Меню Услуги

Насилие в семье. Часть 3.

Страницы:   1   2   3

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

3.2 Методы предотвращения насилия в семье

 

Современные организации и учреждения, осуществляющие свою деятельность в социальной сфере, должны адаптироваться к изменяющимся реалиям окружающего мира, предвидеть тенденции грядущих изменений. В ходе решения этой задачи разрабатываются и внедряются различные нововведения в социальной сфере нашего общества. Именно они все чаще определяются учеными как социальные инновации (от лат. innovatio — введение в практику нового). Источниками социальных инноваций являются изменения внешней среды, возникающие социальные проблемы, которые невозможно решить традиционными методами, изменения потребностей общества и его членов. Неразрешенность тех или иных социальных проблем дает импульс к разработке новых средств, норм в социальной сфере. Так были созданы и получили распространение «телефоны доверия», с помощью которых оказывается анонимная психологическая помощь людям, находящимся в стрессовых ситуациях; так возникли социальные приюты, гостиницы и т.д.

Все формы и методы специалиста строятся так, чтобы дать женщине возможность понять, что никто не старается преуменьшить значения ее трудностей и проблем, но именно разрешая эти проблемы, ей необходимо находить ресурсы для улучшения своего положения.

Реабилитационная работа с женщиной, пострадавшей от насилия в семье, имеет определенные правила и направления, но все они нацелены на преодоление тех психологических изменений, которые происходят под воздействием длительного стресса, а также в связи с самым тяжелым и опасным разрушением, причиняемым насилием:

  • изменение Я-концепции женщины;
  • разрушение системы жизненных ценностей;
  • нарушение функционирования мотивационной сферы (осознание потребностей, формирование активной позиции в принятии решений и достижении выбранных целей), и в конечном итоге отказ от ответственности за свою жизнь.

Исследования показали, что наиболее эффективными являются две стратегии выхода из кризисной ситуации и преодоления посттравматического стресса:

  • целенаправленное возвращение к воспоминаниям о травмирующем событии в целях его анализа и полного осознания всех обстоятельств травмы;
  • осознание значения травматического события для жизни, стиля поведения, выборов, решений, принимаемых человеком, и получаемого в результате качества жизни.

Особенность реабилитационной помощи женщинам, пострадавшим от насилия в семье (особенно в условиях социального стационара или убежища) – структурированность работы с психологом, причем не только в групповых занятиях, но и в индивидуальных беседах.

Эта необходимость объясняется несколькими причинами:

  • Женщины приходят за помощью к психологу, находясь в состоянии хронического стресса, и часто проявляют признаки посттравматического стрессового синдрома.
  • Женщины, попадая в безопасную обстановку (убежище, социальную гостиную), бывают растеряны, переживают ощущения жизненного хаоса, тревожность. Они стремятся как можно скорее избавиться от тягостных переживаний и часто тяжело переживают неструктурированность обычного терапевтического процесса – высказывают неудовлетворенность от «болтовни», отсутствия видимого прогресса. Структура программы, с которой знакомят каждую женщину, помогает им настроиться на систематическую работу и принимать необходимость «малых шагов».
  • Женщины, переживая страх утраты супруга или страх перед своим будущим, при этом демонстрируют поведение, установки и ожидания, свойственные общей виктимности (жертвенности) личности: они ожидают успокоений, часто ведут себя так, будто каждый человек из их окружения, включая специалистов, к которым они обращаются, виноват во всех их несчастьях, и ожидают от них решения всех своих проблем. Обычно среди таких трудностей указывают материальное положение, квартирный вопрос и желание изменить, сделать «хорошим» своего мужа.

Другими словами, в большом количестве случаев женщины – жертвы домашнего насилия не проявляют готовности глубоко работать над сложившейся ситуацией, не настроены активно преодолевать последствия хронического стресса и тем более не готовы пересматривать собственные установки и страхи, заставляющие их продолжать отношения, опасные для жизни и здоровья их самих и их детей.

Структурированность программы настраивает их на обязательное последовательное прохождение всех этапов реабилитации и вторичной профилактики насилия.

Программа реабилитации и вторичной профилактики насилия выстраивается с учетом постепенного продвижения от поверхностных описаний, выявления собственного отношения женщины к сложившейся ситуации к проработке травматического опыта, продвижения от терапевтического репереживания и обучения приемам снятия стрессового напряжения к все более глубокому осмыслению своих взаимоотношений, росту положительного отношения и уважения к себе, развитию ответственности за свою жизнь; продвижения от нового уровня осмысления и заботы о своем эмоциональном состоянии к самостоятельному программированию позитивных изменений в своей жизни.

В случае активной работы женщины последовательность обсуждения тем может варьироваться, тем не менее при этом все перечисленные темы должны быть обсуждены и проработаны. Таких женщин гораздо реже можно встретить в кризисных стационарах, чаще они находят возможность посещать психолога «амбулаторно». В этом случае мы можем говорить о хорошей психологической «сохранности» женщины.

Если же женщина пассивна, не проявляет активного интереса к работе с психологом, индивидуальные сессии должны проводиться в строгой последовательности. Таким образом, чем менее активна женщина, тем более структурированной становится реабилитационная работа.

Пассивность женщин, пострадавших от насилия в семье, часто вызвана именно тем, что она утратила значительную долю личностной активности, желаний, стремлений, волю к позитивным жизненным преобразованиям. Часто вся энергия таких женщин направлена на «изливание» бесконечных жалоб, хождение по инстанциям в поисках участия и помощи, которая, по сути, требует вмешательства волшебника – ведь они хотят чуда: чтобы муж стал «хорошим» («Я и заработаю, я и дом обслужу, вот если бы он стал таким, каким был вначале»), чтобы кто-то дал жилье («А то некуда уйти от изверга»), чтобы кто-то обеспечил, потому что «нет хорошей работы», «сидела дома из-за мужа, и теперь нет никакой профессии» и т.д.

В результате общий принцип психотерапии «следовать за клиентом и вместе с клиентом» на первых этапах значительно утрачивает свою «волшебную» силу, а часто вообще не «работает» – женщина никуда не идет, скорее она и ждет, что ее куда-то приведут.

При самых крайних проявлениях абсолютно рентной позиции женщины становится невозможной полноценная реабилитация. Тогда, увы, вся работа сводится к диагностическим и релаксационным мероприятиям.

И даже в таком случае психологу не стоит брать на себя роль гуру. Не просто излишне, но и категорически нельзя вставать на позицию нравоучителя. Женщине нужен человек, который ее внимательно выслушает, внимательно отнесется к ее состоянию, страданию, проявит уважение к ее точке зрения на проблему. Так что принцип «быть с клиентом» остается в силе в любом случае.

Однако чаще всего специалисты встречаются со «средней активностью» женщин: не слишком заинтересованные в реабилитационной работе сначала («Да мне ничего не надо, просто меня к вам направил врач», «Мне реабилитация не нужна, просто велели пройти, потому что у вас такие порядки»), постепенно женщины все больше и больше раскрываются и с все большей активностью используют время психотерапии для переработки и переосмысления тяжелого опыта.

В таком случае вначале работа проводится жестко по программе, а затем специалист все более следует за женщиной в ее самораскрытии и осмыслении. В любом случае все темы программы должны быть обсуждены.

Чтобы не запутаться, можно сделать таблицу, в которой в левом столбике будут перечислены все темы, которые необходимо поднять в рамках реабилитационной программы, а последующие столбики будут указывать на порядковый номер и дату очередной сессии. Теперь можно отмечать темы, поднятые по инициативе психолога или женщины на каждой встрече.

Общая продолжительность реабилитационного процесса для каждой женщины совершенно индивидуальна. Но в тех случаях, когда женщины проходят реабилитацию в государственных учреждениях, приходится четко указывать определенные сроки (а главное — затем их и придерживаться).

Минимальное количество сессий, необходимых для реабилитации, можно определить исходя из простого перечисления тем, которые необходимо поднять во время работы, плюс первая встреча и диагностика. Получается 14 сессий, при условии, что беседы с психологом происходят 2 раза в неделю. Но обычно для полноценной реабилитационной работы нужно не менее 20–25 сессий. При этом лучше, если индивидуальная работа с психологом сочетается с групповыми занятиями, однако собрать женщин в одну стабильно работающую группу бывает довольно сложно. Скорее это возможно в условиях их проживания в социальной гостинице (убежище) или в стационарном кризисном центре.

На практике специалисты могут встретиться с серьезной проблемой в период реализации реабилитационной программы. Эта проблема – частичное или полное отсутствие сотрудничества женщины в работе по самовосстановлению.

Все дело в том, что женщины, как правило, приходят за помощью после долговременного (иногда многолетнего) пребывания в условиях постоянного психологического и физического насилия, так что даже травматические симптомы «вплетаются» в их образ жизни, становятся их личностными особенностями.

Это порой приводит в замешательство и самих специалистов: пришла женщина, говорит, что бьют, издеваются, но выглядит обычно, разговаривает спокойно. Рассказывает о своей работе или о домашних делах. В общем, все обыденно, и совсем – вот совсем! – не похоже, что она переживает какую-то травматическую ситуацию. Ну трудно ей, а кому сейчас легко? Так только, глаза потухшие да легкая заторможенность, или наоборот, возбудимость наблюдается. Так у кого их сейчас нет? И кажется, что не нужна ей никакая реабилитация, а значит, можно сразу брать быка за рога, взывать к ответственности, активности и стимулировать движение к переменам. А вот это и есть главная ошибка.

На самом деле женщина привыкла к тому, что с ней происходит повседневно, что она уже другая, не та, что когда-то впервые пережила акт насилия. И даже за помощью обратилась только из-за какой-нибудь уж совсем невыносимой выходки супруга (или другого родственника). Но многие ее «качества» – лишь следствие переживания прежней травмы, которая так никогда и не зажила и на которую постоянно накладывались все новые и новые травматические переживания.

Она разучилась жить без насилия (хотя и страстно хочет этого), ее личностное развитие не просто остановилось, оно деградирует, а женщина не замечает этого. Остановка в личностном развитии и деградация – самое трагическое и самое незамечаемое последствие психотравмы. И пока прежний травматический опыт не будет переработан, ничего в жизни женщины не изменится.

«Именно привыкание к насилию со стороны жертвы, возведение его в культурную норму является главным фактором, поддерживающим долговременное насилие со стороны супруга…

Существуют некоторые общие характеристики реальных и потенциальных жертв домашнего насилия: пассивность, подчиняемость, неуверенность в себе, низкая самооценка, чувство вины. Эти качества, с одной стороны, являются условиями возникновения домашнего насилия, с другой – усугубляются со временем и влекут за собой развитие насилия…

Более позитивное восприятие себя, осмысление конфликтной ситуации как насилия создает более конструктивное взаимодействие и снижает интенсивность и разнообразие форм насилия. Склонность обвинять себя или видеть причину конфликта во внешних обстоятельствах определяет выбор деструктивных моделей взаимодействия, поддерживающих акты насилия со стороны партнера» (Малкина-Пых И.Г. Гендерная терапия: Справчник практического психолога).

Затем следует вторичная психологическая профилактика, т.е. профилактика повторения ситуаций насилия.

Индивидуальная вторичная профилактика выходит за пределы реабилитации. Она может продолжаться (после того, как завершен реабилитационный курс) на протяжении года, а иногда и больше.

Индивидуальная реабилитация и вторичная профилактика могут и должны сочетаться с групповой работой, которая в настоящее время признана как наиболее эффективная форма реабилитации и вторичной профилактики насилия и виктимогенности женщин – жертв домашнего насилия.

Опыт показывает, что если женщина «добралась» до вторичной профилактики, то скорее всего, ей уже не понадобится четко структурированная программная работа. За время реабилитационного процесса все «проблемные зоны» проявятся, мотивация женщины к личностному росту и позитивной перестройке жизни возрастет, и дальнейший процесс пойдет как обычная психотерапия. Но в редких случаях такая программа все-таки нужна, и в этом случае она вырабатывается психологом совместно с клиенткой.

Рассмотрим основные методики и техники программы индивидуальной психосоциальной реабилитации.

Общие требования:

  1. Разговор с женщиной ведется в отдельном помещении, без свидетелей, сопровождающих лиц и тем более без домашнего агрессора.
  2. Психолог в подходящий момент открыто выражает свое отношение к проблеме насилия.
  3. Не рекомендуется в отношении к женщине употреблять слово «жертва»: женщины, регулярно терпящие побои, тем не менее часто не идентифицируют себя с жертвой, относятся к такому восприятию себя крайне негативно.
  4. Избегайте вопросов, в которых женщина может услышать унижение. Например: «Как вы можете жить с этим человеком?», «Что им дает насилие?», «Как (почему) вы допускаете, что бы вас били?» и т.п.
  5. Проявляйте уважение и терпение, даже если женщина не выражает готовности активно сотрудничать в реабилитационном процессе.
  6. Высказывайте и подтверждайте убеждения о том, что: женщина не виновата в насилии, которое она переживает; оплакивание потери естественно, и при этом теперешнее состояние пройдет тем быстрее, чем больше усилий к восстановлению будет прилагать женщина; если женщина пережила такие тяжелые жизненные события и, тем не менее, нашла в себе силы что-то предпринять, чтобы изменить ситуацию, получить помощь, то у нее явно есть ресурсы и силы для преодоления переломного периода жизни.

Психодиагностика. Психодиагностика женщин – жертв домашнего насилия проводится на второй и предпоследней индивидуальных сессиях. Каждый раз делается полное описание результатов тестирования, в соответствии с которыми выдаются рекомендации для дальнейшей реабилитационной или профилактической работы.

После получения итоговой диагностики необходимо, кроме описания результатов тестирования, сделать сравнительный анализ стартового и итогового результатов с соответствующими выводами об эффективности реабилитационного процесса.

С самого начала важно уделить особое внимание возможному суицидальному риску. В таком случае в первую очередь намечается работа по снижению суицидального риска, а затем уже все другие темы и мероприятия.

Батарея методик, с одной стороны, должна обеспечить объективную качественную и количественную оценку эмоциональных и личностных особенностей женщин – жертв домашнего насилия, с другой – должна быть необходимой и достаточной, т.е. обеспечивающей всю необходимую измеряемую информацию при минимальном количестве тестов.

Для решения поставленных задач представляется оптимальным использование следующих методик:

Цветовой тест Лютера, который позволяет: оценить актуальное психоэмоциональное состояние; замерить уровень нервно-психической устойчивости; выявить лиц, склонных к депрессивным состояниям.

Личностный опросник MMPI, который позволяет: выявить тип и черты характера; определить стиль поведения и общения; определить способность к адаптации и скрытые психические отклонения; прояснить эмоциональное состояние и степень выраженности стресса.

Структурированное клиническое диагностическое интервью СКДИ, которое позволяет выявить наличие посттравматического стрессового синдрома и степень его выраженности (вплоть до посттравматического стрессового расстройства). При этом необходимо учитывать специфику психодиагностики посттравматического стрессового расстройства: сначала необходимо выявить сам факт переживания травматического события (в случае с женщинами – жертвами домашнего насилия это разовый акт насилия либо повторяющиеся акты насилия).

Методика экспресс-диагностики суицидального риска «Сигнал» (М.В. Зотов, В.М. Петрукович, В.Н. Сысоев). Это новое поколение психодиагностических инструментов. В отличие от выявления склонности к самоубийству с помощью опроса, экспертных оценок и самооценок, «Сигнал» основан на объективном измерении психофизических реакций. Эта методика требует всего 10 минут и не предъявляет высоких требований к уровню образования и интеллектуального развития обследуемого.

Минус данной методики – она может использоваться только с помощью компьютера. Поэтому если компьютерная диагностика невозможна, необходимо полагаться на признаки суицидального риска, проявляемые в поведении и высказываниях женщины. В условиях стационара (убежища, социальной гостиницы) с признаками суицидального риска должны быть знакомы все специалисты, работающие с женщинами жертвами домашнего насилия, а не только психолог.

Помощь в преодолении острого кризиса (кризисная интервенция, индивидуальный дебрифинг).

Основные принципы работы с острыми кризисными состояниями.

Экстренная психологическая помощь человеку, находящемуся в состоянии кризиса обозначается как кризисная интервенция. Она базируется на принципах краткосрочности, реалистичности, личностной вовлеченности профессионала и симптомоцентрированного контроля. Специалистам, осуществляющим кризисную интервенцию, важно помнить следующее:

  1. Кризисная интервенция – это не то же самое, что кризисное выслушивание. Выслушивание предполагает почти полное невмешательство. При кризисной интервенции психолог активно участвует в структурировании переживаний и восприятия проблемы клиентом.
  2. В кризисном состоянии самое основное – создать возможности для «вентиляции» чувств человека. «Вентиляция» чувств – это не обязательно разговор только о чувствах. Если женщина рассказывает о волнующих событиях, поступках, фактах, давая выход своим эмоциям, это наиболее естественный и эффективный способ снизить негативное напряжение. Человек не сможет перейти к конструктивному обсуждению проблемы до тех пор, пока не выплеснет в достаточной для него мере негативное напряжение.
  3. Важнейший принцип кризисной интервенции: не нужно в остром кризисе стараться решать старые проблемы, вскрывать старые раны, так как в кризисе у человека нет сил справиться с этим.

Еще один важный принцип кризисной интервенции: психолог не пытается изменить чувства женщины. Он только реорганизует их в более конструктивное целое. Боль, которую испытывает человек в кризисе, мотивирует его на поиск новых путей решения, ресурсов, на приобретение новых навыков.

Психолог способствует не ускорению переживаний человека, не достижению их безболезненности, а нормальному (то есть максимально безопасному для психики и личности) переживанию сильного стресса.

Ни в коем случае нельзя преуменьшать интенсивность чувств, выражаемых клиентом. Нельзя нивелировать чувства женщины, «Нивелировать» – значит стараться преуменьшить их значение для человека, обесценивать, искусственно пригасить.

Например, если женщина чувствует ярость, ужас или сильную тревогу, будет ошибкой говорить: «Я вижу, вас что-то беспокоит».

Избегайте вмешиваться в то, что женщина должна решить сама. Мотивируйте ее отложить принятие решения до окончания острого кризисного состояния.

Психолог, при всей эмотивности беседы, должен быть несколько дистанцирован от клиента – опасность эмоционального заражения очень велика.

Кризисная интервенция. Общая схема.

Суть кризисной интервенции заключается не в том, чтобы решить проблему, а в том, чтобы сделать возможной работу над проблемой.

Этап 1. Установление контакта.

Этап 2. Сбор информации. Определите, какое событие или переживание явилось причиной острого кризиса. Выясните, как долго имеет место проблема. Каковы условия, в которых она созревала.

Этап 3. Формулирование проблемы. Суммируйте полученную информацию. Выделите отдельные аспекты проблемы для обсуждения.

Этап 4. Исследование возможностей. Выясните, были ли раньше аналогичные ситуации. Выясните, что женщине помогало раньше в аналогичной ситуации. Выясните, предпринимала ли женщина какие-либо шаги для выхода из кризисной ситуации до обращения к вам и что из этого вышло. На этапе исследования возможностей избегайте приступать к решению проблемы и оставайтесь в рамках прояснения текущих событий. Пока человек находится в состоянии острого кризиса, его решения могут быть нереалистичными. А чаще всего «тоннельное мышление», сопровождающее кризисное состояние, вообще не позволяет видеть выход из создавшегося положения.

Этап 5. Альтернативы. Если женщина высказывает нереалистические цели – докажите нереалистичность ее целей и стимулируйте отказаться от них. Остановите стремление женщины контролировать события, которые она не может контролировать (например поступки других людей, развитие ситуации, которая зависит не от нее). Останавливайте женщину, когда она слишком быстро старается принять необдуманное решение; часто человеку хочется побыстрее принять решение, чтобы получить ощущение контроля над ситуацией.

Этап 6. Контракт. Только после того как эмоциональное состояние женщины постепенно стабилизируется, возможен переход от эмоционального и хаотического описания ситуации и таких же хаотических попыток найти выход из тупика к рациональному осмыслению. Если проблема достаточно сложная, то между всеми предыдущими этапами и последовательной выработкой решения необходим «мостик». Консультанту необходимо:

Еще раз кратко изложить содержание кризисной ситуации, четко отделяя в изложении факты, чувства, мысли клиента по поводу переживаемой ситуации и его фантазии (то есть ничем не подтвержденные домыслы, догадки, предположения) – такая структура сама по себе приносит клиенту облегчение и ощущение некоторого порядка в его рухнувшем мире;

Еще раз четко и коротко сформулировать, что именно беспокоит клиента в переживаемой ситуации;

Точно обозначить предстоящую задачу (например: «Теперь нам предстоит найти выход из сложившейся ситуации, определить, что вам для этого необходимо, и каким способом этого достичь»).

Этап 7. Заключительный этап. Задача этапа – подвести к окончанию разговора. Какова бы ни была проблема женщины, слишком долгое общение не рекомендуется, так как устают и клиентка, и консультант, и диалог перестает носить конструктивный характер: появляются признаки «жвачки» – повторения одного и того же по нескольку раз без всякого продвижения вперед, то есть отсутствует динамика процесса.

Длительность кризисного диалога не может превышать полутора часов, а лучше, если он ограничится одним часом. Заканчивайте общение даже в том случае, если час уже истек, но вы еще не прошли всех этапов кризисной интервенции. Делать это нужно тогда, когда вы почувствуете, что завершен целый смысловой кусок.

Индивидуальный дебрифинг.

Процедуру дебрифинга предложил Дж. Митчел. Дебрифинг – метод для преодоления кризиса, переживаемого в связи с трагическими ситуациями (ДТП, стихийные бедствия, взрывы, теракты и другие экстремальные события), имеющими сильные психологические последствия, и профилактики возникновения посттравматических стрессовых расстройств.

Обычно дебрифинг проводится в группе людей, однако он применим и в индивидуальной работе с клиентом, переживающим трагическое событие.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Дебрифинг должен проводиться примерно через 48 часов (двое суток) с момента события, но не позднее чем через 72 часа (трое суток). Проведение структурированной кризисной интервенции более чем через трое суток значительно снижает эффективность методики, но все-таки не делает ее бесполезной. Длительность индивидуального дебрифинга – не более 1,5 часа.

Основные принципы проведения дебрифинга:

  • Дебрифинг не предназначен для решения проблем.
  • Стадии дебрифинга должны проходить строго по порядку.
  • Не может стать дебрифером человек, который сам являлся участником трагических событий и на которого эти события повлияли так же, как на других.

Алгоритм индивидуального дебрифинга:

Шаг 1. Вступление.

Создание атмосферы безопасности. В помещении не должно быть посторонних. Практически нет уважительных причин для присутствия посторонних лиц.

Установление цели дебрифинга. Консультант объясняет цель проведения дебрифинга. Цель – помочь справиться с последствиями травмирующего события.

Дебрифинг – это не психотерапия. Он не ставит своей целью вскрыть и проанализировать причины той или иной реакции. Дебрифинг – это «вентиляция» чувств. Если не выразить сильные негативные эмоции, они могут проявиться в неподходящее время неподходящим образом или уйти в область бессознательного, что еще опаснее, так как дальнейшие последствия этих негативных чувств становятся непредсказуемыми.

Кроме того, дебрифинг структурирует хаос переживаний, а это, в свою очередь, ослабляет состояние «крушения мира».

«Вентиляция» чувств в сочетании со структурированием позволяет купировать деструктивные психические процессы и сохранить психическое здоровье в крайне сложной для психики ситуации.

Шаг 2. Реконструкция фактов.

На этом этапе клиент ничего не говорит о своих мыслях по поводу происшедшего и эмоциях, только о фактах. Детально восстанавливается полная картина происшедшего. Консультант предлагает: «Что вы можете рассказать о происшедшем?»

Практика показывает, что человек все равно будет примешивать в фактическое описание собственные комментариии (то есть свои умозаключения и догадки), свои эмоциональные краски и переживания. Не надо останавливать. Но каждый новый факт «извлекается» консультантом из хаотического описания и резюмируется им же на каждом логическом этапе.

Например:

Клиент: «Там был просто ужас! Какая-то глыбина откололась от дома и летела прямо на меня, а какой-то придурок в это время загораживал мне дорогу, я не мог убежать. Мне казалось, что все, это конец. И все из-за этого придурка. Тогда я толкнул его, так он еще на меня и огрызнулся, в драку полез!»

Консультант: «В этот момент вы увидели, как большая часть стены начала падать на то место, где стояли вы. Вы оттолкнули человека, который загораживал вам дорогу. Этот человек… Что сделал этот человек? Он ударил вас?» и т.д.

В конце рассказа консультант делает полное фактическое резюме, то есть он пересказывает клиенту происшествие, опуская любые дополнительные комментарии, не имеющие отношения к фактам, а эмоционально окрашенные слова заменяет нейтральными.

Шаг 3. Мысли.

Консультант говорит, что теперь необходимо снова вспомнить все событие, но только на этот раз необходимо отмечать уже не сами факты, а те мысли, которые возникали у него в момент происшествия.

Последовательность: 1) консультант задает вопрос; 2) клиент дает на него ответ; 3) каждый ответ перефразируется.

Вопросы: Где вы были, когда событие случилось? Какова была ваша первая мысль, когда вы осознали, что произошло? (вопрос для свидетелей события, спасателей, пострадавших). Какова была первая мысль, когда вы узнали, что случилось? (вариант предыдущего вопроса для тех, кто не был непосредственным свидетелем, но каким-то образом связан со случившимся).

Затем консультант повторяет следующий факт из описания клиента (на предыдущем этапе) и спрашивает о мыслях клиента в тот момент и о том, что думает клиент об этом сейчас.

При хаотическом описании консультант поступает аналогично предыдущему этапу – «извлекает» из путаного описания только мысли и озвучивает их.

Повторения рассказа или повторения мыслей (тогда и сейчас) не должны смущать ни клиента, ни консультанта. Клиенту надо объяснить, что важно точно выполнить алгоритм. В конце этапа консультант точно и четко передает последовательность возникавших мыслей клиента в хронологическом порядке.

Шаг 4. Эмоции.

Этап аналогичен предыдущему, но вычленяются уже не мысли, а эмоции и чувства. Возможные вопросы: Что самое плохое для вас в этом событии? Какие телесные ощущения вы переживали? Какова была ваша реакция? Что из того что вы увидели, услышали, почувствовали, ощутили (может быть запахи, особые крики, слова, ужасные «картины» и т.п.) тревожит вас больше всего? В конце этой фазы спросите: «Что вы почувствовали, когда рассказали мне о своих чувствах?»

Шаг 5. Информирование.

Информируйте клиента, каковы типичные реакции на стрессовые ситуации. Информацию можно дать клиенту в напечатанном виде и попросить их определить, какие из этих реакций он переживает.

Подчеркните то, что описанные состояния и симптомы – это нормальные реакции на ненормальную ситуацию, что со временем они пройдут. Расскажите, с какими реакциями клиент может встретиться по прошествии времени. Поговорите о том, как клиент может позаботиться о себе. Информируйте его о том, где он может получить помощь.

Шаг 6. Заключение.

Суммируйте кратко все, что было сказано. Спросите, не осталось ли чего-то еще важного, о чем хотелось бы сказать сейчас.

Шаг 7. Перспектива.

Консультант предлагает поговорить о планах на ближайшее будущее. Задаются вопросы:

Что вы будете делать в ближайшее время? Что вы будете делать сразу после того, как выйдете от меня?

Это необходимо для того, чтобы дать возможность человеку присоединиться к текущей жизни и выйти из мира воспоминаний.

Если позволяют условия и состояние женщины, можно оставит ее еще на 20–30 минут для прохождения сеанса релаксации.

В настоящий момент существует ряд мер по предупреждению и пресечению насилия в семье. К ним относятся законодательные акты, создание телефонов доверия, кризисных центров, приютов и убежищ для пострадавших от домашнего насилия, а также оказание жертвам психологической помощи. Каждый из вышеперечисленных механизмов по предупреждению и пресечению насилия обычно действует автономно от других, что негативно сказывается на эффективности их функционирования.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

На сегодняшний день разработанный комплекс превентивных мер отсутствует, что приводит к снижению эффективности работы, предпринимаемой для пресечения насилия. Однако в России существует ряд организационных государственных структур, непосредственно сталкивающихся со случаями насилия в семье. К ним относятся медицинские учреждения, органы внутренних дел, опеки и попечительства. Каждое учреждение принимает участие в решении проблемы насилия в семье, но лишь в той мере, в которой его касается данная проблема. В результате одностороннего подхода не происходит сколько-нибудь существенных изменений в ситуации.

Для исправления данной ситуации в последние годы появились уже названные ранее кризисные центры, специализирующиеся на помощи в случаях насилия в семье. Кризисный центр помощи женщинам является учреждением государственной (муниципальной) системы социального обслуживания населения, предназначенным для оказания женщинам, находящимся в кризисной ситуации, социальной помощи раличных видов. Центр создается, реорганизуется и ликвидируется местными органами исполнительной власти по согласованию с соответствующими территориальными органами социальной защиты населения.

Он организуется и содержится за счет средств, предусмотренных бюджетами субъектов РФ, местными бюджетами, а также за счет доходов от хозяйственной и иной деятельности центра и других внебюджетных поступлений. Центр является юридическим лицом, имеет собственное имущество, самостоятельный баланс, печать, бланк со своим наименованием, открывает счета в банках (включая валютные), в том числе внебюджетный счет для поступления средств от предприятий и организаций, общественных объединений и граждан. Примерным положением определено, что ответственность за соблюдение анонимности, прав и свобод женщин, обратившихся в центр, несет как руководство, так и каждый сотрудник в рамках действующего законодательства. Целью создания центра является: оказание психологической, юридической, педагогической, социальной и других видов помощи женщинам, находящимся в кризисном и/или опасном для физического и душевного здоровья состоянии или подвергшимся психофизическому насилию.

Основными задачами являются: создание необходимых условий для обеспечения максимально полной социально-психологической реабилитации и адаптации в обществе, семье; привлечение различных государственных органов и общественных объединений к решению вопросов социальной помощи женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, и координация деятельности данных учреждений в этом направлении.

Кризисные центры предоставляют помощь в различных формах. Одна из них — телефонная линия доверия. Цель телефонного контакта — выслушать, понять проблему, поддержать, определить вид необходимой помощи и организовать консультацию. Вторая форма работы кризисного центра — очное консультирование специалистами в конкретной области (психологами, врачами, педагогами, юристами). Третья форма — групповые занятия (психотерапия) и группы взаимной поддержки.

Одним из направлений работы кризисного центра является подготовка и распространение брошюр, например «Личная безопасность женщин и девушек». Специально для проведения лекций в органах внутренних дел сотрудники центра составляют памятки для сотрудников милиции, медиков, педагогов и др., например «Что делать, если к Вам обратилась женщина, пережившая насилие». Основную помощь женщинам оказывают социальные работники и психологи кризисного центра, при необходимости привлекаются работники здравоохранения, образования, юристы и сотрудники органов внутренних дел.

Открываются также приюты и дома для пострадавших. В США, Германии, Голландии положительно зарекомендовали себя «шелтеры» — крупные кризисные центры со специальным убежищем для пострадавших от насилия в семье. Для эффективности восстановительного процесса очень важно правильное отношение к взрослому человеку, ребенку и поведение окружающих, создание спокойной обстановки в семье. Потому в центре «Озон» работают не только с детьми, но и с членами их семей. Правовое направление работы Центра является не менее важным, чем оказание психологической помощи. «Озон» не только предоставляет пострадавшим и членам их семей юридические консультации, но в случае заведения уголовного дела по факту насилия выделяет социального педагога, который присутствует на допросах ребенка и на судебных заседаниях. Это необходимо, потому что на сегодняшний день в нашей стране столкновение ребенка, подвергшегося сексуальному насилию, с гинекологом и милиционером ведет к вторичной виктимизации, и следственная процедура переживается обычно не менее болезненно, чем изнасилование.

При работе с правонарушителями особо эффективными являются программы терапии, которые делают акцент на самосознание, его развитие. Так, канадская программа «Жизнь без насилия», осуществляемая в федеральных тюрьмах, направлена на выработку в себе чувства уверенности, умений правомерно разрешать конфликтные ситуации, держать себя в рамках, решать жизненные проблемы без применения насилия. Аналогичные цели ставит перед собой программа «Выход», работающая в США и рассчитанная на 8-12 месяцев, и программа «Новые направления» (там же). В основе шотландской программы «Перемена» лежит презумпция того, что насилие, творимое мужчинами в отношении женщин, является умышленным и проистекает из неравенства мужчин и женщин, закрепленного исторически.

Цель ее — добиться понимания мужчинами неправомерности насильственного характера своих действий и изменить его.

Поддержание социального функционирования имеет более долгосрочные характер и потребность, что определяется более сложной совокупностью причин, поэтому технологии, применяемые в такой работе, более разнообразны. Сюда входят все адекватные виды социально-психологической, социально-экономической, медицинской реабилитации и поддержки женщин в трудной жизненной ситуации. Особенно значимым средством социальной и трудовой реабилитации являются мероприятия по профессиональной переподготовке или переобучению женщин. Консультации или иная правовая помощь может содействовать защите прав женщин в семейных конфликтах или имущественных спорах, когда женщины находятся в уязвимом положении. Задачи социального развития могут обеспечиваться информированием женщин, обучением их прогрессивным личностным умениям, включая технологии самозанятости и самообеспечения женщин, малого бизнеса. Важное значение имеет поддержание групп самопомощи и взаимопомощи, создание и работа ассоциаций защиты гражданских, социальных и иных прав различных групп женщин. Эти задачи выполняются социальными работниками совместно с сотрудниками других сфер социального комплекса — правоохранительными органами, службами.

 

Заключение

 

В данной работе нами были рассмотрена социально-психологические аспекты насилия и меры их профилактики в молодой семье.

В первую очередь стоит остановится на выявленной актуальности данной проблемы.

После долгих лет игнорирования проблемы насилия в семье в настоящее время большинство современных государств признало, что насилие мужчин над женщинами в партнерских отношениях является одной из самых важных проблем современного общества.

Рассмотрение психологических аспектов проблемы показало, что является ошибкой рассматривать домашнее насилие только как психологическую проблему, игнорируя ее социокультурный базис и ее статус гендерной проблемы, в результате чего происходит определенная «патологизация» пострадавшей женщины и решение проблемы сводится только к использованию терапии. На самом деле основа проблемы насилия коренится не в поведении супружеской пары в целом или женщины в частности, но в мужском поведении, подкрепленном всей системой общественных взглядов, норм, культурных ценностей.

Важно отметить, что даже если насильственные действия направлены только против одного человека, то все остальные члены семьи все равно оказываются подвержены тому, что обозначается исследователями как «вторичная виктимизация» и заключается в переживании свидетелями насилия тех же психологических последствий, что испытывает жертва. Особенно тяжелые переживания испытывают дети, наблюдающие за тем, как отец издевается над матерью.

Красноярский край не является исключением в ряду регионов России, где существует проблема насилия в отношении женщин и детей. По статистике, каждая четвёртая семья в Красноярском крае сталкивается с проблемой домашнего насилия. В результате социологического опроса, проводимого Кризисным центром «Верба» в 2015 году 32% опрошенных красноярцев ответили, что домашнее насилие существует в их семьях.

По данным ГУ МВД России по Красноярскому краю, в 2015 году выросло количество преступлений против детей с 2913 (в 2014 году) до 2993. Растёт число избиений детей — 878 случаев (+4%), причинение смерти по неосторожности — 26 (+24%).

Данная статистика свидетельствует о высокой актуальности рассматриваемой проблемы, о необходимости внедрения ряда мер по стабилизации социальной проблемы.

Специфика социально-психологической работы с молодой семьей заключается в первую очередь в том, что проблема насилия еще не успела сформироваться в полной мере, отношениями чаще всего правит любовь и чаще всего у обоих супругов есть желание работать над отношениями, сохранить их и германизировать.

В связи с негативными процессами в нашем обществе, большому количеству случаев насилия в семье, в том числе и над детьми, существует высокая потребность в постоянной просветительской и коррекционной социально-психологической работы с молодыми семьями по проблеме домашнего насилия. Раннее, профилактическое социально-психологическое влияния на микропроцессы в семье дает возможность молодым супругам достичь, сконструировать и ввести в повседневную практику семейной жизни конструктивные модели ненасильственного взаимодействия при урегулировании возникших конфликтов и неизбежных семейных проблем.

Важно добиваться прогрессивного развития семейных отношений молодых супругов, в которых они становятся активными участниками построения гармоничных, крепких отношений.

В 2013 г в Красноярском кризисном центре «Верба» была разработана инновационная целевая программа под названием «Активизация внутреннего потенциала молодой семьи, переживающей первый кризис». Данная целевая программа является единственной программой в г. Красноярске, которая направлена именно на работу с молодыми семьями. Основной целью программы является оказание комплексной поддержки молодой семье в формировании благоприятного психологического климата, доброжелательного общения и полноценного личностного развития всех ее членов.

В двух имеющихся в г. Красноярске кризисных центрах применяется комплексный подход, поскольку часто проблемы клиенток взаимосвязаны и взаимозависимы: насилие неразрывно связано с взаимоотношениями в семье, материальные трудности – с проблемами со здоровьем и наоборот.

Однако в целом применяемая модель работы имеет ряд недостатков.

Во-первых, работа с семьями осуществляется только «по обращениям», то есть специалисты работают с теми жертвами насилия, которые сами обратились за помощью в центр и не предпринимают никаких действий по выявлению кризисных ситуаций. Представляется, что данная работа также необходима, поскольку не каждая жертва насилия или психологического давления в семье, способна обратиться за помощью к специалисту, не каждый человек решится поделиться проблемой с посторонним человеком.

Во-вторых, еще одним упущением, является тот факт, что в кризисном центре «Верба» не ведется персонифицированный учет семей, обратившихся за помощью. Анонимность обращения, безусловно, раскрепощает жертву насилия и дает ей дополнительную уверенность в защите, но в таком случае невозможно отследить, насколько эффективна работа специалиста в каждом конкретном случае и нет ли рецидива насилия в данной семье, уже обращавшейся за помощью в данный центр.

В-третьих, не используются социально-реабилитационные программы для обидчиков (например, для мужчин, подвергающих членов своей семьи насилию) и не применяются посреднические (медиативные) процедуры по примирению сторон и выстраиванию ненасильственных взаимоотношений.

В-четвертых, телефон доверия работает только в дневное время. А кризисные ситуации зачастую случаются поздно вечером и ночью, поэтому женщины фактически лишены возможности получить экстренную помощь.

В-пятых, оба кризисных центра недостаточно взаимодействуют со СМИ: многие молодые семьи города Красноярска не знают о существовании подобных центров, об их местонахождении и условиях оказания услуг.

Кроме того не ведется работа с молодыми семьями направленная на профилактику насилия, выстраивание модели гармоничной семьи, проработку варианта конструктивного решения конфликтных ситуаций.

Можно рекомендовать организацию семинарских занятий для молодых семей, которые будут включать, в том числе, и лекции по проблемы насилия в семье. Целью семинарских занятий должно стать информирование, а так же мотивация молодых супругов к изменению существующих деструктивных установок решения семейных проблем. Важно попытаться изменить мотивацию молодых супругов при выборе модели поведения в семейных конфликтных ситуациях: изменить характеристики действий, которые они выбирают, в сторону аффективной нейтральности и достижения консенсуса.

 

Список использованной и изученной литературы

 

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ).
  2. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (в ред. от 20.04.2015).
  3. Федеральный закон от 28.12.2013 № 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» (в ред. от 21.07.2014).
  4. Федеральный закон от 17.07.1999 № 178-ФЗ «О государственной социальной помощи» (в ред. от 21.07.2014).
  5. Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (в ред. от 06.04.2015).
  6. Распоряжение Правительства РФ от 25.08.2014 № 1618-р «Об утверждении Концепции государственной семейной политики в Российской Федерации на период до 2025 года».
  7. Середа Н. Настолько широко, что даже и не очевидно //Насилие и социальные изменения. 2014. №2.
  8. Актуальные вопросы социальной работы с различными группами населения. Материалы III межрегиональной научно-практической конференции с международным участием 09 декабря 2015 года. Сб. Кировская государственная медицинская академия. – Киров, 2015. – 368 с.
  9. Берн Ш. гендерная психология. — СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2001. — 320с.
  10. Ботнев В.К. Квалифицированная юридическая помощь личности в системе конституционных гарантий (сравнительно-сопоставительный анализ понятия в российской и зарубежной литературе) // Омбудсмен. 2013. № 2. С. 4 — 9.
  11. Волкова, Е.Н. Проблемы насилия над детьми и пути их преодоления / Под ред. Е.Н. Волковой. – СПб.: Питер, 2008. с.175
  12. Горшкова И.Д., Шурыгина И.И. Насилие над женами в российских семьях. М., 2013.
  13. Государственная автоматизированная система «Правосудие» // Интернет-портал «Правосудие». — иЯЬ: http://www.sudrf.ru/ (дата обращения: 21 декабря 2015г.).
  14. Грекова Ю.В. Насилие детей в семье//Материалы VIII Международной научной конференции «Студенческий научный форум 2015», 2015. с.23.
  15. Дмитриев, А.В. Насилие: социо-политический анализ / А.В. Дмитириев, И.Ю. Залысин. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2008. 415 с.
  16. Емельянова Е.В. Женщина в беде. Программа работы с жертвами домашнего насилия. СПб., 2014.
  17. Зотов М.В., Петрукович В.М., Сысоев В.Н. Методика экспресс-диагностики суицидального риска «Сигнал». ИМАТОН, 2013.
  18. Кауфман М. Семь «П» мужского насилия // Женские миры-99: гендерные исследования в России / Под ред. О. В. Шныровой. — Иваново: Ивановский центр гендерных исследований, 2012. — С. 56-77.
  19. Логунова О.В. Профилактика жестокого обращения в семье: Учебное пособие для специалистов учреждений социального обслуживания населения / О.В. Логунова. — Красноярск: СибГТУ, 2014. — 42 с.
  20. Малкина-Пых И.Г. Гендерная терапия: Справчник практического психолога. М.: Эксмо, 2012.
  21. Малкина-Пых И.Г. Психологическая помощь в кризисных ситуациях. М., 2008.
  22. Малкина-Пых И.Г. Экстремальные ситуации. М., 2015.
  23. Насилие в семье: работа с нарушителями, общественностью и организациями // Вопросы общей псхиатрии. Advances in Psychiatric Treatment 2013; vol. 7, 65-72 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.psyobsor.org/1998/10/ 4-1 .php.
  24. Насилие и его влияние на здоровье: Пособие для медицинских и социальных работников / Под общ. ред. Л. С. Алексеевой и Г. В. Сабитовой. — М.: Государственный НИИ семьи и воспитания, 2012. — 96с.
  25. Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М.: Оникс, Мир и Образование, 2008. с.352.
  26. Осипова А.А. Справочник психолога по работе в кризисных ситуациях. Ростов-на-Дону, 2015.
  27. Осухова Н.Г. Психологическая помощь в трудных и экстремальных ситуациях. М., 2008.
  28. Палуди М. Психология женщины. — СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2013. — 384 с.
  29. Писклакова М., Синельников А. Анатомия насилия // Социальному работнику о проблеме домашнего насилия. М.,2015.
  30. Платонова Н. М. Инновации в социальной работе: учеб. пособие для студ. учреждений высш. проф. образования / Н. М. Платонова, М. Ю. Платонов. — 2-е изд., стер. — М.: Издательский центр «Академия», 2012. — 256 с.
  31. Потапова Е. А. Что такое домашнее насилие: концептуальный подход к проблеме // гендерный калейдоскоп: Курс лекций / Под общ. ред. М. М. Малышевой. — М.: Academia, 2012. — С. 489-502.
  32. Ромек В.Г., Конторович В.А., Крукович Е.И. Психологическая помощь в кризисных ситуациях. СПб., 2015.
  33. Семья и домашнее насилие. Практика консультирования мужчин — субъектов домашнего насилия: Учебное пособие / под ред. Н. М. Платоновой. — 2-е изд., испр. — СПб.: «Реноме», 2014. — 211 с.
  34. Семья и женщина в современном мире : социальные и культурные аспекты : мат. межд.науч. конф., г. Минск, 2 февраля 2012 г. / науч. ред. совет: А.А. Лазаревич, Хасанзаде Седиге [и др.]; Нац. акад. наук Беларуси, Ин-т философии, Пос-во Исламской Респ. Иран в Респ.Беларусь. – Минск : Право и экономика, 2015. – 491 с.
  35. Синельников А. Усмирение агрессии // Кризисный центр для женщин: опыт создания и работы. М., 2008.
  36. Ситаров В.А. Психология и педагогика ненасилия / В.А. Ситаров, В.Г.Маралов, -М . : Клуб «Реалисты», 2014. с.98.
  37. Солодников В. В. Социология социально-дезадаптированной семьи. — СПб.: Питер, 2007 — 384 с.
  38. Социальная защита семьи: совершенствование механизма правового регулирования / В.А. Баранов, А.В. Буянова, Н.С. Волкова и др.; под ред. О.Н. Петюковой. М.: Деловой двор, 2015. 176 с.
  39. Статистический сборник. Красноярск: ГУ МВД России по Красноярскому краю, 2015. — 180 с.
  40. Трунов Д.Г. Психологическое консультирование кризисных состояний. Пермь, 2014.
  41. Хайз Л. Положить конец насилию над женщинами // Демографические отчеты. 2013. № 11.
  42. Хасина А. Женщины, домашнее насилие, стресс // Насилие и социальные изменения. 2012. № 2.
  43. Холостова Е. И. Зарубежный опыт социальной работы: Учебное пособие / Е. И. Холостова, А. Н. Дашкина, И. В. Малофеев. — М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2013. — 368 с.
  44. Целуйко В. М. Родители и дети: психология взаимоотношений в семье. – Мозырь, Содействие, 2012. — 312 с.
  45. Чалдини Р., Кенрик Д., Нейсберг С. Социальная психология. Пойми других, чтобы понять себя! — СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2012. — 316 с.

Страницы:   1   2   3