Меню Услуги

Особенности тревоги о будущем у учащихся старших классов и пути ее психологической коррекции. Часть 2.


Страницы:   1   2   3   4   5

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

Автор приводит пример с состоянием тревоги перед публичным выступлением, в данной ситуации у человека нет реального страха, то есть он понимает, что аудитория не причинит ему вреда. В этом случае тревога, чаще всего связана с чувством собственной несостоятельности, некомпетентности как докладчика, ощущение возможного «провала» выступления и как следствие снижения собственной значимости в глазах окружающих. Так же об этом пишет Ф.Перлз [58].

Тревожность, по мнению Д. Карнеги, это неготовность человека жить в «отсеке сегодняшнего дня», отсутствие навыка интеллектуального анализа сложившейся ситуации, умения принять и смириться с наихудшим результатом происходящих событий [40].

По нашему мнению, описываемые Д. Карнеги чувства тревоги обходят стороной особенности субъект – субъектного взаимодействия людей и не отдает нужного внимания эмпатии между людьми, которое может значительно снизить индивидуальное чувство тревоги.

В отечественной научной литературе так же часто проводят параллель между такими состояниями как «страх» и «тревога» и именно поэтому мы хотим привести определение страха и тревоги данное А.И. Захаровым: «Условно различия между тревогой и страхом можно представить следующим образом: 1) тревога — сигнал опасности, а страх — ответ на нее; 2) тревога — скорее предчувствие, а страх — чувство опасности; 3) тревога обладает в большей степени возбуждающим, а страх — тормозящим воздействием на психику. Тревога более характерна для лиц с холерическим, страх — флегматическим темпераментом; 4) стимулы тревоги имеют более общий, неопределенный и абстрактный характер, страх — более определенный и конкретный, образуя психологически замкнутое пространство; 5) тревога как ожидание опасности проецирована в будущее, страх, как воспоминание об опасности имеет своим источником главным образом прошлый травмирующий опыт; 6) несмотря на свою неопределенность, тревога в большей степени рациональный (когнитивный), а страх — эмоциональный, иррациональный. феномен. Соответственно, тревога скорее левополушарный, а страх — правополушарный феномен; 7) тревога — социально, а страх — инстинктивно обусловленные формы психического реагирования при наличии угрозы» [36, С.46-47].

По мнению ряда отечественных исследователей, среди которых В.В.Суворов, А.Кемпинский, В.В.Белоус, зачастую происходит смешение двух различных пониманий тревоги: тревоги – как ситуативного психического состояния и как свойства личности человека, то есть тревожности [77, 42, 9].

В.К. Вилюнас в своих работах так же писал о тревоге как эмоциональном состоянии, возникающему человека в результате антиципации им опасности фрустрации значимых для него потребностей, прежде всего социальных. При этом источник тревоги может оставаться неосознанным. Тревога, как и любое другое психическое переживание, непосредственно связана с ведущими мотивами и потребностями личности и призвана регулировать поведение личности в потенциально опасной ситуации [20].

Исследователи, как правило, используют термин «тревога» в двух значениях. При существующей связи между ними, существует большая разница в понятиях. Подобное отличие было отмечено как отечественным исследователем В.М. Астаповым, так и зарубежным Ч. Спилбергером [3, 75].

Так В.М. Астапов считает, что в первой ситуации понятие «тревога» используется для того, чтобы описать некое эмоциональное состояние, которое неприятно для человека. Как правило, данное состояние появляется в ситуации невозможности определить источник угрозы или опасности, то есть ожидания агрессии в свой адрес, угрозы самоуважению или самооценки в результате негативной реакции окружающих.

Сам В.М. Астапов функционально определяет состояние тревоги «как результат сложного процесса, включающего когнитивные, аффективные и поведенческие реакции на уровне целостной личности. Этот процесс развертывается в ситуации, субъективно оцениваемой как потенциально опасная. Тревога ориентирована на поиск источника опасности и оценку средств для ее преодоления» [2, С.45].

Так же В.M. Астапов, уделяет большое внимание пренатальному периоду и времени рождения ребенка, это ситуации дающие импульс последующему развитию тревоги у человека. В период младенчества угрожающие внешние и внутренние факторы способствуют усилению предрасположенности индивида к тревоге. В силу развития ребенка, на угрозу он реагирует скорее телесно, чем психологически. «Позднее состояние тревоги — это страх, но не перед настоящей угрозой, а перед хранящейся в памяти ситуацией реальной опасности, имевшей место в детстве… Когда мы считаем, что вытесняем тревогу, на самом деле мы вытесняем представление об угрозе, то есть о том, что угрожает. Представление о матери как об источнике опасности — вот что не допускается в сознание» [1, С.44-45].

По утверждению В.М. Астапова, отрицательные эмоции у человека возникают только в случае, если при столкновении с угрозой у него нет средств для ее устранения и защиты себя.

Во втором случае, согласно В.М. Астапова, тревожность являясь устойчивым свойством личности, определяется как перманентная склонность индивида воспринимать потенциальную угрозу своему «Я» в самых разных контекстах и реагировать на нее повышением уровня тревоги [1, С.44-45].

По мнению В.М. Астапова существует значительная разница между состояниями, которые вызывает неопределенная и определенная опасность, это заметно даже на уровне поведения животных. Биологически абсолютно оправданно, чтобы животное, попав в нестандартную для него ситуацию или обстановку, реагировало на окружающую действительность с опасением и недоверием, даже в том случае если реальная угроза отсутствует [3].

В.М. Астапов в своей работе «Функциональный подход к изучению состояния тревоги» выдвигает мысль о необходимости изучения тревоги в связи с функциональной ролью данного эмоционального состояния. Он пишет, о том, что «тревога, являясь механизмом адаптации, не является «беспредметной»: «ее предмет — окружающий мир или, скорее, некоторая его часть…» [2, С. 43]. В данном контексте предмет это окружающий живое существо мир, определенный элемент: улица, темный лес или что-то другое. По В.М. Астапову тревога есть направленный вовне активный поиск в пространстве скрытой угрозы. Если индивид в результате данной деятельности получает возможность реально оценить свои возможности для преодоления трудностей, это ведет к снижению тревоги, а если нет, то к беспорядочным действиям и лишенному логики поведению.

В.С. Ротенберг пишет о том, что тревога – есть активный, внешне направленный поиск, цель которого найти представляющую опасность ситуацию, поскольку найдя источник угрозы, человек получает возможность до определенной степени снять состояние тревоги. Чувство тревоги зачастую вызывает у человека искаженное восприятие действительности, так как она способна возвращать индивида в зависимости от ситуации или в прошлое или в будущее время. Тем самым вызывая тревогу о будущем, особенно у подростков [70].

В.М. Астапов делает акцент на том, что необходимо понимать, что состояние тревоги оказывает сильное воздействие на саму деятельность человека, ведь часть его внимания переключается на поиск опасности. Поэтому тревога оказывает деструктивное воздействие, ряд авторов называют поведение человека в состоянии тревоги «беспорядочным поведением» [2].

В.М. Астапов считает, что активная поисковая деятельность индивида в продвижении к объекту угрозы, позволяет снизить уровень тревоги, то есть выступает как условное преодоление опасности [2].

В.М. Астапов делает акцент на том, что «отрицательно окрашенные эмоциональные переживания тревоги возникают тогда, когда индивид оценивает ситуацию как опасную и располагает готовыми и достаточно надежными, не его взгляд, способами ее разрешения» [2, С.112]. Исходя из этого, по утверждению В.М. Астапова, можно говорить о том, что тревогу вызывает на сам факт предстоящей опасности, а неимение соответствующих средств для защиты.

По нашему мнению, наибольшее значение играет представление человека о наличии у него всех необходимых ресурсов и средств для предотвращения и защиты от угрозы, нежели реальная ситуация.

Как правило, при столкновении человека с реальной угрозой тревога имеет свойство ослабевать. Степень интенсивности переживаний в данном случае будет напрямую связана с оценкой индивидом своих возможностей по разрешению опасности. В случае незначительной угрозы, тревога снизится, если же человек определит опасность для себя как непреодолимую, тревога станет предметной и перерастет в страх.

Ю.Л. Ханин в своих работах пишет о существовании двух видов тревожности. Ситуативная тревожность «СТ» — ответная реакция человека на различные, чаще всего социально – психологические факторы стресса) и личностная тревожность «ЛТ» (индивидуальные различия в подверженности различным стрессорам). Степень «ЛТ» зачастую определяется индивидуальным опытом человека [86].

Одна из важнейших функций тревоги – это оценка ситуации, в которой находиться индивид. Н.И. Наенко [54] говорит о том, что на состояние тревоги влияет не столько внешнее воздействие окружающей среды, сколько смысл и важность выполняемой им деятельности, личностной оценки ситуации. При этом степень воздействия внешних факторов, безусловно, должна быть достаточно высокой. В этом состоянии человек производит ряд приспособительных действий, активизируются защитные механизмы психики, в результате чего происходит адаптация человека к ситуации. Все эти процессы направлены на ликвидацию источника потенциальной угрозы.

По мнению А.М. Прихожан, тревога как психологическое состояние является мощным мобилизационным фактором, так как благодаря ей включаются в деятельность и поведение индивида всевозможных психологических и физиологических резервов организма с целью справиться с опасностью или достижения определенной цели [59]. Нужно понимать, что в данном случае разговор идет о тревоге низкого уровня. Тревога оказывает большое влияние на эффективность деятельности человека в соответствии с кривой Д.О. Хеббу [56]. Так при низком уровне тревоги деятельность человека малоэффективна, при ее повышении успешность так же растет, но если ее уровень поднимается выше определенного значения, вероятны дезорганизация или даже полное прекращение любой активности.

В этом мы видим положительное и отрицательное влияние тревоги на любую деятельность человека, а тем более подростка.

Ф.Б. Березин, Б.И. Додонов в результате своих исследований пришел к заключению, что тревога во многом связана с деятельностью подкорковых образований головного мозга [10, 29].

А. Кемпинский считает, что важнейшая роль в данном случае отводится гипоталамической области, однако эмоциональное возбуждение которое возникает в данной области, распространяется на другие отделы головного мозга. За счет того, что внутри головного мозга существует масса замкнутых кольцевых путей, данный отрицательный эмоциональный заряд может циркулировать по ним долгое время. Существование подобных «кругов тревоги» представляет большую опасность для психического и физического здоровья человека, в случае длительных тревожных переживаний. Состояние тревоги вызывает физиологические изменения в организме. Так меняется уровень кровяного давления, количество сахара в крови и другие относительно постоянные показатели в теле человека. Подобные перемены в организме человека жизненно необходимы, так как они призваны мобилизовать все ресурсы для борьбы с опасностью [42].

Мы считаем, что подобные изменения, происходящие в теле человека способны оказать разрушающее воздействие на физиологические функции организма. В данном случае чувство тревоги может быть причиной развития психосоматических заболеваний различных систем органов человека.

Е. Гольцман в своей статье «Век тревоги» [25] отмечает следующее, что бегство от тревоги всегда оборачивается бегством от мира. Бегство от мира — бегством от самого себя и вызывает только еще больший рост тревоги. Там же Е. Гольцман цитирует выдающегося немецкого психиатра Виктора Эмиля фон Гебзателя: «Несомненно, стоит стремиться к жизни без страха, но вовсе не очевидно, что стоит стремиться к такой жизни, из которой была бы изгнана тревога… возбуждение тревоги и связанное с этим развитие способности к сочувствию и взаимопониманию может стать жизненной задачей для человека…» [25, С.30].

Н.Д. Левитов [50] высказывает мнение, что неверно считать страх и тревогу синонимами. Состояние тревоги, как правило, сопровождается страхом, но сам страх всегда индивидуален и специфичен. Испытывая чувство тревоги состояния человека характеризуется напряженностью. Н.Д. Левитов говорит о том, что тревога имеет как положительные, так и отрицательные характеристики. Среди положительных характеристик: контроль над собой, адекватная реакция на раздражители, отсутствие «вязкости». Отрицательные характеристики: резкие аффективные формы реакции на раздражитель, снижение самоконтроля. Чувство тревоги играет отрицательную роль в тех ситуациях, когда оно неадекватно ситуации или объекту, если поведение человека приобретает такие формы, которые свидетельствуют о потере им контроля над собой самоконтроля. Таким образом, Н.Д. Левитов рассматривает тревогу как черту характера, качественная сторона которой зависит от адекватности реальной действительности [50].

По мнению Ф.Б. Березина [10], тревога активизирует защитные механизмы и является определенной формой психической адаптации. В таком случае можно говорить о мотивационной и охранительно роли тревоги человека. Возникая,  тревога меняет поведение индивида, если в результате подобной реакции наступает снижение уровня тревоги, значит используемое поведение адекватно ситуации. Иными словами, согласно Ф.Б. Березину, тревога одновременно выступает и как стимулятор адекватной поведенческой активности индивида, и вместе с этим разрушает неэффективные паттерны в поведении [10].

Ф.Б. Березин также как и предыдущие авторы видел причину тревоги во врожденных причинах, главная задача которой сохранение жизни и здоровья человека. Тревогу Ф.Б. Березин связывает с включением конкретных физиологических механизмов и изменением в функционировании организма. «Одной из причин, обусловливающих разноречивость взглядов на тревогу (и, вероятно, наиболее существенной), может быть представление о том, что понятию «тревога» должно соответствовать единое феноменологическое выражение ее. Если же допустить, что проявления тревоги закономерно изменяются в зависимости от ее интенсивности и особенностей формирования, то феноменологические различия между тревогой и страхом, между нормальной и патологической тревогой могут быть выражением этих изменений» [10, С.17].

Ф.Б. Березин описал динамику аффективных состояний, закономерно сменяющих друг друга по мере возникновения и нарастания тревоги.

Его исследования показали, что состояние тревоги может варьировать по интенсивности и изменяться во времени, с учетом уровня стресса, которому подвергается человек. Ф. Б. Березин, анализируя состояние тревоги, выделил в нем шесть уровней, объединив их названием «явления тревожного ряда».

Рассмотрим эти шесть уровней тревоги или «явления тревожного ряда», согласно Ф.Б. Березина [10, С.21].

Тревоге наименьшей интенсивности соответствует ощущение внутренней напряженности, выражающееся в переживаниях напряженности, настороженности, дискомфорта. Оно не несет в себе признаков угрозы, а служит сигналом приближения более выраженных тревожных явлений. Данный уровень тревоги имеет наибольшее адаптивное значение.

На втором уровне ощущение внутренней напряженности сменяется или дополняется гиперестезическими реакциями, благодаря которым ранее нейтральные стимулы приобретают значимость, а при усилении — отрицательную эмоциональную окраску (на этом основана раздражительность, которая, по сути, представляет собой недифференцированное реагирование).

Третий уровень — собственно тревога — проявляется в переживании неопределенной угрозы, чувства неясной опасности, которое может перерасти в страх (четвертый уровень) — состояние, возникающее при нарастании тревоги и проявляющееся в опредмечивании неопределенной опасности. При этом объекты, идентифицированные как «пугающие», необязательно отражают реальную причину тревоги.

Пятый уровень назван ощущением неотвратимости надвигающейся катастрофы. Оно возникает в результате нарастания тревоги и переживании невозможности избежать опасности, неминуемой катастрофы, что связано не с содержанием страха, а лишь с нарастанием тревоги.

Наиболее интенсивное проявление тревоги (шестой уровень) — тревожно-боязливое возбуждение — выражается в потребности в двигательной разрядке, поиске помощи, что максимально дезорганизует поведение человека.

Из того объема литературы, который мы проанализировали по теме, можно сделать вывод, что в настоящее время существует описание нескольких видов тревоги. Данные описания разняться по движущим мотивам, наличии возможности перерастать в другие эмоциональные состояния, а так же по степени участия и влияния внутренних (эндогенных) и внешних (экзогенных) факторов на развитие чувства тревоги у человека.

В данный момент можно говорить о том, что состояние тревоги изучено не так полно, как оно того заслуживает. Многие проблемы связанные с тревогой, например «безотчетная тревога», которую в быту называют «нехорошее предчувствие» вообще не рассматриваются научным сообществом.

Один из немногих, кто, так или иначе, коснулся предчувствия, был Ф.Е.Василюк. Он определил предчувствие как смутное неясное ожидание чего – то надвигающегося, назревающего. Предстоящее еще неизвестно, ни в чем не проявляется, но мы смутно чувствуем: что-то должно произойти, хотя и не можем объяснить этого чувства ни самим себе, ни другим [18].

1.2. Психологическая характеристика состояния тревоги  в подростковом возрасте

Наше исследование посвящено изучению особенностей тревоги о будущем у учащихся старших классов. Мы считаем, что логичным будет дать характеристику состоянию тревоги в данном возрастном периоде.

В психологической литературе можно найти различные периодизации подросткового возраста. Среди исследователей на данный момент отсутствует единое мнение относительно определения возрастных границ подросткового периода. Точки зрения специалистов пересекаются в том, что «затянувшийся переходный период от детства к взрослости характерен именно для современного мира» [47, С. 558].

В наиболее общем виде Ф. Райс дает определение подростковому периоду как отрезку жизни человека между детством и зрелостью. Каждый проживает этот период по-своему, но у большинства подростков приводит к зрелости. «В этом смысле подростковый период можно уподобить переброшенному между детством и зрелостью мосту, по которому каждый должен пройти, прежде, чем стать ответственным и творческим взрослым человеком» [67, С.16].

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

В «Большом психологическом словаре» указывается на то, что подростковый возраст ограничивается возрастом от 11-12 до 16-17 лет, а иногда от 10-11 до 15 лет исходя из того положения, к какой периодизации относить возраст от 15 до 17 лет. Зачастую этот возраст рассматривается иногда как период ранней юности, а иногда как старший подростковый период [16].

Многие авторы считают нижней границей подросткового возраста считают возраст 10-12 лет [30, 335, 31].

В качестве верхней границы отрочества, например Г. Крайг, определяет возраст 16-17 лет.

Согласно И.С.Кону «переход от детства к зрелости в целом охватывает возраст от 11-12 до 23-25 лет и делится на три этапа…» [45]. Первый этап – подростковый — И.С. Кон ограничивает возрастом от 11-12 до 14-15 лет, второй – юношеский – от 14-15 до 18 лет, третий – поздняя юность – от 18 до 23-25 лет

И.С. Кон, отмечает, что данные возрастные рамки не просто обозначают хронологический возраст и естественную и закономерную ступень индивидуального развития человека, они дают определенный статус, который приобретает подросток в этом возрасте. Старший школьный возраст это время вступления во взрослую жизнь, где нужно принимать самостоятельные решения, время обретения новых социальных ролей [45].

Л.И. Божович пишет, что именно в этот возрастной период возникает абсолютно новая социальная ситуация развития. Молодой человек стоит перед необходимостью самоопределения, он находиться перед выбором своего пути во взрослой жизни. Все это становится главными задачами, от правильности решения которых будет зависеть вся его последующая жизнь. Выбор сферы деятельности и профессии, самоопределение в социуме, вот что знаменует психологическое развитие подростка в данный возрастной период [13].

Исследователи склонны относить подростковый возраст к критическому возрасту. Теоретические модели подросткового кризиса представлены во всех ведущих направлениях российской и западной психологии [13, 78, 83].

А.А. Реан, видя причины подростковых кризисов в половом созревании, тем не менее, согласно ряда исследований примитивных аборигенных народов, установил, что у них подростковый период проходит практически без кризисов. Развитие человека в подростковый период — это закономерный процесс, заложенный в генетическую программу, которая корректируется средой обитания индивида. Процессе происходящие в обществе изменяют и трансформируют естественное развитие и выступают в качестве факторов реализации данного процесса [66, С.82 – 85].

Ю.В. Клепач в своей работе пишет о том, что реакции и поведение в этом возрасте подростка и появление тревог вызвано не только физиологическими изменениями в его теле, но и влиянием на него внешней среды, как мощного фактора так или иначе формирующего это поведение. «Нет, пожалуй, ни одного сколько-нибудь сложного личностного качества, которое не варьировало бы в зависимости от социально-классовых и средовых факторов» [44, С.94].

А.И. Захаров обращает наше внимание на то, что жизнь ставит подростка перед сложным выбором, с одной стороны он хочет оставаться самим собой, сохраняя свою уникальность как личности, в то время с другой стороны развивается желание принадлежать группе, ее идеалам и ценностям, быть вместе с остальными. Подросток страшится потерять свою индивидуальность, свое личное самосознание, это страх перестать «быть собой». Обычно подобный страх изменения собственного «Я» объединен со страхом стать изгоем «белой вороной», потерять поддержку группы и превратиться в изгоя [37].

По мнению Д.Б. Эльконина, в период с 12 до 16 лет рост уровня тревоги имеет прямое отношение к ведущей интимно-личностной деятельности подростка [92].

По наблюдениям Д.В.Ярцева современные подростки стремятся к легким, поверхностным отношениям при одновременной потребности в глубоком интимно-личностном общении со сверстниками и взрослыми сохраняется и зачастую не находит удовлетворения [95].

По наблюдениям В.Р. Кисловской своих пиковых значений тревога у подростков достигает в период 15 – 16 лет. Отношения с родителями и сверстниками вызывают более высокий уровень тревоги, чем взаимодействие со школьными учителями или другими взрослыми [43].

И.В. Дубровина напротив, считает, что в подростковом возрасте наибольшую роль начинают играть самооценка и представление о самом себе, тогда как отношения со сверстниками отступают на второй план. Подобная ситуация и вызывает страх и тревогу у юношей и девушек [31].

И.Ю. Гаранькова, Ю.В. Клепач в своих работах указывают, что рост тревоги, связанной с самооценкой начинает резко повышаться к 9 классу, когда ребенок из подросткового возраста переходит в ранний юношеский. Перейдя в 10 класс, уровень тревоги становится прежним, исследователи связывают подобное положение с первыми экзаменами и отбором в старшую школу. Подросток не только сам оценивает свои способности и достижения, он подвергается экспертной оценке взрослых, причем избежать этого он не может, что и вызывает рост тревоги. Кроме того 9 – 10 класс, время когда подростки начинают очень остро чувствовать тревогу по поводу взаимоотношений с противоположным полом, причем мальчики ощущают эту тревогу острее девочек. По мнению И.Ю. Гаранькова и Ю.В. Клепач уровень тревоги в контексте межличностных отношений и самооценки становится ведущими в этот период [22, 44].

В старшем подростковом – раннем юношеском возрасте, по мнению А.М.Прихожан, тревога переживается более неопределенно и смутно, то есть она обретает свои классические черты, а именно осознание иррациональности переживаний. Помимо прочего этот возрастной период знаменует собой переход с интимно – личностной деятельности на учебно-профессиональную [59].

Как указывает А.М. Прихожан, А.И.Захаров, ведущей причиной тревожности старших подростков (в особенности мальчиков) является возможность несчастного случая, а в результате физической травмы или увечья. Старшие подростки несколько чаще, чем младшие, тревожатся за родителей [62, 35].

А.М.Прихожан, пишет, что тревога у подростка возникает, в тот момент, когда конфликт пронизывает всю его жизнь, препятствуя реализации его важнейших потребностей.

К этим важнейшим потребностям относятся:

— потребность в физическом существовании (пище, воде, свободе от физической угрозы и т.д.);

— потребность в близости, в привязанности к человеку или к группе людей; потребность в независимости, в самостоятельности, в признании права на собственное «я»;

— потребность в самореализации, в раскрытии своих способностей, своих скрытых сил, потребность в смысле жизни и цели [63, С. 13].

По нашему мнению, подростковый период в жизни любого молодого человека или девушки – важный этап в развитии и становлении системы отношений, интересов, увлечении и мировоззрения. В это время изменяется самооценка, так как развиваются межличностные отношения, формируется чувство самоуважения и уверенности в процессе коммуникации со сверстниками и взрослыми.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

А.М. Прихожан говоря о подростковом возрасте, указывает на следующее, что возраст человека отражает не только уровень физической зрелости, но и характер связей с окружающим миром, особенности переживаний. Подростковая пора — важнейший этап в жизни человека, в течении которого принципиально меняется его психологический облик. Меняется и характер тревожных переживаний [63].

А.М. Прихожан считает, что в период младшего подросткового возраста наиболее характерны страхи, связанные с группой или со сверстниками. Ребенок боится насмешек и подтрунивания над собой, кроме того, сильны страх физического насилия, нападения на себя и своих близких. В юношеский период начинают развиваться новые страхи. Это страх будущего, личной несостоятельности, а так же страх быть непонятым взрослыми [59].

А.М. Прихожан делает акцент на половых различиях в переживании состоянии тревоги в своей работе «Тревожность у детей и подростков: психологическая природа и возрастная динамика». Исследования свидетельствуют, что в младшем школьном возрасте более тревожны мальчики, в подростковый период эти различия сглаживаются, а в раннем юношеском более тревожными оказываются девушки. Половые различия проявляются также во времени наиболее интенсивного переживания так называемых «архаических страхов» иди «классических фобий» (боязнь высоты, темноты, крови, некоторых животных и др.): 11-12 лет у девочек и 13-14 у мальчиков, что совпадает с первой фазой полового созревания. Таким образом, при преимущественно социальном характере тревоги детей и подростков, отдельные ее виды оказываются связанными с особенностями физиологического созревания организма. Период окончания подросткового возраста, то есть около 15 лет – время, когда тревога и «социальные» страхи достигают своего пика. Как правило, у мальчиков уровень тревоги ниже, чем у девочек. Рост тревоги и «социальных» страхов, является закономерным этапом в формировании и развитии самосознания личности подростка и свидетельствует о нарастании чувствительности в межличностной сфере взаимоотношений [59].

В.М. Астапов так же указывает на различие в переживании чувства тревоги в зависимости от пола подростка. Так девочки могут испытывать тревогу не только по отношению к друзьям, родным и учителям, но чаще всего они боятся так называемых «опасных людей» — пьяниц, хулиганов, бандитов. Физическая травма вызывает чувство тревоги одинаково, как у мальчиков, так и у девочек. Но если для мальчиков физическая травма воспринимается как результат несчастного случая («попаду под машину», «в руках разорвется взрывчатка»), то для девочек главной причиной являются действия этих самых «опасных людей» («нападут из-за угла», «начнет приставать») [4].

А.В. Петровский говоря о причинах возникновения тревоги в подростковом возрасте, указывал, что часто ими является внутренний конфликт, противоречивость стремлений подростка, когда одно его желание противоречит другому, одна потребность мешает другой. Внутреннее противоречивое состояние подростка может быть вызвано: противоречивыми требованиями к нему, исходящие из разных источников (или даже из одного источника: бывает, что родители противоречат сами себе, то позволяя, то грубо запрещая одно и то же); неадекватными требованиями, несоответствующими возможностям и стремлениям подростка; негативными требованиями, которые ставят его в униженное, зависимое положение. Во всех трех случаях возникает чувство «потери опоры»; утраты прочных ориентиров в жизни, неуверенность в окружающем мире [21].

Н.Д. Левитов в своих работах указывал, что одной из самых частых причин возникновения тревоги завышенные требования к подростку, негибкая, догматическая система воспитания, не учитывающая собственную активность ребенка, его интересы, способности и склонности. Наиболее распространенная система воспитания — «ты должен быть отличником». Выраженные проявления тревоги наблюдаются у хорошо успевающих подростков, которых отличают добросовестность, требовательность к себе в сочетании с ориентацией на отметки, а не на процесс познания. Бывает, что родители ориентируют на высокие, не доступные ему достижения в спорте, искусстве, навязывают ему (если это мальчик) образ настоящего мужчины, сильного смелого, ловкого, не знающего поражений, не соответствие которому (а соответствовать этому образу невозможно) больно бьет по мальчишескому самолюбию. К этой же области относится навязывание подростку чуждых ему (но высоко ценимых родителями) интересов, например как туризм, плавание. Ни одно из этих занятий само по себе не плохо. Однако выбор хобби должен принадлежать самому ребенку. Принудительное участие ребенка в делах, которые не интересует школьника, ставит его в ситуацию неизбежного неуспеха [50, С.136].

Стремясь выработать у ребенка такие качества как добросовестность, послушание, аккуратность, — отмечает Н.Д. Левитов, — учителя нередко усугубляют и без того нелегкое положение, увеличивая пресс требований, невыполнение которых влечет для него внутреннее наказание. Без сомнения, добросовестное отношение к делу необходимо, однако дело школьника (учение) — особое дело, в котором процесс важнее результата и слабо с ним связан. Если рабочий трудится, прежде всего, ради результата, например ради производства какой-либо детали, то подросток учится не для того, чтобы решить ту или иную задачу: она давно решена и ответ помещен в конце задачника. Смысл учения — в самом процессе учения и развития, ориентация на результат, а тем более на отметку как конечную цель всех стараний школьника в сочетании с завышенными требованиями родителей способствует перенапряжению его сил, извращают их направленность. От отметки часто зависит отношение к ребенку значимых для него людей. Подросток чувствует, что отношение к нему прямо пропорционально его успеваемости, и оценки становятся средством достигнуть расположение родителей, учителей, одноклассников [50, C.138 — 140].

С.А. Бадмаев, отмечает еще одну особенность тревог в подростковом возрасте. Ведущим становится в данном возрасте — страх «быть не тем», о ком хорошо говорят, кого уважают, ценят и понимают. Другими словами, это страх не соответствовать социальным требованиям ближайшего окружения, будь это школа, среда сверстников или семья. Конкретными формами страха быть «не тем» являются страхи не успеть, опоздать, сделать не то, не так, быть осужденным или наказанным. Эти страхи говорят о нарастающей социальной активности, об упрочнении чувства ответственности, долга обязанности, т.е. обо всем том, что объединено в понятии «совесть», которая является центральным психологическим образованием данного возраста, они вздрагивают, на лице у них испуг, дети теряют как бы самоконтроль, способность думать и говорить [5].

Рассмотрение подростковой тревожности мы бы хотели провести отталкиваясь от анализа кризиса возраста и новообразований возникающих в это время.

По наблюдениям А.С.Гормина, на протекание подросткового периода и формирование тревоги большое влияние оказывают не только сами возрастные кризисы, важно как подросток переживал кризисы ранее. Поскольку подростковый возраст является катализатором для обострения отрицательных последствий предыдущих кризисов. В основе взгляда Гормина А.С. лежит теория личности Э.Эриксона, используя которую он наглядно демонстрирует степень влияния доподростковых кризисов на тревогу у подростков [26].

Э. Эриксон выделял восемь возрастов человека. В рамках нашего исследования для нас представляет особый интерес пятый возраст (стадия) которая длится от 11 – 20 лет. Этот период является наиболее важным для приобретения подростком чувства идентичности. В это время перед подростком стоит важная задача интеграции все что он себе знает на данный момент, какой он ученик, сын или дочь, какой он спортсмен и друг. Все это он вынужден объединить в единое целое, осознать, связать со своим прошлым и самое главное с будущим, сделать его проекцию. Подростковый возраст дает возможность молодому человеку сформировать чувство идентичности, если он этим шансом не воспользуется, его ждет печальная участь – спутанная идентичность, непонимания своего места в обществе и пожалуй самое страшное, туманность своего будущего своей дальнейшее жизни [93].

Э. Эриксон выделяет в доподростковом возрасте 4 кризиса, в которых с максимальным драматизмом концентрируется личный опыт и проблема выбора индивида [93].

Первый кризис соотносится с первым годом жизни, в его основе лежит степень удовлетворения важнейших биологических потребностей младенца его родителями. В зависимости от ситуации, когда ребенок получал все в достатке или же испытывал нужду, у него формируется чувство доверия к внешнему миру или недоверия. В подростковом возрасте это дает соответственно низкий или высокий уровень тревожности, для подростка мир потенциально опасен и он строит в сознании ситуации, представляющие для него угрозу, его жизни, здоровью или самоуважению. Чувство тревоги находит свое отражение в немногословности, избегании личных контактов, подозрительности по отношению к окружающим [Гармин, С.30].

Второй кризис по Э.Эриксону определяется как «автономия, или стыд и сомнение» [26, С.30]. В его основе первый опыт обучения. На примере обучения навыкам чистоплотности явно видно, что в случае помощи и корректного отношения к данному вопросу со стороны родителей, ребенок обретает опыт автономии. Чувство стыдливости возникает и закрепляется при жестком родительском контроле.

Будучи подростком последствия этого кризиса находят свое отражение в чувстве тревоги относительно интимных отправлений и их возможных неприятных последствий, а так же в чувстве стыда и замкнутости в процессе общения с противоположным полом. Кроме того тревога может вылиться в педантичное отношение к своей внешности.

В возрасте от 3 до 6 лет протекает третий кризис. В возрасте 3 – 6 лет ребенок проходит период самоутверждения, готовности реализовывать личные планы и идеи. Как итог человек обретает навыки самостоятельной деятельности и развивается инициативность. Неудачи в этом возрасте формируют чувство вины и пассивность.

Чувство тревоги связанное с этим кризисом проявляется в опасении проявить инициативу, потерпеть неудачу, чувство вины за работу других людей, формируется низкая самооценка.

В школе ребенок проходит четвертый кризис. В его основе лежит формирование желания и умения работать самостоятельно. Тревожность проявляется в неуверенности в своих силах, низким уровнем притязаний, чувством неполноценности, отсутствием стремления сделать что-либо самостоятельно. Тревога возникает каждый раз, когда подростку необходимо произвести работу самостоятельно без сторонней помощи.

К собственно подростковому кризису Э. Эриксон относит кризис в результате которого, подросток постигает стандарты поведение значимых других людей. Происходит это как в результате предыдущего опыта, так и на основе сделанного им выбора.

Все перечисленные выше кризисы влияют на формирование высокого тревожного фона восприятия мира в подростковом возрасте [26].

По мнению К. Левина, подросток в этот период находится в положении марги­нальной личности, то есть бикультурной личностью. Подросток рвется между тем, что он еще не взрослый и тем, что уже не может быть ребенком.

Это ярко проявляется в поведении подростка в виде эмоциональной неустойчивости, застенчивости или агрессивности, возникновении конфликтов с окружающими, максимализм во взглядах и суждениях [цит. по Фельдштей Д.И., 81].


Страницы:   1   2   3   4   5


Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!