Меню Услуги

Конституционно-правовой статус политических партий РФ


Страницы:   1   2   3   4

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Содержание

Введение

Глава 1. Теоретические основы конституционно-правового статуса политических партий

1.1. Понятие политической партии

1.2. Основные принципы и структура конституционно-правового статуса политических партий

1.3. Место политических партий в системе институтов гражданского общества

Глава 2. Особенности правового регулирования деятельности политических партий в РФ

2.1. Система законодательства РФ о правах и обязанностях политических партий

2.2. Роль политических партий в избирательном процессе

2.3. Судебная практика по вопросам деятельности политических партий

Заключение

Библиографический список

Введение

Актуальность темы. Современное развитие института политических партий в России отличается высокой динамикой. В сложном процессе становления и развития законодательства о политических партиях в полной мере отразились проблемы и противоречия в соотношении гражданского общества и государства. Соответственно, вопрос о взаимодействии политических партий и государства является центральным для конституционного права. Правильное, сбалансированное решение данного вопроса в конституционной доктрине, законодательстве и практике создает основы для формирования в стране демократического политического режима, способствует укреплению правового государства, и наоборот, неупорядоченность отношений между политическими партиями и государством, непоследовательность, противоречивость государственной политики в данном направлении способны привести к существенным искажениям в реализации конституционных принципов, и прежде всего принципа народовластия, когда выявление воли народа как единственного источника власти подменяется теми или иными манипуляциями в рамках политической системы по инициативе отдельных государственных структур или политических партий.

Для современного правового и политического сознания отправной точкой анализа взаимоотношений политических партий и государства, несомненно, является конституционная практика советского периода, когда на конституционном уровне признавалось монопольное положение коммунистической партии, выступающей руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы (ст. 6 Конституции СССР 1977 г.). Партия единолично руководила государством, превращаясь в его неотъемлемый элемент. Через механизм партийного руководства, детали которого лежали за рамками правового регулирования, происходило выхолащивание принципов народовластия. Формы как непосредственной, так и представительной демократии подчинялись централизованной партийной воле. Существовавшая в СССР однопартийность создавала устойчивый фундамент для политической системы, но в то же время консервировала ее развитие. Как только политическое развитие страны привело к отказу от принципа однопартийности, произошло лавинообразное разрушение советского конституционного строя. Была утрачена концептуальная основа, соединявшая страну в неразрывное целое, а новая формирующаяся система отношений между государством и партиями, гражданским обществом в целом не вписывалась в рамки советской конституционной модели. Однако уход с руководящих позиций КПСС в 1991 г. сам по себе не создал почву для стабилизации политической системы. Для ее выстраивания в обществе отсутствовали необходимые демократические традиции. Органы власти и основные политические силы не обладали достаточным опытом для создания устойчивых демократических норм и институтов.

Реально многопартийность в России стала формироваться в связи с образованием неформальных блоков и коалиций на выборах в представительные органы государственной власти в 1990 г. Она получила свое развитие при оформлении фракций в рамках Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ. Однако в этот период политические партии не стали основными субъектами в определении политической повестки дня. Она формировалась прежде всего под мощным воздействием исполнительной власти, возглавляемой Президентом РФ, и противостоявшей ей представительной власти, объединившейся вокруг руководства Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ. Возник феномен сосуществования квазиполитических партий исполнительной и представительной власти, каждая из которых пыталась выстроить свою вертикаль власти. В результате их противостояния развился конституционный кризис, приведший к принятию в 1993 г. Конституции РФ.

Конституция РФ достаточно лаконична в определении конституционного статуса политических партий и их взаимоотношений с государством. Основополагающей нормой является установление идеологического, политического многообразия и многопартийности (ст. 13). Уже после принятия Конституции РФ правовое регулирование политического структурирования российского общества в течение длительного времени осуществлялось в отсутствие закона о политических партиях. Этим в значительной мере объясняется тот факт, что в избирательном законодательстве была использована конструкция «избирательного объединения» как основного коллективного субъекта избирательных кампаний.

Объект работы – общественные отношения, складывающиеся в связи с организацией и функционированием политических партий.

Предмет работы – конституционное и отраслевое законодательство, определяющее правовой статус и содержание деятельности политических партий, учебная и научная литература по вопросам, рассматриваемым в настоящем исследовании, материалы судебной практики.

Цель работы – исследовать особенности конституционно-правового статуса политических партий.

Для достижения указанной цели перед работой были поставлены следующие задачи:

  1. Определить понятие политической партии.
  2. Изучить основные принципы и структуру конституционно-правового статуса политических партий.
  3. Выявить место политических партий в системе институтов гражданского общества.
  4. Проанализировать систему законодательства РФ о правах и обязанностях политических партий.
  5. Исследовать роль политических партий в избирательном процессе.
  6. Рассмотреть судебную практику по вопросам деятельности политических партий.

Методологическая основа работы – общенаучные методы исследования, а также специальные, такие как: метод комплексного юридического анализа, системный метод, формально-юридический, сравнительно-правовой и др.

Структурно настоящая работа состоит из введения, двух глав, объединяющие шесть параграфов, заключения и библиографического списка.

Глава 1. Теоретические основы конституционно-правового статуса политических партий

1.1. Понятие политической партии

На современном этапе развития политической жизни страны выделяются особые организации граждан, которые именуются политическими партиями. Слово партия с латинского переводится как «часть». Еще до образования современных политических партий так называли группы людей, конкурирующие между собой в сфере власти либо во влиянии на власть. Так, мы знаем о партиях античного периода, сложившихся в Афинах. Люди группировались вокруг партий горы, равнины и прибрежной части. В Римской республике в конце II–I в. до н. э. сложились партия оптиматов, выступавшая с защитой интересов римской аристократии, и партия популяров, представлявшая римских плебеев. Также нам известны партии городов, существовавшие в Италии в Средние века, которые именовались гвельфы. Они выступали на стороне папы. Существовали и гибеллины, поддерживавшие императора. Кроме того, они выступали против стремлений германских императоров утвердить свое превосходство на Апеннинском полуострове и представляли собой личную свиту аристократов М. Дюверже охарактеризовал их, как «кланы, которые складывались вокруг какого-нибудь кондотьера в Италии эпохи Ренессанса». Далее М. Острогорский пишет о парламентских партиях Англии, сложившихся там в XVIII в. В частности, он отметил, что они функционировали лишь в парламенте, а в стране о них знали благодаря лицам или фамилиям, которые их представляли. Избиратели же представляли собой подконтрольные партиям преданные группы.

Таким образом, в самом широком смысле партиями можно назвать как большие общественные организации, выражающие интересы социальных групп в современных демократических странах, так и группировки в античных республиках, враждовавшие между собой. Исходя из того, что те и другие партии выполняют одну и ту же функцию, которая заключается в борьбе за власть и ее осуществление, такая аналогия является оправданной.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Изучению феномена политической партии как субструктуры современного политического общества посвящено огромное количество литературы. Подобный интерес объясняется тем, что сегодня самой распространенной формой участия граждан в политической жизни в современных обществах, в т. ч. и в России, стало участие в политических партиях. Р.Х. Усманов, отмечая роль и значение партий в современных обществах, связывает появление многих выдающихся политических деятелей на политической арене с политическими партиями. Тем не менее, общепринятого определения понятию «политическая партия» не дано.

Если «партия» означает организованную группу людей, объединенных общими идеями и интересами, то что же такое политическая партия? Применительно к «политической партии» необходимо отметить, что последняя представляет собой организацию политического характера, выражающую интересы определенного класса в обществе или какого-либо социального слоя, объединяет самых деятельных их представителей в процессе достижения поставленных целей.

В научной литературе сложились различные подходы к пониманию и определению сущности политических партий.

Так, марксистское понимание партии основано на классовом подходе определения ее сущности, т.е. партия – это часть класса, его движущая сила, выражающая интересы класса. В.И. Ленин считал классовую структуру общества обоснованным методом структуризации общества по политическим предпочтениям. Он ратовал за создание марксистской партии в России, даже разработал план ее создания. По мнению В.И. Ленина, партия представляет собой синтез движения рабочего класса и социализма, и «роль передового борца может выполнить только партия, руководимая теорией».

К этому же лагерю относится М. Вебер, хотя его взгляды по целому ряду аспектов развития общества отличались от марксистского понимания. В работе «Политика как призвание и профессия» М. Вебер определяет, что главное предназначение партий – участие в политической жизни. Для того чтобы успешно проводить эту работу, она привлекает на свою сторону элиту общества, а из своей среды или из элиты выдвигает влиятельных деятелей для ведения избирательной кампании.

Функциональный подход акцентирует внимание на политических действиях, роли и задачах партий. Так, основоположник этого подхода М. Дюверже определял партию как организацию, стремящуюся самостоятельно осуществлять политическую власть или при менее благоприятных условиях иметь своих представителей в высших государственных органах власти. Изучая партии, Дюверже пришел к выводу, что рассматривать их необходимо скорее как общность структурно-функциональную, нежели идейную или социально-классовую. В организации партии прослеживается ее сущность куда полнее, чем в программных положениях или в социальном содержании.

Дюверже считал, что либеральная концепция преувеличивает роль доктрины относительно структуры. По нему доктрина может иметь значение на ранней стадии институализаии партий, когда она способствует первоначальному объединению разрозненных по взглядам граждан, однако со временем на первое место по значимости в функционировании партий выходит структура.

Дюверже скептически относится и к марксистской концепции формирования партий как движущей силы определенного класса. Дюверже видит, что социальная структура слишком разнообразна, а границы между слоями достаточно условны, что должно предостеречь исследователей от подобного заблуждения[12]. Тем не менее, он видит в марксистской концепции рациональное зерно: буржуазия и пролетариат, допустим, не образуют двух классов, обуславливаемых экономическими аспектами, однако они представляют два мировоззрения, образа жизни, социальных положения, на которые опираются и чем определяются структуры партий.

Организационный подход акцентирует внимание на добровольном принципе организации политических партий. По М.Я. Остогорскому, партия – это свободное объединение граждан, не поддающееся внешнему воздействию.

В начале XX в. Ю.С. Гамбаров дал такое определение политической партии: «Политическая партия есть общественная группа. Это значит, что она не представляет собой целого народа или общества и есть только… часть народа или общества. Поэтому одной партии… не может никогда существовать: часть предполагает другую часть или другие части, и не только существование, но и развитие каждой партии необходимо связать с существованием и развитием, по крайней мере, одной из противных ей партий».

Либеральный подход, разработанный в 1816 г. Б. Констаном, ставит в основу формирования партий группу людей, придерживающихся одной идеологической доктрины. Развивает эту мысль В.Б. Евдокимов. Он полагает, что политическая партия, являясь представителем интересов определенного общественного класса или его части, выступает как идеологическая и организационная структура, цель которой – выражение классовых интересов в результате ведения политической борьбы и завоевания государственной власти.

Ю. Коргунюк в работе «Современная российская многопартийность» дает следующее определение политической партии: это добровольная общественная организация, борющаяся политическими средствами за претворение в жизнь органами государственной власти определенного проекта развития общества.

Довольно своеобразно понятие партии определяют М.Н. Марченко и М.Х. Фарукшин. Они считают, что партия – это абстракция, потому что нет партии как части общества вообще, общество едино. Но это абстракция, которая играет значительную познавательную и методологическую роль.

Таким образом, мы видим, что в науке утвердилось определение партии, характеризующее ее как группу единомышленников, имеющую организацию, то есть способную существовать длительное время, выражающую интересы и чаяния части народа и идущую к завоеванию власти для их реализации.

В Федеральном законе РФ «О политических партиях» дается наиболее развернутое определение: «Политическая партия – это общественное объединение, созданное в целях участия граждан РФ в политической жизни общества посредством формирования и выражения их политической воли, участия в общественных и политических акциях, в выборах и референдумах, а также в целях представления интересов граждан в органах государственной власти и органах местного самоуправления».

Все вышеназваное позволяет нам выделить основные признаки политической партии: политическая партия – это носитель идеологии; партия – это организация, осуществляющая свою деятельность длительное время; у нее существует цель – завоевать власть или влиять на нее; и наконец, партию нельзя представить без электората, на который она опирается в своей деятельности.

Известно, что быстрый рост количества политических партий и движений в России в 90-х годах прошлого века был связан с отменой положения статьи 6 Конституции СССР в 1990 г. о руководящей роли КПСС и легализацией принципа политического плюрализма, что стало правовой точкой отсчета в становлении многопартийности в России.

В настоящее время согласно ч. 3 ст. 13 Конституции РФ в Российской Федерации признаются политическое многообразие, многопартийность. В демократическом государстве признается, что политические партии выражают интерес основных социальных групп населения. Исходя из этого конституционного принципа государство гарантирует равенство политических партий перед законом независимо от изложенных в их учредительных программах целей и задач.

Политическая система, основанная на плодотворном участии нескольких политических партий в принятии политических решений, является многопартийной, форма общественного управления которой выработана человеческой цивилизацией: соперничество нескольких политических партий за государственную власть выступает как механизм использования расхождения интересов в целях общественного прогресса. Многопартийность играет в политической системе такую же роль, какую рынок играет в системе производства. Подобно тому, как рынок создает механизм обратной связи между потребителем и производителем, многопартийная система служит посредником между гражданином и государственной властью.

Не вызывает сомнения и тот факт, что многопартийность, будучи основой демократического государства с развитым гражданским обществом и правовой формой организации государственного правления, оказывает существенное стабилизирующее влияние на парламентаризм и конституционный порядок.

Однако развитие представительной модели демократии в течение XX века привело к превращению политических партий в объединения, выражающие локальные групповые интересы, в отличие от классической модели развития демократии, в которых партии играли роль движущей силы политического процесса и представляли собой мощные организации класса или статусной группы (при этом такая организация связывала свои интересы с интересами общества в целом). Партии перестали претендовать на то, чтобы представлять интересы и чаяния всего народа. Эта тенденция была характерна и для России на заре становления современной партийной системы страны. Большинству российских партий, возникших в начале 90-х гг., присущи почти все симптомы вырождения, характерные для многопартийной системы Запада. «Если там электорально-профессиональная партия появляется как результат длительной организационно-партийной эволюции, то в России новые партии изначально имеют совершенно неклассический вид, они профессионализируются, решают конкретные электоральные задачи в интересах партии, точнее ее лидеров, а не в интересах народа или какой-либо его части».

Сегодня роль партий в демократических странах изменилась. Они не оказывают того влияния на развитие страны, как прежде. То есть наравне с партиями, регулирущими общественные процессы, на арену вышли и негосударственные объединения граждан. Это говорит о том, что сама демократия способствует появлению новых институтов для полного своего выражения. Поэтому институты гражданского общества в наше время находят все больше поддержки как у широкой общественности, так и со стороны официальной власти. Современный человек воспринимает себя в обществе, исходя из логики социальных связей внутри гражданского общества. А политические партии наравне с другими институтами гражданского общества рассматриваются как один из инструментов воздействия на власть в ходе отстаивания и защиты своих прав.

В развитых демократиях партии – это организации, добивающиеся поддержки в обществе для своих кандидатов, которые желают получить определенные посты. Политическая партия в этих целях предоставляет кандидату свои ресурсы в виде структуры и официального имени. А то, с какой политической ориентацией связывает себя кандидат в тот или иной момент, уже не имеет принципиального значения, как раньше, т.е. партии вступают со своими претендентами на должность в такие отношения, которые позволяют обеим сторонам обогатить свои ресурсы. Итак, мы становимся свидетелями превращения политических партий в участников политического торга, что доказывает тезис о том, что в современных демократических государствах партии не ограничиваются представлением интересов общества.

В наше время партии стали организациями, выполняющими роль связующего звена между теми, кто поставляет предложение на рынке политических услуг, и теми, кто выдвигает политические требования. Часто во время предвыборных кампаний кандидаты на должность заключают договор со своими избирателями, где стороны четко прописывают свои обязательства по отношению друг к другу.

Сегодня избирателей не так волнует, что представляет собой программа или ядро партии, на чем основана ее политическая платформа. Избиратели голосуют скорее за личность кандидата, поскольку он гарантирует славу той партии, от которой он выступает. Таким образом, задача заключается уже в том, чтобы выставлять от имени партии известных в обществе людей, несмотря на их персональные политические и идеологические предпочтения. Благодаря таким методам ведения политической игры партии добиваются переизбрания на новый срок.

В такой ситуации ныне действующие на политической арене партии все сильнее чувствуют необходимость усиления традиционной для политической партии функции, а именно – выращивания в своих рядах деятелей, которые могут быть выбраны на различные должности с одной стороны, и выполнения работы по поиску и отбору кадров для выдвижения их на государственные посты.

1.2. Основные принципы и структура конституционно-правового статуса политических партий

Со времени начала государственного финансирования политических партий (50 — 60-е годы XX столетия) политические партии, по сути, приобрели статус юридического лица публичного права, достаточно активного субъекта финансово-правовых отношений в публично-правовой сфере своей деятельности. Происходит своеобразная «коммерциализация» политических партий (в частности, как обладателей крупных предвыборных избирательных фондов), поэтому один из аспектов, характеризующих современную модель политической партии, — это качество финансово-правовой корпорации публичного права. Такая концепция — при условии соблюдения признаков партий как субъектов публичного права — является одним из стимулов поддержания (мотивации) активности партийно-политической деятельности в условиях рыночной экономики.

Конституционная природа политических партий подтверждается не только в связи с их оценками в контексте конституционно-социологического подхода, но и с позиций государствоведческих и формально-юридических подходов, в контексте значения партий как государствообразующих институций, их определяющей роли для обеспечения конституционного провозглашенного принципа народовластия, формирования и функционирования конституционно учрежденных институтов публичной власти, их значимости как разновидности организационных гарантий основных (конституционных) прав и свобод человека и гражданина.

С позиций этих методологических подходов конституционная природа партий проявляется в следующих показателях.

Во-первых, партии имеют конституционную природу, так как являются, как указывалось, государствообразующими институциями. Определяющее значение партий для строительства и функционирования современного государства обусловливает их конституционное значение.

Во-вторых, конституционная природа партий подтверждается связью партий с высшими конституционными формами непосредственного народовластия — выборами и референдумами. Исторически партии «выросли» из выборов (введение всеобщего избирательного права явилось мощным стимулом развития партийных систем), и в то же время это основной институт (организатор) выборов при голосовании за кандидатов на выборные должности и формировании волеизъявления избирателей в процедурах голосования по вопросам референдумов. Формирование волеизъявления граждан и организация осуществления общественного (партийного) контроля за проведением выборов, референдумов, как и обеспечение партийными фракциями в представительных учреждениях парламентского контроля исполнительной власти, — основные функции партий в демократических обществах. Статус партий в большом объеме регулируется в избирательном законодательстве — важнейшем виде источников конституционного права.

В-третьих, о конституционной природе партий свидетельствует, как это признано во всех развитых демократических государствах, их значение как основных субъектов парламентских отношений, тот факт, что партии и партийная система являются неотъемлемой частью института парламентаризма, парламентов, парламентских систем и парламентского права. Причем если состав парламента не многопартиен, не представлен несколькими партиями, то это не парламент, а лишь законоголосующий (либо законосовещательный) орган при главе государства. В свою очередь, неотъемлемым признаком партий является их парламентский характер (парламентская природа). Если политическое объединение не имеет представительства в парламенте, оно должно стремиться к этому, в ином случае эта партия обречена на вымирание, уход с политической сцены. Статус партий в достаточно большом объеме (статус партийных фракций, гарантии статуса партийной оппозиции в парламентских процедурах) регулируется в источниках парламентского права (разновидности источников конституционного права), что также подтверждает конституционную природу института политических партий.

В-четвертых, природа политических партий как институтов конституционного права следует из текстов конституций. Во всех современных конституциях демократических государств имеются нормы, закрепляющие субъективное конституционное право на свободу создания и функционирования партий либо общественных объединений, ассоциаций, формирующие принципы многопартийности и др., устанавливающие категории партий, признаваемых неконституционными.

В конституциях государств развитой демократии закрепляются свобода создания и функционирования партий, список запрещенных видов партий, равноправие и равная правовая защита партий (что является гарантией становления многопартийности). В ряде случаев дается характеристика статуса партий как основного инструмента организации и проведения выборов, которые характеризуются как приоритетная функция партий.

В Конституции РФ 12 декабря 1993 г. о статусе партий говорится в более емкой, общей формуле — через регулирование статуса всех видов общественных объединений. Термин «партия» не употребляется. Из однокоренных слов единожды (ч. 3 ст. 13 Конституции) употребляется термин «многопартийность» — в числе основных принципов (основ) конституционного строя закреплено: «В Российской Федерации признаются политическое многообразие, многопартийность». Кроме того, в этой же статье сказано: «Общественные объединения равны перед законом»; «Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни».

Кроме того, в главе 2 Конституции 1993 г., посвященной основным правам и свободам, предусмотрено: «Каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений гарантируется. Никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребывание в нем» (ст. 30).

К сказанному добавим, что нормы, провозглашающие принципы многопартийности и право на объединение, в Конституции РФ 1993 г. сформулированы как составляющие так называемых (в научной теории) пределов пересмотра Конституции. Всякая постановка вопроса об их изменениях предполагает полную конституционную реформу, принятие новой Конституции, невозможны «точечные поправки».

Отсутствие в Конституции РФ термина «партия» вызывает критику многих российских авторов и ряда зарубежных рецензентов. Так, профессор М. Ганино, обращая внимание на то, что в Конституции РФ 1993 г. о статусе партий говорится в виде формулировки о «политическом плюрализме», высказал мнение, что в этом можно усмотреть «некую неприязнь к структурированию партийной системы». С выводом трудно согласиться. Скорее, причина — в незрелости партий и многопартийной системы, отсутствии устоявшихся традиций многопартийности в России на дату принятия Конституции, да это есть и на сегодня, сохранится на достаточно протяженное время, помимо этого, еще и в наличии общественных объединений, которые, не имея юридически статуса партий, занимаются политической деятельностью, являются своеобразным «резервом» возможного возникновения новых партий, т.е. потенциально являются «прототипами» партий, неформальными, околопартийными объединениями, число которых в разные периоды то возрастает, то сокращается. В этой связи конституционное регулирование в России 1993 г. можно объяснить и стремлением законодателя охватить конституционным регулированием (и необходимыми конституционными гарантиями и запретами) весь меняющийся спектр политических ассоциаций, и желанием считать, что такой подход эффективен для конституции переходного общества.

Однако вряд ли можно считать, что этапы создания и «вызревания» политических партий были раз и навсегда пройдены в истории России. Наше время демонстрирует, что, как и четверть века назад, мы являемся свидетелями создания новых дискуссионных клубов, демократических движений — народных фронтов, которые, по сути, можно считать протопартийными организациями с возможной партийной перспективой.

И это подсказывает, что необходимо конституционное регулирование, охватывающее не только общественные объединения, прямо заявившие себя в качестве политических партий, но и политические общественные объединения, представляющие собой своеобразные протопартии, субъекты отношений, наиболее приближенные к функционированию в формате многопартийной системы. То есть предпочтительна «емкая» формула статуса общественных объединений политического спектра и условий их конституционности и неконституционности в связи с формулированием принципа многопартийности в Конституции нашего государства.

В России прежде всего актуальными являются вопросы конституционализации специального законодательства о партиях. Речь идет о стабилизации тех положений (принципов) партийного права, которые показали свою продуктивность.

Кроме того, заслуживают специального внимания вопросы эффективного взаимодействия политических партий и государства. Причем речь идет как о практике реальных отношений, так и о том, что предполагает формирование концептуальных основ такого взаимодействия, в особенности соотношения программных партийных документов и основного закона государства.

В свое время в журнале «Советское государство и право» (1986, № 5) известный российский ученый, профессор К.Ф. Шеремет, опубликовал знаковую статью «Программа КПСС и Советская Конституция», где был дан анализ соотношения Программы КПСС в редакции, принятой XXVII съездом партии, и Конституции СССР 1977 г.[30]. По сути, автор справедливо подводил к мысли, что советская Конституция являлась юридическим аналогом Программы партии и инструментом партийной политики. Вместе с тем не будем забывать о том, что статья появилась в так называемые перестроечные годы, когда ученые уже гораздо свободнее смотрели на многие политические вопросы. И автор сформулировал ряд теоретических положений, не связанных с поддержкой идеологических приоритетов советского периода; эти положения имеют универсальное государственно-правовое значение.

В контексте идей К.Ф. Шеремета, проецируя их на демократическое государственное и общественное устройства, можно сформулировать следующие соответствующие рационализированным моделям государственно-партийных отношений научно-теоретические и имеющие практически-прикладное значение характеристики соотношения политики и права в конституционном государстве:

а) стержневой аспект соотношения политики и права в любом обществе и государстве связан с вопросом о соотношении конституции государства и программ партий, функционирующих в данном государстве;

б) принципы конституционного государства предполагают совпадение стратегических линий партийных программ и конституции государства; политика каждой партии должна быть «найдена» прежде всего в конституции государства;

в) недопустимы подмена государственных организаций партийными и иными органами, смешение функций партийных и государственных органов;

г) программы партий и иные партийно-политические документы должны быть ориентированы на обогащение важнейших положений и принципов, содержащихся в конституции, значимое для теории и практики реализации конституции, в том числе (и прежде всего) в сфере законотворчества;

д) последовательная реализация конституционных институтов, а не только партийно-политических программ — основная задача политических партий в конституционном государстве;

е) под конституционным государством следует понимать государство, функционирующее в условиях многопартийной системы;

ж) фактор реальной многопартийной системы, состязание партий и протопартий в рамках конституции и законодательства в процедурах выборов и референдумов, а также на «парламентской площадке», в иных органах народного представительства, в условиях конституционного государства являются основными условиями реализации демократических норм Конституции, предупреждения и погашения возникающих социальных конфликтов на основе демократических процедур.

В настоящее время особенности конституционно-правового статуса политической партии проявляются в содержании принципов деятельности политических партиях, закрепленных в ст. 8 Закона о политических партиях.

Основные принципы деятельности политических партий проистекают из общих принципов права и базируются на конституционных ценностях, прежде всего на положениях ст. 30 Конституции РФ, которая гласит: каждый имеет право на объединение; свобода деятельности общественных объединений гарантируется; никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем.

Сообразно этому деятельность политических партий основывается на принципах добровольности, равноправия и самоуправления, а также законности и гласности.

Первый из перечисленных принципов — добровольность. Он проистекает из гарантируемого Конституцией РФ (ст. 30) права каждого на объединение и запрета на принуждение к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем. Применительно к политическим партиям этот принцип означает прежде всего, что создание политических партий, их деятельность и членство в них осуществляются на основе свободного волеизъявления граждан. Принуждение к участию в деятельности политической партии или к вступлению в нее, равно как и насильственное удержание в рядах политической партии, не допускаются.

Принцип равноправия означает, что все политические партии (так же как и иные общественные объединения) равны перед законом, что гарантируется ч. 4 ст. 13 Конституции РФ. Такое «внешнее» равенство обеспечивается независимо от целей и задач, а также форм и методов осуществления всеми партиями своей деятельности. Однако принцип равноправия по отношению к конкретной политической партии имеет также «внутренний» аспект, в соответствии с которым всем членам партии, несмотря на внутрипартийную иерархию, должны обеспечиваться равные права и возможности.

Принцип самоуправления основывается на свободе и самостоятельности политических партий, в том числе в определении своей внутренней структуры, целей, форм и методов деятельности. Принцип самоуправления подразумевает свободное, самостоятельное решение политической партией вопросов своей партийной жизни и деятельности и под свою ответственность. На основе данного принципа недопустимо вмешательство органов государственной власти и их должностных лиц в деятельность политических партий (п. 1 ст. 10 Закона о политических партиях).

Ограничения самоуправленческой свободы для политических партий устанавливаются Законом о политических партиях. К числу подобных ограничений Закон относит:

1) в отношении внутренней структуры:

— образование структурных подразделений политической партии только по территориальному признаку (п. 4 ст. 9 Закона о политических партиях);

— создание в субъекте Российской Федерации только одного регионального отделения политической партии (ч. 2 ст. 3 Закона о политических партиях);

— запрет на создание структурных подразделений политических партий в органах государственной власти и органах местного самоуправления, в Вооруженных Силах РФ, в правоохранительных и иных государственных органах, в государственных и негосударственных организациях (п. 4 ст. 9 Закона о политических партиях);

2) в отношении целей политической партии:

— установление закрытого перечня основных целей политической партии (п. 4 ст. 3 Закона о политических партиях).

Заметим, что в ст. 8 Закон о политических партиях не подразделяет цели политической партии на основные и иные. Однако, учитывая, что в другой его статье (п. 4 ст. 3) закреплен конкретный перечень основных целей, можно сделать вывод, что политические партии свободны в определении иных (т.е. вытекающих из основных) целей своей деятельности, которые должны закрепляться в ее уставе (подп. «а» п. 2 ст. 21 Закона о политических партиях).

При определении целей своей деятельности политические партии должны учитывать также ограничения, установленные ч. 5 ст. 13 Конституции РФ и п. 1 ст. 9 Закона о политических партиях. По Конституции РФ запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни. В то же время, как сказано в п. 2 ст. 9 Закона о политических партиях, включение в уставы и программы политических партий положений о защите идей социальной справедливости (равно как и деятельность политических партий, направленная на защиту социальной справедливости) не может рассматриваться как разжигание социальной розни. Кроме конституционного запрета, согласно нормам Закона о политических партиях запрещаются создание и деятельность политических партий, цели или действия которых направлены на осуществление экстремистской деятельности (п. 1 ст. 9 Закона о политических партиях).

— вышеуказанные ограничения, касающиеся не только целей, но и действий, соответственно, распространяются и по отношению к формам и методам деятельности политических партий. Кроме того, в этом отношении Закон о политических партиях устанавливает еще ряд ограничений (запретов):

— запрет на создание политических партий по признакам профессиональной, расовой, национальной или религиозной принадлежности, из лиц одной профессии (п. 3 ст. 9 Закона о политических партиях);

— запрет на осуществление деятельности политической партии и ее структурных подразделений в органах государственной власти и органах местного самоуправления (за исключением законодательных (представительных) органов государственной власти и представительных органов муниципальных образований), в Вооруженных Силах РФ, в правоохранительных и иных государственных органах, в аппаратах законодательных (представительных) органов государственной власти, в государственных организациях (п. 5 ст. 9 Закона о политических партиях);

— запрет на вмешательство политических партий в учебный процесс образовательных учреждений (п. 5 ст. 9 Закона о политических партиях);

— установление исчерпывающего перечня видов предпринимательской деятельности, которые вправе осуществлять политические партии (п. п. 3 и 4 ст. 31 Закона о политических партиях).

Принцип законности выражается в неукоснительном и безусловном осуществлении политическими партиями своей деятельности на основе и в соответствии с положениями действующего законодательства. Состав законодательства, регулирующего деятельность политических партий, определен ст. 4 Закона о политических партиях. Согласно принципу законности политические партии, осуществляя свою деятельность, должны выполнять не только законодательные нормы материального и процессуального характера, но также запреты и ограничения, имеющиеся в Законе о политических партиях и в ином законодательстве, не допускать нарушения прав и свобод граждан.

Принцип гласности заключается в том, что политические партии должны осуществлять свою деятельность открыто и публично. Принцип гласности — это открытость партии для общественности, доступность для граждан информации о ее деятельности, публичный характер проводимых политической партией мероприятий, обнародование важнейших учредительных и программных документов и т.д. Это значит, что информация о деятельности политических партий должна быть доступна для каждого гражданина в рамках обеспечения конституционного права на информацию. Данный принцип нормативно вытекает из ст. 29 Конституции РФ, согласно которой каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.

Таким образом, конституционная природа политических партий как субъектов фактических конституционных отношений и их определяющая роль в формировании народного волеизъявления в процессах выборов органов народного представительства, волеизъявления по важнейшим, конституционно значимым вопросам общественной жизни на референдумах, а также как основных субъектов парламентских отношений обусловили их правовую (юридическую) легитимацию через конституционное и специальное законодательное регулирование их статусов.


Страницы:   1   2   3   4