Меню Услуги

Миротворчество как инструмент решения конфликтов и обеспечения безопасности


Страница:   1   2

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

Содержание

  • Введение
  • 1.1. Понятие и сущность конфликтов и миротворчества в сфере международных отношений.
  • 1.2 Создание системы безопасности на базе сотрудничества как цель миротворческих усилий международного сообщества
  • 1.3 Поиск региональными организациями новых форм сотрудничества для обеспечения и безопасности.
  • Выводы по первой главе
  • 2.1. Миротворческая деятельность Организации Объединенных Наций и её взаимодействие с региональными организациями.

Введение

Актуальность темы исследования. Политическое наследие XX  века преподнесло нам массу неразрешенных геополитических конфликтов, которые только начинают назревать или же уже находятся на стадии заключения. Один из известнейших американских ученых утверждает о том что,  мы являемся свидетелями  кардинальных геополитических изменений, И.Валлерстайн, делает такой прогноз: «В период конца XX и до середины XXI века вероятней всего, не будет хватать мира, не будет хватать стабильности, не будет хватать легитимности». В дополнение ко всему «грядущие полвека- это период «мирового беспорядка» и что «мы уже вступили в него». 1 Когда между двумя сторонами возникает конфликт, то при невозможности его разрешения должна прийти третья сторона, которая бы выступала арбитром имеющим возможность  его погасить, используя определенные инструменты , такие как миротворчество и миротворческие операции. В том виде который мы наблюдаем миротворчество на сегодняшний день, прошло достаточно времени и можно проследить некие изменения от начала его становления и появления как механизма урегулирования конфликтов, этот процесс обусловлен не столько внутренними как внешними факторами имеющими на него прямое значение.

Возникающие конфликты становятся все более сложными, изменился подход участников а так же отношение к миротворцам. Целый ряд противоречий которые характеризуют эпоху «переходности» наиболее отчетливо проявляются в условиях конфликта. Разрастающаяся глобализация стирает границы делает их более прозрачными, побуждают государства все активнее реагировать на события, происходящие в других странах.

Хотелось бы отметить один их фактов, с которым я столкнулась в ходе исследования ни в одном словаре нет четкого определения понятия миротворчество, везде есть общее описание но нет полного и емкого ответа о том что оно из себя представляет на самом деле. Так, например, в словаре-справочнике по политологии миротворчество во внешнеполитической деятельности определяется как мирные инициативы государств, политических деятелей и др. по мирному урегулированию международных конфликтов. Необходимо совершенно новое теоретическое понимание в терминологии данного процесса, т.к с течением времени принципы и действия совершенно поменялись.

Нового осмысления требует выявление связи между урегулированием региональных конфликтов и становлением новой системы безопасности на базе сотрудничества. В этой связи миротворческая деятельность рассматривается как составная часть глобального политического процесса во время и после окончания «холодной войны» в направлении отхода от жесткой биполярности к новой конфигурации миропорядка XXI века. В дополнение ко всему хотелось бы отметить отношение Запада и России на весь процесс, миротворческие действия России и СНГ в целом с недоверием рассматриваются ООН. Невзирая в таком случае на то , что благодаря вмешательству Российской Федерации получилось избежать эскалацию ряда конфликтов на территории бывшего СССР, тем не менее западные эксперты, по прежнему, усматривают в действиях Российской Федерации стремление к гегемонии. Положение представляется таким образом, что на уровне политических решений это выражается в отказе ООН предоставить СНГ полномочия на осуществление миротворческих операций.

Необъективность подобного рода действий, на фоне действий НАТО, которая, действуя в согласовании с мандатом ООН в Боснии и Герцеговине, предпочитала принимать решения отталкиваясь от своих интересов, будучи на грани превышения или даже переходя черту в отдельных моментах права данные Организацией Объединенных Наций.

Интерес к представленной теме определяется также необходимостью изучения и обобщения имеющегося опыта урегулирования конфликтов.

Степень разработанности проблемы. Тема миротворчества не является предметом относящимся к одной дисциплине. Она может рассматриваться в контексте целого ряда наук — социологии, философии, политологии, конфликтологии, военных наук. Отдельные нюансы конфликтологии, главным образом в плане критики западных исследований затрагивались в работах В.Н.Гантмана, Д.В.Ермоленко, В.Н.Иноземцева, В.Л.Исраэляна, А.А.Кокошина, В.А.Кременюка.

Совокупный междисциплинарный вид объекта изучения обусловил применение достижений современной российской политологической школы в области системного анализа, конфликтологии и урегулирования конфликтов, концепции растущей активности современных интернациональных взаимоотношений, соответствия действий глобализации и регионализации.

При разработке этой темы выявилось недостаточность источников находящихся в открытом доступе, приходилось руководствоваться основываясь на документально-научных фильмах, интервью, статьях в современных политических изданиях, а так же публикациях отдельно взятых конфликтов и международных отношений. Тема миротворчества главным способом исследуется по источникам миротворческих организаций прежде всего ООН.

Цели и задачи исследования. Цель исследования — определить наиболее перспективные направления в совершенствовании  механизмов миротворчества, как политического инструмента, а также обозначить практические действия по повышению эффективности миротворческих усилий региональных организаций. Для этого необходимо:

1) Проанализировать причины успехов и неудач миротворческих усилий на глобальном и региональном уровнях.

2) Исследовать механизм и процессы взаимодействия государств друг с другом, а также взаимодействие международных организаций между собой в осуществлении миротворческих усилий.

3)Проследить тенденцию увеличения военно-силовых миротворческих операций. Как правило, в таких операциях миротворческие цели служат лишь прикрытием истинных геополитических целей организаторов и участников операций- усиления геополитического контроля над регионами.

4)Проследить тенденцию увеличения военно-силовых миротворческих операций. Как правило, в таких операциях миротворческие цели служат лишь прикрытием истинных геополитических целей организаторов и участников операций -усиления геополитического контроля над регионами.

Решение поставленных задач предполагает обращение к конкретной истории генезиса конфликтов и их урегулирования, а также к повседневной практике конкретных миротворческих усилий.

Предмет  исследования является тенденция к игнорированию политических гарантий сохранения мира и стабильности, при использовании сил миротворчества на международной арене .

Объектом исследования выступает опыт миротворчества, которое накопило мировое сообщество. Это предусматривает рассмотрение основных механизмов, используемых региональными организациями, выделение приоритетных направлений их работы в этой области.

Научная новизна работы заключается в следующем, в работе рассматриваются различные механизмы урегулирования конфликтов, которые были использованы региональными организациями, ООН, коалициями государств в попытках урегулировать конфликты.

Во — первых, впервые, обращается внимание на комплексное рассмотрение миротворческих операций на начальной стадии возникновения конфликта, до этого исследовались лишь конечные результаты.

Во-вторых, впервые рассматривается непосредственная взаимосвязь глобализации и возникновения конфликтов, и как следствие возникновения международного терроризма, являющегося на сегодняшний день одним из основных показателей практического применения насилия на локальных уровнях.

Исходя из этого можно прийти к выводу о несостоятельности ООН регулировать и отслеживать возникающие конфликты, без помощи региональных организаций, необходимо выстраивание системы безопасности на базе сотрудничества с ОДКБ с НАТО.

Региональные организации и ряд государств не желают допускать использования миротворческих операций и создания международной коалиции против терроризма на их территории, так как это будет являться знаком монополии миропорядка во главе США и НАТО.

Анализ миротворческой деятельности международных организаций дает возможность определения места этих организаций в глобальном процессе координации миротворческой деятельности мирового сообщества.

1.1. Понятие и сущность конфликтов и миротворчества в сфере международных отношений.

Начало XXI века обозначилось огромным количеством перемен в мировом сообществе, появлении еще большего числа конфликтов, выходящий не только на макроуровень политических отношений, но так же на стадии микроуровней внутреннего взаимоотношения населения, и как следствие вспыхнувшим обилием гражданских войн. В связи с этим были поставлены новые задачи переоценки знаний о конфликтах, определения условий урегулирования этих конфликтов и, следовательно, перспектив международных отношений.

На сегодняшний день нет единого подхода по терминологии, используемой в данной работе. Теоретическая база еще не развита. Об этом говорят термины, используемые по этой теме — часто взаимозаменяемых: «миротворчество», «миротворческие операции», «контроль над конфликтами», «управление конфликтами», «разрешение конфликтов», «гуманитарная интервенция,», «миротворческая интервенция», «гуманитарное вмешательство», «новый миропорядок», «безопасность», «безопасность на базе сотрудничества», «сообщество безопасности».

«Первое затруднение, которое возникает при постановке проблем регулирования и разрешения конфликтов- это разногласия в различии и понимании терминологии» Зачастую в СМИ используется целый набор терминов которые схожи по значению или отдаленно напоминают конкретное описание действия.

За этими понятийными изменениями мы усматриваем становление нового мирового порядка. Э.Баталов определяет мировой порядок как систему коррелятивных связей между субъектами мирового политического процесса, к числу которых относятся главные акторы: государства , межгосударственные и «неправительственные» организации, а также отдельные граждане и группы граждан, способные в силу финансовых, политических или иных возможностей оказывать ощутимое влияние на мировой политический процесс, речь идет о связях глобальных, более или менее структурированных и стабильных, но вместе с тем, достаточно динамичных, а главное соответствующих определенному институциональному образцу. Подразумевается, что такой порядок направлен на обеспечение функционирования и развития мировой политической системы в соответствии с доминирующими в мире целями и ценностями.

Для объяснения тенденций сегодняшних реалий существует несколько подходов. С одной стороны, международные отношения продолжают рассматривать как сумму взаимодействия государств по логике баланса сил. С другой, рассматривают взаимодействие государств как общий процесс, происходящий в едином мировом организме.

Прогнозы экспертов свидетельствуют о том, что геополитическая модель мира сегодня находится в сложном, неравновесном, переходном состоянии.»

Российские исследователи концептуально обосновывают многополюсность, сохранение великодержавности, построение различных конфигураций с целью противодействия американской мощи. Либо, признавая идеи неолиберализма, обосновывают необходимость интеграции в глобальные и региональные структуры. Исследование исходит из того, что «среди большого количества факторов, влияющих на развитие конфликтов последнего времени, особо следует выделить перестройку мировой политической системы, ее «отход» от Вестфальской модели, господствовавшей в течение длительного времени. Этот процесс перехода,  трансформации связан с узловыми моментами мирового политического развития».

Увеличение числа региональных конфликтов в 80-90-е годы вызвал интенсивный процесс осмысления причин конфликтов. Первоначально необходимо было дать объяснение обрушившемуся валу кризисных ситуаций в экономике, политике, в военной сфере. Почему происходят конфликты, каковы их типы, что необходимо предпринять для урегулирования конфликта, его предупреждения.

Осмысление конфликтов началось еще 17-18 веках, Н. Макиавелли, Т. Гоббс, А.Смит, И.Кант и др. Интерес к конфликтологии, которая развивалась в рамках социологии, пришелся на начало 20 в. (М.Вебер, Г.Зиммель). Неразвитость теории и органов государственной власти к анализу межнациональных отношений и управлению ими может привести к тому, что национальные отношения будут развиваться непредсказуемо».

В России понимание необходимости наращивания теоретического и практического потенциала конфликтологии, повышает компетентность в анализе складывающихся конфликтных ситуаций, их оценке и разрешении, что способно стать важным фактором стабилизации и демократизации общественных процессов и отношений.

Говоря об общей теории конфликта, следует отметить веер разных идей как отечественной, так и зарубежной политологии и социологии. Существует множество определений конфликтов. В российской научной литературе конфликт понимается как столкновение противоположных интересов, взглядов. Основная проблема состоит в том, что среди теоретиков существуют разногласия в вопросе об обозначении терминов регулирование и разрешение конфликтов.

В словаре-справочнике по политологии не делаются различия в употреблении данных терминов: «варианты разрешения конфликтов», «успешное урегулирование конфликтов».

В монографии под редакцией Е.И.Степанова предлагается следующие определения: Регулирование (урегулирование) конфликта представляет собой его определенное завершение в результате конфронтации и противоборства двух или нескольких сторон, осознающих противоположность своих интересов.

В отличие от урегулирования, при разрешении конфликта он прекращается в результате прямого взаимодействия сторон или с участием третьей стороны, на основе анализа причин и содержания разногласий, направленного на максимальное сближение позиций и достижение соглашения относительно наилучших способов удовлетворения противоположных интересов.

В основном, в исследованиях российских ученых подчеркивается мысль о том, что предлагаемые сегодня новые подходы сводятся к следующему: «для урегулирования вооруженных этнических конфликтов предлагается выработать некие правила и механизмы международного вмешательства. Часть исследователей полагает, что ООН просто не в состоянии вмешиваться в каждый из бесчисленных конфликтов, поэтому региональные организации должны взять эту заботу на себя. Другие возражают: нельзя ожидать равного и справедливого отношения к участникам конфликта от организации, преследующей лишь собственные интересы».

Две ядерные державы отвечали за установленный мировой порядок. Но в то время это была демонстрация силы и явное противоборство, в то время под урегулированием конфликтов понималось, что противоборствующие силы с помощью третьей стороны-посредника вырабатывают задачи, возможности урегулирования и погашения конфликта. На сегодняшний день под управлением конфликтом подразумевается стратегия давления на противоположную сторону с помощью угрозы эскалации конфликта. Во второй половине 80-х годов СССР и США стали осознавать, что конфликты до определенной степени могут быть управляемы, но затем начинают жить по своим законам. Обе державы уже получили уроки поражения (Вьетнам, Афганистан). Именно в конце 80-х годов приходит понимание и сближение в сфере управления конфликтами».1  Основными претендентами на роль миротворца являются США и НАТО. «Управление конфликтами требует наличия четко действующего и облеченного соответствующими полномочиями механизма. Сейчас в мире его нет. Надо признать, что существующая международная система в ее нынешнем виде уже достигла пределов своих возможностей в этой сфере. Сумеет ли она осуществить переход к более совершенным формам и институтам это очень сложный вопрос, на который ни у кого нет ответа».

Мировое сообщество накопило достаточный опыт миротворческой деятельности. Многие политики мира понимают, что поддержание мира может быть обеспечено совместными усилиями всех стран, используя все возможные формы миротворческих действий. Сегодня миротворчество, как показывает практика, является средством распространения своего влияния в других регионах мира.

Как социально-политическое явление миротворчество, в самом общем виде нами представляется как система мероприятий, направленных на предотвращение,локальных и внутренних конфликтов, а также на создание условий для успешного бесконфликтного миростроительства. Как правило, миротворчество носит комплексный характер и включает в себя мероприятия политического, экономического, дипломатического, военного, гуманитарного, идеологического и иного характера.

Силовая акция под флагом миротворческих операций создает прецедент международного военного вмешательства. Третья сила конфликта, освященная мандатом ООН, как бы легализует войну, делая ее более масштабной, гораздо более мощной по привлекаемым силам и средствам. Но такой жесткий вариант использования вооруженного насилия в интересах международного мира и стабильности требует очень жесткого контроля и управления.

Именно в этой связи (когда миротворческие операции определяются более как силовые/военные, чем политические) можно отметить тенденцию, связанную с собственно военным аспектом миротворческих операций. Речь идет о формировании своеобразной, наиболее часто используемой формы оперативного применения вооруженных сил, которые находят свое отражение в концепциях национальной безопасности и национальных военных доктринах многих государств мира. С этим связано и создание частей и соединений, специально подготовленных для миротворческих операций, а также учебных центров для миротворцев.

За последние 10 лет инструменты миротворцев изменились до неузнаваемости. «Вместо единой практики миротворчества ООН по мандатам Совета безопасности, в которой в равной мере и совместно участвовали бы страны Востока и Запада, к концу первого десятилетия после окончания «холодной войны» сложились все дальше расходящиеся друг с другом ветви военного вмешательства в конфликты.

Первая ветвь — продолжение «классического» миротворчества ООН, где есть свои неудачи (Руанда, Сомали) и свои удачи (Восточный Тимор).

Вторая часть вмешательство в конфликты со стороны региональных организаций и по мандатам таких организаций в отсутствие мандата ООН. Военное   вмешательство в конфликты, как с выполнением правовых процедур, так и с нарушением традиционного международного права стало за 10 лет негласной «нормой» международной жизни».

Опоздав как .минимум на 25 лет, Россия существенно отстала не только по опыту практической деятельности, но и в теории миротворчества.

Можно полагать, что анализ имеющегося опыта миротворческих усилий за последние 50 лет позволяет выделить три типа сформировавшихся миротворческих операций.

  • Во-первых, миротворческие операции ООН в рамках традиционной концепции поддержания мира, отработанные в период холодной войны.
  • Во-вторых, операции по поддержанию и принуждению к миру, проводимые региональными организациями по согласованию с ООН, с санкции этой организации и в соответствии с ее Уставом.
  • В третьих, сформировался вид операций, которые проводятся региональными организациями вне прямой формальной связи с Уставом ООН и без увязки с принципами миротворчества. С расширением практики миротворческих операций формируется сложная диалектика взаимоотношений различных государств мира.

В этой связи, когда фактически существует новая категория миротворческих операций, понятие «миротворческие операции» сегодня уже нельзя понимать лишь как применение военной силы, получается что это не более чем привычное упрощение.

   Исходя из вышеизложенного, можно сделать следующий вывод, о том что миротворческие операции — это широчайший комплекс превентивных мер, от дипломатических до гуманитарных, направленных, прежде всего, на предотвращение и урегулирование конфликтов, а также на создание условий для постконфликтного миростроительства.

В этой связи хотелось бы остановиться на использование данных терминов в практике Организации Объединенных Наций. Среди различных инструментов и подходов урегулирования конфликтов, применяемых ООН, выделяются следующие:

превентивная дипломатия, т.е. действия, направленные на предотвращение споров между сторонами, предотвращение эскалации возникших споров и перерастания их в конфликт;

миротворчество, т.е. дипломатические усилия, направленные на заключение соглашения между конфликтующими сторонами путем мирных переговоров.

поддержание мира, т.е. присутствие военного и гражданского персонала ООН на месте событий, осуществляемое при согласии конфликтующих сторон с целью наблюдения за имплементацией соглашения по контролю над конфликтом (прекращение огня, разъединение сил);

принуждение к миру, которое может быть востребовано в том случае, если все другие усилия не увенчались успехом. Право на принуждение к миру предоставляется Советом Безопасности ООН и предусматривает применение военной силы для восстановления и поддержания международного мира и безопасности;

миростроительство, являющееся ключевым элементом в преодолении последствий конфликта. Предусматривает комплекс мер по восстановлению доверия, укреплению мира и сотрудничество между сторонами конфликта.

В данном случае,  миротворчество  понимается  как инструмент на определенной стадии урегулирования конфликтов. Понятие «миротворческая операция» отсутствует.  Если говорить обобщенно учитывая все факты проведения миротворческих операций, то это должно называться никак иначе как «Операцией по принуждению к миру», ключевым словом является «Принуждение» характеризующееся, высоким уровнем давления с склонением оппонента к определенному типу поведения. В практике ООН силовые мероприятия, такие, как операции по поддержанию мира и принуждению к миру выделяются особо, так как на их проведение требуется особый мандат, подтвержденный Советом Безопасности ООН. Совет Безопасности в составе 15 членов санкционирует развертывание той или иной миротворческой операции и определяет ее мандат. Для принятия таких решений требуется не менее 9 голосов, причем любой из пяти постоянных членов Совета (Китай, Франция, Российская Федерация, Соединенное Королевство и Соединенные Штаты Америки) может наложить вето на такое решение.

Генеральный секретарь вносит рекомендации относительно порядка развертывания и осуществления операции и отчитывается о ее ходе; Департамент операций по поддержанию мира отвечает за повседневное руководство и управление операциями. Для развертывания операции уходит разное время от 24 часов до нескольких месяцев. Все зависит от сложности мандата и условий материально-технического снабжения.

Само понятие «операции по поддержанию мира» изначально отсутствовало в Уставе ООН, так как перед организацией ставилась задача по принятию принудительных мер Совета Безопасности, вплоть до использования вооруженных сил против государства-агрессора. Специальный военно-штабной комитет должен был находиться в совместном управлении всех стран-членов ООН.

Однако этот орган так и не смог заработать в полную силу. США и СССР последовательно блокировали решения друг друга. Уже в конце 40-х годов для действий в конфликтных регионах ООН формирует институт военных наблюдателей. С 1948 г. начинается создание полицейских сил ООН, призванных обеспечивать соблюдение перемирия в конфликтных зонах. Только в середине 80-х годов создается Департамент миротворческих операций.

При проведении операции в Конго в 1960-64 годах Совет Безопасности в 1961 году разрешил миротворцам ООН использовать в необходимой мере силу для обеспечения окончательного вывода наемников. И, уже в 1996 году, с целью демонстрации мощи миротворческой операции, Временная администрация ООН для Восточной Славонии была оснащена некоторыми видами тяжелого оружия. Совет безопасности также дал санкцию государствам-членам оказывать непосредственную авиационную поддержку миссии или принимать другие меры силового воздействия:

Таким образом, до 80-х годов операции по поддержанию мира, и операции по принуждению к миру были скорее исключением, чем правилом. В последние годы их число значительно увеличилось, они стали сложнее и дороже. По нашему мнению, в настоящее время мы сталкиваемся с целым рядом острейших проблем использования силового компонента миротворчества, что настоятельно требует творческого развития теории и практики урегулирования конфликтов.

Хотелось бы отметить и другую тенденцию, операции ООН по поддержанию мира и принуждению к миру эволюционировали с учетом меняющихся потребностей. Все большее количество операций по поддержанию мира теперь приходится на третий вид операций, так называемые многокомпонентные операции. В составе военнослужащих, гражданских полицейских и другого гражданского персонала, которые привлекаются к решению задач по оказанию содействия в создании политических институтов и расширении их базы, работая совместно с правительствами, неправительственными организациями и местными гражданскими группами в предоставлении чрезвычайной помощи организации и проведении выборов, и создании условий для устойчивого развития.

1.2 Создание системы безопасности на базе сотрудничества как цель миротворческих усилий международного сообщества

После окончания холодной войны появилось много определений термина «безопасность». Основная путаница связана не столько с понятием безопасность, сколько с теми ценностями, которые необходимо защищать.

В политическом словаре дается определение безопасности глобальной, международной, национальной, региональной.

Безопасность глобальная— это комплекс мер по поддержанию состояния устойчивости и стабильности всех жизнеобеспечивающих систем современной цивилизации.

Безопасность международная— это состояние международных отношений, обеспечивающее стабильность развития, суверенитет и независимость всех субъектов международного сообщества.

Безопасность национальная — это совокупность внутренних и внешних условий, которые гарантируют стабильное развитие общества; безопасность региональная- состояние международных отношений в конкретном регионе мирового сообщества, свободное от военных угроз и экономических опасностей.1

Таким образом,делаем вывод что термин безопасность означает отсутствие угроз для выживания. Безопасность включает в себя не только гарантии суверенитета, целостности, защиты населения, но и обеспечение благоприятной природной среды, доступности ресурсов, защиту от стихийных бедствий и даже поддержание материального благополучия. А также с безопасностью связывают содействие распространению демократических ценностей.

В научной литературе можно встретить и другое изложение основных подходов к пониманию безопасности. Например, в учебнике для вузов «Мировая политика» под редакцией М.М.Лебедевой вопросы международной и региональной безопасности предлагаются тесно связать с проблемами международных организаций. По мнению М.М.Лебедевой «в современных условиях среди институтов, которые заняты обеспечением международной безопасности, следует упомянуть ООН. Значительную роль в вопросах безопасности играют и региональные структуры, особенно в Европе, где они имеют четкое оформление. Это в первую очередь ОБСЕ, НАТО. Основные проблемы, которые в настоящее время интенсивно дискутируются, — реформирование ООН, с тем, чтобы сделать ее деятельность в области сохранения и поддержания мира более эффективной, а также место и роль НАТО в европейских структурах обеспечения безопасности»»1

Проблема, опять же в том, что традиционные концепции безопасности не предлагают адекватных решений сегодняшних проблем межгосударственных конфликтов и региональной нестабильности. В том, что все государства мира сегодня столкнулись с угрозами, которые не имеют границ, такими как распространение оружия массового уничтожения, создание новых видов вооружений, контрабанда оружия, незаконный оборот наркотиков, международный терроризм, коррупция, организованная преступность, миграция, эпидемии, экологические катастрофы и т.д. Бороться с этими угрозами можно объединенными действиями всех государств мира.

Сегодня многие государства мира озабочены не столько проблемой обеспечения защиты от агрессии или ее сдерживания, сколько сохранением общей стабильности своего региона. Только совместные усилия, направленные на снижение вероятности возникновения конфликтов, могут принести существенные выгоды.

Процессы современной действительности, такие как глобализация, регионализация сделали невозможным рассмотрение вопросов безопасности в рамках одного государства или одного региона. Сегодня национальную, региональную, глобальную безопасность необходимо рассматривать только во взаимодействии и во взаимозависимости.

Исследователь Л.С. Рубан категорично заключает, что в настоящий момент произошло кардинальное изменение современного миропорядка по сравнению с ситуацией после окончания Второй Мировой войны. Сложилась безальтернативная однополярная система при гегемонии США и НАТО1(1 Рубан Л.С. Организация системы коллективной безопасности: история и современность./Современная конфликтология в контексте культуры мира (Материалы I)  Тезис о глобальном лидерстве США в рамках установления нового мирового порядка, а также постулаты о едином мировом гегемоне в лице США или НАТО трактуют отдельные черты «текущего момента», но не устойчивые стратегические тенденции, генерирующие новый мировой порядок, при этом игнорируются процессы, зафиксированные еще в конце прошлого века в концепциях «постиндустриального», «информационного» и «глобального общества» — концепциях, которые подводят к выводу, что время классических миросистемных структур приближается к концу и наступает эпоха неклассических релятивистских миросистем и миропорядков, не укладывающихся в привычные идентификационные схемы XIX и XX вв1.

Однобокое видение, а затем и изложение роли региональных структур в обеспечение международной безопасности (ОБСЕ, НАТО, ООН) вводит многих в заблуждение.

В свое время многие международные организации по обеспечению безопасности — Организация Объединенных Наций (ООН), Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Организация Североатлантического договора (НАТО) и Организация Варшавского Договора- были созданы на основе концепции коллективной безопасности или коллективной обороны.

В конце второй мировой войны рулевым по вопросам коллективной безопасности вместо Лиги Наций стала ООН. Статьи 41 и 42 Устава ООН предусматривают действия, которые могут предпринимать государства-члены ООН для поддержания и восстановления международного мира и безопасности. В 70-х годах для обеспечения коллективной безопасности страны евро-атлантического региона учредили Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе.

В годы холодной войны с целью защиты от внешней агрессии были созданы Организация североатлантического договора (НАТО), Западноевропейский союз (ЗЕС), Организация Центрального договора (СЕНТО), организация Договора Юго-Восточной Азии (СЕАТО), и, наконец, Организация Варшавского Договора. В рамках системы коллективной обороны все страны участницы соответствующего договора берут на себя обязательство встать на защиту любой другой страны-участницы, подвергшейся угрозе ли фактическому нападению со стороны государства или группы государств, не участвующих в данном договоре.

Но сегодня уже можно говорить и о роли Шанхайской Организации Сотрудничества, Организации Договора Коллективной Безопасности, Содружества Независимых Государств. Хотелось бы подчеркнуть мысль о том, что сегодня возрастает значение многосторонних механизмов обеспечения безопасности, а также их способность взаимодействовать между собой.

Широко используемый термин для обозначения нового подхода к международным отношениям «безопасность на базе сотрудничества» не имеет общепринятого определения! Но! Внимание! сам термин был придуман еще. И.Кантом в конце 18 века в своей статье «К вечному миру», он утверждал, что международное право, должно основываться на федеративном союзе свободных государств.

Вернемся к современности, в начале 90-х годов многими экспертами по политическим вопросам стал широко использоваться термин «безопасность на базе сотрудничества». В 1992 году три ведущих американских стратега Э.Картер, У.Пери, Д. Стрейнбруннер заявили о том, что «безопасность на базе сотрудничества прокладывает новые пути к всеобщему миру. Такие исходные принципы, как устрашение, ядерная стабильность и сдерживание, выражали настроения эпохи холодной войны. Безопасность на базе сотрудничества — это принцип обеспечения международной безопасности в эпоху после окончания холодной войны»*.

Бывший министр иностранных дел Австралии Г.Эванс указывал на то, что безопасность на базе сотрудничества «подразумевает консультации вместо конфронтации; убеждение вместо устрашения; прозрачность вместо секретности; предотвращение вместо исправления и взаимозависимость вместо односторонних действий» .

Государства должны быть готовы к диалогу по всему спектру вопросов их деятельности и интересов. Согласитесь, что определение безопасности в широком смысле включает в себя политические и экономические аспекты, а также вопросы, касающиеся прав человека, то соответственно нужно полагать, что государства, образующие систему безопасности на базе сотрудничества, должны быть связаны между собой всеми элементами безопасности. К таким элементам мы можем отнести: тесные и постоянные взаимные политические консультации, свободные и открытые отношения в торговле, а также согласованную внешнюю политику и политику в области безопасности, включая создание многонациональных структур. В этой же связи одной из важнейших задач является выработка механизмов мирного и дружественного разрешения разногласий между отдельными государствами или группами:государств, входящими в систему безопасности.

Основным компонентом безопасности на базе сотрудничества, требующим особого осмысления, является активное распространение стабильности за пределы государств, входящих в эту систему безопасности. Об этом упоминается в статьях Р.Коэна «Безопасность на базе сотрудничества: от индивидуальной; безопасности к международной стабильности, М.Михалка «Безопасность на базе сотрудничества: от теории к практике».1 По их мнению, активное распространение стабильности это использование широкого арсенала средств, в том числе силы.

Сегодня в принципе нет ясности в понимании стабильности. Понятие стабильности используется как заменяемое безопасности, порядку, равновесию, статус-кво. Впервые это понятие было употреблено в работе Л.Тейлора «Борьба за господство в Европе». И активно стал употребляться в конце 50-х годов. Военные  эксперты использовали понятие в качестве технического термина, который    характеризовал состояние военно-стратегической обстановки в мире.

В основном, многими исследователями берется точка зрения американских ученых, К.Дойтча и Д.Сингера. По их мнению, стабильность — это вероятность того, что система сохраняет все свои основные характеристики. Стабильность в их понимании вероятность продолжения государствами своего политически независимого курса при сохранении их территориальной целостности в условиях где присутствует вероятность втягивания в войну за выживание.

В российских научных кругах под стабильностью понимается устойчивое: состояние политической системы, позволяющее ей эффективно функционировать и развиваться под влиянием внешней и внутренней окружающей среды, сохраняя при этом свою структуру и способность контролировать процессы общественных перемен.

Активное распространение стабильности вызывает много дискуссий. Именно этот аспект заставляет всех говорить о том, что НАТО берет на себя роль мирового жандарма. Именно в этой связи активно применяется термин «гуманитарная и миротворческая интервенция».

Необходимость международного военного вмешательства (включая миротворческие операции) сохранится и в будущем. Первый вариант подразумевает готовность направлять войска ради исправления самых вопиющих несправедливостей.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

Второй вариант- традиционное миротворчество «голубых касок»».

Международная защита правопорядка требует ареста тех, кто совершил военные преступления или нарушил права человека, а не поражения той или другой стороны».

Как пишет Н.П. Медведев, в сферу измерения политической стабильности вводятся гуманитарные критерии. Он отмечает, что: «Стабильность системы производна от уровня и интенсивности происходящих в ней конфликтов (политических, национальных и т.п.). Модель конфликта, будучи центральной категорией анализа внутренней стабильности, является все-таки верхушкой айсберга всей проблемы. Вовремя увидев коренную причину политической нестабильности в конфликтах, возникающих в специальных сферах соответствующего общества, можно найти ключ к пониманию и связи этой проблемы с вопросом об основных правах и свободах человека с гуманитарной проблематикой. Конфликт, происходящий в природной, этнокультурной, экономической, социальной и политической среде, всегда, вызван несовпадением порядка, существующего с теми международными стандартами индивидуального, группового или организационного поведения, которые выработаны человечеством в течение его многовекового развития и зафиксированы в соответствующих категориях основных прав и свобод человека. Поэтому решение гуманитарной проблематики в конкретном обществе проявляется в создании такого политического, гражданского, экономического, социального и культурного режимов, которые предотвращают возникновение конфликтов, способных быть источником политической нестабильности. Способность измерения уровня соблюдения в обществе основных прав и свобод человека создает прогностические возможности для оценки состояния в нем политической стабильности, позволяет разрабатывать принципы по предотвращению и разрешению политических конфликтов, дестабилизирующих власти, режим и государство».

Без определенных практических шагов в области совместного миротворчества попытки решать задачи по обеспечению безопасности на региональном уровне обречены на низкую эффективность.

Ответом стало обращение региональных структур к реализации идей миротворчества. В каждом конкретном конфликте региональные организации используют разнообразные миротворческие формы и способы: от миссий военных наблюдателей, проведения миротворческих операций по установлению мира (принуждению к миру) и постконфликтному урегулированию.

Так, например, ОБСЕ проводит миротворческие акции только на территории стран-участниц этой организации. При этом акцент в действиях делается на политическую и гуманитарную составляющую операций. В ходе операций на Балканах, на Кавказе (с 1992 г., 1996 г., 1999 г.), в Прибалтике (в 1993 г.) и в Таджикистане (1997 г.) принципиально отвергалось использование принудительных действий. Натовские аналитики считают, что сегодня возникла необходимость дополнения действующей системы коллективной безопасности альянса новыми элементами миротворческой деятельности. Основными задачами которого, по их мнению, должно явиться: своевременное предотвращение конфликтов и разрешение их до начала их интенсивной эскалации, вооруженное вмешательство для принуждения к миру и восстановления безопасности.

Западные политики и военные специалисты утверждают, что вторжение сил НАТО в Косово в 1999г. является  примером  попытки восстановить, а затем расширить безопасность в регионе. Массовые посягательства на индивидуальную безопасность в Косово стали важным фактором, склонившим общественное мнение в пользу проведения НАТО военной операции.

Соглашаясь с тезисом о том, что национальные, региональные, глобальные системы безопасности взаимодействуют друг с другом, тем не менее, необходимо отметить и сохраняющиеся противоречия отношений, интересов. В данном случае это ярко выражено в примерах миротворческой деятельности НАТО.

В натовских стратегических концепциях последнего десятилетия указывается на сотрудничество НАТО с другими организациями с целью предотвращения конфликтов, а в случае возникновения кризиса — участвовать в его эффективном урегулировании в соответствии с международным правом.

Считается, что североатлантический альянс участвовал в трех миротворческих операциях: Югославия (Республика Босния и Герцеговина, Край Косово), Афганистан. Стоит подробнее остановиться на миротворческих усилиях НАТО.

Конфликт на территории Югославии достаточно серьезно стал обсуждаться в НАТО именно с военных позиций с 1992 года. С апреля 1992 года по просьбе Генерального секретаря ООН полеты в воздушном пространстве Боснии и Герцеговины осуществляли самолеты НАТО. В этот же год корабли, входящие в постоянное соединение ВМС НАТО в Средиземноморье, осуществляли в Адриатическом море контроль за соблюдение торгового эмбарго против Сербии и Черногории и эмбарго на поставку оружия всем бывшим республикам Югославии.

В июне 1993 г. министры иностранных дел НАТО приняли решение о  предоставлении защиты с воздуха силам обороны ООН на территории Югославии. С начала 1994 г. США принимает решение использовать в бывшей Югославии не только военно-воздушные и военно-морские силы, но и сухопутные силы НАТО. С самого начала НАТО уделила большое внимание активной проработке непосредственно силовых акций. После подписания Мирного соглашения по Боснии в Париже 14 декабря 1995 г. НАТО возглавила Многонациональные силы по выполнению соглашения (IFOR), перед которым была поставлена задача по выполнению военных аспектов соглашения.

После проведения выборов в Боснии в сентябре 1996 г. IFOR завершила выполнение своей задачи. Но для обеспечения безопасности, министры иностранных дел и министры обороны НАТО приняли решение о том, что требуется присутствие в стране меньших по численности военных сил, а именно Сил стабилизации. И по резолюции Силам стабилизации (SFOR) было поручено выполнение военных аспектов Мирного соглашения.

Антикризисная стратегия НАТО, его характер и направленность приобретают критическое значение как с точки зрения взаимоотношений государств СНГ с альянсом, так и в свете более широких интересов обеспечения безопасности. В этой связи хотелось бы обратиться к книге З.Бжезинского, где обосновывается тезис о необходимости «мирового господства» Америки. Он считает, что «в эпоху, когда на смену межгосударственным войнам приходят стихии множественных раздоров», у Америки, есть «причины претендовать на большую безопасность, чем у преобладающего числа других государств»1

Присутствие сил НАТО в Афганистане также можно рассматривать как миротворческую операцию. Решением Совета Безопасности ООН от 20 декабря 2001 г. были созданы Международные силы по обеспечению мира и безопасности, 95% личного состава которых выделены странами-членами НАТО.

Как декларирует руководство НАТО, его конечная цель в Афганистане — помочь создать условия, при которых в стране сможет действовать правительство и установиться мир и безопасность. Международные силы оказали содействие в подготовке первых подразделений национальной полиции и новых афганских Национальных вооруженных сил, участвуют в военно-гражданских проектах восстановления и ремонта сооружений.

На примере миротворческих усилий НАТО в Афганистане мы видим, что североатлантическому альянсу необходимо было решить формальную проблему участия своих объединенных вооруженных сил в военных операциях, которые, во-первых, не были бы напрямую связаны с обеспечением обороны государств-членов альянса, а во-вторых, проходили бы за пределами его территориальной «зоны ответственности. Данная стратегия НАТО стала одним из основных направлений внутренней трансформации альянса и разрабатывалась она в тесной взаимосвязи со стратегией его расширения.

НАТО, стремясь играть ключевую роль в системе европейской безопасности, пытается изменить суть миротворческой концепции ООН, узаконить самостоятельную роль в разрешении любых возникающих в мире конфликтов, осуществить переход к применению силы для наказания непослушной или несговорчивой стороны конфликта. Опасность такого процесса заключается в том, что возможность использования военных мер при разрешении конфликтов или навязывании своего видения внутреннего устройства той или иной страны становится нормой европейской политики.

В трактовке и в показательных выступлениях Запада в понятии «обеспечения стабильности» нами усматривается мандат на произвольное вмешательство со стороны крупных держав и международных организаций в законные внутренние дела других. Следовательно, необходимо предусмотреть адекватные механизмы санкционирования и мониторинга активного дипломатического, экономического военного вмешательства.

Несмотря на определенные расхождения в подходах региональных организаций к проведению миротворческих операций, можно утверждать, что в перспективе их сотрудничество в этой области может стать одним из краеугольных камней обеспечения мира и безопасности.

Во-первых, государства, принадлежащие к вышеперечисленным региональным организациям в равной степени, заинтересованы в мире и стабильности не только у себя в стране и в ее ближайшем окружении, но и в региональном и глобальном масштабах.

Во-вторых, региональные организации в начале XXI века столкнулись с трансграничными видами угроз и опасностей.

В-третьих, у этих организаций на сегодня уже есть не только нормативно-правовые акты, но и соответствующие механизмы для их выполнения.

В-четвертых, у региональных организаций уже есть опыт проведения миротворческих операций, а у миротворческих контингентов этих стран есть опыт совместных действий при проведении таких акций (операции IFOR, SFOR, KFOR).

Таким образом, вышеперечисленные моменты свидетельствуют о возможности развития сотрудничества между региональными организациями в области совместного миротворчества.

Для реализации в перспективе предложений по совместной миротворческой деятельности представляется целесообразным поэтапно решить комплекс вопросов. К основным из них относятся: заключение международных договоров в сфере миротворчества между ОБСЕ, НАТО, ЕС, СНГ, ОДКБ гармонизация международных и национальных нормативно-правовых основ миротворческой деятельности; создание интегрированных систем мониторинга региональной обстановки и управления миротворческими силами уточнение материально-технического и финансового обеспечения совместных операций.

Выработка новых международно-правовых механизмов, необходимых для эффективного сочетания миротворческих усилий ООН и региональных образований, а также совместных усилий региональных организаций, происходит на основе создающихся региональных и трансрегиональных механизмов безопасности при видимой тенденции их взаимовлияния и взаимопроникновения.

Возможно, формирующаяся будущая модель мира — это своего рода сверхзадача для всех, которая пока в полной мере не осознается ни политиками, ни исследователями. И, тем не менее, в современном мире отдельные элементы реализации кризисного управления уже имеются. Так, к урегулированию конфликтов все чаще подключаются все те участники, о которых упоминалось выше и которые заинтересованы в мирном разрешении проблемы. Самым сложным вопросом здесь является согласование поведения различных участников ради эффективного решения проблемы. И сегодня мы видим зарождение международных механизмов безопасности, сочетающих в себе элементы коллективной безопасности и безопасности на базе сотрудничества.


Страница:   1   2


Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!