Меню Услуги

Насилие в семье

Страницы:   1   2   3

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Содержание

 

Введение

1. Насилие в семье как социальный феномен

1.1 Понятие насилия в семье и его формы

1.2 Насилие в современной семье: отечественный и зарубежный опыт

2. Насилие в семье, статистические данные Красноярска

2.1 Проблемы профилактики насилия в современной семье

3.1 Специфика социально-психологической работы с молодой семьей

3.2 Методы предотвращения насилия в семье

Заключение

Список  использованной и изученной литературы

 

Введение

 

Актуальность темы исследования обоснована рядом факторов. Насилие в семье — серьезная проблема современного общества. Явление известное так же под названиями бытовое насилие, домашнее насилие является весьма распространенным в сегодняшней социальной среде. Семейное насилие представляет собой комплексную социальную проблему, которая передается из поколения в поколение, а ее последствия оказывают серьезной воздействие и на отдельных людей и на общество в целом.

Статистические данные по насилию в семье как на территории РФ, так и на региональном уровне плачевны. Согласно данным общественной организации «Совет женщин МГУ», 58% российских женщин хоть раз в жизни подвергались агрессии со стороны кого-либо из близких мужчин. При этом каждая пятая женщина в России находится в ситуации регулярного жестокого обращения и унижения со стороны мужей постоянно. Половина избиваемых женщин подвергалась нападению в то время, когда была беременна, кормила грудью, имела маленького ребенка. Ежегодно в России в результате домашнего насилия гибнут 12-14 тыс. женщин — одна женщина каждые 40 минут. По данным НИИ МВД России, насилие в той или иной форме наблюдается в каждой четвертой семье. До 40% всех тяжких насильственных преступлений совершается в семьях и более 70% всех убийств происходят в быту[13].

Ситуация с насилием над детьми еще более сложная. Данные статистики МВД о количестве зарегистрированных преступлений в отношении детей говорят о росте насильственных действий и отсутствии должного внимания общества и государства в обеспечении безопасности и права на счастливое детство. Ежегодно в России 17 тысяч детей разного возраста становятся жертвами насильственных преступлений, из них 2 тысячи детей оказываются жертвами убийств. Более 10 000 несовершеннолетних становятся инвалидами в результате совершения против них преступлений. При этом от 30 % до 50 % детей убито родителями или лицами, их заменяющими. Отмечается рост числа случаев убийства матерью новорожденного.

Толерантность общества по отношению насилию разнородна для разных стран. Но следует отметить, что в России от трети до половины населения готовы оправдать мужа, ударившего жену, родителя систематически бьющего ребенка, а наказания за жестокое обращения несоразмерны и привлечение к ответственности проблематично.

Домашнее насилие – серьезная проблема, решение которой зависит во многом от особенностей методов и технологий оказания своевременной помощи пострадавшим от домашнего насилия женщинам, и от включения данной проблемы в повестку дня социальной политики государства. Несмотря на возрастающий уровень осведомленности о проблеме семейного насилия в обществе в целом и уровне государственного управления, последствия этой серьёзной социальной проблемы все еще остаются не вполне осознанными. Как следствие этого, существующая по стране система государственного реагирования с точки зрения уголовных мер, но при этом недостаточно развита профилактика. Поэтому на сегодняшний день достаточно актуальна проблема развития и разработки технологий социально-психологической работы с женщинами, испытывающие насилие.

Цель данной работы – рассмотреть социально-психологический аспект насилия в семье и разработать рекомендации по предупреждающей работе с молодой семьей в рамках социальной помощи.

Задачи, которые необходимо решить для достижения поставленной цели:

— рассмотреть понятие насилия в семье и его формы          ;

— провести анализ зарубежного и отечественного опыта насилия в современной семье;

— определить место социального института в системе профилактики насилия в семье;

— представить технологии и методы социальной работы;

Научные разработки по проблеме насилия в семье появились совсем недавно. Данной проблеме посвящены исследования таких зарубежных авторов, как Д. Адамс, Ли Эн Хофф, Леннеер — Аксельсон. В России проблема семейного насилия стала объектом научного изучения с 1996 года. Проблемы женщин — жертв семейного насилия освещены в работах О. А. Аксеновой, Л. Ю. Бондаренко, Г. А. Брандта, М.Котовской, С. В. Кочетковой, Г. Г. Силласте.

Практическая значимость данной работы заключается в возможности использования полученных выводов при консультированию лиц, склонных к различным формам домашнего насилия.

Прошла апробацию На ХХ меж.вузовской научной-практической конференции студентов, магистрантов и аспирантов «Закон и общество, история, проблемы, перспективы» 21.04.2016 в виде участия автора в публикации статей по теме «насилие в молодой семье».

Настоящая выпускная квалификационная работа выполнена на основе сбора и анализа материалов, полученных в ходе прохождения преддипломной практики в Территориальном органе Федеральной службы государственной статистики по Красноярскому краю «Красноярсстат».

 

Глава 1. Насилие в семье как социальный феномен

1.1 Понятие насилия в семье и его формы

 

Семья как социальное явление всегда интересовала и интересует человека. Это один из фундаментальных институтов общества, придающий ему стабильность и способность восполнять население в каждом следующем поколении. В то же время она выступает малой социальной группой, в которой протекают основные процессы человеческой жизни и которая настолько связана с жизнью каждого индивида, что накладывает отпечаток на все его развитие. Семья — это социальная группа, которую человек легче всего идентифицирует с собой, своими интересами, своим существованием.

Будучи фундаментальной социальной общностью, семья выполняет важнейшие социальные функции, занимает особое место в жизни человека и общества. Являясь неотъемлемым компонентом его социальной структуры, семья на протяжении всей истории человечества играла важнейшую роль Семья попадает в поле зрения социальных служб тогда, когда поведение членов семьи, их ценностные идеалы противоречат идеалам общества, в частности, когда в семье существует проблема насилия

Следует отметить, что проблема насилия в семье является сравнительно новой социальной проблемой, признанной таковой в западном сообществе только в последние три- четыре десятилетия ХХ века.

Насилие:

1) принуждение, понуждение, притеснение, давление, нажим, применение физической силы;

2) принудительное воздействие на кого-либо;

3) притеснение, беззаконие[25, с.128].

Исследования феномена насилия еще не имеют достаточного масштаба, поэтому их необходимо развивать в различных направлениях. Многие исследователи подчеркивают, что насилие следует отличать от природной агрессивности, воинственности, представленных в человеке в виде определенных инстинктов. Эти инстинкты, как и противоположные им инстинкты страха, могут изощренно использоваться в практике насилия. Тем не менее само насилие есть нечто иное и отличается от них тем, что оно заявляет себя как акт сознательной воли, ищет для себя оправдывающие основания.

От других форм принуждения насилие отличается тем, что оно доходит до пределов жестокости, характерных для природной борьбы за существование. От собственно природной агрессивности оно отличается тем, что апеллирует к праву, справедливости, человеческим целям и ценностям. В этом смысле насилие можно охарактеризовать как право сильного или как возведение силы в закон человеческих отношений[31, с.24].

Таким образом, насилие — это не только действие, посредством которого добиваются власти над человеком, порождая в нем чувство напряженности и страха, но и контроль над поведением, мыслями и чувствами другого человека.

В общепринятом значении «насилие в отношении женщин — это любой акт насилия, совершенный на основании полового признака, который причиняет или может причинить физический, половой или психологический ущерб либо страдание женщинам, включая угрозы совершения таких актов, принуждение или произвольное лишение свободы, будь то в общественной или личной жизни».

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Домашнее насилие — (англ. domestic violence) термин, введенный для обозначения жестокого обращения в семейно-бытовой сфере.

Домашнее насилие – это чаще всего преступление против женщин. Примерно в 95% случаев домашнего насилия преступником является мужчина, а жертвой женщина. В рамках данной работы мы рассмотрим и проблему домашнего насилия над детьми, в виду ее высокой актуальности[19, с.44].

Явление известно также под названиями «бытовое насилие», «семейное насилие», «гендерное насилие». В общую категорию домашнего насилия входят: насилие над детьми, жестокое обращение с животными, насилие в однополых семьях, насилие на свиданиях, насилие между интимными партнерами, не состоящими в браке, насилие между друзьями и соседями, насилие в отношении престарелых людей и др.

Согласно общепринятой концепции Л. Уолкер, домашнее насилие — это повторяющийся цикл действий, включающий в себя 4 стадии:

  1. Нарастание напряжения в семье. Возрастает недовольство в отношениях и нарушается общение между членами семьи. Часто возникают споры. Виновник насилия нередко выходит из себя, а жертва начинает испытывать страх. На этой стадии жертва старается утихомирить агрессора.
  2. Инцидент острого насилия. Происходит вспышка жестокости вербального, эмоционального или физического характера. Сопровождается яростью, спорами, обвинениями, угрозами, запугиванием.
  3. Примирение. Обидчик приносит извинения, объясняет причину жестокости, перекладывает вину на жертву, иногда отрицает произошедшее или убеждает жертву в преувеличении событий («раздувании из мухи слона»).
  4. Спокойный период в отношениях («медовый месяц»). Виновник, движимый угрызениями совести или, возможно, страхом потерять партнершу, начинает относиться к ней очень хорошо, как бы ухаживая за ней. Он может дарить ей цветы, подарки Насильственный инцидент забыт, обидчик прощен. Однако постепенно отношения между партнёрами возвращается к стадии нарастания напряжения в семье и цикл повторяется снова. В «фазе медового месяца» многие жертвы рассматривали хорошее поведение своих обидчиков как попытку контролировать их при помощи манипуляции. А в фазе нарастания напряжения женщины говорят о нарастании контроля и о переходе от манипуляции к запугиванию[33, с.28].

Следовательно, домашнее насилие связано с властью и контролем, а не просто с конфликтом или гневом.

Важно отметить разницу между семейным конфликтом и случаем насилия: конфликт носит локальный изолированный характер, а насилие – это система, состоящая из следующих друг за другом инцидентов. Конфликт обычно имеет в своей основе некую конкретную проблему, которую можно разрешить. Семейное насилие происходит с целью обретения полной власти и контроля над пострадавшей стороной. Обидчик может перечислять разные причины насильственного акта, но все они, на самом деле, не входят в число реальных причин насилия. Основная сила, движущая обидчиком — стремления установить полную власть над партнером, ребенком, другим членом семьи. В ситуации насилия в семье один человек контролирует или пытается контролировать поведение и чувства другого. В результате подвергшийся насилию человек может получить психологические, социальные, экономические, сексуальные или физические вред, ущерб или травму.

Мужчины, которые бьют своих жен, могут контролировать свой гнев, как все обычные люди. Они не бьют незнакомцев, коллег по работе или клиентов. Проблема, таким образом, состоит не в недостаточной способности контролировать гнев[19, с.43].

В настоящее время в международном профессиональном сообществе социальных работников чаще всего используются две классификации видов насилия, в соответствии с которыми разрабатываются и внедряются специализированные исследовательские и коррекционные программы.

Первая типология основывается на характере насильственных действий и включает в себя такие виды насилия, как физическое, сексуальное, психологическое (эмоциональное) и экономическое.

Физическое насилие включает прямое или косвенное воздействие на жертву с целью причинения физического вреда: удерживание, удушение, избиение, использование оружия, причинение ожогов а также контроль над доступом жертвы к социальной или медицинской помощи. Физическое насилие выражается в нанесении увечий, тяжких телесных повреждений, побоях, пинках, шлепках, толчках, плевках, пощечинах, бросании предметов и т.д. Телесное наказание также является одной из форм домашнего насилия. К физическому насилию причисляется уклонение от оказания первой медицинской помощи, нарушение или лишение сна, лишение возможности отправления жизненноважных функций (например, отказ в душе и туалете), привлечение к употреблению алкоголя и наркотиков против желания жертвы. Нанесение физического вреда другим членам семьи и животным с целью психологического воздействия на жертву распознается как косвенная форма физического насилия.

Сексуальное насилие – это постоянное сексуальное давление, принуждение к половым отношениям посредством силы, угроз или шантажа (изнасилование), принуждение к половым отношениям в неприемлемой для женщины форме, принуждение к половым отношениям в присутствии других людей, принуждение к половым отношениям с детьми или третьими лицами, причинение боли и вреда здоровью жертвы посредством действий сексуального характера.

Эмоциональное (психологическое) насилие выражается в унижении, оскорблении, контролировании поведения, изоляции или ограничении круга общения жертвы, «промывании мозгов», допросе, шантаже, угрозах причинения насилия а также в принуждении жертвы к исполнению унижающих ее действий. Психологическим насилием над взрослой жертвой является использование детей для установления контроля над взрослой жертвой (использование детей как заложников, борьба за родительские права с использованием манипуляции над детьми, использование предоставления или лишение возможности свидания с ребенком для контроля над взрослой жертвой).

К экономическому насилию относится контроль над финансовыми и прочими ресурсами семьи, выделение жертве денег на «содержание», вымогательство, принуждение к вымогательству, а так же отказ в содержании детей, утаивание доходов, единоличное принятие большинства финансовых решений и единоличная трата семейных денег. Сюда также относятся запрет на получение образования и/или трудоустройство и намеренная растрата финансовых средств семьи с целью создания напряженной обстановки.

Очевидно, что в большинстве случаев насилие носит интегративный характер, в частности любой вид насилия всегда своей составной частью имеет психологическое (эмоциональное) насилие [36, с.96].

Под семейным насилием понимаются агрессивные и враждебные действия в отношении членов семьи, в результате которых объекту насилия могут причинены вред, травма, унижения или иногда смерть.

Факты свидетельствуют о том, что проявления насилия не зависят от социального положения, уровня жизни семьи или уровня образования родителей.

Самыми уязвимыми жертвами семейного (домашнего) насилия являются дети, поскольку они в силу своих физических, возрастных, психических особенностей не могут оказывать сопротивление, не знают, как себя защитить в конфликтной ситуации, куда обратиться за помощью. Существование данной проблемы в обществе уже давно признается в развитых странах. Многие исследователи понятие насилия ограничивают применением грубой физической силы, другая часть авторов предпочитает более широкое значение слова, охватывающее весь круг форм плохого обращения с родственниками или людьми, живущими под одной крышей.

По данным российской статистики, от двух до двух с половиной тысяч детей ежегодно погибают от домашнего насилия, около 2 миллионов несовершеннолетних в возрасте до 14 лет избивают родители, более 50 тыс. детей ежегодно убегают из дома, спасаясь от жестокого обращения, 25 тыс. из них находятся в розыске, около 2000 ежегодно сводят счеты с жизнью, более 50% преступлений в быту совершается в присутствии детей, 30-40% всех тяжких насильственных преступлений в России совершается в семье.

По исследованиям центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского, жестокое обращение в семье терпят, в основном, дети 6-7 лет; 60-70 % таких детей постоянно избиваются своими родителями, отчимами (мачехами), сожителями матери (отца). Более 10 000 несовершеннолетних становятся инвалидами в результате совершения против них преступлений. При этом от 30 до 50% погибших детей убиты родителями или лицами, их заменяющими[13].

Виновники бытового насилия травмируют детей. Намеренно причиняя им повреждения с целью воздействия на других членов семьи (например, с ребенком могут жестоко обращаться для того, чтобы другие члены семьи действовали в соответствии с желаниями насильника). Ненамеренно причиняя повреждения детям во время нападения на другого члена семьи (ребенок может оказаться невольным участником драки и/или получить повреждения, когда он пытается защитить жертву нападения. Создавая обстановку, в которой дети становятся свидетелями насилия и/или его последствий.

Даже если ребенок оказался только свидетелем насилия, он испытывают состояние травмы: изменяется ход нормальных процессов детского развития; ребенок живет в страхе за себя и за свою мать и страдает от стресса; его ролевыми моделями становятся жестокие мужчины.

Следует дать отдельное определение понятия насилия над детьми, это — любое действие или бездействие взрослых, наносящее психологическую или физическую травму ребёнку. Насилие над детьми – это проявление жестокого обращения с ребенком.

Насилие может быть двух типов: явное и скрытое (косвенное).

По времени насилие делится на происходящее в настоящем и случившееся в прошлом.

По месту происшествия и окружения: дома – со стороны родственников, в школе – со стороны педагогов или детей, на улице – со стороны детей или со стороны незнакомых взрослых.

Виды жестокого обращения с ребенком: физическое насилие, пренебрежение, сексуальное насилие, психологическое жестокое обращение.

Физическое насилие – любое неслучайное нанесение повреждения ребенку родителем, родственником или другим лицом. Выражается в побоях, щипках, пощечинах и т.д.

Эти повреждения могут привести к смерти, вызвать серьезные (требующие медицинской помощи) нарушения физического, психического здоровья или отставание в развитии.

Сексуальное насилие над детьми — это использование ребенка или подростка другим лицом для получения сексуального удовлетворения. Сексуальным насилием (посягательством) называется вовлечение зависимых, незрелых детей и подростков в сексуальную активность, которую они не полностью осознают, на которую они не могут дать информированное согласие или, которая нарушает социальные (общественные) табу на семейные роли. Не существует единого определения этого понятия в силу трудности определения границ насилия, а также из-за часто встречающихся сочетаний разных видов насилия, (сексуальное насилие сопровождается, например, побоями и угрозами, что означает также физическое и психологическое насилие). К сексуальному насилию относятся также принуждение одеваться в очень открытую одежду, в которой человек чувствует себя неловко, нежелательные прикосновения к определенным частям тела, нежелательные поцелуи, оскорбления словами «проститутка» и т.д., любые сексуально-эротические действия в присутствии ребенка, просмотр фильмов эротического или порнографического содержания.

Виды сексуального насилия: инцест (сексуальные отношения между родственниками), сексуальное соблазнение, сексуальное нападение, изнасилование, эксплуатация ребенка для порнографии и проституции.

Пренебрежение – это отсутствие необходимой заботы о детях, неспособность или нежелание родителя или законного представителя осуществлять необходимый уход за ребенком, обеспечить основные потребности ребенка, в пище, одежде, жилье, медицинском уходе, образовании, защите и присмотре.

Психологическое насилие. Это вид насилия чаще всего распространен в реальной жизни. Многие даже не воспринимают его как насилие. Такое насилие выражается в 2 формах: Психологическое пренебрежение — это отсутствие необходимой поддержки, внимания и привязанности к ребенку со стороны родителя. Психологическое жестокое обращение — унижение, оскорбление, издевательства и высмеивание ребенка[44, с.29].

Психологическим насилием над детьми является:

  • отвержение ребенка, открытое неприятие и постоянная критика ребенка;
  • оскорбление или унижение его человеческого достоинства;
  • угрозы в адрес ребенка;
  • преднамеренная изоляция ребенка, принуждение к одиночеству;
  • предъявление к ребенку требований, не соответствующих возрасту или возможностям;
  • ложь и невыполнение взрослым обещаний;
  • обвинение в адрес ребенка (брань, крики);
  • принижение его успехов, унижение его достоинства;
  • длительное лишение ребенка любви, нежности, заботы и безопасности со стороны родителей;
  • совершение в присутствии ребенка насилия по отношению к супругу или другим детям;
  • похищение ребенка;
  • подвергание ребенка аморальным влияниям;
  • причинение боли домашним животным с целью запугать ребенка [15].

К настоящему времени сформировалось несколько научных подходов, позволяющих понять причины и механизмы насилия:

1) социально-психологический подход (понимает насилие как результат социализации, обусловленной воспроизведением детьми деструктивной модели родительской семьи и негативного жизненного опыта в собственных семьях);

2) психотерапевтический подход (рассматривает насилие как следствие нарушения функционирования семьи как системы, спутанности ролей в семье, нерешенных проблем внутрисемейных отношений);

3) социокультурный подход (учитывает социально-экономическую ситуацию в обществе, анализирует стратегию мужчин по утверждению своего превосходства и зависимость женщины — экономическую и психологическую — и показывает, как они сказываются на внутрисемейных отношениях);

4) многофакторный подход в отечественной и зарубежной теории и практике социальной работы. Этот подход позволяет выделить наиболее выраженные закономерности, характеризующие природу насилия:

– насильственные действия чаще всего совершаются по отношению к женщинам и детям;

– наиболее распространенными видами насилия являются психическое и физическое насилия;

– в роли насильников чаще оказываются родные и близкие люди;

– насилие имеет свойство повторяться, в некоторых семьях оно носит циклический характер и является вполне предсказуемым;

– жертвы насилия избегают правоохранительных органов и ищут помощи у друзей или в социальных учреждениях;

– образование и этническая принадлежность не влияют на частоту и характер насилия;

– среди насильников душевнобольных примерно 10–15 %, с психологическими расстройствами (например, депрессия) — около 60%;

– насилие чаще применяется в семьях, где супруги сохраняют брак «ради детей» [20].

Для объяснения динамики развития насилия используют три известные модели:

  • Цикл насилия (Ленор Уолкер).
  • Процесс насилия (Ланденбергер).
  • Власть и управление (Дулут).

Теория о циклическом характере домашнего насилия была представлена в 1970-е годы американской исследовательницей Ленор Уолкер и на сегодняшний день является общепринятой. Домашнее насилие — это повторяющийся с увеличением частоты цикл действий, включающий следующие стадии.

Первая фаза («фаза нарастания напряжения») характеризуется эскалацией напряжения, словесными оскорблениями и физическими столкновениями. Женщина стремится избежать серьезных конфликтов и прилагает усилия для успокоения и возможного удовлетворения партнера. По мере возрастания серьезности и интенсивности конфликтных ситуаций у женщины возрастает чувство беспомощности и страха. Данная фаза может длиться от нескольких недель до нескольких лет, пока напряжение не достигнет своего максимума. Наступает переломный момент, определяющий вторую фазу.

Вторая фаза («серьезный инцидент насилия») может длиться от двух до двадцати четырех часов и представляет насилие. Женщина не в состоянии повлиять на течение и исход данного насилия и все свои силы направляет на защиту себя и своих детей.

На третьей фазе («последствия») мужчина, как правило, проявляет раскаяние, любовь и намерение измениться. Подобное поведение мужчины порождает надежду у женщины на то, что насилие прекратится. Надежды тщетны — цикл всегда повторяется. С течением времени третья фаза практически не наступает, и женщина оказывается пойманной в ловушку между нарастанием напряжения и инцидентом насилия.

Ланденбергер изучал личностное восприятие опыта насилия, феномен самооценки в ситуации взаимоотношений насилия, а также влияние личностного восприятия на выбор женщин в обстановке взаимоотношений насилия. На основании проведенного интервью с женщинами выделились следующие фазы.

В течение всей первой фазы, когда отношения партнеров только формируются и в них присутствуют новизна и влюбленность, женщины, столкнувшись с ситуацией насилия, прилагают огромные усилия, чтобы наладить отношения с партнером и предотвратить будущее насилие. Их поведение и технологии взаимодействия с партнером отличаются логикой и изобретательностью, которые необходимы для успокоения партнера. С течением времени бессмысленность ее попыток в решении этих проблем становится для нее очевидной, и женщина начинает сомневаться в долговременности взаимоотношений.

На фазе «терпения» женщина терпит насилие из-за положительных сторон взаимоотношений с партнером, а также потому, что она считает себя частично ответственной за насилие. На этой фазе женщина предпринимает усилия, чтобы найти помощь, но она не раскрывает всех особенностей и обстоятельств проблемы, так как боится разрушить собственную безопасность[33, с.49].

На фазе «разрыва» женщина приходит к осознанию, что ее партнер — насильник, а она не заслуживает такого отношения. Переломный момент наступает тогда, когда женщина осознает опасность, которая ей грозит, и понимает собственную потребность убийства ее обидчика. Женщина начинает активно дистанцироваться от своего партнера. Решает проблему отдельного проживания и создания условий собственной безопасности. В течение этого периода она может уйти и несколько раз вернуться к взаимоотношениям, которые содержат насилие. Окончательный уход происходит через определенный промежуток времени, который необходим женщине для переоценки ценностей и успешного преодоления препятствий, которые не позволяли ей разорвать взаимоотношения насилия.

На этапе «реабилитации» женщина живет отдельно от лица, проявлявшего по отношению к ней насилие. Важной информацией для людей, которые оказывают помощь пострадавшим, является то, что, с точки зрения женщины, насилие было одним из аспектов диапазона ее взаимоотношений, которые содержали и положительные стороны, важные для женщины. Конечно же, женщина хочет прекращения насилия, но при этом она желает сохранения положительных сторон взаимоотношений. Эти задачи часто несовместимы, но всегда требуется время, чтобы жертва поняла это.

В 1984 году на основе групповых интервью, проведенных с женщинами в рамках программы города Дулута (Миннесота) по борьбе с семейным насилием, была предпринята разработка структуры для описания поведения мужчин, проявляющих физическое и психологическое насилие по отношению к своим партнерам. Многие женщины критиковали теории, которые описывают насилие как цикличное событие. Далее женщины подвергли критике теории, которые объясняли насилие неспособностью мужчин справиться со стрессом. На основе опыта женщин, проживающих с партнерами, проявляющими насилие, была разработана теория Власти и управления. Данная теория описывает насилие как составную часть модели поведения, а не как серию независимых инцидентов.

В этой модели придается особое значение скоординированному ответу сообщества на домашнее насилие. А само домашнее насилие увязывается с широким набором форм поведения, что иллюстрируется «колесом Власти и Контроля». Это «колесо» является графическим описанием того, как проявляется физическое насилие, связанное с потребностью доминировать. «Спицы» «колеса» представляют собой тактики контролирующего поведения: минимизация, отрицание, обвинение, использование запугивания, эмоционального насилия, изоляции, детей, мужских привилегий, экономического насилия и угроз. Согласно этой модели, семейный насильник сохраняет контроль над своим партнером, непрерывно используя принуждение, запугивание и изоляцию, которые время от времени сопровождаются физическим насилием. При проведении обучающих занятий главное внимание уделяется развитию новых осознанных представлений о необходимости ненасильственного поведения, отсутствия угроз, уважения, поддержки и доверия, честности и ответственности, сексуального уважения, партнерства и справедливости. В зависимости от общей продолжительности программы на каждую тему отводится 2 или 3 занятия. На первом занятии, посвященном любой теме, демонстрируется видеофильм об одной из форм (одном из секторов колеса) контролирующего поведения. Последующее обсуждение касается действий «героя» фильма, предназначенных для контроля партнера, «плюсов», которые он от ситуации получал, убеждений, на которые он опирался, чувств, которые он прятал при помощи такого поведения, и способов, при помощи которых насильник минимизировал, отрицал свои действия или обвинял в них жертву. В конце занятия участникам дается домашнее задание: найти такие же элементы в случаях проявления собственного контролирующего поведения. На последующих занятиях по этой же теме каждый участник описывает подобное свое поведение, пытается объяснить, почему его использует и к чему это приводит. Затем группа знакомится с альтернативными формами поведения, построенными на здоровых, равных отношениях. Проведение занятий с использованием этой модели требует от специалиста наличия значительного опыта групповой работы.

Различение разных источников жестокого обращения в семье позволяет выделить следующие модели описания насилия в семье, которые взаимодополняют друг друга, отражают различные этапы семейных отношений:

1) психопатические, центрированные на предрасположенностях к насилию родителей (алкоголь, наркотики, агрессивность, коммуникативная некомпетентность, суицидальные наклонности, депрессивность и т. п.) и детей (недоношенность, болезненность, физические и психические недостатки и т. п.);

2) социальные, объясняющие насилие внешними (социальными) факторами и условиями (бедность, низкий уровень дохода, безработица, низкий образовательный и культурный уровень и т. п.);

3) психосоциальные, стремящиеся интегрировать психологические и социальные факторы насилия. В данных моделях факторы насилия подразделяются на структурные, ситуативные и коммуникативные, причем именно последние являются ключевыми и определяющими проявлениями насилия в семье[19, с.43].

Факторы риска, при которых возрастает возможность применения любых форм насилия в семейных отношениях:

  • бедность;
  • наркомания и алкоголизм родителей;
  • низкий уровень образования родителей;
  • негативное отношение матери к беременности (нежеланный ребенок);
  • случаи насилия над детьми в семейном анамнезе [22, с.60].

По мнению многих специалистов, в современной России ведущим фактором домашнего насилия со стороны мужчин являются трудности социальной жизни, то есть жизненные обстоятельства (безработица, низкие заработки, низкостатусные виды деятельности), не позволяющие им утвердиться в своей традиционной мужской роли социально приемлемым способом. Когда мужчина не соответствует одному из аспектов традиционной мужской роли (профессиональная успешность и т. д.), он демонстрирует преувеличенную мужественность в другой области, тем самым компенсируя своюнесостоятельность.

В семьях в соответствии с традиционными культурными нормами мальчиков с раннего возраста учат уметь постоять за себя, используя силу. Мальчики усваивают, что совершенно нормально и естественно давать сдачи, если тебя обидели, а большинство девочек усваивает, что драться вообще недопустимо. Мальчиков учат не проявлять свои чувства, а девочек учат заботиться о близких, сопереживать людям и жалеть их. Большую роль в воспитании детей играет стиль взаимоотношений между родителями и общая семейная атмосфера. Мужчины, демонстрирующие насилие, в детстве часто были свидетелями насилия в семье. Деструктивный стиль воспитания в семье и опыт насилия, перенесенного в детстве, также в значительной мере способствует тому, что мужчины проявляют жестокость по отношению к своим близким.

Современная российская армия далеко не всегда является для юношей и молодых мужчин школой мужества. Армия — показательный пример института, систематически формирующего маскулинную идентичность, в которой насилие играет решающую роль.

Социальной нормой становится утверждение доминантной маскулинности, что предполагает ведущую роль мужчины не только в общественной жизни, но и в семье.

Как показывает анализ статистики кризисных центров, к наиболее типичным причинам насилия, обусловленным личностью мужчины и историей его жизни, могут быть отнесены следующие причины:

1) родительский сценарий, в котором отец бил мать;

2) мужчина был часто избиваем отцом и матерью в детстве;

3) наличие традиционного взгляда на положение женщин и мужчин в семье (мужчина абсолютный и беспрекословный глава семьи);

4) уверенность мужчины в том, что женщина имеет потребность быть в роли жертвы и не имеет реальных возможностей разорвать с ним отношения;

5) высокий уровень тревожности и беспокойства по поводу своего доминирующего положения;

6) постоянное употребление алкоголя;

7) низкий уровень самосознания и самоконтроля;

8) неспособность принять ответственность за совершаемые действия;

9) наличие высокого уровня стресса, обусловленного экономическими и бытовыми причинами;

10) ярко выраженное желание причинения ущерба другому человеку;

11)психопатия и т. д[42, с.113].

Мужчины с гетеросексуальной ориентацией составляют большинство тех, кто совершает насилие и прибегает к другим способам недопустимого поведения, чтобы сохранить свой контроль и доминирование в личных отношениях. Мужчины, нападавшие на женщин, составляют большинство арестованных за насилие в семье, случаи которого достигают 25 % всех преступлений с применением насилия в Великобритании.

Для женщин причины, связанные с неблагоприятной жизненной ситуацией в родительской семье, также выступают как факторы риска.

Кроме того, к ним можно отнести следующие особенности поведения и личности современных женщин:

1) высокий уровень психологической зависимости женщины от мужчины;

2) экономическая зависимость женщины от мужчины;

3) более высокий уровень образования женщины в семье;

4) наличие физических недостатков у женщины (особенно, если

они появились в процессе совместной жизни);

5) низкая самооценка;

6) недостаточно или неумело проявляемая сексуальная активность и т. д.

Для супружеских отношений характерны следующие проявления, приводящие к насилию:

1) конфликтность и постоянные ссоры в семье;

2) вербальная агрессия во взаимоотношениях супругов;

3) борьба за власть и доминирование в семье;

4) низкий социально-экономический статус семьи;

5) ригидность во взаимодействиях и взаимоотношениях партнеров.

Хранительница мира — женщина, которая берет на себя безопасность окружающих и верит, что она может повлиять на поведение мужа или партнера, удерживая его от агрессии, замыкается в своем бессилии и смиряется со своей участью как с неизбежностью в супружеских отношениях.

Таким образом, насилие мужчин по отношению к женщинам является прямым следствием существующего неравенства в отношениях между полами, которое порождает убежденность мужчин в необходимости обеспечивать и поддерживать свою власть и контроль в семейных отношениях. С этой точки зрения мужское насилие можно рассматривать как усвоенное и преднамеренное поведение, а не как следствие патологии, стресса, злоупотребления алкоголем или дисфункциональных взаимоотношений индивида.

Для объяснения феномена насилия мужчин по отношению к женщинам важное значение имеет анализ теоретических подходов этого явления в психологии. В соответствии с традиционными теоретическими концепциями различные виды семейного насилия рассматриваются как проявление врожденных или усвоенных в процессе социализации агрессивных влечений, паттернов.

В современной литературе, кроме личностно-семейной модели происхождения насилия в семье, описывается социокультурная модель, которая имеет несколько разновидностей [18].

Сторонники гендерного подхода уделяют особое внимание тому, что главная цель любого насилия — это обретение власти над другим, поэтому ориентированы на анализ факторов, укрепляющих системы доминирования/подчинения в гендерных отношениях.

Гендерный подход провозглашает идею равноправия мужчин и женщин в сфере формальных и неформальных отношений. Ни у мужчин, ни у женщин нет оснований подавлять и подчинять себе друг друга, поэтому никакие виды насилия в межполовых отношениях неприемлемы. Отношения между мужчинами и женщинами должны выстраиваться на основе равенства позиций, паритета, учета целей и интересов друг друга. Однако распространенные в общественном сознании стереотипы о том, что в отношениях между мужчинами и женщинами должен обязательно доминировать мужчина, что именно он должен принимать решения, касающиеся основных вопросов взаимодействия, выступают в роли барьеров, препятствующих перестройке межличностных отношений в соответствии с партнерской моделью отношений. Традиционные стереотипы мужественности побуждают мужчин проявлять в поведении такие качества, как: активность, напористость, целеустремленность, сила, выраженный волевой потенциал, уверенность в себе, умение добиваться своих целей, настоять на своем, для чего допускается проявление агрессивности и директивности.

Большинство исследований в вопросе о причинах бытового насилия мужчин в отношении женщин выделяют такой наиболее значимый фактор, как утверждение доминантной маскулинности как социальной нормы [9, с.64]. Мужчины усваивают культурные предписания исполнять доминирующую роль как в общественной жизни, так и в семье.

Радикальный феминизм сводит анализ насилия в отношении женщин к критике патриархата, понимаемого как господство мужчин над женщинами. Мужская власть является основной характеристикой общественных и межличностных отношений, в которых подавляются женщины. Насилие над женщинами — это следствие проявления мужского доминирования в обществе и семье, результат гендерного неравенства.

Социалистический феминизм утверждает, что подавление женщин функционально для капитализма, так как он поддерживается неоплачиваемым трудом женщин, которые также служат резервной рабочей силой, используемой только при необходимости. Сама семья, где муж выступает как единственный кормилец жены и детей, также способствует стабилизации капиталистического общества. Первоначально жена зависит от мужа только экономически, но вскоре это оборачивается эмоциональной зависимостью и пассивностью. Она боится потерять экономическую безопасность, поэтому он приобретает над ней полную власть. А мужчины боятся потерять работу и накопившееся напряжение (стресс и чувство депривированности) «выплескивают» на своих жен, пытаясь обрести чувство внутреннего равновесия. Таким образом, существующая при капитализме модель гендерных отношений порождает разные формы насилия мужчин над женщинами.

Биолого-эволюционный подход опирается на принцип естественного отбора эволюционной биологии и на принцип поведения, обусловленного поведенческими механизмами или инстинктами. Основная мысль представителей данного подхода заключается в том, что социальное поведение мужчин является результатом их природных биологических наклонностей, выработанных в результате эволюционного процесса [37]. Суть рассуждений представителей этого подхода сводится к формированию в процессе эволюции явления полового диморфизма, т. е. закрепления у особей мужского и женского пола различных признаков: физической агрессии, соревновательности, эмоциональной независимости и инструментального подхода к решению проблем — у мужчин, а у женщин — пассивности, склонности к сотрудничеству, эмоциональной зависимости и склонности к заботе. По мнению психологов-эволюционистов, «естественное» предназначение мужчин сводится к конкуренции за статус и защите ресурсов, которые обеспечивают им право на воспроизводство своего генотипа, поэтому наделила их большей агрессивностью.

Биологический детерминизм нашел отражение в теории агрессивного инстинкта, в которой сходятся взгляды на природу агрессии основателя психоаналитического направления в психологии Зигмунда Фрейда и авторитетного исследователя агрессии этолога Кондрада Лоренца. Несколько основных тезисов объединяют их определение агрессии. Агрессия — естественное внутреннее свойство человека. Человек обладает врожденной склонностью (влечением) к агрессивности. Агрессивная энергия периодически аккумулируется в человеке и нуждается в выходе или трансформации. З. Фрейд полагал, что агрессивное поведение может быть самоцелью. К. Лоренц подчеркивал, что агрессия предназначена для адаптивных целей, агрессивное побуждение может накапливаться или переноситься, смещаться на другие объекты. Общая схема, отражающая теоретические положения теории влечения, приблизительно такова: агрессивное влечение — запускающий стимул (Лоренц) — агрессивное поведение.

Сегодня любую из теорий влечения скорее можно отнести к устаревшему историческому багажу психологии, но не стоит недооценивать их влияние. Отношение к агрессии как к неизбежному злу человеческой природы очень широко закрепилось в общественном сознании, культуре современного человека. Мужчины, проявляющие жестокость по отношению к своим партнершам, часто отрицают свою ответственность («накопилось») и оправдываются, обвиняя женщин («довела»). В различных вариациях можно услышать от агрессоров, когда они рассказывают о своем жестоком поведении: «Она довела меня до края»; «Она выводит меня»; «Она знает, какой я»; «Если бы она не сделала х, я не сделал бы у»; «Она все продолжала (ныть)» [24].

В рамках бихевиористского подхода сформулирована фрустрационная теория (Н. Миллер, Д. Доллард, Л. Берковиц) о том, что любая неприятная стимуляция приведет к эмоциональной агрессии в той степени, в какой она порождает неприятные ощущения [45]. При этом энергия агрессии не обязательно разряжается на своей первопричине. Страх наказания или осуждения за агрессию, направленную непосредственно на источник фрустрации или других неприятных переживаний, может обусловить смещение агрессивного побуждения на какую-нибудь другую мишень. В результате вместо прямого ответа человек переносит свои враждебные чувства на более безобидные мишени. Именно о таком переносе идет речь в старом анекдоте о муже, который бранит жену, которая кричит на сына, который пинает собаку, которая кусает почтальона; а все это происходит потому, что на работе муж получил нагоняй от начальника.

Чтобы нивелировать свою ответственность в ситуации семейного насилия, мужчина обычно начинает рассказ о нападении на свою партнершу словами: «Ну, у меня тогда был такой тяжелый день на работе» или «У нас были проблемы с деньгами». Подобное декорирование жизни обидчика стрессом представляет собой попытку сделать его действия понятными, обусловленными внешними обстоятельствами. Мужчина представляется в виде герметичного сосуда, который взрывается, когда давление достигает определенного уровня: это как упрощенная, так и неверная картина. Следует ответить на вопрос, что именно в структуре отношений этого мужчины с партнершей позволяет ему проявлять жестокое поведение по отношению к ней в те моменты, когда он сам оказывается под давлением? Если присмотреться поближе, «причина» стресса / давления сводится к тому, что он воспринимает партнершу либо как причину насилия (обвинение партнерши), либо как человека, который должен доставлять ему удовольствие («он наделен правами») [23].

Теория социального научения (А. Бандура) рассматривает агрессию не с точки зрения фрустрационных условий и наказаний, а с точки зрения вознаграждающих ее последствий. Альберт Бандура считал, что мы обучаемся агрессии не только потому, что это бывает выгодно, но также перенимаем ее как модель поведения, наблюдая за другими людьми [31]. Согласно теории социального научения дети посредством наблюдения за другими людьми узнают, что агрессия иногда может приводить к получению вознаграждения. Вознаграждения могут поступать напрямую — например, когда отец покупает своему сыну мороженое после того, как тот принимает участие в драке. Бандура полагает, что вознаграждение может поступать и в косвенной форме. При просмотре кинофильмов и телепрограмм, в которых привлекательные и симпатичные персонажи бьют других ногами и кулаками, а также стреляют в тех, кто подвергает их состояние стрессу, дети усваивают, что насилие является приемлемым способом разрешения конфликтов.

В последнее время специалистами осознана еще одна важная сторона семейного насилия, которая до недавнего времени оставалась «невидимой». Дело в том, что огромная часть актов насилия, включая избиения и изнасилования, происходит на глазах у детей. Исследования показывают, что в 90 % случаев насилия в семье дети находятся в той же комнате или в соседней. Более того, специалисты подчеркивают, что в семьях, подверженных проявлениям насилия, существует повышенная вероятность насилия над детьми [16, с.95].

Личностное развитие детей, которые растут в семьях с насилием, нарушается. По обобщенным данным исследователей, около 60 % таких детей в дальнейшем становятся или жертвами, или обидчиками.

Поэтому важно, чтобы даже те дети, которые сами не являются жертвами насилия, но были свидетелями жестокого обращения в семье, также получали помощь и поддержку со стороны специалистов, работающих с семьей. Особое значение в работе с этими детьми будет иметь информационная, образовательная и воспитательная деятельность по изменению традиционных стереотипов, основанных на превосходстве одного пола над другим.

По результатам исследователей из США, 94 % мальчиков, которые только наблюдали жестокое обращение с близкими, но сами не подвергались физическому насилию, применяли насилие в своих собственных семьях. Дети, которые подвергались физическому насилию, не прибегали к такой модели поведения, считая ее неприемлемой [31,с.83].

Специалисты, работающие с мужчинами, совершающими насилие в семье, отмечают, что агрессор может представлять корни своего насилия в своем детском опыте жертвы жестокости, а не в конструкции его теперешних отношений с партнершей. Это правда, что насилию в семье учатся и что одной из наиболее сильных своего рода тренировочных площадок была семья, в которой мужчина рос. Однако не все свидетели жестокости в отношении родителей и жертвы семейного насилия становятся агрессорами [].

У некоторых мужчин, совершающих насилие в семье, в детстве был опыт переживания чрезмерной жестокости, которая часто повторялась и наносила серьезный ущерб их самооценке и способности создавать близкие отношения в дальнейшей жизни. Нередко эти мужчины в течение длительного времени имели проблемы, связанные со злоупотреблением психоактивных веществ, и нарушали законодательство. Однако важно отметить, что они часто склонны минимизировать последствия своих действий, не способны проявлять сочувствие и сожаление; для адекватной помощи им необходим очень высокий уровень контроля над риском. К счастью, подобные случаи наблюдаются лишь у незначительного количества мужчин, совершающих насилие в семье. Подавляющее большинство нарушителей не входят в описанную выше подгруппу, однако они часто воспринимают себя как жертву и считают свое жестокое поведение ответной реакцией на свои «гонения» в прошлом. Их желание рассмотреть свой опыт, когда их «испортили» и поступили с ними несправедливо, является механизмом, который не позволяет осознать собственное жестокое поведение, тем самым они возлагают вину за него на других [].

Группа социологических теорий последовательно рассматривает роль семьи, социального контроля, межпоколенного научения роли насильника, социально-экономический статус насильника. Так, межпоколенное насилие объясняется внутрипоколенческой трансмиссией насилия, которая включает: модели, подкрепление, интернализацию, тренировку (пробу) возможностей, обучение функциональной ценности насилия. Родители обучают детей (в основном сыновей) тому, что насилие и агрессивное поведение есть приемлемый способ решения проблем с гневом и разрешением конфликта, что контроль и доминирование в семье — значимые преимущества. В связи с этим сложно объяснить, почему дети, выросшие в семье с насилием, сами потом не применяют насилие в своих семьях.

Фаган и Векслер (1987), используя экологический подход к насилию, считают, что социокультурные факторы и санкции еще более усиливают родительское воспитание. В этом плане первичная превенция должна быть ориентирована на разрушении цикла внутрипоколенческой трансмиссии.

Концепции, основанные на анализе власти и экологическом подходе, стали новыми направлениями в теории и практике противодействия партнерскому насилию. Они связаны с теорией неравного распределения власти между мужчинами и женщинами на макро- и микроуровнях.

Экологический подход основан на рассмотрении насилия во всем социальном контексте, т. е. принимаются во внимание экономические ограничения и весь юридический контекст, в котором это насилие происходит.

Анализ программ вмешательства и реабилитации насильников показывает, что большинство ПВ построены на феминистском понимании НИП, т. е. в программах акцент сделан на динамике власти и контроля между мужчинами и женщинами. Хотя индивидуальные психологические и психопатологические факторы могут влиять на поведение, тем не менее во многих штатах запрещено использовать программы, основанные на моделях лечения психических расстройств, психодинамическом подходе, понимании агрессии как болезни, созависимости, семейной системы или аддиктивной модели. Общий аргумент по ограничению использования подобных программ заключается в том, что вышеназванные подходы способствуют минимизации ответственности обидчика и тем самым представляют потенциальную опасность для пострадавших. Если по ошибке жертва включена в программу, то это может еще более виктимизировать ее, особенно если она хочет прекратить отношения с насильником. Тип и длительность программы не так важны, как жесткий мониторинг за обидчиком со стороны судей и работников программ условного заключения.

Таким образом, изменение представлений о причинах и соответствующих вмешательств в партнерское насилие происходило в несколько этапов:

1) от анализа на личностных характеристиках жертвы и обеспечения ее ресурсами для безопасности (система убежищ);

2) к акценту на анализе насильственных отношений и семейной (супружеской) терапии;

3) до акцента на изменения установок насильников и программ вмешательств по отношению к разным группам насильников.

Эти направления были проверены на адекватность и приемлемость, прежде всего теоретически и прагматически по нескольким причинам. Теоретические объяснения, которые концентрировались на личностных чертах пар (психопатологии индивида или на интеракционных паттернах в парах), оказались недостаточны для объяснений документированного распространения партнерского насилия (intimate partner violence). Ввиду ограниченности ресурсов невозможно обеспечить всех пострадавших убежищами, вылечить всем психологическую травму, наказать всех преступников и их реабилитировать. Данный подход не может изменить культурные установки и социальные структуры, лежащие в основе насилия, пока семья, построенная на мужском доминировании, и другие социальные институции, которые ставят женщин и детей в ситуацию риска, кардинально не изменят свои иерархические принципы функционирования и управления.

После долгих лет игнорирования проблемы насилия в семье в настоящее время большинство современных государств признало, что насилие мужчин над женщинами в партнерских отношениях является одной из самых важных проблем современного общества.

В заключение еще раз следует отметить, что будет ошибкой рассматривать домашнее насилие только как психологическую проблему, игнорируя ее социокультурный базис и ее статус гендерной проблемы, в результате чего происходит определенная «патологизация» пострадавшей женщины и решение проблемы сводится только к использованию терапии. На самом деле основа проблемы насилия коренится не в поведении супружеской пары в целом или женщины в частности, но в мужском поведении, подкрепленном всей системой общественных взглядов, норм, культурных ценностей.


Страницы:   1   2   3