Меню Услуги

Процессуальные особенности обеспечения иска в гражданском и арбитражном судопроизводстве


Страницы:   1   2   3   4

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Содержание

  • ВВЕДЕНИЕ
  • ГЛАВА I. ПОНЯТИЕ И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ГРАНИЦЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИСКА
  • 1.1. Понятие обеспечения иска
  • 1.2. Процессуальные границы обеспечения иска
  • ГЛАВА II. ПОРЯДОК ПРИМЕНЕНИЯ МЕР ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ИСКА
  • 2.1. Субъекты, обращающиеся в суд за обеспечением иска
  • 2.2. Основания применения судом мер по обеспечению иска
  • 2.3. Порядок рассмотрения заявления об обеспечении иска
  • 2.4. Меры по обеспечению иска
  • 2.5. Предварительные обеспечительные меры
  • 2.6. Замена одной обеспечительной меры другой и отмена мер обеспечения иска. Встречное обеспечение
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

ВВЕДЕНИЕ

В соответствии со ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод справедливое судебное разбирательство включает в себя не только вынесение законного и обоснованного решения суда, но и его исполнение, которое в тех или иных случаях невозможно без принятия судом срочных обеспечительных мер в отношении предмета спора. Поэтому значение института обеспечения иска в гражданском и арбитражном процессах сложно переоценить. Однако при всей полноте законодательного регулирования, данный институт, по мнению многих практикующих юристов, не отличается эффективностью, как и высокой степенью теоретического осмысления. Более того, при написании работы пришлось столкнуться с практически полным отсутствием трудов, посвящённых данной проблематике, как в дореволюционный, так и последующие периоды, что ещё раз доказало важность и актуальность проделанного исследования.

Предлагаемая дипломная работа представляет собой комплексное исследование процессуальных особенностей обеспечения иска в гражданском и арбитражном судопроизводствах, в которой сделана попытка не только выявить специфику реализации мер, направленных на обеспечение иска, но и обнаружить те общие начала, которые характеризуют правовую природу производства по вопросам обеспечения иска как единую и не зависящую от видовой дифференциации процессов. Непосредственная её цель – рассмотреть вопросы, касающиеся условий и порядка реализации мер, направленных исключительным образом на обеспечение иска, поскольку сами обеспечительные меры как процессуальные средства носят универсальный характер и могут быть использованы не только применительно к исковому, но и в приложении к особому производству, к производству по делам, возникающих из публичных правоотношений, к производству по исполнению судебных актов.

Особое место в текущем исследовании отведено анализу судебной практики, которая помогает выделить проблемные ситуации, связанные с несовершенством правовых норм, подлежащих применению в том или ином случае. Вместе с тем, в процессе право применения не только выявляется несовершенство законодательства, как сопутствующий результат правосудия, но, и в различных формах судебного прецедента формируются определённые средства устранения выявленных недостатков, т.е. его совершенствования. В судебных постановлениях содержится богатый опыт применения норм права, во-первых, позволяющий раскрыть истинное правовое содержание норм исследуемого института, истолковать их в соответствии со смыслом, вложенным законодателем, чем устранить возникшее несовершенство закона и сделать норму реально действующей, реально регулирующей правоотношения, и, во-вторых, служащий одним из эффективных средств совершенствования законодательства, особенно в сфере обеспечения иска, так динамично развивающейся последнее время.

Поскольку цель данной работы видится в рассмотрении порядка и условий обеспечения иска в гражданском и арбитражном процессах, считаю необходимым выделить следующие основные задачи:

— определить обеспечение иска как институт гражданского и арбитражного процессуального права, а также сферу его применения;

— определить лиц, заинтересованных в обеспечении иска и основания для обеспечения;

— рассмотреть меры по обеспечению иска, замену и отмену принятых мер;

— выработать предложения по совершенствованию законодательства.

Написание дипломной работы потребовало привлечения широкого круга источников как по гражданскому и арбитражному процессуальному праву, так и по другим отраслям права.

Основную теоретическую базу исследования составили работы следующих ученых, как дореволюционного периода, так и современников: Гурвича М.А., Гольмстена А.Х., Васьковского  Е.В., Комиссарова К.И., Осокиной Г.Л., Треушникова М.К., Шакарян М.С., Юкова М.К., Юсупова Т.Б.

Работа написана на основе изучения теоретических положений гражданского процессуального, арбитражного процессуального, гражданского и исполнительного права, а также ранее действовавшего законодательства, и действующего законодательства Российской Федераций.

Структура работы определяется целью и задачами исследования и состоит из введения, двух глав, объединяющих восемь параграфов, заключения, списка используемой литературы.

 

ГЛАВА I. ПОНЯТИЕ И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ГРАНИЦЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИСКА

1.1. Понятие обеспечения иска

Эффективность правосудия зависит не только от того, насколько глубоко проработаны в науке, как чётко закреплены в законе и сколь безошибочно реализуются в правоприменительной деятельности положения о порядке судопроизводства по существу, но и от процессуальных условий рассмотрения и разрешения частных вопросов, которые также требуют серьёзного теоретического осмысления, подробного легального оформления и действительного практического выполнения[1]. Безусловно, к числу данных вопросов можно смело отнести те, которые представляют собой содержание данной работы и отражают исторически сложившееся наименование — «обеспечение иска».

Обеспечение иска – элемент российского правового наследия, который был отражён ещё в Уставе гражданского судопроизводства 1864 г., созданного на базе исследования правового опыта европейских стран. Так ст. 595 Устава предусматривала применение мер обеспечения иска при достоверности самого иска и опасении истца не получить удовлетворение по исковому притязанию.

В советский период нашей истории минимизация коммерческого оборота послужила одним из основных факторов снижения значения института обеспечения иска. Однако и ГПК РСФСР 1923 г. и ГПК РСФСР 1964 г. не отказались от применения норм данного института. Так, согласно ст. 83 ГПК РСФСР 1923 г. обеспечение иска допускалось при должном обосновании иска, и непринятие самих мер могло повлечь за собой для истца невозможность получить удовлетворение или по характеру требования промедление сделало бы затруднительным или невозможным решение суда. Согласно ст. 133 ГПК РСФСР 1964 г. обеспечение иска допускалось, если непринятие мер обеспечения могло затруднить или сделать невозможным исполнение решения. Будет важным отметить, что ныне действующий ГПК РФ 2002 г. схожим образом подошёл к вопросам обеспечения иска.

Было бы ошибочно утверждать, что АПК РФ 1992 г. и АПК РФ 1995 г. в полной мере отражали современные реалии нового общества с зарождающейся рыночной экономикой, а не соответствовали рамкам советского подхода к вопросам обеспечительных механизмов, регулируя обеспечение иска аналогично положениям ГПК РСФСР 1964 г.

Ныне действующие редакции ГПК и АПК 2002 гг., решили вопросы обеспечения иска, главным образом руководствуясь тенденциями интенсивно развивающегося частного сектора экономики, который бесспорно нуждался в совершенствовании и развитии процессуальных инструментов защиты прав и интересов участников коммерческой деятельности; принципов законности, гласности и диспозитивности, всё более отражающих общественные настроения.

Важно отметить, что при этом ни один из существовавших пока в нашей стране кодифицированных актов не отказался от категории «обеспечение иска»[2]. Весьма, на мой взгляд, положительная тенденция, так как право, как социальная ценность, должно обеспечивать всеобщий устойчивый порядок в общественных отношениях.

Обеспечение иска как явление процессуальное не может оставаться неизменным, оно со временем приобретает всё новые черты, требующие правовой регламентации. При всём этом, названный институт не только не утрачивает своего значения, а, скорее, наоборот, оно возрастает в современных гражданском и арбитражном процессах. Несомненным аргументом в пользу этого говорит то увеличение количества правовых норм, регулирующих обеспечение иска, которое произошло в связи с принятием третьего АПК РФ.

Крайне интересным представляется количество заявлений об обеспечении будущих исков, о замене вида обеспечения, об отмене обеспечительных мер, а также удовлетворённых из них ходатайств. Здесь необходимо отметить негативную статистику по отмене судами вышестоящих инстанции определений нижестоящих по вопросам обеспечительных мер, что подчёркивает не только несовершенство судебно-арбитражной практики по данному вопросу, но и некоторую неясность законодательной регламентации, требующей к себе повышенного внимания.

По представлениям заместителя Председателя Верховного Суда РФ, внесённым в соответствии со ст. 389 ГПК РФ, определения по вопросам обеспечения иска были не раз предметом пересмотра в порядке надзорав Президиуме Верховного Суда РФ (см., напр. Определение Президиума ВС РФ от 11 февраля 2014 г. № 63-оп). Исключительность данной процедуры, применяемой лишь по жалобе заинтересованных лиц или по представлению прокурора в целях обеспечения единства судебной практики при нарушении прав, свобод или законных интересов неопределённого круга лиц либо принятых с нарушением правил подведомственности или подсудности, ещё раз подчёркивает значимость правил обеспечения иска для современного российского процессуального права.

Не вызывает сомнений, что значение института обеспечения иска в гражданском и арбитражном процессах состоит в том, что он фактически является одной из весомых гарантий реализации права субъектов гражданского оборота на судебную защиту, как и то, что без должного внимания со стороны не только законодателя и правоприменителя, но и без должного теоретического осмысления не сможет в полной мере осуществить возложенную на него задачу.

Итак, что же мы понимаем под термином «обеспечение иска»?

В дореволюционный период под обеспечением иска понимается «принятие судом, по просьбе тяжущегося, мер, гарантирующих возможность осуществления исковых требований в случае выигрыша дела». Некоторые исследователи расширяли его содержание за счёт указания на признаки, присущие обеспечительным мерам в целом, а не обеспечению иска в частности. Так, А.Х.Гольхем считал, что «под обеспечением иска разумеется установление таких ограниченных размером искового требования мер, которые гарантируют истцу возможность получить удовлетворение от ответчика, в случае признания данного права судом»; К.Н. Анненков писал, что «под обеспечением иска следует разуметь не что иное, как принятие различного рода охранительных мер, допускаемых законом по просьбе заинтересованной стороны, в большинстве случаев истца, но иногда и ответчика, когда он является встречным истцом, — мер относительно имущества ответчика с целью заранее гарантировать истцу возможность получить от ответчика удовлетворения его требований».

В советский этап истории России институт обеспечения иска рассматривается под немного другим углом. Так М.А. Гурвич характеризовал обеспечение иска как указанные законом меры, принимаемые судом по требованию истца, прокурора или по собственной инициативе, имеющие целью обеспечить исполнение решения суда о присуждении, если такое решение будет вынесено, таким образом устанавливая сферу действия этого института – иски о присуждении. Сходное понимание обеспечения иска, под которым подразумевается «применение судом мер в целях реального выполнения решения по иску о присуждении на случай, если решением иск будет удовлетворен», разделял В.М. Семенов.

Любопытно заметить, что и в настоящий период сходной позиции придерживаются Л.В. Туманова «обеспечение иска – процессуальное действие суда, связанное с применением мер, установленных законом, в целях гарантирования исполнения вынесенного решения о присуждении по делу, находящемся в его производстве»; И.М. Пятилетов «обеспечение иска – процессуальное действие судьи или суда по принятому к рассмотрению и разрешению делу, вызванное необходимостью применения предусмотренных законом мер, когда их непринятие может привести к невозможности исполнения вынесенного в последующем решения о присуждении, вступившего в законную силу». Но будет ли верно с точки зрения процессуальной конструкции ограничивать сферу применения обеспечения иска лишь исками о присуждении? По мнению Юсупова Т.Б., предметом обеспечения иска является материально-правовое требование истца к ответчику. Установительным же искам не свойственен материально-правовой спор о праве вообще, поэтому данный автор в принципе отрицает возможность обеспечения исков о признании.

Однако, исходя из смысла ст. 139 ГПК РФ, обеспечение иска допускается во всяком положении дела, если непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможными исполнение решения суда, а значит, иски о признании тоже могут быть обеспечены. Аналогична по смыслу и ч.2 ст. 90 АПК РФ. Меры по обеспечению иска могут оказаться необходимыми, например, по искам о признании авторского права. В этом случае возможна такая мера по обеспечению иска, как запрет опубликования литературного произведения до того, как будет решён вопрос о праве авторства на спорное произведение.

Последняя позиция, подкреплённая практикой, на мой взгляд, выглядит более убедительной.

Г.Л. Осокина, полагает, что обеспечение иска представляет собой деятельность судьи (суда) по предотвращению невозможности реального исполнения в будущем решения суда об удовлетворении иска как требования о защите права или охраняемого законом интереса в связи с угрозой исчезновения к моменту исполнения судебного акта объекта соответствующего права или интереса (т.е. денег или имущества).

Заслуживает внимания также определение обеспечения иска Юсупова Т.Б., посвятившему вопросу обеспечения иска в гражданском и арбитражном процессах первое значительное исследование. По его мнению, большинство преобладающих в литературе на сегодняшний день определений не отражают в полной мере сущность данного явления, что обусловлено отсутствием легального определения, как и отсутствием работ, специально посвященных теоретическому анализу признаков и функций обеспечения иска, а, следовательно, и попытке выработать его универсальное определение. Поэтому автор определяет обеспечение иска как институт гражданского и арбитражного процессуального права, регулирующего деятельность суда и заинтересованных в том лиц в связи с принятием, отменой и заменой вида обеспечения, поданного в юрисдикционный орган или будущего иска, а также условия осуществления данной деятельности.

Интересно отметить, что Н.Н. Ткачёва в своей работе «Проблемы обеспечения иска в гражданском судопроизводстве» приходит к выводу, что обеспечение иска невозможно как таковое, поскольку иск и институт его обеспечения в традиционном понимании являются процессуальными средствами защиты права, а обеспечивать одно средство защиты права (иск) другим (обеспечение иска), невозможно. В связи с этим предлагается рассматривать институт не обеспечения иска, а обеспечения исполнения будущего судебного постановления. Однако такое переименование вряд ли можно считать наиболее удачным, как и возможным со стороны законодателя.

Анализируя все вышеописанные определения обеспечения иска можно вывести следующие общие черты, которые свойственны данному институту, начиная с дореволюционного периода, заканчивая постсоветским и в силу своей неизменной повторяемости, не подлежащие сомнению. Это, прежде всего, суд как управомоченный в соответствии с законом принимать обеспечительные меры орган, процессуальная цель института и, собственно, сами обеспечительные меры. Но обеспечение иска отнюдь не сводится лишь к деятельности самого суда, хотя она и представляет собой её фактическую основу, но и включает деятельность самих заинтересованных лиц в соответствии с принципом диспозитивности. Важно также отметить, что содержание института обеспечения иска не исчерпывается одним лишь регулированием порядка совершения процессуальных действий, а заключает в себе и правила, устанавливающие статические условия принятия, замены и отмены видов обеспечения. Также, на мой взгляд, сложно подвергнуть сомнению принадлежность института обеспечения иска как гражданскому, так и арбитражному процессуальному праву, так как, имея определённые различия, сохраняют единство предмета и целей, что классическим образом отличает один институт права от другого. По этому же критерию невозможно выделить предварительные обеспечительные меры в независимый институт. Важной особенностью, как и новеллой АПК и ГПК, стоит назвать и срочность мер по обеспечению иска, что тоже должно быть отражено в определении.

Итак, обеспечение иска можно определить, как институт гражданского и арбитражного процессуального права, регулирующего деятельность суда и заинтересованных лиц по факту принятия (отмены, замены) срочных обеспечительных мер поданного или будущего иска с целью реального исполнения решения суда, а также условий осуществления данной деятельности.

1.2. Процессуальные границы обеспечения иска

Любой процесс представляет собой поступательное движение, развитие какого-либо явления, последовательную смену состояний в развитии чего-нибудь, совокупность последовательно совершаемых действий. Не являются исключением гражданский и арбитражный процессы.

Поскольку процесс представляет собой движение, которое делится на стадии, следует обратить внимание на особенности применения обеспечения иска в различных стадиях гражданского и арбитражного процессов.

Согласно ст. 139 ГПК РФ обеспечение иска допускается «во всяком положении дела», а в соответствии с ч. 2 ст. 90 АПК РФ – «на любой стадии арбитражного процесса». Законодателем не разъясняется содержание понятий «положение» и «стадия». В зависимости от их толкования можно по-разному определить процессуальные рамки применения мер по обеспечению иска судом и арбитражным судом.

Если понятие «стадия» толкуется (хотя неоднозначно, а порой и противоречиво) многими учеными, то юридического разъяснения понятия «положение» не было обнаружено. Толковый словарь содержит следующее разъяснение: «положение» означает местонахождение в пространстве. В связи с этим словосочетание «во всяком положении дела» означает возможность применения обеспечительных мер судами общей юрисдикции в любой момент времени, в течение которого длится гражданский процесс. Следовательно, возможно применить обеспечительные меры как при возбуждении гражданского дела, при его подготовке к судебному разбирательству, в любой части судебного разбирательства, так и в апелляционном, кассационном, надзорном пересмотрах.

Иное представление о содержании этого понятия высказано И.М. Пятилетовым. Он считает, что «принятие мер по обеспечению иска возможно как в суде первой инстанции, включая подготовку и судебное разбирательство, так и в стадиях апелляционного и кассационного производства». Получается, что отсутствие в этом перечне надзорного и исполнительного производств следует рассматривать как исключение их из содержания понятия «положение дела». Представляется, что правило о применении обеспечения иска «во всяком положении дела» не свидетельствует о воле законодателя исключить какие-либо «элементы» гражданского процесса, в том числе надзорное и исполнительное производство, из сферы действия ст. 139 ГПК РФ. После вступления в законную силу судебного решения при обжаловании его в порядке надзора возможна отмена по предусмотренным в законе основаниям и направление дела на новое рассмотрение. В случае если субъект, не утративший заинтересованности в обеспечении иска при новом рассмотрении дела, понимает актуальность срочности применения обеспечительных мер и обращается в суд надзорной инстанции с соответствующим ходатайством, то он вправе рассчитывать на его удовлетворение.

Учитывая существование неоднозначных толкований понятия «стадия», следует рассмотреть его подробнее. Стадия как обособленная часть единого процесса определена ступенями (периодами, этапами) в развитии, имеющими свои качественные особенности. Процессуалисты почти единодушно соглашаются с тем, что стадией процесса называется его определенная часть, объединенная совокупностью процессуальных действий, направленных на достижение самостоятельной (окончательной) цели. При этом отсутствует единодушие в делении гражданского процесса на стадии. Например, М.С. Шакарян утверждает, что гражданский процесс делится на следующие стадии:

1) производство в суде первой инстанции;

2) производство в суде второй инстанции;

3) производство по пересмотру решений, определений и постановлений в порядке надзора;

4) производство по пересмотру решений, определений и постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам;

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

5) исполнительное производство.

В.М. Шерстюк полагает, что гражданский процесс состоит только из двух стадий: производство в судах первой инстанции и производство по пересмотру судебных актов.

М.К. Треушников выделяет следующие стадии:

1) принятие искового заявления (возбуждение процесса);

2) подготовка дела к судебному разбирательству;

3) проведение судебного разбирательства;

4) проверка законности и обоснованности актов арбитражного суда в суде апелляционной инстанции;

5) производство в суде кассационной инстанции;

6) производство в порядке надзора;

7) пересмотр вступивших в законную силу актов арбитражных судов по вновь открывшимся обстоятельствам.

Ю.К. Осипов выделял семь стадий:

1) возбуждение дела;

2) подготовка дела к судебному разбирательству;

3) судебное разбирательство и принятие по нему соответствующего судебного постановления;

4) кассационная проверка решений и определений, не вступивших в законную силу;

5) пересмотр вступивших в законную силу решений, определений и постановлений в порядке надзора;

6) пересмотр вступивших в законную силу решений, определений и постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам;

7) исполнение судебных решений, определений и постановлений.

Следует отметить отсутствие единого критерия, положенного автором в основание указанной системы гражданского процесса. При классификации единой системы на элементы, общепризнанным является установление единого признака, по которому происходит установление частей этой системы. Поскольку первые три элемента отличаются от остальных более узкой разрешаемой судом задачей, утрачивается в целом логичность построения системы. Позднее автор изменил свою точку зрения и предложил разделить гражданский процесс не на стадии, а на правоприменительные циклы, завершающиеся постановлением правоприменительного акта. К ним он относил:

1) производство в суде первой инстанции;

2) производство в суде апелляционной, кассационной инстанций;

3) пересмотр дела в порядке надзора;

4) пересмотр дел по вновь открывшимся обстоятельствам;

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

5) исполнительное производство.

Каждый из указанных циклов включает в себя три стадии: возбуждение, подготовку, рассмотрение вопроса по существу.

Последняя позиция представляется более верной как для гражданского, так и арбитражного процессов с уточнением того, что все последующие стадии после производства в суде первой инстанции являются факультативными, а в гражданском процессе то или иное дело ограничено во второй стадии или апелляцией или только кассацией в зависимости от того суда, которым разрешалось дело по существу.

Таким образом, предполагается наиболее правильным, что гражданский и арбитражный процесс состоит из пяти стадий, среди которых указано и исполнительное производство. Вопрос относимости исполнительного производства к стадиям гражданского и арбитражного процесса является дискуссионным, однако обоснование данной позиции видится в следующем.

Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права включены в правовую систему России. Присоединение к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. свидетельствует о признании Российской Федерацией обязательной юрисдикции Европейского суда по правам человека (далее ЕСПЧ). Это означает, что для российских судов источниками права стали прецеденты европейских международных судов (ЕСПЧ и Европейского суда справедливости), равно как и позиции ЕСПЧ по толкованию положений Конвенции и Протоколов к ней, излагаемые им в решениях. В связи с этим Постановление ЕСПЧ от 7 мая 2002 г. Дело Бурдов против России, в соответствии с которым исполнение судебного решения должно рассматриваться как неотъемлемая часть судебного разбирательства, оживило дискуссию относительно правовой принадлежности норм, регулирующих общественные отношения в сфере исполнительного производства, и послужило убедительным аргументом для авторов теории исполнительного производства как стадии гражданского и арбитражного процесса.

Кроме того, Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» указал, что каждое решение ЕСПЧ в отношении Российской Федерации становится частью отечественной системы права. Суды России должны принимать во внимание также постановления ЕСПЧ, принятые им в отношении других государств. Решение ЕСПЧ в отношении другого государства впоследствии может стать основанием принятия решения по аналогичному делу в отношении России. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» подчеркнуто, что суду следует также учитывать постановления Европейского суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в данном деле.

С учетом проведенного анализа постараемся ответить на вопрос, во всяком ли положении или на любой ли стадии процесса можно принимать меры по обеспечению иска и с какого этапа (момента) возникает право субъекта на обеспечение иска.

Несмотря на предусмотренное ст. 133 ГПК РФ и ст. 127 АПК РФ правило о том, что гражданское дело возбуждается определением о принятии искового заявления к производству, вопрос о моменте возникновения права субъекта на обеспечение иска остается дискуссионным.

И.М. Пятилетов полагает, что, «как правило, меры обеспечения иска применяются при принятии иска, когда ответчик еще не знает о предъявленном к нему иске; этим в ряде случаев достигается большая эффективность обеспечения иска». Однако он утверждает, что «принятие заявления обусловлено наличием предпосылок права на предъявление иска, а также соблюдением порядка его осуществления и служит основанием для возбуждения гражданского дела. При наличии всех этих условий заявление должно быть принято. Принятие заявления оформляется определением о возбуждении гражданского дела». Следовательно, предъявление искового заявления является начальным этапом возбуждения гражданского дела, а принятие искового заявления свидетельствует о возбуждении гражданского дела. В таком случае неясна позиция автора — меры обеспечения иска применяются при принятии иска либо после его принятия?

Е.В. Васьковский справедливо отметил, что «подача искового прошения и предъявление иска — не равнозначащие понятия. Поданное прошение может быть возвращено истцу вследствие нарушения им установленных законом формальностей, в таком случае предъявление иска не состоится».

Поскольку применение обеспечительных мер не относится к установлению судом ни права на предъявление иска, ни соблюдения порядка его предъявления, следовательно, согласно п. 12 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ суд наделен правом на обеспечение иска не ранее, чем после вынесения определения о подготовке дела к судебному разбирательству. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 14 апреля 1988 г. № 2 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» разъясняется, что судья не вправе приступать к подготовке дела к судебному разбирательству, если исковое заявление не отвечает требованиям ст. 126 ГПК РСФСР. Отвечает или нет исковое заявление требованиям ст. 126 ГПК РСФСР, суд устанавливает в рамках возбуждения производства гражданского дела. До тех пор, пока суд не убедится в наличии у субъекта права на иск и соблюдения им порядка предъявления иска, он не вправе проводить подготовку гражданского дела к судебному разбирательству.

Л.А. Грось считает, что «правом на обеспечение иска суд может воспользоваться как при условии установления наличия права на иск в материальном смысле в момент принятия решения, так и до его вынесения, часто непосредственно при положительном решении вопроса о принятии иска». Соглашаясь с этой точкой зрения, считаю необходимым внести уточнение — не «непосредственно при положительном решении вопроса о принятии иска», а непосредственно после положительного решения вопроса о принятии иска.

Данную точку зрения разделяют авторы, утверждающие, что:

— «обеспечение иска в гражданском судопроизводстве возможно только после принятия судьей искового заявления, т.е. после вынесения определения о возбуждении производства по гражданскому делу в суде первой инстанции. Обеспечение иска, не предъявленного в суд, гражданское процессуальное законодательство не предусматривает»;

— «обеспечение иска осуществляется только в начавшемся процессе на любой его стадии, то есть с момента принятия дела к производству»

Итак, определено время возникновения права субъекта на обеспечение иска (материально-правовое требование) — с момента принятия искового заявления, т.е. после возбуждения производства по гражданскому делу. Однако арбитражному процессу известны также предварительные обеспечительные меры, которые не употребляются в ГПК РФ. Поскольку они направлены на обеспечение только тех имущественных интересов заявителя, которые впоследствии составят предмет иска, т.е. исключительно материально-правовых требований, подлежащих рассмотрению в исковом порядке (ч. 1 ст. 99 АПК РФ), то их принятие может означать именно обеспечение будущего иска и ничто иное.Однозначность такого понимания статьи закона подчеркнул и Высший Арбитражный Суд РФ, отметив, что предварительные обеспечительные меры направлены на обеспечение имущественных требований и ходатайство об их применении подается до предъявления исковых требований; после заявления исковых требований по существу предварительные обеспечительные меры продолжают действовать как меры по обеспечению иска. Таким образом образуется некоторое процессуальное различие обеспечения иска в гражданском и арбитражном процессах.

Логичным является вопрос о времени прекращения права субъекта на обеспечение иска.

В ст. 213 ГПК РФ и ст. 100 АПК РФ предусмотрена возможность обеспечить исполнение решения суда по правилам, установленным для обеспечения иска. Из этого следует, что субъект вправе обеспечить иск до момента постановления судом решения по существу дела. Т.В. Жукова считает, что заявление об обеспечении иска может быть подано только до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

Справедливо отмечается, что применение обеспечительных мер в некоторых случаях при производстве в суде второй инстанции или иных видах гражданского производства бывает не менее необходимым, чем в суде первой инстанции. Однако по вопросу принятия обеспечительных мер на той или иной стадии высказано два противоположных мнения. В.В. Ярков полагает, что обеспечительные меры принимаются не только при производстве в суде первой инстанции, но и в других стадиях процесса, по крайней мере в апелляционном производстве. В то же время В.М. Шерстюк утверждает, что вопрос об обеспечении иска может быть поставлен только в суде первой инстанции и только до принятия им судебного акта, завершающего производство в данном суде.

М. Медведев указывает на возможность применения обеспечительных мер судом апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, если «судом первой инстанции обеспечение иска не применялось». Отмечу, что законодатель не установил таких ограничений в применении обеспечительных мер. Наличие таких обстоятельств могло бы служить основанием к отказу в удовлетворении судом ходатайства об обеспечении иска. Исключением является ситуация, в которой обеспечительные меры судом применялись, но в силу различных причин были отменены. И.Г. Арсенов особо выделяет такое полномочие арбитражного суда кассационной инстанции, как применение мер по обеспечению иска.

Думается, в апелляционном производстве возможно применение обеспечительных мер. Это положение можно обосновать тем, что согласно п. 2 ст. 327 ГПК РФ рассмотрение дела судом апелляционной инстанции производится по правилам производства в суде первой инстанции, а обеспечение иска является одним из таких правил.


Страницы:   1   2   3   4


Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!