Меню Услуги

Насилие в семье. Часть 2.

Страницы:   1   2   3

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

1.2 Насилие в современной семье: отечественный и зарубежный опыт

 

Насильственные действия членов семьи по отношению друг к другу имели место во всех обществах и во все времена, но не всегда они рассматривались в качестве социальной проблемы.

Процесс социального выстраивания отношений в семье и обществе на разных этапах его становления и развития имел разнообразные виды и формы, начиная с каннибализма и заканчивая обществом равных прав и равных возможностей. Эти отношения можно рассмотреть через призму гендерных отношений, которые четко показывают формы, методы и механизмы взаимодействия людей разных полов.

Вот как определял в свое время Домострой регулирование поведения в семье: «Но если жена, или сын, или дочь слова и приказания не слушают, не боятся, не делают того, что муж, отец или мать повелевают, то их плетью постегать, смотря по вине; а бить их наедине, не при людях наказать. За какую-либо вину не бить по уху, по лицу, под сердце кулаком, пинком, не колоть посохом, ничем железным и деревянным не ударять. Тот, кто в сердцах так бьет, может большой вред причинить: слепоту, глухоту, повреждение руки или ноги. Должно бить плетью и разумно, и больно, и страшно, и здорово. Когда вина велика, когда ослушание или небрежение было значительное, снять рубашку и плеткою вежливенько побить, за руки держа, да побив, чтобы гнева не было, сказать ласковое слово. Да чтобы люди этого не видели и не слышали» [14].

Сегодня это выглядит наивно и грубо, а ведь когда-то было наставлением; прошло несколько столетий, наступил ХХI век — современное общество изменилось, изменились и отношения в семье.

Государство в своем стремлении к конкурентоспособности и безопасности становится все более «мужским», в то время как социальная ответственность в процессе повсеместного ослабления социального сектора носит все более «женский» характер.

В то же время можно констатировать, что демократические, нелиберальные изменения в экономике и политике более отчетливо показывают неравенство полов и выявляют новые проявления социального неравенства, что заставляет общество и государство по-новому смотреть на гендерные отношения и формировать их в русле современных реалий.

Гендерный анализ дает возможность визуализировать последствия глобализма и инвестиционной политики мировых финансовых институтов. Основная цель этого подхода — показать действительное положение мужчин и женщин в тех местах, где осваиваются инвестиции, ибо наличие гендерного неравенства может создавать предпосылки для насилия в семье, домашнего насилия. И чем выше уровень гендерного неравенства, тем выше вероятность частоты проявления насилия.

«Бытовое насилие, — считают в Совете Европы, — должно рассматриваться как преступление, его жертвы должны быть защищены, а виновники повсюду в Европе привлечены к ответственности».

На сегодняшний день в 89 государствах (в том числе и в некоторых бывших республиках СССР) действуют законы, направленные непосредственно на борьбу с насилием в семье, а в 90 государствах имеются те или иные нормы закона, направленные против сексуальных домогательств.

В нашей стране с определенной периодичностью делаются попытки остановить поток насилия в семье, прервать порочный круг скандальных отношений, предложить изменить поведение мужчинам, которые думают, что с помощью насилия можно удержать семейное счастье, что только контроль позволяет регулировать семейные отношения.

Основополагающий документ ООН «О ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин» появился в 1979 г., однако и в начале второго тысячелетия проблема внутрисемейного насилия женщин волнует мировое сообщество. Статистика многих стран фиксирует положительную динамику этого страшного явления современности. Так, каждая четвертая женщина становится жертвой насилия в семье, при этом каждую неделю от рук своих теперешних или бывших партнеров погибают две женщины. Насилие в семье является одной из причин каждой четвертой суицидальной попытки, предпринимаемой женщинами.

По мнению ряда авторитетных ученых, современное общество характеризуется наличием гендерного конфликта, который проявляется в том числе и в виде домашнего насилия. Происходят значительные изменения и в самом институте семьи, и в отношениях между членами семьи.

Семья является областью междисциплинарных исследований, в которых выделяются различные ресурсы изучения проблем семейных отношений (философский, исторический, экономический, демографический, психологический, педагогический и другие аспекты).

Множество существующих в литературе определений понятия «семья» можно условно разделить на три группы.

В первой группе определений семья рассматривается как малая социальная группа, как важнейшая форма организации личного быта, основанная на супружеском союзе и родственных связях, т. е. отношениях между мужем и женой, родителями и детьми, братьями и сестрами и другими родственниками, живущими вместе и ведущими общее хозяйство.

В социологическом энциклопедическом словаре под редакцией Г. В.Осипова семья представлена как «малая группа, основанная на браке или кровном родстве, члены которой связаны общностью быта, взаимной ответственностью и взаимопомощью. Через семью сменяются поколения людей, осуществляется продолжение рода».

Во второй группе определений акцент делается на понимании семьи как социального института. Здесь внимание сосредоточивается на взаимообусловленности семьи и общества. Семьей называется социальный институт, т. е. устойчивая форма взаимоотношений между людьми, в рамках которого осуществляется основная часть повседневной жизни людей: сексуальные отношения, деторождение и первичная социализация детей, значительная часть бытового ухода, образовательного и медицинского обслуживания, особенно по отношению к детям и лицам пожилого возраста.

Третья группа определений характеризует семью как целостное образование. Аристотель видел в семье основу государства, моногамную ячейку общества, общность, возникшую для удовлетворения повседневных потребностей человека: «Так как всякая семья составляет часть государства, а все люди являются частями семьи, и так как добродетели отдельных частей должны соответствовать добродетелям целого, то необходимо и воспитание детей и женщин поставить в соответствующее отношение к государственному строю; и если это не безразлично для государства, стремящегося к достойному устроению, то надо иметь также достойных детей и достойных женщин» [4].

Обобщая эти три группы определений, можно заключить, что семья является одновременно фундаментальным общественным институтом и социальной группой, которые участвуют в формировании человеческого капитала; это необходимый фактор, движущая сила общественного развития.

Состояние российской семьи в настоящий момент – причина и следствие целого ряда негативных социальных процессов, среди которых рост преступлений, совершенных на бытовой почве, расширение форм девиантного поведения. Официальная статистика свидетельствует о возрастающем уровне агрессии в семейных отношениях, что негативно влияет на ее безопасность и основы жизнедеятельности.

По данным независимых источников:

  • насилие в той или иной форме наблюдается в каждой четвертой российской семье;
  • почти 30 % общего числа умышленных убийств совершается в семье;
  • 40 % жертв домашнего насилия не обращаются в правоохранительные органы из-за неверия в их возможность раскрыть преступление, наказать виновного или из-за своей зависимости от обидчика;
  • из-за убийств в семье ежегодно погибает от 10 до 14 тысяч женщин.

Согласно исследованиям, у российской женщины вероятность быть убитой своим мужем или партнером в 2,5 раза выше, чем у американки, и в 5 раз выше, чем у жительницы Западной Европы. В России примерно каждая третья женщина страдает от физического насилия со стороны мужа.

По данным социальных учреждений, 60–70% женщин, страдающих от насилия в семье, не обращается за помощью в органы внутренних дел, потому что они не верят, что преступление будет раскрыто и виновного накажут, либо не желают давать показания против человека, с которым они связали свою жизнь (мужа, партнера). Кроме того, слишком часто женщина, находясь в сильной зависимости от обидчика (материальной, физической, жилищной, экономической, психологической), не предпринимает ничего для защиты своих прав. Но даже если жертва обратилась в полицию, уголовная и административная ответственность настигает обидчика далеко не всегда. Множество дел, возбужденных по факту избиения жены мужем, прекращаются в связи с тем, что женщина забирает заявление — либо помирились, либо испугалась угроз с его стороны, либо пожалела обидчика. Кроме того, многие женщины обращают внимание на то, что полиция не реагирует на их заявления [10; 11].

Проблема насилия в семье долгое время была табуированной областью, и до настоящего времени существует сопротивление социума обращению к этой проблеме. В общественном сознании и СМИ проблема насилия представлена в очень усеченной и трансформированной форме «ужасов отдельного случая». Существует много мифов о проблеме домашнего (семейного) насилия, таких как: насилие имеет место только в социально неблагополучных семьях, существует определенный внешний вид и социальное положение подвергающихся насилию граждан, жертва сама провоцирует насилие, в семье не может существовать сексуального насилия и тому подобные заблуждения.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

Однако насилие можно отследить во всех социальных группах независимо от уровня дохода, образования, положения в обществе, классовых, расовых, культурных, религиозных, социо-экономических аспектах, т. е. распространенность различных видов и форм насилия в семье такова, что охватывает всю популяцию.

Уровень толерантности по отношению к домашнему насилию в разных странах варьируется. В то же время домашнее насилие является одной из самых сложных, противоречивых, латентных и актуальных проблем современной цивилизации.

В США и Европе проблемой насилия мужчин над женщинами активно стали заниматься в 70-е годы, в России — в конце 80-х годов. Благодаря развитию в нашей стране кризисных центров были предприняты попытки мониторинга масштабов и анализа форм и причин насилия над женщинами. И тогда уже стало ясно, что в нашем обществе с высокой степенью агрессии в повседневном общении, когда бранные слова и грубость не считаются оскорблением, в общественном сознании понимание феномена насилия нередко сводится к физическому насилию и даже к его крайним формам, т. е. телесным повреждениям или смерти.

Длительное время семейное насилие рассматривалось исключительно с юридических и социологических точек зрения. Разрабатываемые на этой основе программы профилактики этого явления были ориентированы в основном на жертв насилия — женщин и детей (хотя в Швеции имеется прецедент — социальный приют для мужчин, ставших жертвой семейного насилия со стороны женщин). В то же время проблема семейного насилия является сложным и малоизученным социально-психологическим феноменом; значимость его исследования доказывается хотя бы тем, что специалисты кризисных служб в настоящее время остро нуждаются в научно обоснованных методах работы с семьями, в которых имеет место агрессивное поведение одного из супругов.

Результаты опросов показывают, что многие мужчины и женщины считают допустимым, что муж может бить жену. Например, И.Горшкова и И. Шурыгина в результате опроса 1076 женщин и 1058 мужчин более чем из 50 населенных пунктов семи регионов России определили, что доля тех, кто готов оправдать мужа, ударившего или побившего жену, при ответах на различные вопросы колеблется от 32 до 47 %. Половина опрошенных мужчин не исключает того, что они когда-либо ударят жену. Среди женщин тех, кто считает вероятным, что муж может их ударить, еще больше — 60 %. То есть большинство замужних женщин живут с человеком, про которого они думают, что он может их ударить или побить. Следовательно, риск подвергнуться избиению оказывается «естественной» составляющей обычной семейной жизни многих россиянок [12].

Наличие предубеждений и искажений в представлениях о корнях насилия мужчин над женщинами характерно не только для агрессоров и их жертв, но и тех, кто должен обеспечивать защиту и проводить профилактическую работу по предупреждению насилия. Особенно это касается форм реагирования на насилие против женщин и детей правоохранительных органов, которые по-прежнему, рассматривая сигнал о «бытовом» насилии, предпочитают не вмешиваться в частную жизнь граждан. Поэтому латентность преступлений «на бытовой почве» остается столь же высокой, что и в 90-х годах прошлого века. Жертвы насилия не обращаются в правоохранительные органы из-за неверия в их готовность и возможность наказать виновного, а также из-за полной незащищенности [11] и, как правило, материальной и иной зависимости жертвы от истязателя. Таким образом, продолжает действовать синдром «молчания ягнят», когда о зверских преступлениях не заявляют в полицию ни пострадавшие, упрекая себя: «Сама виновата!» и не веря в возможность получения помощи и поддержки, ни свидетели-соседи, руководствуясь житейскими «мудростями»: «В каждой избушке — свои погремушки», «Бьет — значит любит», «Милые бранятся — только тешатся» и т. п.

Обращение за психологической поддержкой также не гарантирует адекватнуюпомощь женщинам, оказавшимся в ситуации физического, а тем более психологического или экономического насилия со стороны партнера. Психолог может не знать механизмов насилия и специфики работы с жертвами. В таком случае его работа может способствовать формированию чувства вины и чувства собственной неполноценности у женщины, обратившейся за помощью. Поэтому прежде чем способствовать расширению круга социальных возможностей женщины и стремлению к изменениям, важно помочь обеспечить ее безопасность и укрепление ее психического и эмоционального благополучия.

Для более четкого понимания феномена «домашнее насилие» рассмотрим подробнее ситуации домашнего насилия и конфликта.

Домашнее насилие представляет собой повторяющиеся во времени инциденты (паттерны) множественных видов насилия (физического, сексуального, психологического и экономического). Наличие паттерна — важный индикатор отличия домашнего насилия от просто конфликтной ситуации в семье. Если конфликт имеет локальный изолированный характер, то насилие имеет системную основу и состоит из инцидентов, следующих друг за другом. Конфликт обычно имеет в своей основе некую конкретную проблему, которую можно разрешить. Конфликт всегда имеет две противоборствующие стороны, предмет конфликта, направленность на преодоление противоречий, возможность конструктивного разрешения ситуации. Для того чтобы семейный конфликт мог попасть в категорию домашнего насилия, необходимо, чтобы это повторилось хотя бы дважды (хотя, конечно, это не исчерпывает всех необходимых характеристик).

Второе принципиальное отличие домашнего насилия от других агрессивных актов заключается в особенностях отношений между объектом и субъектом насильственных действий. В отличие от преступления, совершенного на улице незнакомцем, домашнее насилие происходит в отношениях между близкими людьми, которые включают в себя супругов или близких партнеров, бывших супругов, родителей, детей, других родственников. Следовательно, особенность насилия в семейном контексте — и для насильника, и для жертвы — состоит в необходимости продолжать общение, сохранять и поддерживать систему межличностных взаимоотношений. Эта необходимость накладывает очень большой отпечаток на всю специфику протекания и возможности разрешения ситуации семейного или домашнего насилия. Насильником в большинстве случаев является мужчина, т. е. домашнее насилие имеет гендерную специфику. Его цель — установить над женщиной контроль, почувствовать свою власть. Если это не удается, то дело доходит до крайности — убийства.

Важно отметить, что даже если насильственные действия направлены только против одного человека, то все остальные члены семьи все равно оказываются подвержены тому, что обозначается исследователями как «вторичная виктимизация» и заключается в переживании свидетелями насилия тех же психологических последствий, что испытывает жертва. Особенно тяжелые переживания испытывают дети, наблюдающие за тем, как отец издевается над матерью.

Женщина прибегает к насилию в основном после того, как сама продолжительное время неоднократно оказывалась в положении жертвы своего мужа или партнера. То есть женщины применяют насилие в отношении мужчин как средство самозащиты или в целях прекращения насилия мужчин в отношении их самих. Лишь немногие женщины систематически применяют насилие, чтобы властвовать над мужем (это происходит лишь в 3 % случаев). К тому же редкая женщина обладает необходимой для этого физической силой. Кроме того, женщины, в отличие от мужчин, лишены культурного одобрения применения силы.

Количество семей, в которых муж жестоко обращается с женой, в 3,5 раза больше, чем семей, в которых жена жестоко обращается с мужем [38].

Меж тем современная культура зачастую рассматривает домашнее насилие только как психологическую проблему, игнорируя ее социокультурный базис и ее статус гендерной проблемы. Происходит определенная «патологизация» пострадавшей женщины, и решение проблемы сводится только к использованию терапии. На самом деле основа проблемы насилия коренится не только в поведении супружеской пары в целом или женщины в частности, но и в мужском поведении, подкрепленном своей системой общественных взглядов, норм, культурных ценностей.

Домашнее насилие может угрожать любой женщине, независимо от ее статуса, дохода, религиозной и национальной принадлежности, и без активных действий со стороны женщины насилие не прекратится.

Насилие — это семейная традиция, т. к. 90 % мальчиков, перенимая насильственный стиль поведения у своих отцов, впоследствии так же обращаются со своими женами.

Затяжные и постоянно повторяющиеся семейные конфликты могут стать началом насильственных отношений, они предшествуют половине всех преступлений, связанных с бытовыми мотивами.

Большинство женщин, страдающих от насилия, оставляют эту тему закрытой и даже запретной, они не обращаются ни в правоохранительные органы, ни за медицинской помощью, ни за психологической поддержкой. Напротив, они сами пытаются решить свои проблемы, проявляя чрезмерную агрессию и желание отомстить: 75 % женщин, сидящих в тюрьме за убийство, убили своих насильников-мужей или партнеров.

 

Глава 2. Насилие в семье, статистические данные Красноярска

 

Красноярский край не является исключением в ряду регионов России, где существует проблема насилия в отношении женщин и детей.

По статистике, каждая четвёртая семья в Красноярском крае сталкивается с проблемой домашнего насилия. По данным МВД по Красноярскому краю около 70 % убийств происходят на бытовой почве.

В результате социологического опроса, проводимого Кризисным центром «Верба» в ноябре 2015 года 32% опрошенных красноярцев ответили, что домашнее насилие существует в их семьях. За 3 года работы только в Кризисный центр «Верба», за юридической и психологической помощью обратилось более 3000 человек. И практически в 100% случаев в таких ситуациях страдают дети.

Всего было опрошено 1192 респондента, из них 56% -городских жителей, а 44% — сельских. Установлено, что средний возраст людей, подвергшихся насилию – 37,7 лет. Из них 62% состоят в браке. 82% опрошенных считают, что в крае существует проблема домашнего насилия, из них 72% уверены, что такая проблема должна разрешаться на государственном уровне, а не в кругу семьи.

28% респондентов сталкивались с подобной проблемой в своей семье и 45% были свидетелями насилия в других семьях или в кругу своей семьи. 28% респондентов сталкивались с подобной проблемой в своей семье и 45% – были свидетелями насилия в других семьях.

Самым распространенным является физическое насилие (39%), за ним идет психологическое 37%.

Наиболее часто насилие встречается в семьях безработных — 24%. Главной причиной насилия является алкоголизм — 75% случаев, за ним идет наркомания — 15%.

По данным ГУ МВД России по Красноярскому краю, в 2015 году выросло количество преступлений против детей с 2913 (в 2014 году) до 2993. Больше чем в два раза увеличилось число изнасилований — 58, почти в два раза — убийств — 9 случаев, на третьем месте по приросту вступление в половую связь с несовершеннолетним — 99 (+71%). По-прежнему растёт число избиений детей — 878 случаев (+4%), причинение смерти по неосторожности — 26 (+24%).

Данные, приведенные в статистических сборниках отражают негативные тенденции в обществе:

Таблица 1 — Удельный вес преступлений связанных с насилием над детьми в общем числе случаев домашнего насилия

Год Количество случаев домашнего насилия Удельный вес случаев насилия над детьми, %
всего в т.ч. над детьми
2011 12197 2942 24,12
2012 11111 2723 24,51
2013 10413 2593 24,90
2014 11109 2993 26,94
2015 11244 2913 25,91

 

Анализируя приведенные данные, целесообразно построить динамический ряд для наглядного представления изменения количества выявленных случаев насилия в семье над детьми в Красноярском крае за последние несколько лет:

Рис.1. Динамика преступлений, связанных с насилием над детьми с 2011 по 2015 г.

 

Приведенный динамический ряд показывает общую тенденцию к увеличению случаев насилия над детьми в условиях семьи.

В настоящее время в Красноярском крае наблюдается опасная динамика изменения категории совершаемых преступлений в семье.

Например, можно выделить такие опасные тенденции: интенсивный рост тяжких деяний, увеличение рецидивных преступлений, снижение возраста правонарушителей, немотивированная жестокость и другие. Насильственные способы разрешения конфликтов, подготовленность преступных актов стали характерными признаками личности современного домашнего тирана. Весьма настораживающей реальностью стало выравнивание удельного веса мужчин и женщин, совершивших тяжкие насильственные преступления в семье. Эти показатели отличаются весьма незначительно и составляют соответственно 4,1% и 3,8%.

Малое внимание к проблемам домашнего насилия привело к отсутствию методов эффективного предупреждения насилия над женщинами, отсутствию системы всесторонней помощи пострадавшим от насилия и их семьям. Тем не менее, модель оказания помощи женщинам и членам их семей, пострадавшим от насилия, сформировавшаяся в Красноярском крае (и особенно в г. Красноярске) является достаточно простроенной и уникальной.

На территории Красноярского края функционируют 16 центров социальной помощи семье и детям (в которых открыто 3 кризисных отделения для женщин), из них 8 центров находятся в г. Красноярске. В г.Красноярске действуют два центра помощи женщинам: муниципальный кризисный центр для женщин и детей и кризисный центр для женщин «Верба», работающий на грантовой основе с 1999 г. Оба центра действуют в соответствии с Федеральным законом от 28.12.2013 «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» и закон Красноярского края от 16.12.2014 «Об организации социального обслуживания граждан в Красноярском крае».

За почти двадцатилетнюю историю центра «Верба», в него обратились более 55000 женщин. Целями деятельности Кризисного центра «Верба» являются:

1) разрешение социально-психологических проблем женщин и их семей;

2) внедрение профилактических мер против насилия в семье в г. Красноярске;

3) изменение общественного мнения по проблеме насилия в семье;

4) рекламно-пропагандистская работа.

Основные задачи деятельности центра Верба:

  1. оказание психологической и социальной помощи женщинам и их семьям, находящимся в кризисной ситуации, связанной с различными видами насилия;
  2. проведение лекций, семинаров, тренингов в различных образовательных, медицинских и социальных учреждениях города;
  3. проведение социологических исследований, «круглых столов», акций, посвященных проблеме насилия в семье и обществе;
  4. освещение проблемы насилия и деятельности кризисного центра по решению этой проблемы в СМИ;
  5. помощь женщинам в создании в семье атмосферы взаимопонимания и взаимного уважения, благоприятного микроклимата;
  6. поддержка женщин в решении проблем мобилизации их собственных возможностей и внутренних ресурсов по преодолению сложных жизненных ситуаций.
  7. социальный патронаж женщин, нуждающихся в социальной помощи, реабилитации и поддержке.
  8. повышение стрессоустойчивости и психологической культуры женщин обратившихся в центр, особенно в сфере межличностного, семейного и родительского общения.

В центре ведется работа с семьями по проблемам насилия, организовано:

  • консультирование по телефону горячей линии и оказание психологической, юридической помощи;
  • индивидуальное юридическое консультирование, сопровождение в суде;
  • индивидуальное психологическое консультирование;
  • психологические тренинги, группы самопомощи для семей столкнувшихся с проблемами насилия в семье;
  • исследовательская работа, подготовка новых проектов.

Главная специализация «Телефон доверия» — это помощь женщинам и детям — жертвам насилия и их семьям. Основная задача телефонных консультантов Кризисного центра «Верба» это оказание экстренной психологической поддержки обратившимся людям, однако при необходимости консультант может направить клиента на очное психологическое или юридическое консультирование.

Телефон доверия обеспечивает отклик в экстренных психологических ситуациях, помогая сохранить право на анонимность. Экстренное психологическое консультирование по телефону доверия позволяет снять острое эмоциональное напряжение, которое препятствует нормальной жизнедеятельности и рациональной оценке существующих проблем. Консультант телефона доверия помогает женщине разрешить вопрос о том, в чем заключается ее проблема, осознать желаемые результаты, обозначить имеющиеся ресурсы и на их основе самостоятельно принимать решения и разрешать свои проблемы.

В 2013 г в центре была разработана инновационная целевая программа под названием «Активизация внутреннего потенциала молодой семьи, переживающей первый кризис». Данная целевая программа является единственной программой в г. Красноярске, которая направлена именно на работу с молодыми семьями. Основной целью программы является оказание комплексной поддержки молодой семье в формировании благоприятного психологического климата, доброжелательного общения и полноценного личностного развития всех ее членов.

Согласно программе, работа с молодой семьей проводится в несколько этапов:

Сбор информации о женщинах, нуждающихся в помощи центра.

Целью данного этапа является проведение социальной оценки, то есть отнесение молодой семьи к какой-либо категории (проблемы насилия, психологические проблемы, проблемы здоровья и т.д.) и заполнение социального паспорта с постановкой социального диагноза. Таким образом, до непосредственного знакомства с молодой семьей, социальный работник уже определяет круг проблем, которыми ему предстоит заниматься, решает вопросы о целесообразности, методах и средствах вовлечения семьи в процесс осуществления необходимых изменений, способах изменения.

Социальная реабилитация. В зависимости от характера проблем, от сложности поставленной задачи реализуются две программы:

— Программа-минимум. Реализуется в случае, когда молодая семья переживают проблемы и кризисы, связанные с внезапной утратой чего-то очень ценного для себя (здоровье, работа, жилье, близкий человек, имущество). В таком случае проводится восстановление способности членов семьи оптимально функционировать несмотря на трудности. Решаются психологические и практические задачи: воздействие на чувства, помощь в преодолении низкой самооценки, неспособностью справиться с горем, утратой и страхом перед будущим. Оказывается необходимая материальная помощь, юридическая, бытовая, экономическая поддержка.

— Программа-максимум направлена на решение более серьезных проблем (комплексных либо требующих для решения длительного срока). Программа предполагает «ведение» клиента (то есть сопровождение и посредничество в работе с различными инстанциями, психологическая поддержка, материальная помощь) на срок до года. При необходимости срок работы с клиентом увеличивается. Программа-максимум направлена в основном не на внезапно возникшие проблемы, а на проблемы затяжного характера, такие как насилие в семье, трудности возникшие с разводом, инвалидность и т.д.) то есть те проблемы, с которыми женщина долгое время не может справиться.

В двух имеющихся в г. Красноярске кризисных центрах применяется комплексный подход, поскольку часто проблемы клиенток взаимосвязаны и взаимозависимы: насилие неразрывно связано с взаимоотношениями в семье, материальные трудности – с проблемами со здоровьем и наоборот.

Однако в целом применяемая модель работы имеет ряд недостатков.

Во-первых, работа с семьями осуществляется только «по обращениям», то есть специалисты работают с теми жертвами насилия, которые сами обратились за помощью в центр и не предпринимают никаких действий по выявлению кризисных ситуаций. Представляется, что данная работа также необходима, поскольку не каждая жертва насилия или психологического давления в семье, способна обратиться за помощью к специалисту, не каждый человек решится поделиться проблемой с посторонним человеком.

Во-вторых, еще одним упущением, является тот факт, что в кризисном центре «Верба» не ведется персонифицированный учет семей, обратившихся за помощью. Анонимность обращения, безусловно, раскрепощает жертву насилия и дает ей дополнительную уверенность в защите, но в таком случае невозможно отследить, насколько эффективна работа специалиста в каждом конкретном случае и нет ли рецидива насилия в данной семье, уже обращавшейся за помощью в данный центр.

В-третьих, не используются социально-реабилитационные программы для обидчиков (например, для мужчин, подвергающих членов своей семьи насилию) и не применяются посреднические (медиативные) процедуры по примирению сторон и выстраиванию ненасильственных взаимоотношений.

В-четвертых, телефон доверия работает только в дневное время. А кризисные ситуации зачастую случаются поздно вечером и ночью, поэтому женщины фактически лишены возможности получить экстренную помощь.

В-пятых, оба кризисных центра недостаточно взаимодействуют со СМИ: многие молодые семьи города Красноярска не знают о существовании подобных центров, об их местонахождении и условиях оказания услуг.

Кроме того не ведется работа с молодыми семьями направленная на профилактику насилия, выстраивание модели гармоничной семьи, проработку варианта конструктивного решения конфликтных ситуаций.

Можно рекомендовать организацию семинарских занятий для молодых семей, которые будут включать, в том числе, и лекции по проблемы насилия в семье. Целью семинарских занятий должно стать информирование, а так же мотивация молодых супругов к изменению существующих деструктивных установок решения семейных проблем. Важно попытаться изменить мотивацию молодых супругов при выборе модели поведения в семейных конфликтных ситуациях: изменить характеристики действий, которые они выбирают, в сторону аффективной нейтральности и достижения консенсуса.

 

Глава 3. Проблемы профилактики насилия в современной семье

3.1 Специфика социально-психологической работы с молодой семьей

 

Институты оказания социальной помощи семье по предупреждению насилия одних ее членов над другими только складываются в контексте социального исторического опыта. Они немногочисленны, их усилия разрозненны, они не обладают всем необходимым для профилактической работы комплексом средств социальной защиты, сказывается отсутствие развитой правовой основы их деятельности.

Однако постепенно формируются принципы помощи неблагополучным семьям. Применительно к семьям различных категорий клиентов используются различные технологии социальной работы.

Виды и формы социальной помощи, цель которых — сохранение семьи как социального института в целом и каждой конкретной семьи, нуждающейся в поддержке, можно разделить на экстренные, то есть направленные на выживание семьи (экстренная помощь, срочная социальная помощь, немедленное удаление из семьи детей, находящихся в опасности), и профилактические, направленные на поддержание стабильности семьи, на социальное развитие семьи и ее членов.

В этой деятельности необходима более эффективная реализация принципов, частично практикуемых на местах. Среди них П.Д. Павленок указывает следующие:

1) адресность профилактической и другой работы: необходимость работы именно с лицами и группами девиантного поведения, особенно с детьми, в семьях, на улице, в образовательных учреждениях и т. д.;

2) повышение эффективности использования выделяемых средств (здесь критерием может служить, например, уменьшение лиц с девиантным поведением, оздоровление обстановки в семье, в коллективе, на улице);

3) наступательный, опережающий характер работы: не лечить «социальные болезни», а предотвращать их, в том числе благодаря реализации соответствующей социальной политики государства, предусматривающей (и Международным законодательством, в частности) гарантии людям таких прав, как право на жилище (нередко люди остаются без квартиры при ее обмене, приватизации или даже лишаются жизни и т. д.), образование, воспитание, реальный механизм реализации этих гарантий, предусматривающий ответственность за нарушение законодательных норм самим государством, его исполнительными органами, школой, медицинскими и другими учреждениями;

4) усиление контроля над детьми, подростками, не посещающими школу, недопущение незаконного исключения детей из образовательных учреждений;

5) дополнительную оплату труда специалистов, работающих с лицами и группами девиантного поведения (ее надо рассматривать как «вредное» производство с точки зрения воздействия девиантности на социально-психологическое самочувствие таких специалистов);

6) развитие социального творчества как альтернативы антиобщественным проявлениям;

7) организацию в целом здорового досуга населения, особенно детей и молодежи, в том числе по месту жительства.

Специфика социально-психологической работы с молодой семьей заключается в первую очередь в том, что проблема насилия еще не успела сформироваться в полной мере, отношениями чаще всего правит любовь и чаще всего у обоих супругов есть желание работать над отношениями, сохранить их и германизировать.


Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Страницы:   1   2   3