. дис… канд. юрид. наук: 12.00.03 // А. И. Корнамазов. – Самара, 2010 г. – 25 с.;
  3. А. Т. Табунщиков Компенсация морального вреда в гражданском законодательстве Российской Федерации: диссертация… кандидат юридических наук: 12.00.03. – Белгород 2005 г. – 150 с.;
  4. Е. П. Редько Компенсация морального вреда, как способ защиты гражданских прав: диссертация канд. юрид. наук: 12.00.03 // Е. П. Редько. – Абакан, 2009 г. – 207 с.;
  5. А. В.Клочков Компенсация морального вреда как мера гражданско-правовой ответственности: автореферат дис.. кандидат юридических наук: 12.00.03 //Волгоград — 2004 г. – 24 с.

Страницы:   1   2   3

Не успеваешь написать работу сам?

Доверь это нашим авторам!

5 000
Авторов
готовых выполнить
твою работу!
От 100
Рублей
стоймость минимального
заказа
2
Часа
минимальный срок
выполнения работы
Без
посредников
Уменьшает стоимость
работы




Нажав кнопку отправить, вы соглашаетесь с обработкой персональных данных в соответствии с политикой сайта.