Меню Услуги

Особенности участия адвоката в уголовном судопроизводстве


Страницы:   1   2   3   4

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1. Адвокат в Российской Федерации

1.1. Общие положения об адвокатуре в РФ

1.2.Особенности статуса адвоката

1.3. Адвокатская тайна

Глава 2. Участие адвоката в уголовном судопроизводстве

2.1. Порядок вступления в уголовное дело адвоката

2.2. Полномочия адвоката-защитника на стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования

2.3. Участие адвоката в судебном производстве

Глава 3. Особенности участия адвоката в уголовном судопроизводстве

3.1. Участие адвоката-защитника в доказывании по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних

3.2. Особенности деятельности адвоката-защитника по делам несовершеннолетних

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Конституция РФ в ст. 2 определяет, что Россия является демократическим правовым государством, в котором признание, соблюдение и защита прав и свобод человека выступает обязанностью государства. В ст. 48 Конституции РФ установлено, что каждый имеет право на получение квалифицированной юридической помощи, причем в ряде предусмотренных законом случаев она может оказываться с оплатой труда адвоката за счет государства. В РФ установлена государственная защита (ст. 7, 37 — 48, 52, 71, 72, 114) и самозащита (ст. 31, 33, 35, 36, 47 — 54) гражданских прав. Достаточно большое внимание уделяется в Конституции и отраслевом законодательстве защите личности от уголовного преследования и защите прав лиц, ставших жертвами преступлений.

Российское уголовно-процессуальное законодательство содержит нормы, посвященные участию адвокатов (защитников и представителей) в судопроизводстве, их правовому статусу и порядку деятельности. С 1 июля 2002 г. вступил в силу Федеральный закон N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Деятельность адвокатуры — это публичная юридическая деятельность самоорганизованного на профессиональной основе сообщества по защите граждан и юридических лиц, оказанию им всевозможной квалифицированной правовой помощи.

Адвокатура никогда не была закрытой для народа корпорацией. Она создана для людей и действует только в их интересах. Комментируемый Закон это подтвердил с полной очевидностью. К числу достоинств Закона следует отнести, прежде всего, единое концептуальное видение роли адвокатуры в российском обществе. Закон разрешает проблему взаимоотношения государства и адвокатуры, проблемы, связанные с множественностью адвокатских сообществ, определяет, что в субъекте Федерации должно быть только одно адвокатское объединение в виде адвокатской палаты. Законом предоставлены значительные права адвокатским образованиям и существенно расширены права конкретных адвокатов при осуществлении ими адвокатской деятельности.

Закон не воспроизводит в своих статьях нормы законодательства о некоммерческих организациях, некоторые процессуальные кодексы, с которыми соприкасаются или на которые ссылаются статьи комментируемого Закона. Он лишь детализирует эти нормы применительно к адвокатской деятельности этим и обусловлена актуальность исследования.

Объектом данного дипломного исследования является правовое регулирование статуса адвоката в уголовном процессе. Предметом настоящей дипломной работыслужит действующее законодательство, судебная практика, теоретические методики, посвященные статусу в уголовном процессе.

Цель настоящей работы состоит в выявлении и анализе теоретических и практических проблем статуса адвоката в уголовном процессе, в связи с чем были поставлены следующие задачи:

— анализ общих положений об адвокатуре в РФ

— анализ особенностей статуса адвоката;

— анализ института адвокатской тайны;

— анализ порядка вступления в уголовное дело адвоката;

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

— анализ полномочий адвоката-защитника на стадии предварительного расследования;

— анализ особенностей участия адвоката в судебном производстве;

— анализ особенностей деятельности адвоката-защитника по делам несовершеннолетних.

Методология данного дипломного исследования представлена диалектическим методом познания, системным, комплексным подходом к изучению явлений, входящих в объект научной работы. В дипломной работе использованы положения функционального, деятельностного подходов, методы экстраполяции, моделирования, наблюдения, сравнения, а также исторический, логико-юридический, сравнительно-правовой, конкретно-социологические и статистические методы, другие общенаучные и специальные методы.

Теоретическую основу дипломного исследования составили труды таких ведущих отечественных ученых как М.Ю.Барщевский, М. Михеенкова, И.Л. Трунова, В.Н.Буробин, В.Ю. Плетнев, Д.А. Шубин, В.А.Вайпан, У.М. Станскова, Ю.Е.Жиронкина, С.Д.Игнатов и других специалистов.

В качестве теоретической основы использованы также фундаментальные разработки различных наук: философии, логики, социологии, психологии.

Нормативно-правовую базу исследования составили Конституция РФ, действующее уголовное процессуальное законодательство и другие законы, имеющие отношение к предмету настоящего исследования, а также ведомственные нормативные правовые акты.

Структура дипломной работы обусловлена ее целью и представлена введением, тремя главами, семью параграфами, заключением, списком используемой литературы, состоящего из 54 источников.

Глава 1. Адвокат в Российской Федерации

1.1. Общие положения об адвокатуре в РФ

Расставание с советской системой организации адвокатуры было весьма длительным, и катализатором изменений вновь стала реформа экономическая, одним из главных документов которой был Закон СССР от 26 мая 1988 года N 8998-XI «О кооперации в СССР».

Народившееся сословие предпринимателей, несмотря на всю пестроту своего состава, постепенно осознало потребность в получении квалифицированной юридической помощи, в том числе в сфере международного экономического сотрудничества. Между тем организационные формы советской адвокатуры не были приспособлены к юридическому сопровождению бизнеса.

Первым серьезным потрясением основ советского законодательства стало издание Министерством юстиции СССР 10 апреля 1991 года новой Инструкции об оплате юридической помощи, оказываемой адвокатами гражданам, предприятиям, учреждениям, организациям и кооперативам, в которой определялось, что «основным принципом оплаты труда за юридическую помощь, оказываемую адвокатами… является соглашение между адвокатом и лицом, обратившимся за помощью», и тем самым, в отличие от ранее действовавших инструкций, адвокатам устанавливались не максимальные (весьма невысокие), а минимальные размеры оплаты за конкретные виды юридической помощи. Данное изменение не только легализовало значительную часть доходов адвокатов, но и позволило им на законных основаниях взаимодействовать с доверителями, среди которых к этому времени появилось много предпринимателей, получивших возможность для целей налогообложения официально включать расходы на юридическую помощь в затраты, относимые на себестоимость продукции.

С конца 80-х годов XX века до наших дней российская адвокатура прошла достаточно сложный путь. Дифференциация видов юридической помощи, оказываемой адвокатами, появление в клиентской базе предпринимателей, в том числе зарубежных, потребовали пересмотра сложившихся взглядов на организационную форму работы адвокатов, которые с 30-х годов XX века оказывали юридическую помощь только в юридических консультациях коллегий адвокатов. С 1992 года Министерство юстиции РФ разрешило Президиуму Московской городской коллегии адвокатов, а затем и президиумам других коллегий «в порядке эксперимента» утверждать уставы адвокатских фирм и бюро, создававшихся теми членами коллегий адвокатов, которые стремились приблизить форму организации своей работы к стандартам западной адвокатуры (адвокаты, учредившие фирму или бюро, в отличие от адвокатов, работавших в юридических консультациях, заключали между собой партнерский договор или считали себя связанными партнерскими отношениями, и поэтому вся фирма или бюро рассматривались как сторона в соглашении с доверителем). Однако в ходе этого «эксперимента» возникло множество проблем, связанных с созданием, регистрацией и функционированием адвокатских фирм и бюро, поскольку гражданское и налоговое законодательство в рассматриваемом аспекте не изменилось.

Необходим был новый закон об адвокатуре. Но его принятие задерживалось. Способствовало этому и создание с начала 1990-х годов так называемых параллельных коллегий адвокатов. Адвокатское сообщество не смогло определиться, в какой роли следует рассматривать коллегию адвокатов: как большую юридическую фирму, сотрудники которой оказывают клиентам юридическую помощь, или как корпорацию самозанятых граждан-адвокатов, ведающую только вопросами корпоративного самоуправления. Этот спор мог продолжаться и по сей день, если бы Президент России не внес в Государственную Думу законопроект, предусматривавший создание в каждом субъекте Российской Федерации органа адвокатского самоуправления — адвокатской палаты, которая призвана решать те же задачи, что стояли и перед коллегией адвокатов по советскому законодательству.

Наконец, гарантированное каждому статьей 48 Конституции РФ право на получение квалифицированной юридической помощи (в том числе в случаях, предусмотренных законом, бесплатно) требовало от Российского государства совершения ряда действий, призванных обеспечить реализацию этого права.

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 28 января 1997 года N 2-П, сделав вывод о том, что одной из государственных гарантий права каждого на получение квалифицированной юридической помощи (в том числе в уголовном судопроизводстве) является наличие института адвокатуры, обратил внимание на то, что в законодательстве об адвокатуре должны быть определены организационно-правовые формы деятельности адвокатов, сформулированы определенные профессиональные требования к адвокатам, призванные обеспечивать квалифицированный характер оказываемой ими юридической помощи с учетом высокой значимости для личности и общества в целом принимаемых в судопроизводстве решений.

Федеральный закон N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» был принят 31 мая 2002 года и вступил в силу с 1 июля 2002 года. В нем адвокатская деятельность определена как квалифицированная юридическая помощь, которая оказывается на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном этим Законом, доверителям (физическим и юридическим лицам) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию (п. 1 ст. 1), и установлено, что «адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем»(п. 1 ст. 25).

Таким образом, становление и развитие рыночной экономики способствовали реализации права на получение квалифицированной юридической помощи, включая право на выбор юридического представителя (адвоката).

Однако в судопроизводстве наряду с формальным правом на выбор юридического представителя не менее значимым фактором является наличие эффективных процессуально-правовых механизмов защиты права. Иными словами, как бы квалифицирован ни был адвокат, он не сможет оказать доверителю качественную юридическую помощь, если в судопроизводстве не обеспечивается действие принципа состязательности. Следует отметить, что в советский период в условиях экономики, основанной на фиксированных ценах и зарплатах, и при законодательстве, которое налагало многочисленные ограничения на занятость, а следовательно, и на рост уровня доходов населения, процессуальные права можно было расценивать как милость, дарованную государством гражданину. В условиях же рыночной экономики неизбежно возникает конфликт между желанием лица эффективно защищать свои права и интересы в судопроизводстве и чрезмерным консерватизмом законодателя.

Политика открытости привела к вступлению России в Совет Европы и ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года, которая, среди прочего, признает за каждым «в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения» право на справедливое судебное разбирательство (ст. 6).

Наиболее остро конфликт государства и личности проявляется в уголовном судопроизводстве, при том что не во всех случаях уголовно-процессуальный закон позволяет обвиняемому и его профессиональному защитнику — адвокату эффективно противостоять государственному обвинению.

Так, законом ограничены доступ профессионального защитника — адвоката к информации и его процессуальная активность.

Доверители постоянно высказывают законные пожелания, чтобы адвокат был активен, искал свидетелей, собирал информацию. Но возникает вопрос о вовлечении этой информации в уголовный процесс. Здесь со стороны и Конституционного Суда, и Верховного Суда РФ мы наблюдаем весьма осторожную позицию. Проблема состоит в том, что над нами, как и во многих странах континентальной Европы, довлеет историческая концепция, согласно которой в смешанном типе уголовного судопроизводства доказательства рождаются в ходе властной деятельности государственных органов.

Адвокаты неоднократно ставили перед Конституционным Судом вопросы о правомерности положений закона, которые позволяют следователю отводить вопросы защитника, отказывают защитнику участвовать во всех следственных действиях и т.п. Конституционный Суд на все эти вопросы отвечал, что есть историческая модель уголовного процесса, менять которую сам он не может, что в законе установлен механизм обжалования действий и решений дознавателей, следователей и прокуроров, а то обстоятельство, что заявители не считают его эффективным, — это не проблема конституционности правовой нормы. На самом деле было бы странным признать неконституционной смешанную модель построения уголовного судопроизводства, которая существует во всей континентальной Европе и во многих других странах мира. Однако следует помнить, что если состязательная модель судопроизводства в большей степени защищает права обвиняемого, то смешанная модель в первую очередь защищает государство и его интересы, которые, как оно считает, важны для служения обществу.

Аналогичным образом Конституционный Суд относится к части 2 статьи 159 УПК РФ, которая регламентирует рассмотрение ходатайств, и к отсутствию у обвиняемого и его защитника права на самостоятельное назначение экспертизы. Конечно, законодатель рассчитывает на честность, порядочность профессиональных участников судопроизводства и на их грамотность. Когда же эти факторы отсутствуют и остается только ведомственная или иная личная заинтересованность, то начинаются проблемы в реализации права обвиняемого и его защитника на участие в доказывании.

1.2.Особенности статуса адвоката

Юридическое понятие «статус адвоката» впервые появилось в законодательстве об адвокатуре с принятием Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». «Адвокатом является лицо, — указано в статье 2 Закона, — получившее в установленном настоящим Федеральным законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность». Ряд статей этого Закона устанавливает порядок приобретения, приостановления и прекращения статуса адвоката. Вместе с тем ни Закон, ни научные публикации не содержат сколько-нибудь развернутой характеристики этого понятия. Попытки раскрыть его содержатся в учебной литературе. Но при этом допускаются или слишком общие формулировки, или определенные упрощения, не способствующие уяснению этой сложной категории. Так, в фундаментальном учебнике «Адвокатская деятельность и адвокатура в России» читаем: статус адвоката можно определить «как правовое положение лица, характеризующееся наличием у него установленных и гарантированных действующим законодательством прав и обязанностей, необходимых и достаточных для осуществления этим лицом адвокатской деятельности». Здесь, как видим, автор ограничивается общей отсылкой к законодательству, не уточняя ни его отраслей, ни субординации законодательных актов. Более того, из последующего изложения видно, что автор, выделяя группы норм, регулирующих отношения, тесно связанные с категорией «статус адвоката», ограничивается анализом главы 3 Закона об адвокатуре, об условиях приобретения, приостановления и прекращения статуса адвоката, добавляя упоминание о нормах, гарантирующих независимость адвоката.

Претендент на статус адвоката, благополучно сдавший квалификационный экзамен по актуальным отраслям законодательства, удовлетворяется получением права осуществления адвокатской деятельности, в сущности, не всегда с достаточной ясностью представляя себе возможные последствия.

Термином «статус» принято обозначать правовое положение гражданина (должностного лица, юридического лица и проч.). Содержательной характеристикой правового статуса является совокупность прав и обязанностей. Понятием «статус адвоката» объединяется достаточно сложное сочетание его прав и обязанностей, содержащихся в Законе об адвокатуре, в отраслях процессуального законодательства, в корпоративных актах адвокатского сообщества. Более того, общегражданское представительство, которое может реализоваться адвокатом, регулируется статьями Гражданского кодекса РФ и другими отраслями материального права, а его взаимоотношения с доверителями, коллегами и участниками судопроизводства, выходящие за пределы правового контроля, регулируются нормами Кодекса профессиональной этики. Таким образом, содержательное определение статуса адвоката должно включать представление о правах и обязанностях адвоката (консультанта, поверенного, защитника и члена адвокатского сообщества), вытекающих изЗакона об адвокатуре, отраслей процессуального и материального права, а также корпоративных норм адвокатуры.

Вопросы статуса адвоката могут и должны стать предметом специального научного анализа. Его практическое значение в выработке условий, определяющих квалификационный уровень адвоката, программ профессиональной подготовки претендентов на статус адвоката и системы повышения квалификации как адвокатов, так и функционеров органов корпоративного руководства.

Закон содержит широкий перечень прав адвоката, однако не отличается последовательностью в их изложении. Так, в ст. 6 о правах и обязанностях адвоката понятие прав подменено полномочиями, и читателю предоставляется возможность самостоятельно судить об их тождестве либо скрытых нюансах. Начинается эта статья частью первой: «Полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском и административном судопроизводстве, а также в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации». Так должно быть и так есть. Но далее в той же статье речь идет именно о процессуальных полномочиях, что не только приводит к дублированию различных правовых актов, но и создает трудности правоприменителю явной неидентичностью текстов. Рассмотрим в этой связи содержание части 3 ст. 6: «Адвокат вправе:

1) собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций. Указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката (пункт 1 в ред. Федерального закона от 20 декабря 2004 г. N 163-ФЗ);

2) опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь;

3) собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации;

4) привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи;

5) беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности;

6) фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну;

7) совершать иные действия, не противоречащие законодательству Российской Федерации».

Здесь части 1 — 3 повторяют положения части 3 ст. 86 Уголовно-процессуального кодекса РФ, посвященной собиранию доказательств, но с существенными различиями. В УПК РФ не установлен срок реагирования адресата на запрос защитника. И есть основания полагать, что адресат (чаще всего чиновник) будет скорее ориентироваться в ущерб адвокату на УПК РФ, нежели на Закон об адвокатуре, что вполне соответствует менталитету чиновничьей касты. Кроме того, в УПК РФ речь идет не об адвокате, а о защитнике, а это не всегда одно и то же. Адвокат может выступать либо в роли защитника, либо в роли представителя (потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика). В последнем случае на него право опроса свидетелей не распространяется, если исходить из положений части 2 ст. 86 УПК РФ. Вопрос дискуссионный. Но если учесть сложности, возникающие в практике использования адвокатами протоколов проводимых ими опросов свидетелей, крайне неохотно приобщаемых к материалам уголовных дел органами предварительного следствия и судом, то это рассогласование законодательства обретает существенное значение.

Полномочия адвоката, указанные в частях 4 — 7 ст. 6 Закона об адвокатуре, перечислены также в статье 53 УПК РФ, только в этой статье речь идет также не об адвокате, а о защитнике, каковым может быть и не адвокат (см. ч. 2 ст. 49 УПК РФ). Но и в этом случае остается неясным смысл дублирования норм УПК РФ в Законе об адвокатуре.

Важным условием эффективной реализации полномочий адвоката являются правовые гарантии адвокатской тайны. Закон об адвокатуре, относя к адвокатской тайне любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю, включает в число ее гарантий ряд положений. В частности: «Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения. Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей». В УПК РФ (п. п. 4 и 5 ч. 2 ст. 29) эти положения отражены в ином виде. Судебный контроль распространен на осмотр, обыск и выемку только жилища, но не служебного помещения.

Сопоставление двух названных законодательных актов, как видим, выявляет содержащиеся в них противоречия, актуализируя вопрос о необходимости их унификации либо об освобождении Закона об адвокатуре от норм, выходящих за предмет его регулирования. В противном случае неизбежен вопрос о приоритете законов, достаточно сложный для правоприменителя и решаемый, как правило, не в пользу адвоката. Ориентиром для правоприменителя является положение части 2 ст. 7 УПК РФ: «Суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта настоящему Кодексу, принимает решение в соответствии с настоящим Кодексом».

Но и этого положения оказалось недостаточно. Для разрешения возникшей коллизии принципиальное значение имеет Определение Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2005 г. N 439-О. В его описательной части содержатся указания, определяющие принципы разрешения противоречий различных законодательных актов, касающихся прав человека. Мы приведем их, учитывая общее значение этих соображений:

«О безусловном приоритете норм уголовно-процессуального законодательства не может идти речь и в случаях, когда в иных (помимо Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, закрепляющего общие правила уголовного судопроизводства) законодательных актах устанавливаются дополнительные гарантии прав и законных интересов отдельных категорий лиц, обусловленные в том числе их особым правовым статусом. В силу статьи 18 Конституции Российской Федерации, согласно которой права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими и определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием, разрешение в процессе правоприменения коллизий между различными правовыми актами должно осуществляться исходя из того, какой из этих актов предусматривает больший объем прав и свобод граждан и устанавливает более широкие их гарантии.

Таким образом, статья 7 УПК Российской Федерации по своему конституционно-правовому смыслу не исключает применение в ходе производства процессуальных действий норм иных — помимо Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации — законов, если этими нормами закрепляются гарантии прав и свобод участников соответствующих процессуальных действий, а потому не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителей.

Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» определяется понятие адвокатской тайны и устанавливаются гарантии ее сохранения, в частности в виде превентивного судебного контроля: в силу пункта 3 статьи 8 проведение следственных действий, включая производство всех видов обыска, в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только по судебному решению, отвечающему, как следует из части четвертой статьи 7 УПК Российской Федерации, требованиям законности, обоснованности и мотивированности, — в нем должны быть указаны конкретный объект обыска и данные, служащие основанием для его проведения, с тем чтобы обыск не приводил к получению информации о тех клиентах, которые не имеют непосредственного отношения к уголовному делу.

Статьи 29 и 182 УПК Российской Федерации в части, касающейся определения оснований и порядка производства следственных действий, в том числе обыска, в отношении отдельных категорий лиц, включая адвокатов, не содержат указания на обязательность судебного решения в качестве условия производства обыска в служебных помещениях, используемых для адвокатской деятельности, — они закрепляют прямое требование о получении судебного решения только для производства обыска в жилище. Это, однако, не означает, что ими исключается необходимость получения соответствующего судебного решения в случаях, предусмотренных пунктом 3 статьи 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

«Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

  1. Положения статей 7, 29 и 182 УПК Российской Федерации в их конституционно-правовом истолковании, вытекающем из сохраняющих свою силу решений Конституционного Суда Российской Федерации, и в системном единстве с положениями пункта 3 статьи 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» не предполагают возможность производства обыска в служебном помещении адвоката или адвокатского образования без принятия об этом специального судебного решения».

Закон об адвокатуре решает вопрос о видах адвокатской деятельности, которые при определении содержательной стороны адвокатского статуса воспринимаются как право адвоката вступать в соответствующие правоотношения при оказании предусмотренной статьей 48 Конституции РФ квалифицированной юридической помощи.

Оказывая юридическую помощь, адвокат в соответствии со статьей 2 Закона: дает консультации и справки по правовым вопросам, как в устной, так и в письменной форме; составляет заявления, жалобы, ходатайства и другие документы правового характера; участвует в качестве представителя доверителя в различных видах судопроизводства и в третейском суде; участвует в качестве представителя доверителя в разбирательстве дел в международном коммерческом арбитраже (суде) и иных органах разрешения конфликтов; участвует в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве. Кроме того, адвокат может представлять интересы доверителя в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях, в судах и правоохранительных органах иностранных государств, международных судебных органах, негосударственных органах иностранных государств. Адвокат также может участвовать в качестве представителя доверителя в исполнительном производстве; выступать в качестве представителя доверителя в налоговых правоотношениях и оказывать иную юридическую помощь, не запрещенную федеральным законом.

Обязанности адвоката предусмотрены статьей 7 Закона об адвокатуре: «1. Адвокат обязан:

1) честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами;

2) исполнять требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, а также оказывать юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом;

3) постоянно совершенствовать свои знания и повышать свою квалификацию;

4) соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции;

5) ежемесячно отчислять за счет получаемого вознаграждения средства на общие нужды адвокатской палаты в порядке и в размерах, которые определяются собранием (конференцией) адвокатов адвокатской палаты соответствующего субъекта Российской Федерации (далее — собрание (конференция) адвокатов), а также отчислять средства на содержание соответствующего адвокатского кабинета, соответствующей коллегии адвокатов или соответствующего адвокатского бюро в порядке и в размерах, которые установлены адвокатским образованием;

6) осуществлять страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности (Федеральным законом от 3 декабря 2007 г. N 320-ФЗ действие подпункта 6 п. 1 ст. 7 приостановлено до дня вступления в силу федерального закона, регулирующего вопросы обязательного страхования профессиональной ответственности адвокатов).

  1. За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную настоящим Федеральным законом».


Страницы:   1   2   3   4


Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!