Меню Услуги

Понятие и правовая основа возмещения морального ущерба

Вид работы:
Предмет:

Вид работы: Проект

Тема: Понятие и правовая основа возмещения морального ущерба

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность курсовой работы. В любом правовом государстве, как известно, высшей ценностью является права и свободы человека. Конституция РФ, провозглашая личные права и свободы человека, такие как: право на жизнь, свободу, личную неприкосновенность и неприкосновенность частной жизни, право на личную и семейную тайну, защиту своей чести и репутации, право на определение своей национальности, право на пользование родным языком, право на свободное передвижение и выбора места пребывания и жительства, право на свободу совести, свободу и вероисповедания, право на свободу мысли и слова, а также право на информацию, называет их естественными и неотчуждаемыми от личности, что и предполагает, что от государств должно эффективно защищать и охранять указанные права. В качестве одного из видов вреда, который может быть причинен личности, является моральный вред. Но институт именно компенсации морального вреда закрепился в законодательстве Российской Федерации сравнительно недавно, и он отлично сопоставляется с Конституцией и является действительно эффективным средством защиты нематериальных благ и личных неимущественных прав личности. В связи с этим тема моей дипломной работы актуальна. Ведь нельзя не согласиться с тем, что практически в каждом судебном деле, где заявлен иск о восстановлении прав, заявлено и дополнительное требование о компенсации морального вреда, уже не говоря о количестве исков, где заявлено одно требование только о компенсации морального вреда. Ведь вряд ли найдется человек, который скажет, что ни разу не испытывал страданий или переживаний. С появлением демократизации общества расширились социальные связи любого человека, расширилась зависимость человека от общества, и тем самым очень велика вероятность получения многочисленных обид на жизненном пути. Актуальность темы также усматривается в том, что сегодня этот вопрос весьма активно обсуждается в научной литературе и в средствах массовой информации, но, тем не менее, есть масса очень важных вопросов, где еще не сложилось единого мнения, как и в законодательстве, так и в практике применения. Правовая база о компенсации морального вреда недостаточно разработана, судебная практика по вопросам компенсации морального вреда противоречива. Весьма дискуссионными, надо полагать, являются вопросы о компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав граждан, определение размера компенсации, учёт отдельных критериев при определении размера компенсации морального вреда юридическому лицу, доказывание страданий в суде по искам о компенсации морального вреда и так далее. Указанная неопределенность требует нормативно-правового закрепления единых и четких критериев для определения условий, необходимых для возникновения права на компенсацию морального вреда, минимальная необходимая доказательственная база в обоснование заявленных требований о компенсации (так как ГПК РФ возлагает бремя доказывания на истца) и самого размера компенсации.

Целью курсовой работы является рассмотрение понятия компенсации морального вреда.

Задачами курсовой работы является:

— рассмотрение понятия морального вреда в российском законодательстве;

— анализ неимущественного права и блага, защищаемые путем компенсации морального вреда.

Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

Понятие и правовая основа возмещения морального ущерба

Законодатель определяет моральный вред в статье 151 ГК РФ, как физические и нравственные страдания, аналогично тому, что было сформулировано в ходе активного обсуждения проекта нового Гражданского уложения России еще в конце XIX века. Статья 151 ГК определяет моральный вред по существу так же, как и Основы гражданского законодательства 1991; а именно как причинение гражданину физических или нравственных страданий. Понятие «моральный вред» производно от слова «мораль». Мораль применительно к личности означает совокупность представлений об идеале, добре и зле, справедливости и несправедливости. Мораль тождественна понятию нравственности. А нравственность определяют как правила поведения, духовные и душевные качества, необходимые человеку для жизни в обществе. Анализ лексического значения слов «мораль» и нравственность» позволяет сделать вывод о том, что закрепленное определение понятие «морального вреда» в статье 151 ГК РФ является весьма корректным. Но физические страдания в данном случае выпадают из сферы человеческого существования, охватываемой таким определением. Если обратиться к толковому словарю русского языка, то можно увидеть, что слово «страдание» разъясняется как «физическая или нравственная боль, мучение, а «боль» связывается с «ощущением страдания». Таким образом, боль и страдания неразрывно связаны между собой.

Среди ученых-процессуалистов нет единого мнения относительно понятие моральный вред как в отношении уже используемой терминологии, так и в отношении определения данного понятия. И с связи с этим ученые предлагают свои термины и их определения. К примеру, В.В. Нагаев полагает о том, что необходимо заменить понятие «моральный вред» на более емкое по содержанию и предлагает термин «психологический вред» — существующий в США и Англии. Психологический вред – это физические и нравственные страдания. М.Н. Малеина рассматривает компенсацию морального вреда как способ защиты неимущественных благ. При этом высказывает предположение о том, что «поскольку нравственный и моральный выступают синонимами, было бы более правильно использовать в законодательстве термин «неимущественный вред». При этом неимущественный вред считать физическими и (или) нравственные переживания.

Моральный вред определяется как страдания. Определение содержания морального вреда как страданий означает, что действия причинителя вреда обязательно должны найти отражение в сознании потерпевшего, вызвать определенную психическую реакцию. При этом неблагоприятные изменения в охраняемых законом благах отражаются в сознании человека в форме негативных ощущений (физические страдания) или переживаний (нравственные страдания). Содержанием переживаний может являться страх, стыд, унижение или иное неблагоприятное в психологическом аспекте состояние. Очевидно, что любое неправомерное действие или бездействие может вызвать у потерпевшего нравственные страдания различной степени и лишить его полностью или частично психического благополучия.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 20 декабря 1994 года №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» разъясняет понятие «моральный вред» следующим образом: нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с Законом об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, как разъясняет Пленум Верховного суда РФ в данном Постановлении, «может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, задевающих честь, достоинство или деловую репутация гражданина, временным ограничением или лишением каких – либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.». (п. 2). Хотя Верховный Суд РФ не дал общего определения страданий, из приведенного текста постановления следует, что суд попытался раскрыть содержание одного из видов морального вреда — нравственных страданий. Очевидно, что под нравственными страданиями суд понимает переживания. Из указания на то, что моральный вред может заключаться в переживаниях в связи с болью либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, следует, что допускается возможность компенсации вторичного морального вреда. Например, если в результате распространения не соответствующих действительности порочащих сведений лицо испытывает переживания (нравственные страдания) и в результате этого переносит физические страдания, далее испытывает переживания в связи с заболеванием (вторичные нравственные страдания), то нет оснований не признать, что совокупный моральный вред находится в причинной связи с противоправным деянием в виде распространения не соответствующих действительности сведений. Аналогичная ситуация создается и в том случае, если первичный моральный вред выразится в виде физических страданий, которые повлекут за собой нравственные страдания.

Что касается физических страданий, то следует отметить, что понятие «физические страдания» не совпадает по своему содержанию с понятиями «физический вред» или «вред здоровью». Физические страдания — это одна из форм морального вреда в том его виде, как он определен в российском законодательстве (ст.151 ГК), в то время как физический вред- это любые негативные изменения в организме человека под влиянием определенных внешних воздействий. Эти изменения, в свою очередь, приводят или могут привести к негативным изменениям в состоянии психического благополучия и (или) в имущественной сфере личности.

Негативные изменения в состоянии психического благополучия могут выражаться в обоего рода страданиях (моральный вред), а негативные изменения в имущественной сфере — в расходах, связанных с компенсацией недостатков в организме потерпевшего, и утрате дохода (имущественный вред). Следовательно, любой органический вред с точки зрения его возмещения распадается на моральный вред и имущественный вред.

Например, гражданин получает увечье в результате дорожно-транспортного происшествия. Собственно увечье (повреждение организма) представляет собой органический вред. Этот органический вред вызывает физические страдания у потерпевшего в момент причинения увечья и в процессе последующего лечения. Одновременно осознание своей неполноценности, невозможность вести равноценную прежней жизнь, утрата работы заставляют его испытывать переживания, т.е. претерпевать нравственные страдания. В совокупности нравственные и физические страдания составляют моральный вред, который при наличии других необходимых условий должен быть в соответствии со ст.151 ГК РФ компенсирован в денежной форме.

Чтобы поддерживать свое существование и вести достойный человека образ жизни, потерпевший обращается за такими платными услугами, к каким вынуждает его состояние увечья, и совершает иные, связанные с этим состоянием расходы. В соответствии со ст.15 ГК РФ, он несет расходы для восстановления своего нарушенного права (на полноценную и достойную человека жизнь). Такие расходы составляют реальный ущерб потерпевшего. Теряя прежнюю работу, он утрачивает прежний доход (упускает выгоду), который не утратил бы, если бы его здоровье не было нарушено. В целом он несет убытки, которые подлежат возмещению в полном объеме.

Этот пример показывает, что органический вред возмещается путем компенсации морального и возмещения имущественного вреда, вызванных повреждением организма, иными словами, происходит опосредованное возмещение вреда. Поскольку опосредованное через возмещение имущественного вреда возмещение органического вреда выражается, как и компенсация морального вреда, в денежной форме, возникает вопрос о разграничении этих правовых институтов. Основная трудность такого разграничения состоит в единстве формы компенсации морального вреда и возмещения имущественного вреда, так как деньги — универсальный имущественный эквивалент, дающий возможность приобретения необходимых благ.

Очевидно, при разграничении возмещения органического вреда и компенсации морального вреда следует исходить из того, что опосредованное через возмещение имущественного вреда, возмещение органического вреда направлено на устранение или сглаживание переживаний и страданий, связанных с причинением вреда организму человека, в то время как компенсация морального вреда направлена на устранение или сглаживание переживаний и страданий, связанных с причинением вреда организму человека. Поскольку, как уже отмечалось выше, моральный вред выражается в негативных психических реакциях потерпевшего, правильнее было бы вместо понятия «моральный вред» использовать понятие «психический вред».

Определение размера компенсации морального вреда

Проблема установления критериев и методик для установления справедливой суммы для компенсации морального вреда является самой актуальной и наименее урегулированным в данном институте.

Поскольку из содержания ст. 1099 ГК РФ следует, что размер компенсации морального вреда должен определяться в соответствии со ст. 151, 1101 ГК РФ, рассмотрим существующие критерии оценки размера компенсации, определяемые применением этих норм. В ст. 151 ГК РФ законодатель установил ряд критериев, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда:

  • вина нарушителя;
  • степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;
  • иные, заслуживающие внимания обстоятельства.

С введением в действия ч. 2 ГК РФ эти критерии были дополнены другими, установленными в ст. 1101: учитываются требования разумности и справедливости; характер физических и нравственных страданий должен оцениваться судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Одним из критериев является степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. Перечни случаев, когда вина не является основанием ответственности, указаны в ст. 1100 ГК РФ. Здесь, прежде всего, следует отметить, что при так называемой смешанной вине, т.е. при наличии вины потерпевшего в причинении ему морального вреда, должны применяться нормы ст. 1083 ГК РФ. В таких ситуациях должна учитываться и степень вины причинителя вреда (т.е. умысел или грубая неосторожность), а также отсутствие вины причинителя вреда — если он обязан возмещать его независимо от вины. При этом ст. 151 ГК РФ обязывает суд при определении размера компенсации принимать во внимание «степень вины нарушителя» всегда, а ст. 1101 ГК РФ — учитывать «степень вины причинителя вреда», но лишь в тех случаях, «когда вина является основанием возмещения вреда». Эта последняя оговорка приводит к тому, что если, например, вред причинен распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, то размер взыскиваемой компенсации не зависит от того, действовал ли причинитель вреда умышленно, допустив легкую неосторожность, или даже невиновно. Представляется, что такая оговорка неправдоподобна.

Рассмотрим критерий «характер физических и нравственных страданий». Для целей компенсации морального вреда законодатель подразделил страдания как общее понятие на нравственные и физические страдания. Исходя из требования оценивать при определении размера компенсации характер физических и нравственных страданий, можно предположить, что законодатель поставил размер компенсации в зависимость от их видов. Под видами физических страданий можно понимать боль, удушье, тошноту, головокружение, зуд и другие болезненные симптомы (ощущения); под видами нравственных страданий — страх, горе, стыд; беспокойство, унижение и другие негативные эмоции. Характер физических и нравственных страданий в таком понимании можно было бы учитывать и оценивать, если бы можно было установить некую количественную соотносительность между вышеперечисленными разновидностями таких страданий. Однако не представляется возможным и целесообразным ни теоретически, ни практически ввести какое-либо объективное соотношение между, например тошнотой и удушьем, зудом и головокружением, страхом и горем, стыдом и унижением. Думается, что «учитывать» характер физических страданий, а характер и значимость тех нематериальных благ, которым причинен вред, поскольку именно они и определяют величину причиненного морального вреда.

Рассмотрим указанные в ст. 1101 ГК РФ такие критерии как требование разумности и справедливости. На первый взгляд это требование кажется несколько необычным и даже странным, будучи применено к отдельному институту гражданского права — компенсации морального вреда, так как трудно предположить, что законодатель не предъявляет подобного требования к судебному решению по любому делу. Анализ ст. 1101 ГК РФ в части требований разумности и справедливости целесообразно проводить с учетом ст. 6 ГК РФ, устанавливающей правила применения аналогии права. Согласно этой норме, при невозможности использования аналогии закона, права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости. Эти понятия дают большой простор судейскому усмотрению при решении конкретного дела. Не случайно компенсация морального вреда оказалась единственным гражданско-правовым институтом (понятие разумности содержится также в ст. 10 ГК, но имеет там иное содержание), где законодатель специально предписал учитывать требования разумности и справедливости при определении размера компенсации морального вреда. В данном случае, прежде всего, принимается во внимание то, глубина страданий не поддается точному измерению и в деньгах неизмерима в принципе. Поэтому нельзя говорить о какой-либо эквивалентности ее размеру компенсации. Однако разумно и справедливо предположить, что размер компенсации должен быть адекватен перенесенным страданием. Кроме этого, требования разумности и справедливости предполагают при компенсации морального вреда определение денежной суммы, соразмерной характеру и объему пережитого с учетом всех обстоятельств, характеризующих личность потерпевшего, тяжести совершенного в отношении него преступления и других заслуживающих внимания факторов.

Неразумно и несправедливо было бы присудить при прочих равных обстоятельствах (равной степени вины причинителя вреда, отсутствии существенных индивидуальных особенностей потерпевшего и других заслуживающих внимания обстоятельств) компенсацию лицу, перенесшему страдания в связи с нарушением его личного неимущественного права на неприкосновенность произведения, в размере, равном или большем, компенсации, присужденной лицу, перенесшему страдания в связи с нарушением его личного неимущественного права на здоровье, выразившееся в утрате зрения или слуха (обобщение судебной практике позволяет сделать вывод о том, что подобные случаи нередки). Поэтому требование разумности и справедливости следует рассматривать как обращенное к суду требование о соблюдении разумных и справедливых соотношений присуждаемых по разным делам размеров компенсации морального вреда. Если бы на территории РФ действовал один судебный состав, рассматривающий все иски, связанные с компенсацией морального вреда, требование разумности и справедливости могло бы быть достаточно легко выполнимо. Вынося свое первое решение о компенсации морального вреда, такой судебный состав тем самым установил бы для себя определенный не писанный базисный уровень размера компенсации, опираясь на который выполнял бы требование разумности и справедливости при вынесении всех последующих решений. Однако, как известно, такая гипотетическая ситуация в действительности невозможна, т.к. в России действует большое количество судов, еще большее — судебных составов. Поэтому должен существовать писаный, единый для всех судов базисный уровень компенсации и методика определения ее окончательного размера. Поскольку законодатель отказался от нормативного установления базисного уровня и методики определения размера компенсации и, таким образом, предоставил этот вопрос усмотрению суда, то таким судом, по моему мнению, следует считать Верховный Суд РФ. Он должен, в порядке обеспечения единообразного применения законов при осуществлении правосудия, предложить судам общий базис и подход к определению размера компенсации морального вреда, оставляя при этом достаточный простор усмотрению суда при решении конкретных дел.

Важным критерием выступает учет индивидуальных особенностей потерпевшего. Индивидуальность в общепризнанном понимании означает своеобразие, непохожесть на других. Индивидуальность же человека и есть совокупность его индивидуальных и личностных особенностей. В правовой литературе не дается какой-либо систематизации индивидуальных характеристик человека, имеющих юридическое значение. Зачастую предлагается далеко не исчерпывающий их перечень. Наиболее развернутый перечень индивидуальных характеристик человека приводится в Конституции РФ, а именно: пол, раса, национальность, язык, происхождение, имущественное положение, должностное положение, место жительства, отношении к религии, убеждения, принадлежность к общественным объединениям, возраст, болезнь, инвалидность. Будякова Т.П. считает, что необходимо выявить влияние особенностей человека на степень переживаемых им страданий, и в первую очередь – какие из возможных индивидуальных характеристик человека имеют юридический смысл, то есть могут быть использованы при учете меры переносимых страданий. Следует также отделить юридически значимые особенности человека от юридически безразличных. К последним следует отнести характеристики, не влияющие на силу переживаний человека, связанных с причинением ему морального вреда, и не учитываемые при определении размера компенсационной суммы, например, группа крови, цвет глаз и прочее.

А.Л. Южанинова предлагает следующую формулу для расчета компенсации морального вреда: сумма силы физических страданий и силы переживаний, умноженная на последствия и полученную сумму умножить на характер воздействия. При этом она полагает, что «степень страданий должна оцениваться интенсивностью физических страданий (тяжелые, легкие, средние), их последствиями (функциональные, хронические, органические), а также интенсивностью переживаний в связи с физическими страданиями (сильные, умеренные, слабые). Для определения вреда следует также учитывать, являются ли вредные воздействия правонарушения главным или только провоцирующим фактором для возникновения физических страданий.

В этой связи нельзя согласиться с точкой зрения Э. Гаврилова, который считает, что размер компенсации морального вреда не должен зависеть от личностных особенностей потерпевшего, степени его эмоциональности, ранимости, уровня самооценки, физического развития, пола и т.д. Автор по существу не учитывает специфичности морального вреда и фактически идентифицирует его с вредом материальным. У разных людей разный болевой порог, разная способность терпеть физическую боль. И было бы неправильным считать, что удар одинаковой силы по лицу профессионального боксера и малолетнего ребенка причинит им одинаковую физическую боль, и одинаковой моральный вред, который может быть компенсирован равной денежной суммой.

Законодательство не конкретизирует, какие именно индивидуальные особенности потерпевшего могут влиять на размер денежных сумм, взыскиваемых в порядке компенсации морального вреда. Неразрешённым остается вопрос — нужно ли учитывать материальное положение потерпевшего при определении размера компенсации морального вреда? Э. Гаврилов обоснованно указывает на возможность применения положений гл. 59 ГК («Обязательства вследствие причинения вреда») к обязательствам из причинения морального вреда. Законодатель предписывает учитывать доходы (ст. 1085 ГК РФ). Применительно же к определению размера компенсации морального вреда необходимо во всех случаях учитывать материальное положение лица, которому причинен вред.

При этом, чем выше доходы потерпевшего, тем большая сумма должна взыскаться. На первый взгляд, такая постановка вопроса грубо нарушает принципы равноправия граждан. Однако необходимость учета материального положения потерпевшего в данном случае продиктована спецификой компенсируемого вреда. Когда лицу причинен материальный ущерб, затруднения при определении суммы возмещения могут возникнуть лишь в связи с установлением денежной стоимости. Моральный же вред, как категория нематериальная, не может быть оценен денежный суммой. Компенсация морального вреда есть предоставление потерпевшему возможности испытать за счет взысканной суммы положительные эмоции, соразмерные испытанным им физическим или нравственным страданиям. Предположим, что двум лицам причинены нравственные страдания одинаковой степени тяжести, т.е. потерпевшие испытали одинаковое количество отрицательных эмоций. При этом один потерпевший имеет очень высокий доход, а другой является безработным, уровень его доходов крайне низок. Естественно, что состоятельному человеку для того, чтобы испытать положительные эмоции, соразмерные причиненному моральному вреду, необходима горазда большая сумма денег, чем человеку малообеспеченному. Безработный человек может испытать точно такие же положительные эмоции от покупки новой рубашки на взысканные деньги, как и обеспеченный человек — от приобретения нового автомобиля. Представляется, что в обоих случаях обоим лицам в равной степени компенсирован причиненный моральный вред, хотя взысканные суммы неодинаковы.

Прикрепленные файлы:

Узнай стоймость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!




_2_20170410_075725

Узнай стоймость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!




Прикрепленные файлы:

Администрация сайта не рекомендует использовать бесплатные работы для сдачи преподавателю. Эти работы могут не пройти проверку на уникальность. Узнайте стоимость уникальной работы, заполните форму ниже: Узнать стоимость