Меню Услуги

Понятие и виды недействительных сделок

Страницы:   1   2   3


Содержание

  • Введение
  • Глава 1. Сделки: определения, понятия и условия недействительности
  • 1.1. Понятие сделки в гражданском праве
  • 1.2. Анализ правовой природы недействительности сделки
  • 1.3. Отсутствие правомерности как признак недействительности сделки
  • 1.4. Злоупотребление правом как основание признания сделки недействительной
  • Глава 2. Виды и отличительные особенности недействительной сделки
  • 2.1. Разграничение ничтожных и оспоримых сделок
  • 2.2. Условия разграничения мнимых и притворных сделок от иных видов недействительных сделок
  • Глава 3. Проблема недействительности сделок: судебная практика
  • Заключение
  • Список использованной литературы

 

Введение

Актуальность исследования правовых проблем, посвященных институту недействительности сделок, не вызывает сомнений. Ежегодный рост числа судебных споров, посвященных признанию сделки недействительной, является первопричиной повышенного интереса к данному институту как со стороны судебных и арбитражных органов, так и со стороны теории гражданского права, и даже отечественного законодателя, что выразилось в реформировании большинства положений института недействительных сделок.

Следует обратить внимание на защищенность граждан в этом вопросе. В период перехода к рыночным отношениям резко увеличилось количество исков о признании сделок недействительными.

Практика рассмотрения дел, связанных с недействительностью сделок, показывает, что эти дела возникают зачастую не в связи с желанием восстановить законное положение, а с целью получения каких-либо имущественных выгод. Не смотря на то, что сам институт недействительности сделок направлен на защиту прав и законных интересов граждан. Признание сделки недействительной, совершенной ребенком, совершенной недееспособным гражданином, а также лицами, которые не понимали значения своих действий в момент совершения сделки. Закон тем самым защищает имущественные права детей и других членов семьи от негативных последствий этих сделок.

Анализируя положения ГК можно сказать, законодатель предоставляет право предъявления исков о признании недействительной только оспоримой, но не ничтожной сделки. Поскольку ничтожная сделка не имеет юридической силы вне зависимости от судебного признания, то и смысла подобный иск не имеет.

Если ничтожная сделка была исполнена, можно предъявить другой иск: с требованием о применении последствий ее недействительности. Сам институт недействительности сделок направлен в первую очередь на защиту прав и законных интересов граждан. Тут возникает логическое противоречие, ведь сделка это выражение воли, желания на создание определенных правовых последствий. Следует отметить, что недействительность сделок защищает имущественные интересы членов семьи. Это относится и к сделкам малолетних, и к сделкам ограниченно дееспособных людей.

Сделки являются центральным институтом правового регулирования.

Необходимость применения государственного принуждения во многих случаях отсутствует. Ежегодно судами различных инстанций расторгается более девяти тысяч сделок с недвижимостью. Однако следует учесть, что лицо, оказывающие принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения подлежит уголовной ответственности в рамках уголовного законодательства. Договор представляет собой элементарную систему волеизъявлений. Одна из самых сложных ситуаций, полагаю, в гражданско-правовых отношениях, когда приходится сталкиваться с тем, что гражданин в момент совершения сделки был на самом деле либо недееспособным, либо не понимал значений своих действий, совершая сделку, например, при составлении завещания. По делам в связи с попытками оспаривания данной сделки, чтобы признать ее недействительной, обычно назначается судебно-психиатрическая экспертиза, которая, к сожалению, не всегда дает точные показания, а также не всегда есть возможность ее проведения, например, при смерти наследодателя. Часто совершаются сделки лицами, которые на момент совершения сделки были еще дееспособны, но уже страдали психическими расстройствами и не могли принимать адекватных решений, понимать значение своих действий, руководствоваться ими.

Предмет исследования дипломной работы — гражданско-правовой институт недействительности сделок как совокупность норм, регулирующих отношения по поводу несоответствия гражданско-правовых сделок закону или иным правовым актам, его взаимосвязи с рядом иных институтов гражданского права.

Цели и задачи дипломной работы. Цель работы: комплексное исследование гражданско-правового института недействительности сделок, его видов.

Указанные цели предопределили необходимость решения следующих задач:

— изучить понятие сделки в гражданском праве;

— провести анализ правовой природы недействительности сделки;

— рассмотреть отсутствие правомерности как признак недействительности сделки;

— охарактеризовать разграничение ничтожных и оспоримых сделок;

— выявить условия разграничения мнимых и притворных сделок от иных видов недействительных сделок;

— проанализировать судебную практику, касающуюся проблем недействительности сделок.

Методологическую основу дипломной работы составляет комплекс методов научного познания: диалектический, формально-юридический, сравнительного правоведения, сравнительного анализа, метод правового моделирования и др.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

Структура дипломной работы обусловлена целями и задачами настоящего исследования. Рассмотрение соответствующих теоретико-исторических аспектов недействительности сделок и их видов осуществляется в рамках исследования конкретных вопросов в области недействительности сделок. Дипломная работа включает в себя введение, три главы, заключение, список использованной литературы.

 

Глава 1. Сделки: определения, понятия и условия недействительности

1.1. Понятие сделки в гражданском праве

В гражданском праве сделка признается юридическим фактом, то есть считается основанием для возникновения правовых отношений. Сделки – это наиболее распространенные основания правоотношений, поэтому в ст. 8 Гражданского кодекса Российской Федерации они занимают первую строчку в перечне оснований.

Согласно ст. 153 ГК РФ, сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Такое определение является широким и позволяет рассматривать в качестве сделок большой круг явлений: начиная от завещаний и договоров, заканчивая заявлениями о регистрации прав и отказами от иска.

В Концепции совершенствования общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации отмечается: главной проблемой ст. 153 ГК РФ является то, что она вследствие широты формулировок позволяет весьма широко толковать понятие сделки и распространять его на явления, сделочная природа которых сомнительна. Возможно, дальнейшая работа над содержанием ст. 153 ГК РФ позволит предложить такое определение сделки, которое бы четко и недвусмысленно определяло бы гражданско-правовую сделку. Также авторы Концепции предлагают: следует рассмотреть вопрос о редакционной корректировке положений ст. 153 ГК РФ, определяющей понятие гражданско-правовой сделки. При этом необходимо исходить из того, что понятие сделки должно быть сужено по сравнению с имеющимся ныне определением сделки и не должно допускать произвольного распространения данного понятия на гражданско-правовые и иные правовые явления, сделками не являющиеся. В случае если удовлетворительного определения выработано не будет, целесообразно сохранить нынешнюю редакцию ст. 153 ГК РФ в неизменном виде.

Из данных выдержек Концепции хорошо видно, что настороженное отношение к существующему определению сделки у авторов Концепции пока не сопровождается обоснованными предложениями по совершенствованию действующего законодательства.

Так как определение сделки в гражданском праве достаточно широко, стоит определить основные сложности при проведении сделок. Данные сложности могут возникнуть при:

— сбор документов;

— нотариат;

— наличие субъектов сделки;

— регистрация в государственных органах.

Рассмотрим данные сложности на примере некоторых видов сделок.

При сборе документов, необходимых для заключения сделки купли-продажи недвижимого имущества, покупателю следует лично присутствовать в государственных органах, а именно: РЭУ, БТИ. Также данные справки могут быть получены по доверенности от собственника квартиры. При необходимости покупатель может потребовать продавца предъявить справки из психоневрологического и наркологического диспансера.

При заключении договоров с недвижимым имуществом у нотариуса участникам сделки необходимо представить весь комплект необходимых документов. Нотариус при удостоверении договора выясняет дееспособность субъектов сделки, их желание совершить указанную сделку. За удостоверенный договор нотариус несет полную имущественную ответственность и в случае признания сделки недействительной отвечает перед лицом, утратившим право собственности, всем своим имуществом. В соответствии с этим, при удостоверении сделки непосредственно у нотариуса возникает необходимость проверки всех документов.

Права на недвижимое имущество и сделки с ним подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Государственная регистрация прав проводится в следующем порядке:

— прием документов, необходимых для государственной регистрации прав, документ об оплате регистрации;

— правовая экспертиза документов и проверка законности сделки;

— установление отсутствия противоречий между заявленными правами и уже зарегистрированными правами на объект недвижимого имущества;

— установление отсутствия прочих оснований для отказа или приостановления регистрации прав;

— внесение записей о правах в ЕГРП;

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

— совершение надписей на правоустанавливающих документах о произведенной регистрации и выдача удостоверений, подтверждающих такую регистрацию.

Государственная регистрация прав проводится не позднее чем в месячный срок со дня подачи заявления и документов, необходимых для государственной регистрации. Проведенная государственная регистрация прав на недвижимое имущество удостоверяется Свидетельством о государственной регистрации прав.

Проведенная государственная регистрация договоров удостоверяется посредством совершения регистрационной надписи на документе.

При заключении договоров отчуждения необходимо присутствие субъектов сделки или их доверенных лиц, с надлежаще оформленными полномочиями. Отсутствие подписи в договоре хотя бы одного субъекта свидетельствует о том, что данный договор не заключен, а, следовательно, ничтожен. Субъекты сделки могут быть правоспособны и дееспособны. В случае если какой-либо субъект сделки не дееспособен, то от его имени действует его законный представитель, опекун, попечитель, с согласия органов опеки и попечительства.

Таким образом, гражданское российское право определяет понятие сделки как действие хотя бы только направленное на возникновение, изменение и прекращение гражданских правоотношений. Наступление желаемого результата не является признаком сделки, достаточно определить направленность действий.

1.2. Анализ правовой природы недействительности сделки

В юридической литературе термин «недействительная сделка» оспаривалось. М.М. Агарков полагает незакономерным употребление понятия «сделка» для обозначения такого действия, которое хотя и направлено на достижение определенного правового результата, но не может его порождать. Он полагает, что в случае, когда действие направлено на установление, изменение или прекращение гражданских правоотношений, но не может порождать такой результат, правильно говорить не о недействительности сделки, а о недействительности волеизъявления.

Точка зрения М.М. Агаркова оспаривается И.Б. Новицким. Последний считает, что недействительная сделка как юридический факт существует. Она хотя и не приводит к тем правовым последствиям, на достижение которых была рассчитана, однако порождает некоторые другие последствия: передать полученное по сделке в доход государства, возвратить полученное тому, от кого оно получено, и т. д. Таким образом, И.Б. Новицкий считает, что мнение М.М. Агаркова не только принципиально неправильно, но оно и бесцельно, потому что не имеет никакого практического значения.

По мнению О.С. Иоффе употребление термина «недействительная сделка» вполне обоснованно и удачно в практическом отношении. Использование этого термина в учебниках последних лет никто под сомнение не ставит.

Гражданский кодекс РФ выделяет два вида недействительных сделок: ничтожные и оспоримые. Оспоримая сделка в силу имеющихся пороков может быть признана недействительной судом по требованию лица, управомоченного на то законом. Если такое решение не последует, сделка остается действительной. Ничтожная же сделка iрsо jurе недействительна с самого момента её совершения и не порождает юридических последствий, на установление которых она направлена. Последствия недействительности ничтожной сделки могут быть применены судом как по собственной инициативе, так и по ходатайству заинтересованного лица.

Некоторые авторы в литературе используют термин «ничтожность» как синоним выражению «абсолютная недействительность», а «оспоримость» – как тождественный сочетанию «относительная недействительность».

Согласно п. 2 ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки влечет её недействительность в случаях, указанных в законе или соглашении сторон, при этом не уточняется, ничтожна или оспорима такая сделка. В некоторых статьях части второй ГК РФ установлено, что несоблюдение простой письменной формы приводит к ничтожности сделки. Так, согласно п. 2 ст. 574 ГК РФ договор, в соответствии с которым лицо обещает совершить дарение в будущем (консенсуальный договор дарения), заключенный без соблюдения простой письменной формы, ничтожен. Такое же правило содержится в п. 1 ст. 1028 ГК РФ. Но чаще нормы части второй ГК РФ, как и п. 2 ст.162 ГК РФ, говоря о недействительности договора, форма которого не соблюдена, не оговаривают, является ли он ничтожным или оспоримым (например, ст. 550, п. 2 ст. 560, абз. 2 п. 1 ст. 651 ГК РФ и др.). В связи с тем, что с ничтожностью либо оспоримостью сделки ГК РФ связывает наступление разных материальноправовых последствий (п. 1 ст. 166 ГК РФ), разрешение этого вопроса имеет большое значение.

По общему правилу ст. 168 ГК РФ действует презумпция оспоримости сделки. Недействительность в качестве последствия несоблюдения формы сделки может быть также установлена соглашением сторон (п. 2 ст. 162 ГК РФ). Участники сделки вправе определить такое последствие только в отношении согласованной ими формы. Изменить последствия легально предписанной формы сделки стороны не вправе, так как п. 1 ст. 162 ГК РФ содержит императивное правило, определяющее недопустимость свидетельских показаний в качестве общего последствия несоблюдения легального требования о простой письменной форме. В случае согласования сторонами простой письменной формы сделки последствия, предусмотренные п. 1 ст. 162 ГК РФ, подлежат применению, если ее участники не предусмотрели недействительность сделки.

В соответствии с ГК РФ ничтожность сделки по общему правилу является необратимой, никакие действия сторон не способны устранить ничтожность сделки. Поэтому если стороны заключили договор, не исполнив легальное или согласованное требование о квалифицированной либо простой письменной форме, имеющей конститутивное значение, сделка не порождает желаемых правовых последствий, а преследуемый ими правовой результат не достигается. Преодолеть ничтожность сделки не может и ее реальное исполнение сторонами. Исправить такое положение возможно одним способом: повторно совершить сделку, оформив ее надлежащим образом.

Таким образом, сделка считается недействительной по основаниям, установленным законом и иными правовыми актами, в силу признания таковой судом (оспоримая сделка), либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Из определения данного законом следует, что все недействительные сделки подразделяют на два вида: оспоримые и ничтожные. Оспоримыми признаются сделки недействительные в силу решения суда. При этом, требования о признании оспоримой сделки недействительной может быть заявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе. Ничтожными же признаются сделки сами по себе, независимо от решения суда и соответствующего волеизъявления заинтересованной стороны. Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, оспорима, если закон не устанавливает, что такая сделка ничтожна (сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц), или не предусматривает иных последствий нарушений.

1.3. Отсутствие правомерности как признак недействительности сделки

Для исследования правовой природы недействительных сделок рассмотрим один из элементов сделки – правомерность.

Правомерность – это такой элемент сделки, который представляется наиболее интересным, так как вызывает широкую научную дискуссию на протяжении многих лет. Большинство авторов рассматривают сделку как правомерное волевое действие, цели которого придается правовое значение.

Так, профессор И.С. Перетерский в 1929 году попытался отграничить от сделок «недействительные сделки». Он указывал, что не всякое действие, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских юридических отношений, порождает те юридические последствия, для достижения которых произведено это действие. «Сделка – это действие, дозволенное законом. Действия, хотя бы и вызывающие юридические последствия, но не те, которые имели в виду участники, не пользуются защитой закона и не являются сделками». В.А. Тархов, также считал, что понятие недействительности сделок логически противоречиво, так как сделка – правомерное действие, а потому недействительным быть не может.

На противоречивость термина «недействительность сделки» в свое время указывал Ю.П. Егоров: «Обозначаемое им понятие сделкой не является. Это не прекращенная сделка, а непризнание за актом поведения качества сделки».

Некоторые авторы пришли к выводу о том, что под сделкой следует понимать только правомерные действия, а так называемые недействительные сделки, собственно, сделками не являются. Кроме того, они полагают, что недействительные сделки, в сущности, являются правонарушениями. Например, по мнению Ф.С. Хейфец, «правомерность действия – это конструктивный элемент сделки, отличающий ее от правонарушения. Отсутствие в конкретной сделке элемента правомерности означает, что возникшее по форме как сделка действие на самом деле является не сделкой, а правонарушением».

Авторы также подчеркивали, что именно в соответствии с критерием правомерности сделка «отграничивается от всех тех юридических действий, которые противоречат закону, хотя в ряде случаев внешне они и выглядят как сделки, а не как неправомерные действия». Третья точка зрения ученых заключается в том, что характер действий участников сделки (правомерность или неправомерность) нельзя считать определяющим признаком, поскольку это имеет значение только для последствий сделки. Из этого они делали вывод, что сделками являются и действительные, и недействительные сделки, а правомерность рассматривается как признак или элемент действительной сделки. В результате данного вывода Н.Д. Шестакова приходит к убеждению, что недействительны только сделки ничтожные либо оспоримые, по которым существует соответствующее решение суда – остальные действия, даже не соответствующие каким-либо положениям закона, являются сделками действительными.

И.Б. Новицкий, в свою очередь, применил понятие «противоправная сделка», указывая, что определенные правовые последствия она вызывает, но эти последствия иные, чем те, к которым стремились стороны.

Противники рассматриваемой позиции в свою очередь выдвигали такие аргументы, в соответствии с которыми признание недействительных сделок сделками ведет к стиранию граней между сделками и правонарушениями. Критикуя вышеуказанные взгляды, известный ученый-цивилист Д.М. Генкин писал: «Могут указать, что признание ничтожных сделок за сделки стирает общепринятое различие между сделками и неправомерными действиями – деликтами. Для сделки как юридического факта, в отличие от деликта, характерно наличие действия (воли), направленного на установление, изменение, прекращение гражданского правоотношения, тогда как при деликте лицо, его совершившее, вовсе не желает наступления тех или иных правовых последствий». Исходя из этого, можно сделать вывод, что Д.М. Генкин отождествлял понятия правонарушение и деликт, то есть считал правомерность и неправомерность не элементом сделки как юридического факта, а элементом, определяющим те или иные последствия сделки.

По нашему мнению, нейтральной позицией можно назвать точку зрения Н.В. Рабинович, которая недействительные сделки называла одновременно и сделками, и правонарушениями «особого порядка», отмечая при этом, что в данном случае следует говорить о правонарушении в широком смысле этого слова.

Изложенная точка зрения представляется нам особенно интересной, так как проводит четкую грань между понятиями правонарушение и деликт.

В связи с этим, представляется правомерным выделение группы так называемых не деликтных правонарушений, включающих неосновательное обогащение, ненадлежащее исполнение договора и т.д. Например, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования может совершить сделку в результате обмана со стороны контрагента или по ошибке, которая будет считаться ничтожной.

В связи с этим Ф.С. Хейфец считает, что «недействительные сделки, являясь действиями неправомерными, представляют собой правонарушения.

Отсутствие в настоящее время в системе гражданского права категории не деликтных правонарушений свидетельствует только о том, что она должна быть разработана. Но, на наш взгляд, это не дает никаких оснований относить недействительные сделки к институту сделок, т.е. к правомерным юридическим действиям, направленным на достижение определенного юридического результата, к которому стремились участники сделки».

М.В. Телюкина считает, что «если исходить из того, что сделки – действия правомерные, ответить логически безукоризненно крайне сложно». В соответствии со статьей 153 Гражданского Кодекса РФ, определение сделки не содержит указаний ни на характер действия (правомерное оно или нет), ни на последствия. Кроме того, в законе не сказано, что сделкой является действие, влекущее за собой правовые последствия, желаемые сторонами (такой вывод обычно делается из негативного определения, данного в п. 1 ст. 167 ГК РФ). Поэтому, исходя из буквального толкования норм Гражданского Кодекса РФ, М.В. Телюкина сделала вывод, что сделками являются и действительные, и недействительные сделки; главный же их критерий – это направленность на возникновение, изменение, либо прекращение правоотношений. Действительные сделки порождают правовые последствия, желаемые сторонами, а недействительные – те последствия, которые указаны в законе.

В связи с этим нам представляется интересным точка зрения Д.И. Мейера, который полагает, что «…подобно юридическим действиям вообще, и сделки могут быть разделены на законные и незаконные и только законные сделки можно назвать сделками, ибо сделки незаконные не считаются действительными, следовательно, и существующими. Но ничтожество поражает эти сделки только при соприкосновении их с общественной властью, а независимо от того они существуют точно так же, как и сделки законные, и встречаются нередко в действительности».

Анализируя правовую природу сделок, мы приходим к выводу, что под сделкой все же следует понимать правомерные действия физических и юридических лиц, а также публично-правовых образований, в результате совершения которых возникают, изменяются и прекращаются имущественные юридические отношения.

Участниками сделки в сфере образования могут выступать различные субъекты гражданского права: физические и юридические лица, публично- правовые образования, в том числе Федеральные государственные бюджетные образовательные учреждения высшего профессионального образования (ФГБОУ ВПО), которые имеют право совершать различные гражданско-правовые сделки, не противоречащие их Уставу. В этом случае к ним по общему правилу будут применяться нормы о сделках, совершаемых юридическими лицами. ФГБОУ ВПО, в соответствии со своей правоспособностью, вправе совершать гражданско-правовые сделки, (например, покупать учебное оборудование), заключать договоры строительного подряда, договоры с ресурсоснабжающими организациями, заключать договоры долевого участия в строительстве жилых домов для сотрудников и нежилых помещений для проведения учебных занятий), а также заключать договоры на оказание платных образовательных услуг, которые не противоречат Уставу. Однако ФГБОУ ВПО не может заключать сделки, противоречащие Уставу (например, не может завещать имущество, находящееся на своем балансе, не может заключать договор коммерческой концессии и др. Особенность состоит в том, что от имени ФГБОУ ВПО сделки заключает администрация этих образовательных организаций в лице ректора.

По нашему мнению, если термин «недействительность» заменить на понятие «неправомерные действия», то можно включать в этот смысл и неправомерный сговор на совершение преступления, за который наступает уголовная ответственность.

Поэтому термин «недействительность сделки», используемый и законодателем, и учеными представляется нам некорректным. Считаем целесообразным употреблять понятие «недействительность соглашений», так как недействительные сделки – это противоправные действия, которые изначально нацелены на нарушение закона (например, незаконное соглашение на похищение чужого имущества в уголовном праве квалифицируется как предварительный сговор).

В ст. 166 Гражданского Кодекса РФ законодателем указывается еще одна категория «недействительности сделки» – оспоримость сделки. По общему правилу оспоримой сделка может быть признана судом при наличии порока воли или нарушения закона. До тех пор, пока сделка не будет оспорена в суде какой-либо из сторон, она не будет считаться оспоримой. Таким образом, приобретение статуса оспоримой сделки зависит только от воли какой-либо стороны сделки.

Если стороны не считают существенными какие-либо нарушения при заключении сделки, то они не станут обжаловать такую сделку в суд. В другом же случае, одна из сторон сделки будет считать необходимым обжаловать в суд действительность такой сделки. Так, в первом случае сделка не будет считаться оспоримой, а во втором случае будет признана оспоримой по решению суда.

В этой связи закон, руководствуясь принципом диспозитивности, предоставляет право сторонам сделки самим выбрать вариант своего поведения относительно обжалования либо не обжалования в суд оспоримой по их мнению сделки.

Думается, будет целесообразным в этом случае использовать термин «действительная сделка» вместо термина «недействительная сделка» до тех пор, пока суд не поставит под сомнение ее действительность по жалобе сторон.


Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

Страницы:   1   2   3