Меню Услуги

Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней): уголовно-правовая характеристика. Часть 2.

Страницы:   1   2   3   4   5

Не успеваешь написать работу сам?

Доверь это нашим авторам!

5 000
Авторов
готовых выполнить
твою работу!
От 100
Рублей
стоимость минимального
заказа
2
Часа
минимальный срок
выполнения работы
Без
посредников
Уменьшает стоимость
работы




Нажав кнопку отправить, вы соглашаетесь с обработкой персональных данных в соответствии с политикой сайта.

1.2. Роль международного права в борьбе с организацией преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

 

На наш взгляд, целесообразно на первой стадии анализа обратиться к международным источникам уголовного права. Изучение последних на предмет наличия в них такого понятия как «преступное сообщество (преступная организация)» даст возможность определить существующие в мире тенденции, касающиеся регламентации ответственности за организацию данных объединений и участие в них. А также данный сравнительно-исторический метод позволит определить различные варианты борьбы с рассматриваемой формой проявления организованной преступности.

На международном уровне между странами были заключены определенные договоры, цель которых состояла в борьбе с организованной преступностью. В целом договоры лишь предусматривают отдельные общие рекомендации подписавшим их государствам по улучшению внутринационального законодательства, направленного на борьбу с организованной преступностью, и разрабатывают правила международного сотрудничества государств в области противодействия организованной преступности.

Понятие организованной преступной группы как одной из форм проявления организованной преступности раскрывается лишь в двух международно-правовых актах.

В ст. 2 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 года указано: «организованная преступная группа» означает структурно оформленную группу в составе трех или более лиц, существующую в течение определенного периода времени и действующую согласованно с целью совершения одного или нескольких серьезных преступлений или преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией, с тем чтобы получить, прямо или косвенно, финансовую или иную материальную выгоду».

Интересно, что в России практическая реализация вышеуказанных положений Конвенции произошла посредством их внесения в ч. 4 ст. 35 УК РФ, то есть законодатель отождествил организованную преступную группу, о которой говорится в изучаемом документе, с преступным сообществом (преступной организацией). По нашему мнению, данный шаг не имеет никаких оснований.

Полагаем, что российских законодателей могло ввести в заблуждение то, что организованная преступная группа, согласно данной Конвенции, формируется в целях совершения (используя терминологию УК РФ) тяжких преступлений. В силу ст. 35 УК РФ данная цель была характерна для преступного сообщества (преступной организации).Следовательно, ввиду вышесказанного законодатель счел необходимым ввести соответствующие изменения именно в ч. 4 ст. 35 УК РФ.

Мы полагаем данное толкование Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности неверной. Во-первых, сама Конвенция содержит термин «организованная преступная группа». Во-вторых, толкуя рассматриваемый термин в системе с другими, установленными в данной Конвенции, следует указать на тот факт, что понятие «структурно оформленная группа», которое является родовым по отношению к понятию «организованная преступная группа», содержит в себе группу, в которой не сформирована развитая структура, что, бесспорно, характерно только для организованной группы, но не для преступной организации. В соответствие со всем вышеизложенным, есть все основания полагать, что установленное Конвенцией ООН против транснациональной организованной преступности понятие «организованная преступная группа» соотносится с указанному в ч. 3 ст. 35 УК РФ понятию «организованная группа», а внесенные законодателями изменения в ч. 4 ст. 35 УК РФ как результат практической реализации Конвенции не вполне обоснованы.

В качестве одного из доводов в пользу данного мнения можно привести и то обстоятельство, что до изменения ч. 4 ст. 35 УК РФ, закрепленное в универсальной Конвенции определение организованной преступной группы проецировалось отдельными исследователями на организованную группу, понятие которой раскрыто в ч. 3 ст. 35 УК РФ.

Следующим международным нормативно-правовым актом, который устанавливает понятие организованной преступной группы, является Рекомендация Rec (2001) 11 о руководящих принципах борьбы с организованной преступностью. В нем указано: «организованная преступная группа» означает структурно оформленную группу в составе трех или более лиц, существующую в течение определенного промежутка времени и действующую согласованно для совершения одного или нескольких серьезных преступлений, с тем, чтобы получить, прямо или косвенно, финансовую или иную материальную выгоду». Подчеркнем, что Рекомендация практически в полной мере воспроизводит положения универсальной Конвенции против транснациональной организованной преступности.

Наряду с этим, невозможно утверждать, что международное право не знает понятий «преступное сообщество» и «преступная организация». Отдельные акты включают в себя эти термины, однако их содержание в источниках международного права не раскрывается. В качестве примеров таких документов можно привести Рекомендацию № R (96) 8 Комитета Министров государствам – членам Совета Европы «Уголовная политика Европы в период перемен» и Устав международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси от 8 августа 1945 года, более известный как Устав Нюрнбергского трибунала.

Подчеркнем, что в международном праве есть и другие международные договоры, которые, несмотря на то что и не содержат терминов «организованная группа» и «преступное сообщество (преступная организация)», все же прямо или косвенно касаются организованной преступности и благоприятствуют росту эффективности борьбы с ней (например, Конвенция ООН против коррупции от 31 октября 2003 года, Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года).

Подводя итоги вышесказанному, следует подчеркнуть то обстоятельство, что международное право хоть и знает понятия «преступное сообщество» и «преступная организация», но, между тем, содержание последних ни в одном документе не раскрывается. Соответственно, поиск необходимых определений следует осуществлять во внутригосударственном уголовном законодательстве. Применение же в УК РФ определения организованной преступной группы, предусмотренного Конвенцией ООН против транснациональной организованной преступности, в качестве основного для термина «преступное сообщество (преступная организация)» является необоснованным, поскольку закрепленное Конвенцией ООН против транснациональной организованной преступности понятие «организованная преступная группа» соотносится с определенным в ч. 3 ст. 35 УК РФ понятием «организованная группа», а внесенные законодателями изменения в ч. 4 ст. 35 УК РФ в качестве итога практической реализации Конвенции не вполне обоснованы.

 

1.3 Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней) в законодательстве отдельных зарубежных стран

 

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!




Обращаясь к зарубежным источникам уголовного права, следует подчеркнуть, что в разных государствах имеются разные способы установления уголовной ответственности за организацию преступной организации или участие в ней. Для того чтобы продемонстрировать различные пути, мы выбрали разные государства как из англосаксонской, так и из романо-германской правовой семьи.

Для более системного анализа изучение уголовного законодательства иностранных государств будет осуществляться по трем блокам: как понимается преступное сообщество (преступная организация) в различных государствах, как регламентируется уголовная ответственность за организацию преступной организации и участие в ней, а также какие другие способы уголовно-правового характера, целью которых является борьба с рассматриваемой формой проявления организованной преступности, применимы в зарубежных государствах.

В уголовном законодательстве не всех зарубежных стран существуют термины «преступное сообщество (преступная организация)». Так, в частности, в Норвегии, Румынии, Швеции и Сербии данный термин отсутствует. Между тем, к примеру, в Румынии и Сербии применяют термин «организованная преступная группа», интерпретация которого соотносится с положениями Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности.

Наряду с этим, в тех государствах, в которых закон регулирует уголовную ответственность за деятельность преступных сообществ (преступных организаций), нет терминологического единства: одни страны пользуются лишь термином «преступная организация» (Испания, Мальта, Германия), вторые – только понятие «преступное сообщество» (Франция), а третьи используют оба понятия (Венгрия).

Отметим, что не существует единого понимания и, следовательно, единой формулировки определения изучаемого термина. Условно возможно поделить страны на две группы. Первую группу образуют страны, которые, так или иначе, в процессе формулирования термина «преступное сообщество (преступная организация)» обращаются к положениям Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности, вынося из них либо все, либо отдельные признаки (Канада, Финляндия). Участники же другой группы стран отталкиваются от своих собственных посылок и устанавливают свои определения (Албания, Испания).

Так, ст. 467.1 Уголовного кодекса Канады, которую мы отнесли в первую группу, предусматривает следующую дефиницию преступной организации: «Преступная организация означает группу любой степени организованности, которая создана из трех и более лиц в Канаде или за ее пределами и имеет в качестве одной из своих главных целей или основной своей деятельности содействие или совершение одного или нескольких серьезных преступлений, которые, при их совершении, могут повлечь получение прямо или косвенно материальной выгоды, в том числе финансовой, группой или любым участником группы».

В Уголовном кодексе Финляндии указано: «Преступная организация – структурированное объединение, созданное в течение определенного периода времени, состоящее, как минимум, из трех лиц, действующих согласованно с целью совершения одного или нескольких преступлений».

В соответствие с уголовными законами стран второй группы можно выделить следующие определения.

Статья 570 bis Уголовного кодекса Испании включает в себя следующую дефиницию изучаемого сообщества: «Для целей настоящего Кодекса преступная организация рассматривается как устойчивая группа, созданная одним или более лицами на неопределенный срок, чтобы в сговоре и согласованно распределять задачи и обязанности, для того чтобы совершать фелонии, а также осуществлять многократное совершение мисдиминоров».

Статья 28 Уголовного кодекса Албании преступное сообщество рассматривает как высшую форму кооперации, включающую в себя три и более лиц, и, характеризующуюся особой степенью устройства, структурой, устойчивостью, длительностью существования, а также целью совершения одного или нескольких преступлений для получения материальных или нематериальных благ.

Отдельные страны не имеют конкретную норму- определение, которая бы предусматривала определение понятия, при этом его содержание раскрывается в один момент с раскрытием признаков объективной стороны состава преступления. Так, к примеру, Уголовный кодекс Федеративной Республики Германии в ст. 129 устанавливает уголовную ответственность за создание преступных организаций цели или деятельность которой направлены на совершение преступлений, или за участие в такой организации, вербовку участников или сторонников для такой организации или за ее поддержку.

Отдельно следует выделить Францию и Венгрию: в уголовном законодательстве Франции говорится о преступном сообществе, а Венгрии – о преступном сообществе и преступной организации. Так, ст. 450-1 Уголовного кодекса Франции гласит, что «преступное сообщество состоит из любой группы или сговора, созданных в целях приготовления, посредством одного или нескольких действий, одной или нескольких фелоний или одного или нескольких мисдиминоров, наказуемых, как минимум, пятью годами лишения свободы».

Уголовный кодекс Венгрии, как было отмечено ранее, различает понятия «преступная организация (criminal organization)» и «преступное сообщество (criminal association)». На основании ст. 459 «преступная организация подразумевается, когда группа из трех и более лиц сотрудничает в долгосрочной перспективе с целью умышленного совершения в организованной форме преступлений, за которые предусмотрено наказание в виде пяти лет лишения свободы и более». Эта же статья предусматривает понятие преступного сообщества: «преступное сообщество подразумевается, когда два и более лица занимаются преступной деятельностью в организованной форме или они вступают в сговор поступить таким образом и пытаются совершить преступление, как минимум, один раз, не образуя, однако, преступную организацию». Следует указать на то, что согласно законодательству Венгрии преступное сообщество выступает менее организованным объединением, чем преступная организация.

Резюмируя все вышеуказанное по первому блоку, можно отметить, что ни одно государство не предусматривает однозначных, четких и ясных дефиниций преступного сообщества (преступной организации). Кроме этого, в определенном смысле эти дефиниции даже однообразны. Законы предусматривают многообразие оценочных понятий, которые никак не раскрываются (структурированность, устойчивость, особый уровень устройства). Отдельные понятия довольно скудны по содержанию и, соответственно, обладают очень большим объемом, являются «каучуковыми» (Франция, Германия). К тому же определение термина обычно происходит в рамках особенных частей уголовных кодексов, что не вполне обоснованно.

В общем, исследование в данной части уголовного законодательства иностранных государств способствовало определению следующих, по нашему мнению, существенных тенденций. Во-первых, в большинстве государств имеется лишь один термин – преступная организация; именно за организацию такого объединения и устанавливается уголовная ответственность. Наряду с этим, уголовное законодательство отдельных государств вообще не имеет понятий «преступное сообщество», «преступная организация». Во-вторых, во многих рассмотренных странах в качестве количественного признака указанного сообщества отмечается наличие в его составе трех и более лиц. В-третьих, многие уголовные кодексы предусматривают возможность формирования преступной организации и для совершения одного преступления. В-четвертых, отдельные государства считают некоторое формирование преступной организацией лишь в случае, если такое формирование, так или иначе, направлено на совершение тяжких преступлений, которые в каждом государстве интерпретируют по-разному. Здесь следует подчеркнуть, что в отдельных уголовных законах в качестве дополнительной цели указывается цель получения материальной или финансовой прибыли.

Подготавливая ответ на второй из обозначенных нами вопросов, целесообразно подчеркнуть, что во многих государствах криминализованы такие действия как создание преступной организации, руководство ей, участие в ее деятельности (Испания, Албания, Франция, Канада). Между тем, отдельные страны увеличивают перечень уголовно-наказуемых деяний. Так, в Финляндии и Мальте предусмотрена ответственность за финансирование преступной организации, в Венгрии, Канаде, Финляндии и Швейцарии – за содействие ей и поддержку ее деятельности. Также в Мальте закреплена ответственность за принадлежность к преступной организации. В некоторых государствах уголовно-правовые нормы формулируются казуистичным путем: посредством перечисления определенных мероприятий, за которые устанавливается ответственность; при этом список таких мероприятий остается открытым (Финляндия, Венгрия).

Переходя к третьему упомянутому нами блока в качестве других средств уголовно-правового характера, целью которых выступает борьба с преступными сообществами (преступными организациями), можно выделить следующие. Отдельные государства, такие как Мальта, Швейцария, Финляндия, Испания, вносят в качестве квалифицирующего признака составов конкретных преступлений их совершение в составе преступной организации.

В Германии более суровое наказание назначается главарям преступных организаций. Вместе с тем, ст. 129 УК Германии предусматривает заслуживающую внимания норму, которая дает право суду освободить от ответственности соучастника, чья вина является небольшой, или чей вклад несущественен.

Не успеваешь написать работу сам?

Доверь это нашим авторам!

5 000
Авторов
готовых выполнить
твою работу!
От 100
Рублей
стоимость минимального
заказа
2
Часа
минимальный срок
выполнения работы
Без
посредников
Уменьшает стоимость
работы




Нажав кнопку отправить, вы соглашаетесь с обработкой персональных данных в соответствии с политикой сайта.

Подчеркнем, что одной из мер увеличения эффективности борьбы с преступными сообществами (преступными организациями) во многих государствах является возможность освобождения от уголовной ответственности или от наказания либо возможность смягчения наказания при наличии положительного посткриминального поведения (деятельного раскаяния). В таких странах как Албания, Франция, Венгрия, Испания, Швейцария это, своего рода, компромисс в уголовном праве.

Отдельные страны термин преступной организации считают родовым по отношению к иным ее видам. Так, в частности, из общего понятия выделяются террористическая организация (Испания, Германия, Албания) и преступная организация, деятельность которой сопряжена с оборотом наркотических средств (Албания). Данное обстоятельство является подтверждением системности уголовного законодательства и последовательность внесения в него соответствующих изменений. Последнее оказывает позитивное воздействие на правоприменительной практике, поскольку системность и последовательность уголовного закона, бесспорно, облегчают его имплементацию.

Резюмируя все вышесказанное по второму и третьему блоку, следует выделить определенные тенденции, которые, на наш взгляд, имеют важное значение. Во-первых, в части стран совершение преступления в составе преступной организации выступает в качестве квалифицирующего признака. Во-вторых, страны довольно активно идут на своего рода компромисс, последствия которого, однако, в разных государствах определяются по-разному: освобождение от уголовной ответственности, освобождение от наказания или смягчение наказания. И, в-третьих, невозможно не выделить тенденцию при описании объективной стороны составов преступлений, предусматривающих ответственность за организацию преступных организаций и участие в них, перехода к казуистическому способу изложения норм.

Таким образом, целесообразно подчеркнуть, что в целом аспекты ответственности за организацию преступного сообщества (преступной организации) и участие в нем (ней) регулируются в разных государствах примерно одинаково. Отличия осуществляются по способам изложения уголовно-правовых норм (либо оперирование общими, абстрактными терминами, либо использование казуистичного приема), а также по другим мерам, ориентированным на ужесточение наказания участникам рассматриваемых сообществ.

Далее определенные нами тенденции на тему регулирования
ответственности членов преступных организаций в иностранных государствах
будут приняты во внимание в процессе исследования Уголовного кодекса РФ с для установления, какая часть уголовного законодательства РФ является отражением общемировой направленности, а какая движется по собственному пути.

 

2 Уголовно-правовая характеристика состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ

2.1 Преступное сообщество: уголовно-правовое содержание

 

В первоначальной редакции УК РФ было установлено, что преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), целью которой является совершение тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданным в тех же целях.

Так, со вступлением в силу федерального закона от 03.11.2009 г. № 245-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 100 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» в УК РФ установлено: «преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды».

Одна из спорных тем, как и в предшествующей редакции ч. 4 ст. 35 УК РФ, имеет отношение к отождествлению терминов преступное сообщество и преступная организация. С позиции законодателя, названные термины являются аналогичными, данную точку зрения разделяют отдельные исследователи. Между тем, данная идея не у всех ученых находит отклик.

На наш взгляд, справедлива позиция В. Быкова, который аргументирует точку зрения законодателя тем, что в теории уголовного права с момента принятия УК РФ в 1996г. так и не разработана единая и общепризнанная терминология касательно обозначения изучаемого нами вида проявления организованной преступности.

Условно можно выделить три группы, соответствующие трем сложившимся позициям на тему разграничения понятий «преступное сообщество» и «преступная организация». Первую группу составляют такие исследователи как А. Андрианов, А.И. Долгова, А.Н. Мондохонов. Указанные ученые дифференцируют термины «преступное сообщество» и «преступная организация» в следующем. Преступную организацию, с небольшими оговорками, они приравнивают к термину, указанному в ч. 4 ст. 35 УК РФ. Указанные авторы преступное сообщество рассматривают в качестве определенного объединения организаторов, руководителей и других представителей организованных групп и преступных организаций. При этом цели данного объединения определяются авторами по-разному. А. Андрианов в качестве цели рассматриваемых организаций выделяет координацию деятельности организованных преступных формирований. А.Н. Мондохонов целью видит выработку планов и формирование условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

Аргумент вышеуказанной трактовки преступного сообщества заключается в следующем. В силу ч. 1 ст. 210 УК РФ преступным сообществом (преступной организацией), согласно точкам зрения участников рассматриваемой группы, можно считать, в том числе, собрание организаторов, руководителей (лидеров) или других представителей организованных групп (до изменений 2009 года объединение организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп). Ученые предлагают называть указанное объединение преступным сообществом, также мотивируя данное обстоятельство ссылками на криминологические исследования: замечено, что это криминальные реалии, детальным образом исследованы криминологами и социологами. Данная точка зрения, на наш взгляд, безосновательна ввиду следующего. Первое, полагаем не вполне обоснованной попытку ученых внести дополнительные смыслы в предусмотренное в Общей части УК РФ понятие преступного сообщества (преступной организации) за счет положений Особенной части УК РФ. Второе, даже если принять то обстоятельство, что на самом деле в обществе данные объединения представителей организованных групп и преступных организаций существуют, полагаем, что применение понятия «преступное сообщество» в целях их обозначения лишь ввиду его наличия в уголовном законе, без обращения к его основному смыслу, не совсем верно.

Представителями второй группы являются такие ученые как Д. Бражников, В. Бычков, B.C. Комиссаров, А.П. Кузнецов и Ю.И. Сучков. Они также указывают на самостоятельность терминов «преступное сообщество» и «преступная организация», однако в качестве критерия их отграничения предлагают количественный показатель. В итоге, преступную организацию ученые предлагают рассматривать в качестве разновидности организованной группы, а преступное сообщество в качестве объединения организованных групп. То есть, преступная организация содержит в себе одну организованную группу, а преступное сообщество образуется двумя и более. Также подчеркнем, что Д. Бражников и В. Бычков говорят о необходимости исключения преступной организации из текста уголовного закона, поскольку «установить какие-либо различия между ней и организованной группой практически невозможно».

Участники второй группы следует из того, что законодатель выделил две формы существования преступной организации (преступного сообщества): структурированная организованная группа (до изменений 2009 года сплоченная организованная группа) и объединение организованных групп. Первая форма рассматривается исследователями в качестве преступной организации, вторая – в качестве преступного сообщества. Мы не совсем согласны с данной позицией, вследствие того что в рассматриваемой ситуации также происходит применение понятия «преступное сообщество» только по причине ссылки на него в уголовном законе, без обращения к его, по меньшей мере, парадигмальному значению.

И, наконец, в качестве представителя третьей группы можно выделить Л.В. Глазкову, чья идея разграничения терминов «преступное сообщество» и «преступная организация» видится нам довольно интересной. В качестве критерия автор выбирает цель, которую ставит перед собой объединение. Л. В. Глазкова полагает, что преступные сообщества формируются в экономических целях, а преступные организации в иных, в частности, экстремистских. Позволим себе не полностью согласиться с идеей автора. Почему преступные организации не могут преследовать экономические цели? Некоторая ориентированность отдельного объединения служит лишь видовым признаком, который отличает его от иных схожих объединений. При этом все такие объединения, вне зависимости от их целей, по сути будут выступать одним и тем же, принадлежать к одному и тому же классу. В связи с этим, по нашему мнению, согласно всему вышеизложенному, данный подход является не в полной мере последовательным.

Также есть ученые, указывающие только на необходимость исключения одного из понятий. Так, Т.В. Якушева предлагает элиминировать понятие «преступная организация», оставив в тексте закона лишь словосочетание «преступное сообщество». Эту идею разделяют В.Н. Скотинина, С.В. Петров, Ж.В. Виденькина. А А.В. Черный, Д.В. Савельев, В.В. Константинов, И.Н. Казанкова, Е.В. Безручко, напротив, говорят о необходимости исключения понятия «преступное сообщество».

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!




По нашему мнению, преступное сообщество и преступная организация образуют два самостоятельных уголовно-правовых термина, таким образом, говорить об элиминации одного из понятий неверно. Мы считаем, что преступная организация выступает в качестве одного из видов соучастия, дефиниция которого фактически и закреплена в ч. 4 ст. 35 УК РФ. Термин же «преступное сообщество» стоит рассматривать несколько иначе. Для его установления мы будем исходить из трактовки образующих его элементов и, прежде всего, родового понятия «сообщество».

Определение термина «преступное сообщество» не равно определению термина «преступная организация». Помимо этого, преступное сообщество не является некоторым конкретным объединением, формированием с его структурой и целями. Преступное сообщество не имеет жесткой организации. Это принципиально иной термин. Он обладает абсолютно иным основным смыслом, суть которого состоит в следующем. Преступное сообщество представляет собой определенное число людей. Их связывает то, что они целенаправленно совершают преступления. Причем преступления ими совершаются неслучайно, неситуативно; они занимаются именно преступной деятельностью. При этом в ходе осуществления преступной деятельности существует и конкуренция между преступниками, и специфическое разделение труда. Для преступного сообщества не важны пространственно-временные границы: все лица, занимающиеся преступной деятельностью, вне зависимости от их местонахождения, служат ячейками преступного сообщества. На наш взгляд, преступное сообщество представляет собой совокупность людей, которая складывается в процессе осуществления преступной деятельности. Соответственно, термин «преступное сообщество» заключает в себе всех лиц, которые являются субъектами преступной деятельности.

Выделим следующие признаки преступного сообщества:

– безграничность, то есть выход за пределы ограничений. Преступному сообществу свойственно отсутствие пространственно-временных границ, а также максимальное количество образующих его единиц, элементов;

– объединяющее начало – преступная деятельность. Это – то единое, что связывает все составляющие элементы преступного сообщества;

– определенная стратификация внутри преступного сообщества: каждый элемент занимает определенное положение, обладает определенным статусом, играет свою роль;

– наличие конкретных норм, которым, в той или иной степени, должны следовать все члены преступного сообщества;

– динамичность, иными словами, перманентная модификация системы, причем как количественных (в частности, численность преступного сообщества), так и качественных (например, нормы) ее показателей.

Статья 32 УК РФ предусматривает, что соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. Без оценки указанного определения, поскольку это не входит в рамки настоящего исследования, остановимся на таком признаке соучастия как совершение умышленного преступления. Признавая, что преступное сообщество есть «сонм, множество, совокупность преступников», заключим, что объединение усилий на совершение единого преступления всеми его составляющими элементами не происходит. Нет своего рода качественного признака соучастия, который определяет содержание объективной и субъективной связи между участниками. Иными словами, не существует взаимообусловленных действий членов, нет единого для них преступного результата, и как следствие ни о какой причинной связи между действиями участников и наступившими последствиями и ни о каком умысле на совершение преступления в соучастии не может быть и речи.

Также термин «преступное сообщество» выступает абстракцией, которая отражает реальность. Преступное сообщество есть простая совокупность всех преступников. Вред причиняется не самим сообществом в целом как единой организацией, а конкретными лицами, которые действуют самостоятельно в своих интересах, но, к слову, могут действовать и в соучастии. Ответственность указанных лиц наступает согласно определенным статьям Особенной части УК РФ. Следовательно, очевидным является то обстоятельство, что термин «преступное сообщество» не вписывается в институт соучастия, поскольку преступное сообщество это не группа лиц, ориентированных на совершение единого преступления. Поэтому следует исключить термин «преступное сообщество» из Уголовного кодекса РФ. Далее в целях соответствия действующему законодательству и для устранения возможной путаницы, поскольку разные ученые применяют разные понятия, мы будет пользоваться терминами «преступное сообщество» и «преступная организация» в качестве синонимов, кроме прямо оговоренных нами случаев.

Перейдем к раскрытию содержания понятия «преступная организация».

Следуя из ч. 4 ст. 35 УК РФ, можно выделить следующие характеристики преступного сообщества (преступной организации):

форма преступного сообщества (преступной организации) –альтернативный признак:

– структурированная организованная группа;

– объединение организованных групп, действующих под единым руководством;

цель функционирования преступной организации – совместное совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений в целях получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

Идея о том, что преступную организацию стоит рассматривать как структурированную организованную группу, оценивается в литературе критично. Суть ключевого довода против определения преступного сообщества через структурированную организованную группу состоит в том, что многие организованные группы обладают своей собственной структурой, которая может быть довольно сложной, но один этот признак еще не дает возможность рассматривать их в качестве преступных организаций. Кроме этого, С.Г. Никитин в качестве «аргумента против» ссылается на Дж. Фальконе, который в одном из своих трудов отмечал, что, например, «неаполитанская каморра и калабрийская ндрангета не имеют унитарной, иерархической структуры, с непроницаемо замкнутыми подразделениями. Обе они организованы, так сказать, по горизонтальному принципу». Тем не менее, здесь следует отметить, что Дж. Фальконе ведет речь об отсутствии именно иерархической структуры, что не означает отсутствия структуры в целом.


Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!




Страницы:   1   2   3   4   5