Меню Услуги

Особенности копинг-стратегий у лиц с химической аддикцией. Часть 2.

Страницы:   1   2   3

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

2. Копинг-стратегии. Ресурсы, профилактика, применение в реабилитации

2.1 Особенности копинг-стратегий

 

Понятие психологической защиты или защитного поведения (defensivebehavior) впервые появилось в 1894 году в работе З. Фрейда «Защитные нейропсихозы», а двумя годами позже более подробно описаны автором в «Этиологии истерии».

З. Фрейд, который рассматривал проблему поведения индивида, утверждал, что его действия не всегда поддаются контролю разума, наоборот, во многом подчиняются бессознательному. Психологические защиты используются человеком неосознанно. Их целью является снижение уровня эмоциональной напряженности и предупреждение дезорганизации поведения психики и сознания [4].

Позже механизмы психологической защиты рассматривали и другие авторы, пересматривающие и дополняющие это понятие с собственной точки зрения. Так, Э. Фромм представлял психологическую защиту как механизм бегства, обусловленный отказом от индивидуальности и Я. В соответствии с его позицией, это дает индивиду возможности для смягчения возникшего чувства тревоги, сделать более терпимой его жизнь в «невротическом» обществе [11].

К. Хорни, в отношении защитного поведения, вводит понятие «защитные стратегии», представляя их как невротические тенденции. Она определяет их как защиту, которая нужна индивиду для того, чтобы справиться с чувством беспомощности, недостаточного уровня безопасности и враждебности, сопутствующих базальной тревоге.

К. Роджерс характеризует психологическую защиту как реакцию организма человека на угрозу целостности структуры его «Я», как осознанное искажение переживаний, образовавшихся для минимизации несоответствия между переживанием и структурой Я, или же для отвержения любых переживаний [12].

Р. Плутчик рассматривает психологические защиты как средства, которые помогают совладанию человека с базисными эмоциями. Центральная идея концепции автора сводится к тому, что механизмы психологической защиты выступают производными эмоций, а структура психологической защиты повторяет структурную модель эмоций [8].

Изучение психологической защиты в отечественной психологии началось на несколько десятилетий позже, чем за рубежом, в 60-е гг. ХХ века. В 1969 году в статье «О силе «Я» и психологической защите» В. Ф. Бассин говорит о важности и необходимости включения в сферу исследования отечественной психологии таких понятий, как «психологическая защита», «бессознательное», «сила Я». Основным в психологической защите, в соответствии с позицией Ф. В. Бассина, выступает перестройка системы установок, которая направлена на ликвидацию повышенного напряжения и предупреждение дезорганизации поведения [25].

Таким образом, в отечественной психологии защитные механизмы рассматриваются как самостоятельное и целостное понятие.

А. А. Налчаджян представляет защитные механизмы как схемы психических действий, которые приводят к адаптированности личности и преодолению фрустрирующей ситуации.

В. А. Ташлыков рассматривает явление психологической защиты в качестве механизма адаптивной перестройки восприятия и оценки, который «запускается» в ситуациях, когда индивид не способен адекватно оценивать чувство беспокойства, вызванное внутренним или внешним конфликтом, в результате чего не в состоянии справиться со стрессом.

И. М. Никольской и Р. М. Грановской психологическая защита определяется как специальная регулятивная система личностной стабилизации, которая ограждает сферу сознания от неприятных и травмирующих переживаний, обусловленных внутренними и внешними конфликтами, а также с состоянием тревоги и дискомфорта.

Во второй половине ХХ века в понимании феномена психологической защиты возникли некоторые противоречия. Во-первых, традиционно психологические защиты интерпретировались как феномен, тормозящий личностное развитие. Но вместе с этим ученые указывали и на очевидность наличия позитивных эффектов психологической защиты в преодоления трудных жизненных ситуаций. Это противоречие повлекло за собой и следующее – понимание «нормы» функционирования защиты. В клинической психологии встала объективная потребность в здоровой активизации защитного поведения личности. Помимо этого, развитие психологии стресса указало на то, что в стрессовой ситуации человек не только переживает и действует в соответствии с этими переживаниями, но и способен преодолевать трудные обстоятельства, действовать целенаправленно и обдуманно [32].

В ходе разрешения этих противоречий был выделен новый феномен, который в большей степени был лишен негативного подтекста, нежели термин «психологическая защита». Речь идет о совладающем поведении, копинге (от англ. «cope» – успешно справиться, преодолевать). Понятие копинга включает в себя различные формы активности личности, оно охватывает практически все формы взаимодействия человека с задачами, носящими внешний или внутренний характер, а также с трудностями, которые нужно разрешить, избежать, взять под собственный контроль или смягчить.

Психологическая защита и копинг выполняют схожие функции – ограждение психики человека от чрезмерных эмоционально-когнитивных нагрузок и поведенческого разрешения затруднительных жизненных ситуаций, вызывающих стресс. Эти понятия являются близкородственными, но реализуются при помощи различных механизмов, и, соответственно, имеют свои отличия [32].

Целевая организация. Основной целью и психологической защиты, и копинга, является сохранение нормального уровня жизнедеятельности и психического самочувствия индивида в различных трудных жизненных ситуациях. Но особенности разворачивания психологической защиты представляют собой набор частных случаев, реакцию на одиночный фактор угрозы или серию последовательных раздражителей, опасных для личностного благополучия. Эта реакция позволяет найти временное решение проблемы. Использование копинга же предполагает более развернутый план действий и перспективу решения проблемы как в социальном, так и личностном контекстах. Копинг обладает большими возможностями стратегического построения ответной реакции на вызов окружающей действительности. При этом решаемые данными феноменами задачи могут по содержания быть близки друг к другу. И психологическая защита, и копинг направлены на сохранение Я-концепции, на поддержание положительного непротиворечивого «чувства Я». Но достижение эффекта происходит разными путями: психологическая защита не позволяет негативной информации повлиять на внутренний образ Я. Копинг, в свою очередь, стремится к «реабилитации» личности в собственных глазах за счет проявления активности изменения смысла, содержания ситуации или отношения к ней.

Еще одна общая для обоих феноменов задача – обеспечение и поддержание субъективно благополучного состояния человека в неблагоприятной ситуации. Психологическая защита здесь направлена на стабилизацию ранее достигнутого, расцениваемого как позитивное состояние. Для этого она ограждает психику от травмы, обеспечивая внутренний комфорт и благополучие, но не принимает во внимание требования ситуации и вероятное последующее нарушение внешней адаптации. В отличие от защиты, копинг в равной степени направлен и на внутриличностное, и на социальное благополучие личности, при этом пути достижения у копинга более разнообразны.

  1. Уровень регуляции. Психологическая защита функционирует на личностном уровне, обеспечивая ее целостность и сохранность, а ее целевым объектом является внутреннее состояние, а не социальное проявление личности. Копинг напрямую связан с активностью личности, его инициативой, целенаправленными и сознательными действиями, направленными на разрешение ситуации.
  2. Ресурсы. Психологическая защита опирается лишь на ресурсы личности, потенции психических процессов, в то время как для копинга, помимо перечисленных, добавляются также и ресурсы социального плана: поиск поддержки у других людей, общение, использование собственного социального статуса, чужой социальный опыт.
  3. Степень осознанности. Психологическая защита изначально относится к неосознанным психологическим феноменам, деятельность которых не может контролироваться и произвольно изменяться. Копинг в этом отношении противопоставляется защите и считается сознательным и произвольным феноменом.
  4. Связь между характером приспособления и содержанием проблемной ситуации. Работа копинга, и работа психологической защиты, подразумевает переработку поступившей в ситуации угрозы информации, но алгоритм дальнейших действий этих двух феномен различен.

Переработка информации в случае психологической защиты «включает» ряд бессознательных действий, способствующих блокированию, изменению смысла (от незначительного искажения вплоть до формирования прямо противоположного) или потере информации. Потенциально опасные для благополучия психики данные при этом «отсеиваются» и «обезвреживаются». Отсутствие ответной реакции на саму ситуацию, ведет к пассивному приспособлению личности, созданию внутреннего собственного образа, не соответствующего реальности, при этом попытки воздействия внешней реальности и ее перемены отсутствуют [5].

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

В случае копинга наблюдается активность, которая позволяет не только приспособиться к собственному внутреннему состоянию, но и к внешней проблеме. Решение трудной ситуации и восстановление психическогобалгополучия в случае работы копинга подразумевает многошаговые интеракции между сложившейся ситуацией и личностью, применение различных поведенческих стратегий и когнитивных линий.

Основные виды. В основаниях типологии психических защит и копингов имеются существенные расхождения. Механизмы психологической защиты традиционно делят относительно степени зрелости, связей с другими психическими процессами, степени адаптивности, локализации времени возникновения в онтогенезе.

Копинги имеют несколько отличные основания для выделения их обобщенные кластеры: модальность стратегии, ориентация действия в системе «Я-ситуация», степень активности, про- или асоциальная направленность, конструктивность.

Структурные составляющие. При выделении элементов структуры психологических защит и копингов, ученые сходятся во мнении, что и то, и другой феномен имеют сложную, многосоставную организацию, в которую входят базовые составляющие и построенные на их основе системы. Так, З. Фрейд выделяет некоторые виды защит, направленные против определенных влечений. Несколько позднее при изучении феномена психологических защит исследователи пришли к пониманию того, что помимо отдельных защит существуют также и довольно сложные их стили, состоящие из отдельных механизмов и отражающие индивидуальные особенности защиты личности.

Что касается копингов, то тут авторы выделяют простые единичные копинги, определяемые и провоцируемые ситуацией, копинг-стратегии – как достатчоно четкие образы действий в проблемной ситуации и копинг-стили – объединенные общими характеристиками группы копинг-стратегий. Также копинги условно подразделяют на два уровня организации совладания со стрессом: отдельные стратегии, которые определяют конкретику действия в трудной ситуации (например, поиск социальной поддержки, отвлечение и др.) и обобщенные диспозиции совладающего поведения, которые детерминируют общую направленность активности в поле взаимодействия личности и проблемной ситуации (контроль, блокирование информации, преобразование, изменение дистанции).

Методы коррекции. Некоторые исследователи и психологи-практики указывают на возможность разрешения проблемы коррекции психологических защит и копингов. Так, цель психотерапии в классическом психоанализе заключается в «ломке» защиты, осознания человеком существующих конфликтов, выражение подлинного чувства и поощрение его «выхода наружу» [5].

В. Райх для снятия психологической защиты, или как он ее называл, «брони характера», необходимо применение техники телесной терапии. По его мнению, применение этой техники дает более ощутимый результат, нежели простое «проигрывание», применяемое в психоанализе. Разработанные в гештальт-терапии упражнения для снятия психологической защиты основаны на критической ситуации, искусственно создаваемой в группе, которая позволяет человеку в атмосфере безопасности раскрыть свое Я. Так или иначе, суть всех методов работы с психологическими защитами сводится к тому, чтобы постепенно, «мелкими шажками» изменять понимание и прогноз ситуации человеком, подвести его к реалистичной оценке происходящего [12].

Копинг – феномен осознаваемый, поэтому в работе с копингами применяются менее глубокие технологии. В основном они сводятся к обучению человека определенным поведенческим актам, формированию когнитивных схем или освоению техник отреагирования эмоций для разрешения проблемной ситуации и эффективного взаимодействия.

Таким образом, несмотря на то, что психологическая защита и копинг являются родственными феноменами, они имеют ряд определенных характеристик, позволяющих их дифференцировать. Так, защита и копинг имеют разную целевую направленность, уровень регуляции, степень осознанности, характер приспособления, взаимодействие с проблемной ситуацией, структурные элементы возможности коррекции [36].

Признавая важную роль механизмов психологической защиты в процессе социальной адаптации личности, многие авторы, тем не менее, поддерживаются точки зрения, согласно которой действие психологической защиты неоднозначно – при определенных условиях она способна препятствовать развитию личности и самореализации в социальном мире.

З. Фрейд первым обратил внимание на патогенную роль защитных механизмов. По его мнению, в процессе развития Я механизмы, которые призваны служить предотвращению опасности, могут обернуться самой опасностью. За их услуги Я приходится платить слишком высокую цену: защитные механизмы возлагают ограничения на Я, требуют значительных энергетических затрат на их поддержание, становятся тяжелым бременем для психики. Единожды оказав Я услугу, они не пропадают, а закрепляются в нем и делаются постоянными способами реагирования, присущими характеру человека и повторяющимися в течение всей его жизни, как только ситуация, подобная первоначальной, возникает вновь. Защитные механизмы делаются своего рода инфантилизмами, оберегающими Я взрослого человека от опасностей, которых уже не существует в действительности. Более того, человек начинает искать такие ситуации, которые могли бы заменить первоначальную опасность, чтобы оправдать тем самым его фиксацию на ранее использованных и ставших привычными ему способах реагирования. Поэтому, замечал З. Фрейд, можно понять, как защитные механизмы, постоянно ослабляя Я и все более отчуждая его от внешнего мира, готовят вспышку невроза [36].

Функции психологических защит, с одной стороны, возможно рассматривать как положительные, так как у они предохраняют человека от отрицательных переживаний, восприятия психотравмирующей информации, устраняют тревожность и помогают в сохранении в ситуации конфликта самоуважения. С другой стороны, они могут расцениваться и как негативные. Влияние защит, как правило, является недолговременным и продолжается до тех пор, пока нужна пауза для новой активности. Однако если состояние эмоционального благополучия человека фиксируется на длительный период и, по сути, заменяет активность, то психологический комфорт личности достигается ценой искажения восприятия реальности, или самообман.

Преобладание в структуре личности определенного защитного механизма может приводить к формированию определенных черт и акцентуаций характера. Одновременно с этим, люди, имеющие определенные свойства, склонны к использованию конкретных защитных механизмов, которые, как средство искажения реальности свойственны конкретным серьезным личностным расстройствам. Наиболее полно указанный тип взаимосвязи был представлен в исследованиях таких авторов как Г. Келлерман и Р. Плутчик, предложивших специфическую сеть взаимосвязей между разными личностными уровнями: эмоция, защита и диспозиция [19].

Таким образом, психологические защиты, помогающие личности строить барьеры на пути неблагоприятных влияний, способных нанести ущерб самооценке человека, вместе с тем обладают и негативным влиянием на личностное развитие человека. Помещая его в иллюзорный мир спокойствия и благополучия, они блокируют информацию о реальных обстоятельствах, не давая таким образом влиять на реальную действительность.

 

2.2 Роль копинг-стратегий в реабилитации

 

Проблема оказания помощи лицам, страдающим наркотической зависимостью, существует достаточно давно. Однако, организованной системы оказания помощи таким лицам не существовало вплоть до второй половины 20 века, когда активно начали открываться специализированные заведения для больных, страдающих наркологическими заболеваниями.

Естественно, что в каждой стране существуют свои специфические особенности оказания помощи данной категории населения, которые обусловлены национальным своеобразием, социально — экономическими факторами, психолого — педагогическими традициями, а также ориентацией на определенные научные подходы. Однако, можно выделить и некоторые общие тенденции, которые необходимо учитывать при создании системы социальной реабилитации таких людей:

  • Максимально возможная интеграция человека в общественную жизнь.
  • Преимущество комплексной работы с семьей.
  • Направленность на раннюю диагностику наркотических зависимостей и их своевременное лечение.
  • Оказание индивидуального подхода к реабилитациии человека, страдающего наркотической зависимостью, в каждом конкретном случае.

Реабилитация – это восстановление и преобразование человека ранее психологически и физически зависимого в здорового члена социума. Во время реабилитации воздействие происходит на трех уровнях: биологическом, психологическом и социальном.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

На биологическом уровне воздействия основными критериями являются:

  • перестройка систем организма, участвующих в формировании потребности в наркотическом веществе;
  • перестройка процессов в организме, которые формируют влечение;
  • Работа на этом уровне – не медикаментозная, через укрепление здоровья больного путем обучения навыкам здорового образа жизни.

На психическом уровне воздействия основным критерием является патологическое влечение к наркотическому веществу.

Реабилитационная работа на этом уровне – тесное общение с зависимым в быту и в повседневной жизни с целью развития (роста) личности, развития ее творческого потенциала. Основные методы и средства:

  • дискуссионные методы по развитию мышления, улучшения коммуникаций;
  • коррекция образа «Я», повышение самооценки, мотивирование к жизни без употребления наркотических веществ, когда осознание своей жизненной позиции направлено к самому себе в настоящем времени, воспитание ответственности за свои поступки и выбор определенных действий;
  • апелляция к высшим ценностям и их активизация в процессе обсуждения таких проблем, как жизнь и смерть, свобода и изоляция.

Все это реализуется за счет, безусловно позитивного отношения к наркотически зависимому больному и искреннему его принятию.

На социальном уровне воздействия основным критерием является созависимость (под созависимостью понимают деформацию взаимоотношений и индивидуального поведения, ролевые сдвиги и искажение психоэмоционального состояния у членов социального окружения наркозависимого – супругов, детей, родителей и других), тип работы – социально-ориентированные мероприятия. Основные методы и средства:

  • группы само- и взаимопомощи, простые формы и приемы поддержки;
  • организация сети трудовых мастерских;
  • организация встреч и духовных бесед со священнослужителями различных конфессий (представителями религиозных организаций), представителями различных общественных организаций, докторами, психологами и социологами и переориентации жизненных ценностей на общепринятые в обществе нормы морали.

Таким образом, социальная реабилитация человека с наркотической зависимостью предполагает поэтапную работу, направленную на искоренение причин, которые привели человека к употреблению наркотиков, формирование основ здорового образа жизни, трансформацию ценностей, возвращение личности в семейную и социальную систему в целом.

Копинг-стратегии играют большую роль в реабилетации личности, так как позволяют ей преодолевать жизненные трудности. В данном случае лицам, которым свойственна химическая аддикция, свойственно большое количество жизненных трудностей, как [11]:

— непонимание со стороны общества;

— неуспехи на работе;

— отсутствие семьи;

— часто бывает такое, что человек «спивается» до того, что теряет квартиру, машину и все, что у него есть;

— нисходящая последовательность, ведущая к получению статуса «бомжа»;

— смерть.

Видно, что лицам, которые имеют склонность к химической аддикции, необходима специальная психологическая помощь, при этом применение копинг-стратегий позволяет решить большое количество различных трудностей.

Совладание – это процесс, в котором на разных его этапах субъект использует различные стратегии, иногда даже совмещая их. При этом не существует таких стратегий, которые были бы эффективными во всех трудных ситуациях. Одна и та же ситуация может требовать различных стратегий, а совершенно разные ситуации – одинаковых. Так, к примеру, эмоциональная экспрессивность в выражении чувств или эмоциональная сдержанность могут выражать хорошее совладание и коммуникативную компетентность в одних случаях, но отсутствие совладания и коммуникативную беспомощность в других.

В целом, копинг-поведение предполагает сформированное умение использовать определенные средства для преодоления жизненных проблем. Это направленная форма поведения на приспособление к различным обстоятельствам [26].

С точки зрения В.А. Бодрова, предназначение «coping» заключается в том, чтобы лучше адаптировать человека к требованиям ситуации. Таким образом, «копинг» – это стремление к решению проблем, которое предпринимает человек, если требования имеют огромное значение для его самочувствия, так как эти требования активизируют адаптивные механизмы.

Совладание личности с жизненными трудностями – многоаспектный феномен. Е.А. Белан отмечает, что одной из главных характеристик совладания является его соотнесенность с особого рода ситуациями осуществления жизнедеятельности личности, в целом обозначаемыми как трудные (значимые).

Если под трудными ситуациями понимать такие ситуации, параметры которых переоцениваются личностью в сторону повышения их субъективной значимости (что ведет к превышению обычных адаптивных возможностей субъекта), то главной функцией совладания будет выступать устранение (или, по крайней мере, уменьшение) рассогласования, неизбежно возникающего во взаимодействии субъекта с жизненными трудностями. Тем самым, совладание может быть классифицировано как разновидность реализации личностью своих адаптивных возможностей, своеобразная форма взаимодействия субъекта с окружающим миром [5].

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Внутренняя динамика поведения личности существует в комплексе с динамикой его окружения, поскольку не только внутри, но и вне субъекта содержатся истоки и ориентиры его поведения. Большинство психологов, работающих в рамках гуманистического направления, опираются на положение о том, что испытания, которые предлагает нам жизнь, зависят не только от внешних условий. Предпосылкой к тем или иным возникающим трудностям становятся наши внутренние установки, переживания, наше отношение к себе и другим людям. По сути, внутренние условия определяют то, как мы формируем свой жизненный опыт. Если в самосознании человека это опыт бесконечных обид, потерь и поражений, то ему бывает достаточно трудно выбрать успешную стратегию поведения [18] .

Жизненный опыт, воспринимаемый самим человеком как позитивный, дает ему больше шансов справиться с возникшей жизненной проблемой. Собственно, особенностью людей с осознанно позитивным жизненным опытом является восприятие возникающих трудностей не как проблемы, а как возможности открыть в себе новые резервы, силы, способности.

Е.А. Белан выделяет следующие формы совладающего поведения [10]:

— разрешение проблем;

— поиск социальной поддержки;

— избегание.

Успешность преодоления трудных жизненных ситуаций зависит от личностных ресурсов и тех возможностей, которые предоставляет человеку среда. Один из важнейших ресурсов среды – это социальная поддержка. Среди личностных ресурсов выделяются адекватная «Я – концепция», позитивная самооценка, оптимистическое мировоззрение, способность устанавливать межличностные связи и т.д.

Изучение совладающего поведения в зарубежной психологии включает в себя несколько направлений: изучаются когнитивные механизмы совладания, анализируются стрессовые ситуации и влияние личностных переменных на исход ситуации. В зарубежных исследованиях выделяется два основных стиля реагирования (копинг-поведения) [25]:

  1. Проблемно-ориентированный копинг (направлен в большей степени на рациональный анализ проблемы, планирование разрешения трудной ситуации; проявляется в самостоятельном анализе случившегося, поиске дополнительной информации).
  2. Субъективно-ориентированный копинг (в большей мере запускается механизм эмоционального реагирования на стрессовую ситуацию, поведение не сопровождается конкретными действиями по разрешению ситуации).

В отечественной науке термин «совладающее поведение» появился в 90-е годы, когда исследование переживаний и поведения людей в стрессе проводились в рамках психологии труда. Большое внимание уделялось изучению влияния стрессовых факторов на работоспособность и надежность производителей, а также на поведение человека в экстремальных ситуациях, связанных с профессиональной деятельностью.

Динамика копинг-поведения детально была изучена Л.И. Анцыферовой в русле ее ценностно-смысловой теории. Автор отмечает, что травмирующие события всегда неожиданны и человек поначалу просто цепенеет на сенсорном уровне, и только через некоторое время становится способен оценивать ситуацию когнитивно и предпринимать усилия по ее разрешению. От того, каким образом человек проходит этот процесс, зависит выбор стратегии совладания со стрессовым событием [11].

Главными отличительными чертами (признаками) совладающего поведения являются осознанность (отличие данного вида поведения от реактивного и защитного поведения), гибкость в противовес жесткости, ригидности.

Понятие выбора человеком способа действий в ситуации стресса является критериальным для специфики этого вида поведения и ключевым для понимания осознанности совладающего поведения.

В своем теоретико-эмпирическом исследовании Т.Л. Крюкова наиважнейшим критерием трудности стрессовой или трудной ситуации, инициирующей выбор копинг-поведения, отмечает ее субъективное восприятие человеком. Эффективность совладающего поведения, его сформированность зависит от множества составляющих: личного опыта субъекта, индивидуальных личностных особенностей, социального окружения, социальных установок и др.

У. Джемс, американский психолог, занимался рассмотрением «Я — концепции» в отношении с подростками в течение продолжительного времени, на основе которых обосновал свои повседневные и неконтролируемые наблюдения за стратегиями поведения, сознательными переживаниями самого себя. Причем на первом этапе его деятельности он использовал собственную модификацию метода интроспекции.

У. Джемс высказал предположение о том, что на образ «Я» и поведенческий компонент значительное влияние оказывает самоуважение, представляющее собой характеристику личности, заключающуюся в наличии отношения к себе исходя из достигнутых целей [5].

У. Джемс предложил формулу, согласно которой можно просчитать степень самоуважения на основе имеющегося успеха и уровня притязаний:

Согласно данной формуле, для увеличения степени самоуважения индивиду стоит прилагать значительные усилия и работать в течение долгого времени. Тогда при возрастании числителя возрастет показатель самоуважения. Существует другой путь: оставить уровень успеха без изменения, но уменьшить притязания, что также не является не легкой задачей.

Вывод: следует отметить, что, несмотря на имеющиеся в психологической науке исследования копинг-поведения личности, до сих пор существуют трудности в его полномерном объяснении. В частности, исследователей волнуют вопросы эффективности копинга, продолжительности его действия, роли личности в этом процессе.

Таким образом, анализ исследований по проблеме совладающего поведения личности позволяет понимать копинг-поведение (совладающее поведение) как постоянно изменяющиеся когнитивные и поведенческие усилия с целью управления внешними и внутренними стрессовыми факторами.


Страницы:   1   2   3