Меню Услуги

Понятие состава преступления и его значение. Часть 3.

Страницы:   1   2   3

Не успеваешь написать работу сам?

Доверь это нашим авторам!

5 000
Авторов
готовых выполнить
твою работу!
От 100
Рублей
стоимость минимального
заказа
2
Часа
минимальный срок
выполнения работы
Без
посредников
Уменьшает стоимость
работы




Нажав кнопку отправить, вы соглашаетесь с обработкой персональных данных в соответствии с политикой сайта.

2.4 Субъективная сторона преступления

 

Рассмотрев понятие субъекта преступления, переходим к понятию субъективной стороны преступления, т.е. внутренней характеристики общественно опасного деяния.

Субъективная сторона состава преступления – это внутренняя характеристика преступления, которая характеризует психические процессы (мыслительные, волевые, эмоциональные) субъекта преступления в момент совершения запрещенного уголовным законом общественно опасного деяния.

К признакам, образующим субъективную сторону, относятся:

  • вина;
  • мотив преступления;
  • цель преступления;
  • эмоциональное состояние лица в момент совершения преступления.

Несмотря на различное содержание этих признаков, они объединяются в одну группу, образующую субъективную сторону состава преступления, потому что все они характеризуют психические процессы, происходящие с лицом, совершившим преступление.

Вина – это психическое отношение лица к совершенному им общественно опасному деянию (действию или бездействию) и его последствиям в форме умысла или неосторожности.

Формами вины являются умысел и неосторожность. Каждая из форм вины слагается из интеллектуальных и волевых элементов психической̆ деятельности.

Интеллектуальный элемент характеризует способность лица осознавать характер совершаемых им действий (бездействия), понимать как фактическую сторону совершаемого деяния, так и его социальный̆ смысл. Интеллектуальный элемент также включает способность предвидеть возможные последствия своих действий и воспринимать причинную связь между действиями и последствиями.

Волевой элемент характеризует способность лица принимать и осуществлять принятые решения, умение регулировать свое поведение (совершить определенные действия или воздержаться от них) и определять направленность поступков. Волевой элемент также подразумевает способность противостоять внешним обстоятельствам, внезапно возникшим желаниям, импульсивным действиям.

Как уже упоминалось, уголовный закон предусматривает две формы вины: умысел и неосторожность (ч. 1 ст. 24 УК РФ). В свою очередь умысел подразделяется на прямой и косвенный (ст. 25 УК РФ), а неосторожность – на легкомыслие и небрежность (ст. 26 УК РФ).

Преступление совершено с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч. 2 ст. 25 УК РФ).

Исходя из определения видно, что законодатель ограничивает интеллектуальный элемент прямого умысла осознанием именно общественной опасности совершенного деяния и не требует осознания виновным его противоправности. Например, при краже лицо сознает, что тайно завладевает чужим имуществом (фактическая сторона деяния), а также сознает, что этим самым нарушает права собственности потерпевшего (социальный смысл деяния). Осознание социального значения совершенного действия (бездействия) – это осознание виновным их общественно опасного характера. Конечно, как кража, так и другие умышленные преступления (убийство, хулиганство) совершаются с осознанием их противоправности. Однако, по общему правилу, осознание противоправности не подлежит доказыванию по уголовному делу. Вместе с тем при совершении отдельных преступлений законодатель связывает осознание общественной опасности лицом, совершим преступление с осознанием его противоправности. Чаще всего это бывает при преступном нарушении различного рода специальных правил (например, ст. 253 УК РФ). Очевидно, что осознание субъектом общественной опасности своих действий (бездействия) обязательно предполагает знание им соответствующих правил (например, строительства, эксплуатации, охраны и ликвидации возведенных сооружений и средств обеспечения безопасности морского судоходства на континентальном шельфе РФ или в исключительной экономической зоне РФ).

И если лицо не было ознакомлено с этими правилами, то интеллектуальный момент умысла исключается, следовательно, исключается как умышленная вина, так и уголовная ответственность этого лица.

Волевой элемент прямого умысла характеризуется желанием наступления преступных последствий. Это желание предполагает осознанные волевые действия (бездействие), направленные на достижение определенной цели. Поэтому волевой элемент прямого умысла предполагает совпадение (соответствие) цели преступления и преступного результата (преступных последствий) общественно опасного действия или бездействия.

Косвенным умыслом признается такой вид умысла, когда лицо осознавало общественную опасность своего действия (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично (ч. 3 ст. 25 УК РФ).

По своему интеллектуальному элементу косвенный умысел во многом совпадает с прямым умыслом. Различие заключается лишь в характере предвидения преступных последствий. При прямом умысле лицо предвидит как возможность, так и неизбежность наступления преступного результата. При косвенном умысле предвидение виновного связывается лишь с возможностью наступления преступного результата. Предвидение возможности наступления преступных последствий означает, что эти последствия могут по каким-то причинам и не наступить. Эта особенность косвенного умысла тесно связана с его волевым элементом (зависит от него).

В соответствии с этой особенностью и происходит основное различие прямого и косвенного умыслов. При косвенном умысле, в отличие от прямого, лицо хотя и предвидит возможность наступления преступных последствий (интеллектуальный элемент), но не желает, чтобы эти последствия наступили. Поэтому для волевого элемента косвенного умысла не требуется установления совпадения цели преступления и наступивших преступных последствий.

Деление умысла на прямой и косвенный имеет важное уголовно-правовое значение и заключается в следующем:

1) оно позволяет отграничить преступное деяние от правомерного. В частности, преступления с формальным составом, т.е. те преступления в состав которых не входит определенное преступное последствие, могут быть совершены только с прямым умыслом (ст. 125, ст. 228 УК РФ);

2) деление умысла на прямой и косвенный имеет важное значение для отграничения покушения на преступление от оконченного преступления, так как теория уголовного права и судебная практика отграничивает область возможности покушения на преступление лишь совершением преступлений с прямым умыслом;

3) деление умысла на прямой и косвенный умысел имеет значение для индивидуализации наказания. Считается, что общественная опасность преступлений, совершенных с прямым умыслом, выше, чем совершенных с косвенным умыслом;

4)деление умысла на прямой̆ и косвенный̆ позволяет отграничить умышленную вину от неосторожной̆, так как наличие легального определения косвенного умысла позволяет провести различие с преступным легкомыслием как разновидностью неосторожной вины.

Помимо законодательного деления умысла на прямой̆ и косвенный̆, теорией̆ уголовного права и судебной практикой проводится дифференциация умысла на виды еще по другим критериям:

1) по времени возникновения умысел подразделяется:
— на заранее обдуманный – это умысел, момент появления которого предшествует моменту начала действий (бездействия) по его реализации. При заранее обдуманном умысле преступное намерение реализуется через сравнительно большой период времени после его возникновения. В этот период лицо обдумывает план совершения преступления, приискивает средства и орудия совершения преступления, подыскивает соучастников преступления и др.;

— внезапно возникший – это умысел, момент появления которого совпадает с моментом начала действий. Внезапно возникший умысел возникает, как правило, на месте совершения преступления и реализуется мгновенно или через незначительный период времени.

2) в зависимости от определенности представления виновного об общественно опасных последствиях своего деяния выделяют:

— определенный умысел – это умысел, при котором предвидением виновного охватывается точно конкретизированный преступный результат (общественно опасные последствия) его деяния. При простом определенном умысле предвидением виновного охватывается только один преступный результат, а при альтернативном – один из нескольких индивидуально конкретизированных преступных результатов. Например, виновный предвидит, что нанесение им удара ножом в живот может повлечь причинение потерпевшему смерти или тяжкого вреда здоровью. Определенный умысел, как простой, так и альтернативный, может быть только прямым. Действуя с таким умыслом, виновный предвидит и всегда желает наступления конкретного преступного результата;

– неопределенный умысел – это умысел, при котором предвидением виновного охватывается индивидуально неопределенный преступный результат (общественно опасные последствия) его деяния. Например, стреляя в толпу, виновный предвидит, что может причинить смерть или телесные повреждения различной степени, но не представляет, скольким потерпевшим и какие повреждения. Неопределенный умысел может быть как прямым, так и косвенным, т.е. лицо, совершающее преступление, предвидит возможность наступления преступного результата, но безразлично к нему относится.

Уголовно-правовое значение рассматриваемой классификации умысла заключается в следующем:

1) позволяет объективно оценить степень общественной опасности преступления и личность виновного. Считается, что заранее обдуманный умысел свидетельствует о более высокой степени общественной опасности преступления, чем преступление, совершенное с внезапно возникшим умыслом;

2) служит основанием дифференциации уголовной ответственности и индивидуализации наказания. Например, аффектированный умысел признается отдельными уголовно-правовыми нормами смягчающим обстоятельством (ст. 107, 113 УК РФ);

3) позволяет правильно квалифицировать совершенное деяние:

Неосторожность – это особая форма психического отношения виновного к вредным последствиям совершенного им действия или бездействия.

По неосторожности могут быть совершены:

1) лишь преступления с материальным составом, т.е. те, в объективную сторону которых входят определенные, предусмотренные уголовным законом общественно опасные последствия (кроме ст. 215, 217 и 247 УК РФ);

2) преступления лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ (ч. 2 ст. 24 УК РФ).

В УК РФ предусматривается два вида неосторожности:

1) легкомыслие. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение (ч. 2 ст. 26 УК РФ).

Для характеристики преступления, совершенного по легкомыслию, можно привести следующий пример: водитель превысил скорость движения и в результате совершил наезд на пешехода (ст. 264 УК РФ).

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!




Интеллектуальный элемент легкомыслия характеризует абстрактную возможность наступления вреда, поскольку субъект полагает, что вред не наступит.

Волевой элемент легкомыслия характеризует отрицательное отношение субъекта к причинению вреда. При преступном легкомыслии лицо полагает, что ему удастся предотвратить общественно опасные последствия, поскольку рассчитывает на действие разных обстоятельств, например, на свои личные качества (ловкость, силу, опыт), на определенную обстановку (ночное время, отсутствие людей), на действия других лиц, сил природы, механизмы. Однако в реальности значение этих факторов виновное лицо оценивает неправильно, вследствие чего расчет на предотвращение вреда оказывается безосновательным и общественно опасные последствия наступают;

2) преступная небрежность. Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть (ч. 3 ст. 26 УК РФ).

Примером преступления, совершенного по небрежности, является недоброкачественный ремонт транспортных средств, повлекший за собой аварию с причинением тяжкого вреда здоровью человека (ст. 266 УК РФ).

Интеллектуальный̆ элемент преступной небрежности существенно отличается от интеллектуального элемента преступной легкомысленности. В отличие от последнего при преступной̆ небрежности лицо не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своего деяния.

Еще одна особенность интеллектуального элемента преступной небрежности заключается в том, что интеллектуальный элемент характеризуется объективным (должно было) и субъективным (могло их предвидеть) критериями предвидения наступления вредных последствий.

Объективный критерий означает обязанность лица предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий. Такая обязанность лица определяется законом, уставами, приказами, служебным регламентом, договором и т.д.

Субъективный критерий означает индивидуальную способность лица предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий. Эта способность тесно связана с состоянием здоровья, особенностями физической̆ формы, природными свойствами нервной̆ системы, наличием психических расстройств и т.д.

Волевой элемент небрежности характеризует отсутствие волевых усилий, направленных на то, чтобы предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий.

Также признаком субъективной стороны является мотив и цель преступления.

Мотив преступления – это осознанное побуждение лица, обуславливающее совершение им общественно опасного деяния.

Мотив является главным в механизме преступного поведения. В мотиве как бы конкретизируются потребности, которые дополняются и обогащаются другими психологическими свойствами и чертами личности (интересами, стремлениями, влечениями, жизненными ориентациями).

В соответствии с мотивами преступного поведения известный отечественный криминолог Ю.М. Антонян выделяет следующие типы преступников:

1) корыстолюбивый – лица, совершающие преступления из корысти, алчности, жадности;

2) престижный – лица, совершающие преступления ради того, чтобы занять в жизни более высокое социальное место, завоевать авторитет, быть на виду;

3) игровой̆ – лица, для которых совершение преступления прежде всего игра, азарт, возможность испытать острые ощущения;

4) защищающийся – лица, которые с помощью преступления пытаются защититься от действительных или мнимых опасностей, угрожающих их жизни, здоровью, чести, социальному положению, материальному благополучию;

5) насильственный – лица, которые испытывают удовлетворение от того, что причиняют другим боль и страдание, сеют смерть, т.е. люди, творящие насилие ради насилия;

6)сексуальный – лица, которые совершают преступления ради удовлетворения сексуальной потребности, подтверждения своего биологического, физиологического статуса.

В диспозициях уголовно-правовых норм указываются, в основном, мотивы низменного характера: корыстные, хулиганские, кровная месть, личная заинтересованность и др.

Цель преступления – это представление лица об общественно опасном результате, которого оно желает достичь посредством совершения общественно опасного деяния. Цель тесно связана с мотивом преступления.

От цели зависит и вид деятельности, ее способы и средства.

Таким образом, можно отметить, что мотив – это побуждение, а цель – желаемый конечный результат преступной деятельности (например, мотивом убийства при разбое является корысть, а целью – лишение жизни человека).

С проблемой вины непосредственно связан вопрос об ошибке и ее влиянии на ответственность.

Ошибка – это неправильное представление лица о действительном юридическом или фактическом характере совершенного им действия или бездействия и его последствий.

Наибольшую сложность при квалификации преступления составляют признаки субъективной стороны. Неправильное толкование правоприменителями нормы права является распространенной ошибкой при квалификации преступления по признаку субъективной стороны, что и является основанием для переквалификации преступления судом высшей инстанции.

При квалификации преступлений следует помнить о том, что виновность лица, это обстоятельство, которое требует обязательного доказывания. Установление волевого и интеллектуального моментов является необходимым условием при исследовании субъективной стороны преступления. Вывод суда не может быть законным и обоснованным при отсутствии в приговоре указания на доказанность волевого момента умысла. Такой приговор следует признать подлежащим отмене или изменению в пользу осужденных. Кроме того, важным является правильная юридическая оценка действий обвиняемого. Говоря о проблемах квалификации, необходимо выделить одну распространенную ошибку правоприменителя, которая касается необоснованности субъективной стороны преступления. Например: в мотивировочной части не приводятся необходимые доказательства, свидетельствующие о наличии у обвиняемого прямого или косвенного умысла на совершение преступления.

Так 06.03.2007 года коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации рассматривала надзорную жалобу по делу № 16-Д07-1 о пересмотре приговора Октябрьского районного суда Волгоградской области от 27.08.2001 года, определения судебной коллегии по уголовным делам Волгоградского областного суда от 16.10.2001 года и постановления президиума Волгоградского областного суда от 15.06.2005 года. Судебная коллегия установила, что виновный, находясь в алкогольном опьянении, стал приставать к Я., затем нанес ей множественные удары руками и ногами в различные части тела, в том числе и в голову, причинив тяжкий вред здоровью, отчего потерпевшая скончалась. В надзорной жалобе осуждённый просит изменить приговор суда и решения вышестоящих судебных инстанций, и в связи с отсутствием у него умысла на убийство просит переквалифицировать его действия с ч.1 ст.105 УК на ч.4 ст.111 УК РФ.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, находит жалобу осужденного подлежащей удовлетворению по следующим основаниям: Что касается действий̆ осужденного, связанных с наступлением смерти потерпевшей Я., то они по ч. 1 ст. 105 УК РФ судом первой инстанции квалифицированы неправильно. В описательной части приговора К. стал приставать к Я., а затем нанес ей множественные удары руками и ногами в различные части тела, в том числе и в голову, причинив тяжкий вред здоровью, от чего потерпевшая скончалась. При этом в приговоре не указано, что осуждённый наносил удары с целью убийства потерпевшей. Также в приговоре не приведены доказательства, свидетельствующие о наличии у осужденного, наносившего Я. удары, прямого или косвенного умысла на лишение ее жизни. Сведения об этом отсутствуют и в показаниях самого осужденного. Поэтому все судебные решения в указанной части подлежат изменению, действия К. следует переквалификации со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 111 ч. 4 УК РФ, поскольку он умышленно причинил тяжкий̆ вред здоровью потерпевшей, повлекший по неосторожности ее смерть.

Безусловно, здесь мы наблюдаем пример ошибки правоприменителя, который производил предварительное расследование и неверно квалифицировал деяние. Далее эти обстоятельства остались без должного контроля и внимания со стороны лиц, осуществляющих контроль за деятельностью следственных органов, а также без внимания судами кассационной и надзорной инстанций.

По смыслу уголовного закона, при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности, в отличие от убийства, где умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни.

Также ошибки при квалификации преступления возникают в том случае, когда совокупность объективных признаков указывает нам на умышленное убийство, а так же в следствии неверной юридической оценки действий подсудимого.

Так 22.06.2005 года Президиум Верховного суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Э. на приговор Омского областного суда от 18.02.2004 года и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 18.07.2004 года, указал, что гражданин Э. был осужден по п. «з», ч. 2 ст.105 УК РФ. В надзорной инстанции осужденный Э. ходатайствует об изменении вступивших в законную силу судебных решений, ссылаясь на неправильную юридическую оценку его действий. Осужденный просит переквалифицировать его действия c п.»з» ч.2 ст.105 на ч.4 ст.111 УК РФ и смягчить наказание, поскольку умысла на убийство потерпевшего он не имел. В своем ходатайстве Э. ссылается на то, что нанося В. в темноте удары кулаком, он не только не желал смерти потерпевшего, но и не предвидел ее наступления.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев материалы дела, установил, что 14.08.2003 гражданин Э, имея умысел на хищение денежных средств, проник в дом. Находясь в доме, Э. прошел в спальню. Завладев деньгами, Э. решил причинить потерпевшему тяжкий вред здоровью, для чего нанес удар кулаком в область передней поверхности шеи потерпевшего В., от полученной травмы потерпевший скончался. В надзорной жалобе осужденный Э. просит поставить вопрос о переквалификации его действий с п. «з» ч.2 ст.105 на ч.4 ст. 111 УК РФ, в связи с тем, что умысла на убийство потерпевшего у него не было. Он не желал и не предвидел возможности наступления смерти потерпевшего при нанесении тому удара кулаком в область шеи.

По убеждению суда, Э. действовал с прямым умыслом на причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью, так как, нанося потерпевшему, удар в шею с достаточной силой, осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего и желал этого. Он же действовал с косвенным умыслом на причинение смерти потерпевшему, поскольку осознавал общественную опасность своих действий, причиняя тяжкий вред здоровью потерпевшего, предвидел возможность наступления смерти потерпевшего, не желал, но относился к наступлению смерти безразлично.

Осужденный Э. в ходе предварительного следствия и в судебных инстанциях последовательно утверждал, что, нанося в темноте удар кулаком потерпевшему, он не предвидел возможности наступления от этих действий смерти. О том, что он не желал и не предвидел наступление смерти потерпевшего, свидетельствуют обстоятельства совершения преступления. Никакого орудия для совершения убийства Э. не брал. Чтобы не быть опознанным, свет в квартире не включал. Удар, нанесенный потерпевшему в темноте, не мог гарантировать наступления смерти. Эти показания осужденного ничем не опровергнуты. О наличии у Э. более опасного намерения и предвидения наступления смерти потерпевшего ничего не говорит. Более того, из материалов дела следует, что осужденный никаких предметов для лишения жизни потерпевшего не применял, нанес лишь один удар кулаком в область шеи, специальным приемам единоборства не обучался, специальными навыками не владел. Характер действий Э., его последующее поведение также свидетельствуют об отсутствии у него прямого или косвенного умысла на лишение потерпевшего жизни.

Следовательно, вывод суда о предвидении Э. наступления от его действий смерти потерпевшего является необоснованным и опровергается материалами уголовного дела. Таким образом, у обвиняемого отношение к смерти потерпевшего выразилось в форме неосторожности и его действия необходимо было квалифицировать по ч. 4 ст. 111 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

На основании изложенного Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил: Удовлетворить надзорную жалобу гражданина Э. и переквалифицировать его действия с п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ.

В конкретном случае проблема квалификации преступления заключается в том, что на этапе предварительного следствия была неправильно установлена субъективная сторона преступления относительно направленности умысла виновного. При решении данного вопроса следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного, учитывать способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений, а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

Необходимо так же помнить, что наличие возможности предвидения наступления смерти устанавливается применительно к конкретному лицу с учетом его индивидуальных психологических особенностей, жизненного и профессионального опыта, уровня образования, состояния здоровья и т.п., конкретной объективной ситуации, в которой оказалось данное лицо. Исходя из вышеуказанного примера видно, что гражданин Э. не мог предвидеть наступление смерти потерпевшего В.

Умышленное же причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ), следует отличать от состава причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ). В обоих случаях отношение виновного к смерти выражается в неосторожности (в форме легкомыслия или небрежности). Различие состоит в том, что для вменения ч. 4 ст. 111 УК РФ необходимо установить не только неосторожность по отношению к смерти потерпевшего, но и прямой или косвенный умысел на причинение тяжкого вреда его здоровью. Установление вида умысла очень важно для правильной квалификации преступления, что подтверждается многими примерами судебной практики.

Также можно выделить судебные ошибки, непосредственно связанные с квалификацией преступления. «Судебная ошибка — это осуждение невиновного и оправдание виновного, случаи неправильной квалификации деяния и назначение несправедливого наказания. Судьями часто допускаются ошибки квалификации преступления на стадии рассмотрения уголовного дела по существу. Среди таких ошибок можно выделить неправильное толкование норм права, отсутствие профессионального опыта, допущение нарушений из-за конфликта интересов или человеческого фактора…»

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!




А.Д. Назаров пишет: «…в подавляющем большинстве случаев ошибка судьи предопределяется первоначальной ошибкой следователя, которую «пропустили» (не заметили) начальник следственного отдела, прокурор».

Исследуя типичные ошибки квалификации, можно выделить случаи, при которых суды, квалифицируя действия подсудимого, допускают серьезные нарушения. Речь идет о случаях явного превышения полномочий и сверх лояльных определений. К примеру, суд переквалифицирует с. ч 4 ст. 111 на ч.1 ст. 109 УК РФ, при том, что материалы дела указывают на факты совершения умышленного преступления. Это происходит тогда, когда виновный, действуя умышленно, относится к смерти потерпевшего неосторожно, то есть не предвидит ее наступление, хотя и должен ее предвидеть. Козаченко Е.Б. указывает на факты лжегуманности суда на основании исследования уголовных дел. «Похоже, что есть обстоятельства, которые лишают судей возможности принимать справедливое и взвешенное решение, и заставляет переквалифицировать деяние с. 4 ст. 111 на ч.1 ст.109 УК РФ. В таких случаях сложно объяснить истинную причину переквалификации, если в деянии, наряду с умышленными действиями, присутствует преступное легкомыслие или небрежность по отношению к смерти потерпевшего. Поскольку виновный предвидит наступление смерти, о чем свидетельствует характер совершаемых им преступных деяний, то это должно исключать вменение подсудимому ст. 109 УК РФ. Казус заключается в том, что при общей схожести признаков преступного легкомыслия и косвенного умысла, суды на свой страх и риск подменяют ч.4 ст.111 УК РФ на ч.1 ст. 109 УК РФ».

В подтверждении своей теории Козаченко А.Б. приводит пример из практики: «… когда во время ссоры на личной почве, переросшей в драку, Р. нанес Н., находившемуся в состоянии алкогольного опьянения, множество ударов ногами, руками и различными предметами, в том числе в жизненно важные органы. После этого Р. с силой толкнул потерпевшего с лестницы, тот упал, ударился головой о ступени, в результате чего был причинен тяжкий вред его здоровью, от которого наступила смерть. В своих показаниях Р. утверждал, что, толкая потерпевшего, он был уверен, что Н. «крепко стоит на ногах». Это утверждение не было опровергнуто материалами уголовного дела.

Следственные органы квалифицировали действия Р. по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Суд, вынося приговор, согласился с доводами следственных органов о том, что Р., толкая Н. с лестницы, самонадеянно рассчитывал, что тот не упадет с нее, однако расчет его оказался необоснованным. Вместе с тем вопреки фактическим обстоятельствам уголовного дела и законам логики суд переквалифицировал действия Р. по ч. 1 ст. 109 УК РФ. В данном случае, на взгляд автора, правоприменитель, в частности суд первой инстанции, допустил явное нарушение при квалификации указанного деяния. В частности, для того чтобы вменить неосторожное причинение смерти, необходимо доказать, что лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий. К тому же в ч.2 ст.24 УК указаны признаки отнесения деяния в разряд неосторожного причинения смерти.» В указанном примере, правоприменитель предпочел не учитывать тот факт, что толкая потерпевшего с лестницы, виновный не мог не предвидеть наступление общественно опасных последствий. В подтверждении к этому можем лишь отметить тот факт, что между Р. и Н. состоялся конфликт, который свидетельствует о наличие личных неприязненных отношений. О желании Р. причинить вред здоровью Н. свидетельствуют предшествовавшие, в ходе ссоры, многочисленные удары ногами, руками и различными предметами, в том числе в жизненно важные органы. Так же необходимо учесть тот факт, что Р. «с силой толкнул» находившегося в состоянии алкогольного опьянения потерпевшего Н. с лестницы, что исключает расчет на то что Н. «крепко стоял на ногах». В связи с этим, мы исключаем в субъективной стороне данного деяния признаки неосторожного причинения смерти и квалифицируем деяние как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью повлекшего смерть по неосторожности, что соответствует решению суда высшей инстанции, которая переквалифицировала данное дело по ч.4 ст.111 УК РФ.

На взгляд автора, допущение судом первой инстанции указанной ошибки при квалификации деяния совершенного Р. произошла из-за того, что правоприменителем недостаточно были исследованы обстоятельства уголовного дела, дана неправильная правовая оценка совершенного деяния, допущена явная ошибка при раскрытии субъективной стороны данного деяния.

В заключении хотелось бы отметить, что судебная практика по уголовным делам указывает на то, что значительная часть уголовных дел, подлежит обжалованию в судах вышестоящих инстанций, с переквалификацией на другие статьи уголовного кодекса.

Выводы: Проблема квалификации преступлений по признаку субъективной стороны, является актуальной для изучения, о чем свидетельствуют многочисленные решения по уголовным делам и труды ученых правоведов. Специалисты в области уголовного права, в своих исследованиях, обращают наше внимание на комплексность института вины, в связи с чем правоприменитель должен знать, безошибочно определять и разграничивать все без исключения составляющие субъективной стороны преступления против жизни.

 

Глава 3 Классификация и значение состава преступления

3.1 Классификация составов преступлений

 

Составы преступлений могут классифицироваться в соответствии с различными критериями. Как правило, такие критерии представлены характером и степенью общественной опасности преступления, конструкцией элементов составов, которые описывает диспозиция уголовно-правовой нормы, и др.

В рамках УК в соответствии со степенью общественной опасности преступления по составу могут подразделяться на категории основных, квалифицированных и привилегированных. Классический пример — составы преступлений, которые предусматривают несение ответственности за убийство. Понятие основного состава преступления убийства дает диспозиция ч. 1 ст. 105 УК РФ, согласно которой, убийство является умышленным причинением смерти другому человеку, квалифицированное в ч. 2 ст. 105 УК РФ, например убийство двух или более лиц; совершено общеопасным способом; мотив — кровная месть и т.д. Привилегированным убийством признают в частности убийство новорожденного ребенка, совершенное матерью (ст. 106 УК РФ); убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ).

Касаемо основного состава, диспозицией уголовно-правовой нормы описываются элементы состава преступлений, несущих типовую, среднюю общественную опасность. Очень редко такой состав является единственным, без последующей дифференциации (к примеру, состав государственной измены). Составы преступлений, которые содержит Особенная часть УК, дифференцируют на 2, 3 и даже 4 вида. Так, становится возможной предельная индивидуализация степени общественной опасности деяний, которые одинаковы по характеру (объект посягательства, форма вины), и обеспечение тем самым точности квалификации содеянного и наказуемости виновного лица. К примеру, в убийстве выделяют три состава: основной, квалифицированный, привилегированный. Степень их общественной опасности настолько разнится, что в наказание за убийство с отягчающими элементами устанавливается максимальный размер лишения свободы — 20 лет либо пожизненное лишение свободы. В случае совершения умышленного убийства с привилегированными составами, например, состояние аффекта или превышение пределов необходимой обороны, возможно наказание в виде ограничения свободы без лишения свободы. Чаще других законом называются такие квалифицирующие признаки, как крупный ущерб, насилие, групповое совершение преступления.

По способу описания элементов составы подразделяют на два вида: простой и сложный. Простой состав тот, в рамках которого все элементы являются одномерными, т.е. присутствие одного объекта, одной формы вины, одного последствия. В сложных составах преступлений возможно усложнение состава до следующих вариантов:

а) удваиваются элементы (присутствие двух объектов посягательства, двух форм вины, двух последствий);

б) удлиняется процесс совершения преступления (длящееся и продолжаемое преступление);

в) альтернативность элементов, которые квалифицируют преступление (к примеру, убийство при квалифицирующих признаках, элементы которых мотив, способ совершения, количество потерпевших);

г) соединение в рамках одного состава нескольких простых составов (составные преступления: к примеру, в хулиганство может быть объединено нанесение телесных повреждений, уничтожение имущества и пр.).

Различаются также составы, которые характеризуют конкретные и оценочные признаки. Первый вид составов тот, в рамках которого всеми признаками элементов однозначно характеризуется в диспозиции уголовно-правовой нормы степень их общественной опасности. Например, размер материального ущерба в преступлениях против собственности — крупный ущерб, особо крупный — строго фиксированная сумма. Однако есть масса составов преступлений в которых присутствуют элементы, степень опасности которых не может быть однозначно выражена. Ее конкретизируют судебные и доктринальные толкования. Так, квалифицированный состав убийства (ч. 2 ст. 105 УК) называет такие способы лишения жизни, которые характеризует » особая жестокость» или «общеопасный способ». В ч. 1 ст. 285 УК (злоупотребление должностными полномочиями) упоминается «личная заинтересованность» и «существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций». Такие элементы диспозиция норм выражает оценочно, составы соответственно именуют составами с оценочными признаками. Их содержание не может быть формализовано в рамках закона.

В теории конструкции объективной стороны рассматривается наличие материальных, формальных и усеченных составов преступления. Окончанием формального состава считается совершение действия (бездействия). К материальным составам относятся составы со следующими последствиями: 1) экономический ущерб (против собственности, предпринимательские) 2) физический вред (убийство, ущерб здоровью), и т.д., иногда также составы создания угрозы причинения ущерба. Остальные составы признают в качестве формальных по причине того, что в них якобы не содержатся общественно опасные последствия.

Такое деление составов происходит из отождествления состава преступления и диспозиции уголовно-правовой нормы, а также из противопоставлений преступлений и их составов.

Убедительная критика «формальных» составов приводится А.Н. Трайниным, который писал о том, что при отсутствии причинения вреда действия (бездействие) не могут посягнуть на объект, и тогда происходит разрыв связи объекта и объективной стороны преступления и рассыпание составы как системы.

Всеми исследователями поддерживается точка зрения о том, что беспоследственные, безвредные преступления в природе не существуют. Однако отождествляя состав и диспозицию, в рамках которой на самом деле не всегда, в том числе и в так называемых материальных составах преступления, описаны последствия, а также противопоставляя преступление и его собственный состав, проводят разделение составов на категории материальных и формальных.

Вред или ущерб является не чем иным, как общественно опасным изменением в объектах по причине преступного посягательства на них. Отсюда становится очевидным, что содержанием объекта посягательства определяется содержание тех изменений, которые в нем производятся тем или иным преступлением. Там, где объект — собственность, ущерб соответственно является материальным, имущественным, экономическим. Там, где объект представлен человеком, его жизнью, здоровьем, честью, вред соответственно является физическим или психологическим (моральным). Там, где объект — право человека (избирательное, трудовое), — вред является социальным. В большей же части иных преступлений общественно опасные последствия характеризуются дезорганизационным характером. Они осуществляют дезорганизацию, внесение дисфункций в такие общественные отношения, как основа государственного строя, отправление правосудия, общественный порядок, государственная безопасность и прочее.

Касаемо особенностей в описании общественно опасных последствий в диспозициях норм, то далеко не всегда таковых называют в них прямо при такой характеристике, как даже бесспорно «материальный» состав. К примеру, состав кражи формулирует ч. 1 ст. 158 УК в качестве «тайного хищения чужого имущества». Ущерб и корыстная цель не называются. Однако, нет сомнений, они выступают в качестве обязательных элементов состава кражи.

В рамках российской уголовно-правовой доктрины существует мнение, в соответствии с которым деление составов на формальные и материальные является приемом законодательной техники. Один из учебников гласит: «Бесспорно, что любым так называемым формальным составом преступления осуществляется неизбежная коррозия охраняемых уголовным правом общественных отношений, что влечет за собой происхождение определенных, совершенно реальных антисоциальных последствий, которые, тем не менее, в соответствии с канонами законодательной техники не указывает диспозиция уголовно-правовых норм по причине того, что доказать такие последствия в содеянном не представляется реальным. Их презюмирует законодатель. Это только один из вопросов законодательной техники конструирования уголовно-правовых норм, которые содержит Особая часть УК РФ, учитывая практическую возможность правоприменительных органов установить и фиксировать количественные или качественные параметры преступных результатов». За так называемыми формальными составами происходит «ряд определенных социально вредных последствий, которые в свою очередь деформируют соответствующие правоохраняемые общественные отношения».

Кроме того, наука уголовного права делит составы на «усеченные» и «неусеченные». Под первыми разумеют составы угрозы причинения вреда, под вторыми — реальное причинение ущерба. Как пример может быть рассмотрен состав разбоя. В нем якобы законодателем осуществляется «усечение» имущественного ущерба, чем конструируется состав как нападение в целях хищения чужого имущества. В действительности никакое усечение здесь не происходит. Разбой по сути является нападением с причинением вреда здоровью либо психического вреда в виде угрозы такого причинения. Никем кроме законодателя не может быть взята на себя функция конструирования составов преступлений. Окончание разбоя происходит с момента нападения, а состав хищения оружия путем нападения — с момента реального завладения оружием.

Более правильным было бы деление составов на составы, где причиняется реальный вред и создается угроза его причинения. Составы с угрозой причинения вреда в рамках действующего Кодекса приведены не в таком большом количестве и, как правило, относятся к тяжким и особо тяжким преступлениям.

Выводы: законодательно осуществляется закрепление и признается практическая значимость следующих классификаций составов преступлений: а) основных, квалифицированных, привилегированных; б) простых и сложных; в) с конкретными и оценочными признаками; г) составы реального причинения общественно опасных последствий и составы создания угрозы причинения таковых. Классификацией составов преступления несется важное значение, как законодателю, так и правоприменителю, потому как она разделяет преступления в соответствии с общественной опасностью, описанием признаков состава преступления и установлением момента окончания данного преступления.

 

3.2 Значение состава преступления

 

Наличие уголовной ответственности в соответствии с российским уголовным правом может признается только в случае присутствия оснований, содержащихся в ст. 8 УК РФ, в которой сказано, что в качестве основания уголовной ответственности признается факт совершения деяния, которое содержит все признаки состава преступления, что предусматривает Уголовный Кодекс.

Так, законом признается в качестве основания уголовной ответственности совершение определенного акта человеческого поведения, который содержит признаки состава преступления, предусмотренный конкретными уголовно-правовыми нормами. Уголовным кодексом Российской Федерации в нормах Особенной части определяются, какие общественно опасные деяния считаются преступными, а также описываются их конкретные признаки. Для того, чтобы привлечь лицо к уголовной ответственности и признать его виновным необходимо рассмотреть совершенные им общественно опасные действия на наличие признаков какого-либо преступления. Лицо привлекают к уголовной ответственности не потому, что следователь, прокурор и суд представляют его опасным, а потому, что им был совершен поступок, в рамках которого есть признаки преступления, которые устанавливает уголовно-правовая норма. Наука уголовного права, как уже было отмечено, совокупности таких признаков дает название — состав преступления.

Из этого следует, что правовое значение состава преступления состоит в том, что это единственное основание, чтобы привлечь к уголовной ответственности лицо, совершившее преступление (ст. 8 УК РФ), а также это юридическое основание квалификации преступления.

Признание общественно опасного деяния, совершенного человеком в реальной действительности, в качестве преступлением будет осуществляться только в том случае, если его описывает Особенная часть УК как состав преступления. Уголовный кодекс Российской Федерации содержит исчерпывающий перечень составов преступлений. Органами правосудия не может быть по их усмотрению привлечено лицо к уголовной ответственности за то деяние, хоть и представляющее для общества очевидную опасность, но не рассматриваемое Особенной частью УК как преступление. Ст. 3 УК РФ гласит о недопущении применения уголовного закона по аналогии.

Общественно опасное деяние человека является реальной действительностью, а состав — юридическим понятием о нем как о преступлении, которое дает диспозиция уголовно-правовой нормы. К примеру, ст. 275 УК РФ содержит признаки государственной измены, ст. 213 УК РФ — хулиганство, ст. 158 УК РФ — кража чужого имущества. Возможно привлечение лица к уголовной ответственности за совершение преступлений, которые предусматривают данные статьи УК РФ, если фактические совершенные им действия будут свидетельствовать о наличии признаков состава государственной измены (например, шпионаж, либо была выдана государственная тайна, либо оказана иная помощь в адрес иностранного государства, иностранной организации или их представителей в осуществлении враждебных действий в ущерб внешней безопасности Российской Федерации, совершенные гражданином Российской Федерации) или хулиганства (был грубо нарушен общественный порядок, выражающий неуважительно отношение к обществу, что сопровождало применение насилия к гражданам либо угроза его применения, а равно уничтожение или повреждение чужого имущества), или кражи (было тайно похищено чужое имущество, т.е. противоправно безвозмездно изъято и обращено чужое имущество в пользу виновного или других лиц, причиной совершенному послужила корыстная цель, что в результате причинило ущерб собственнику или иному владельцу имущества). В том случае, если отсутствует хотя бы один из перечисленных признаков, это будет означать, что отсутствует весь состав преступления, и, таки образом, деяние, которое совершило лицо, не может быть рассмотрено как преступление. Сами по себе составы, которые фиксируют статьи 275, 213 и 158 УК РФ, не могут выступать в качестве единственного и достаточного основания уголовной ответственности. Существуют нормы об ответственности за такие поступки, как государственная измена, хулиганство, кража, а реальной уголовной ответственности не существует, пока поступок не совершен человеком. Уголовная ответственность реально порождается только человеческим поступком, в котором содержатся признаки состава преступления. Так, не состав преступления в качестве научной абстракции, а действия или бездействие человека, которые указывают на наличие признаков конкретного состава преступления, выступают в качестве основания уголовной ответственности за данное преступление.

В соответствии с п. 2 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса РФ нельзя возбудить уголовное дело, а возбужденное следует прекратить, если деяние не содержит состава преступления. Правовую (юридическую) оценку деяния как преступления производят, описывая в определенных нормах уголовного права обязательные, юридически значимые, т.е. наиболее общие и существенные, признаки посягательств подобного вида. Среди большого количества индивидуальных черт, например, многих убийств, законодателем отбирается ряд наиболее существенных признаков и создается как бы модель преступления по данному виду. Наиболее типичные (постоянно встречающиеся) признаки убийств — характер вины и общественно опасные последствия в виде смерти. Убийство зачастую совершают путем действий, которыми нарушаются функции или анатомическая целостность жизненно важных органов другого человека, что и является причиной наступления смерти. Другие признаки законодателем не были сочтены в качестве существенных, к примеру место, где было совершено преступление (улица, учреждение, квартира), время суток (день, вечер, ночь), конкретная характеристика потерпевшего (пол, возраст, образ жизни), индивидуальные черты преступника (пол, опытный преступник или впервые совершивший убийство) и т.д. Как результат такого отбора происходит создание обобщенного понятия убийства. С того момента, как в законе фиксируется перечень отобранных признаков, они становятся признаками состава преступления, а само посягательство начинают признавать в качестве преступления, которое предусматривают статьи 105—108 УК РФ (конечно, если имеются другие существенные признаки составов по части второй ст. 105 и статей 106—108 УК РФ). Таким образом, конкретный составом преступления представляется минимальным набором необходимых признаков, которые указывает конкретная норма Особенной части УК, в случае наличия которых в поступке какого-либо лица законом устанавливается возможность привлечь его к уголовной ответственности.

Основываясь на признаках конкретных составов преступлений, теорией уголовного права было создано общее понятие состава преступления. В нем содержится обобщенная характеристика по всем конкретным составам преступлений, которые предусматривает Особенная часть УК РФ.

Состав преступления является совокупностью обязательных признаков, имеющих объективный и субъективный характер, которые устанавливает закон, а также характеризующих общественно опасное деяние в качестве преступления.

Конкретный состав преступления является совокупностью обязательных признаков, с использованием которых законодателем в рамках конкретных норм Особенной части УК устанавливается не только преступность, но и наказуемость деяния, т.е. указывается, какое наказание и в каком пределе может быть назначено судом за конкретное преступление. Следует учитывать, что только судом, а не какими-либо другими государственными органами или должностными лицами, может устанавливаться виновность лица в совершении преступления и назначаться уголовное наказание или ряд других уголовно-правовых мер. Это принципиальное положение устанавливает часть первая ст. 49 Конституции РФ, в соответствии с которой каждого обвиняемого в совершении преступления следует считать невиновным, пока его виновность не будет доказана в рамках предусмотренного федерального закона и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Пленум Верховного Суда СССР, неоднократно в своих постановлениях указывал на ряд существенных недостатков в судебной работе, на необходимость совершенствовать деятельность судов при осуществлении правосудия, подчеркивал важность правильно квалифицировать деяния. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 18 марта 1963 г. № 2 «О строгом соблюдении законов при рассмотрении судами уголовных дел» гласит о том, что судами должны точным и неуклонным образом соблюдаться требования уголовного закона, не должно допускаться осуждение лиц, действия которых не содержат состава преступления, а также неправильная квалификация содеянного.

Нельзя рассматривать в качестве преступления действия лица, которые формально содержат признаки состава преступления, но по сути своей таковыми не являются.

Ниже приведен пример из практики.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!




Донской городской суд Тульской области 8 октября 2012 года прекратил производство по уголовному делу по обвинению К. предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Кассационное определение Тульского областного суда от 28.11.2012 решение суда первой инстанции оставило без изменения. Судебная коллегия указала, что согласно ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хоть формально и содержащее признаки какого-либо деяния, которые предусмотрены уголовным законодательством, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, то есть не был причинен вред и не была создана угроза причинения вреда личности, обществу или государству.

По смыслу закона, в качестве основного критерия дифференциации деяний на преступления, административные и дисциплинарные проступки, выступает общественная опасность деяния, свидетельствующая о способности деяния к причинению вреда общественным отношениям.

Судом тщательно проанализированы фактические обстоятельства дела и приведено в постановлении мотивированное суждение, по которым был сделан вывод о том, что деяние малозначительно.

Материалами данного уголовного дела установлено, что на К. как на главного бухгалтера за нарушение сроков представления налоговой декларации, ответственность за которое предусматривает ст. 15.5 КоАП РФ, постановлением мирового судьи судебного участка N 12 г. Донского от 29 ноября 2012 года был наложен штраф в сумме 300 рублей.

Эту сумму, по указанию К., перечислил подчиненный ей сотрудник 8 декабря 2011 года со счета МКП «<данные изъяты>» МО г. Донской на счет Межрайонной инспекции ФНС России N по Тульской области.

По итогам судебного разбирательства суд пришел к выводу, что уплата наложенного на К. штрафа в сумме 300 рублей за счет предприятия — не уголовно наказуемое преступление.

При этом судом обоснованно учтено, что за время работы К. главным бухгалтером МКП «данные изъяты» МО г. Донской другие нарушения в ее деятельности, в том числе и при неоднократных проверках, установлены не были. При выявлении данного нарушения, К. был возмещен ущерб.

Также суд учел показания представителя потерпевшего М. о том, что действия К. никакого имущественного ущерба предприятию не причинили.

Судебная коллегия считает, что суд пришел к правильному выводу о том, что в действиях К. не содержится социальная опасность, исходя из фактических обстоятельств дела, и в сравнении с признаками состава преступления, которые предусматривает ч. 3 ст. 159 УК РФ, поэтому ее действия не являются преступлением.

Указанное решение суда коллегия находит правильным, не противоречащим уголовному закону, поскольку фактом уплаты наложенного на К. штрафа в сумме 300 рублей за счет предприятия в силу малозначительности не представляется общественная опасность, не причинена и не создана угрозу причинения вреда личности, обществу и государству. Так же не менее важное уголовно – правовое значение состава преступления заключается в том, чтобы правильно квалифицировать то или иное общественно опасное деяние согласно конкретной статьи Особенной части УК.

Квалификация преступления является установлением соответствий признаков индивидуально совершенного общественно опасного деяния и признаков, которые описывает конкретная уголовно-правовая норма Особенной части УК, т.е. признаков состава преступления. Особенность этих признаков заключается в том, что их устанавливает только законом, они должны быть обязательны квалифицированы и не могут быть дополнены или исключены по решению следователя или суда. Если установлено совпадение сопоставляемых признаков деяния и состава, устанавливается их тождество, то преступление признается правильно квалифицированным. От того, насколько правильно квалифицирована по определенной части конкретная статья УК, зависит вид и срок наказания в отношении лица, которое совершило преступление. С малейшим отступлением от этого принципа нарушается законность и происходит произвол, умаляются права и свобода человека и гражданина. Одна из основ конституционного строя Российской Федерации признает человека, его права и свободу в качестве высшей ценности, а важнейшей обязанностью государства — соблюдать и защищать права и свободу человека и гражданина (ст. 2 Конституции РФ). Судебную защиту прав и свобод гарантируют всем, в том числе и лицам, обвиняемым в совершении преступлений. В случаях, которые предусматривает федеральный закон, права обвиняемого защищает суд с участием присяжных заседателей (ст.ст. 46 и 47 Конституции РФ).

Правильная квалификация преступления играет важную социально-политическую и правовую роль. Вынося приговор по уголовному делу, судом должно быть обязательно установлено, содержится ли в данном общественно опасном деянии состав преступления и какой именно закон его предусматривает (ст. 299 Уголовно-процессуального кодекса РФ). Неправильное применение уголовного закона дает основание отменить или изменить приговор (ст. 379 УПК РФ). Правильная квалификация преступления означает установление того факта, что в конкретном общественно опасном деянии содержатся те особенные черты, которые закон указал в рамках определенной статьи Особенной части УК как типовые, существенные признаки всех преступлений по данному виду.

Квалификация является определенным логическим процессом, осуществляемым в рамках всех стадий деятельности уполномоченных законом должностных лиц и органов (дознаватель, следователь, прокурор, судья и суд), обладающим своей итоговой правовой (юридической) оценкой конкретного социального явления — акта человеческого поведения, который несет общественную опасность. Это — сложная работа, которая направлена на изучение фактических обстоятельств дела и уяснение содержаний и смысла выбранных уголовно-правовых норм.

Процесс квалификации происходит в несколько этапов: 1) применяется уголовный закон, действовавший в момент совершения общественно опасного деяния (ст. 9 УК РФ); 2) применяется именно эта статья, пункт или часть этой статьи или совокупность статей при совершении нескольких преступлений (ст. 17 УК РФ); 3) используется статья Общей части по совокупности со статьями Особенной части в ходе приготовления и покушения (ст. 30 УК РФ) или соучастия (ст. 34 УК РФ); 4) сопоставляются признаки этих норм с конкретно совершенными общественно опасными деяниями.

При квалификации значительную роль играет четвертый этап — сопоставляется законодательная модель (конструкция состава преступления) и конкретный жизненный случай. Иначе говоря, накладываются признаки состава преступления на конкретную жизненную ситуацию. Верной будет та квалификация, в рамках которой в общественно опасном деянии лица удастся обнаружить перечень всех обязательных, как основных, так и дополнительных, признаков конкретного состава преступления: признаков объекта и в некоторых случаях предмета преступления; признаков объективной стороны, признаков субъективной стороны и признаков субъекта. Так, юридическое основание квалификации преступления — это конкретный состав преступления. В той ситуации, когда дополнительные признаки, характеризующие конкретный жизненный случай, по количеству превышают те, которые содержит уголовно-правовая норма, суд может принять их во внимание при назначении наказания.

В процессе квалификации осуществляют уголовно-правовую оценку со стороны государства акта конкретного общественно опасного поведения человека, которой в результате фиксации в уголовно-процессуальном документе — приговоре или постановлении — будут вызваны для виновного последствия, как уголовное наказание или иные меры уголовно-правового характера.

В следствие неправильной квалификации преступления осужденному может быть назначено необоснованно суровое или необоснованно мягкое наказание, будет оказано влияние на выбранный судом вид исправительного учреждения, режим отбывания наказания и ряд других негативных последствий, как для осужденного, так и для общества. Иначе говоря, неправильная квалификация может существенно повлиять на нарушение интересов, прав и свобод осужденного, а также интересов, прав и свобод других лиц, общества в целом и государства. Наличие точной и полной квалификации преступления — это основная гарантия законности и правового порядка в рамках демократического, правового государства.

Выводы: значение состава преступления заключается в том, что он выступает в качестве: а) юридического основания уголовной ответственности; б) условия правильной квалификации; в) основания для определения судом видов и размеров наказания или других мер уголовно-правового характера; г) гарантии прав и свобод человека и гражданина, а также влияет на соблюдение и укрепление законности и правопорядка в рамках демократического правового государства.

 

Заключение

 

Итак, подведем итоги проделанного исследования.

Как уже было установлено, теория уголовного права под составом преступления понимает установленные уголовным законом объективные и субъективные признаки, характеризующие общественно-опасное деяние в качестве конкретного преступления. В случае, когда установлены такие признаки, совершенное виновным деяние характеризуется в качестве преступления, что, в свою очередь, основание для наступления уголовной ответственности (ст.8 УК РФ). Деяние признается преступлением, если оно несет общественную опасность, совершенно виновно и определяется в качестве конкретного преступного деяния в рамках Уголовного Кодекса Особенной части. То есть составом преступления отражается виновность, уголовная противоправность и общественная опасность определенного деяния.

Соотношение общего понятия состава преступления и понятия конкретного преступления заключается в том, что понятие каждого конкретного преступления — это отражение факта социальной действительности и ему присущи многие признаки, предусмотренные статьями уголовного закона. Общее понятие состава преступления — это те критерии, которые дают возможность выделения из множества признаков конкретного общественно опасного деяния тех признаков, которые играют важную роль в том, чтобы содеянное было правильно квалифицированно по соответствующим статьям Уголовного кодекса.

Состав преступления формируют четыре элемента: объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона.

Объект преступления является охраняемой уголовным законом от всякого преступления иерархической системой социально значимых общественных отношений, которая отражает социальные блага, по поводу которых предусмотрено существование этих отношений. Классификацией по вертикали отражается иерархия ценностей: 1) личность, 2) общество 3) государство, классификацией по горизонтали выделяются объекты по трем видам: основному непосредственному (то общественное отношение, которое охраняет конкретная уголовно-правовая норма), дополнительному непосредственному (фигурирует в двуобъектных, или многообъектых, преступлениях и указывается в рамках конкретной уголовно-правовой нормы помимо основного непосредственного объекта) и факультативному непосредственному объекту (существует, если в рамках квалифицированного состава преступления данным преступлением осуществляется посягательство на еще один объект). Процесс классификации объектов необходим, так как помогает в определении характера и степени общественной опасности преступления, его юридической природы и помогает в правильной квалификации совершенного преступления.

Объективная сторона преступления является совокупностью объективных признаков, которыми характеризуется внешняя сторона общественно опасного деяния, которое посягает на охраняемые уголовным законом общественные отношения, и его последствия.

В общем виде она является внешним проявлением преступления; она характеризуется существенными типичными признаками, отраженными в рамках закона обобщенно; эти признаки — социально значимые, ими выражается общественная опасность преступления; данные признаки несут юридическую значимость, т.е. предусматриваются уголовным законом.

Значение объективной стороны определяет то, что она, во-первых, в качестве элемента состава преступления входит в основание уголовной ответственности; во-вторых, выступает в качестве юридической основы квалификации преступлений; в-третьих, помогает в разграничении преступлений, схожих между собой в соответствии с другими элементами и признаками состава; в-четвертых, обладает критериями отграничения преступлений от иных правонарушений; в-пятых, обосновывает назначение виновному справедливого наказания.

К признакам, которыми составляется содержание объективной стороны преступления, относятся: общественно опасные деяния (действие или бездействие); вредные последствия (преступный результат); причинная связь между деянием и последствиями; способ, орудия, средства, место, время и обстановка совершения преступления.

Субъектом преступления является традиционно закон Российской Федерации. В качестве субъекта преступления рассматривается исключительно физическое лицо, которому присущи возрастные признаки и вменяемость. Данные признаки позволяют характеризовать лицо, и они необходимы и являются достаточными для того, чтобы привлечь лицо к уголовной ответственности.

В соответствии с Уголовным кодексом РФ психической активностью лица в ходе совершения преступления образуются следующие признаки состава преступления: вина (умысел и неосторожность), мотив, цель, эмоции. Ими составляется субъективная сторона преступления. Вина — это обязательный признак субъективной стороны, вина помогает в отражении внутреннего отношения лица к совершенным им действиям. Без вины не существует и не может существовать состав преступления. Виновную ответственность возводит в принцип Уголовный Кодекс (ст.5 ч.1 УК РФ). Следовательно, субъективная сторона преступления является совокупностью признаков, которыми характеризуется психическая активность лица при совершении преступления.

Законодательно закрепляется и несется практическая значимость следующими классификациями составов преступлений: а) основными, квалифицированными, привилегированными; б) простыми и сложными; в) с конкретными и оценочными признаками; г) составы реального причинения общественно опасных последствий и составы создания угрозы причинения таковых. Классификация составов преступления крайне важна, как для законодателя, так и для правоприменителя, поскольку именно ею отражается разделение преступлений в соответствии с общественной опасностью, признаками состава преступления и установлением момента окончания данного преступления.

Значение состава преступления заключается в том, что он выступает в качестве: а) юридического основания уголовной ответственности; б) условия правильной квалификации; в) основания для определения судом видов и размеров наказания или других мер уголовно-правового характера; г) гарантии прав и свобод человека и гражданина, а также влияет на соблюдение и укрепление законности и правопорядка в рамках демократического правового государства.

В ходе анализа конкретного состава преступления, соответствующими органами проводится квалификация. Правильная квалификация преступного деяния означает установление фактических обстоятельств совершенного общественно опасного деяния, его объективных и субъективных свойств в ходе расследования и судебного разбирательства уголовного дела и применение уголовно-правовых норм, признакам которых соответствует совершенное деяние.

 

Библиографический список

 

Нормативные акты

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2998 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7 –ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации, 04.08.2014, № 31, ст. 4398;
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ в редакции от 17.04.2017. // Собрание законодательства Российской Федерации, 17.06.1996, № 25, ст. 2954;
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ в редакции от 17.04.2017 // Собрание законодательства Российской Федерации, 24.12.2001, № 52 (ч.1), ст.4921

Материалы судебной практики

  1. Кассационное определение Тульского областного суда от 28.11.2012 по делу №22-2458. [Электронный ресурс]-Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  2. Кассационное определение Верховного Суда от 05.04.2011 г. № 9-О11-12. [Электронный ресурс]- Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  3. Приговор Архангельского областного суда с участием присяжных заседателей от 17 ноября 2009 года по уголовному делу № 2-31/2009 // Архив Архангельского областного суда. [Электронный ресурс]- Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  4. Надзорное определение Верховного суда Российской Федерации от 06.03.2007 года. [Электронный ресурс]- Режим доступа: http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=167120
  5. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 ноября 2001 г. // БВС РФ. 2003.№1. С.19.

Научная и учебная литература

  1. Антонян, Ю.М. Криминология: учебник для бакалавров/ Ю.М. Антонян. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Издательство Юрайт, 2014. — 523 с.
  2. Беляев Н.А. Объект преступления// Курс советского уголовного права. (Часть Общая). В 2-х т. /Отв. ред. Н.А. Беляев, М.Д. Шаргородский. Т. 1. Л.: ЛГУ, 1968. — С. 275
  3. Бойко А. И. Преступное бездействие. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2003. С. 21-41
  4. Брайнин Я. М. Уголовный закон и его применение. М.: Юрид. лит., 1967 С. 131.
  5. Винокуров В. Н. Предмет преступления : отличие от смежных понятий // Журнал российского права. — 2011. — N 12. — С. 56-63.
  6. Гладких В.И., Курчеев В.С. Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник. Под общей редакцией д.ю.н., профессора В.И. Гладких. – М.: Новосибирский государственный университет, 2015. C. 329
  7. Гладких, Алиев, Аминов: Уголовное право России. Особенная часть: Учебник. Под общей редакцией д.ю.н., профессора В.И. Гладких.- М.: Феникс, 2017. С. 97
  8. Гонтарь И. Я. Преступление и состав преступления как явления и понятия в уголовном праве: вопросы теории и правотворчества. Владивосток: Изд-во Дальневосточного ун-та, 1997.
  9. Дуюнов В.К., Хлебушкин А.Г. Квалификация преступлений: законодательство, теория, судебная практика. Москва. 2012 г. C. 113
  10. Епифанова Е. В. Понятие преступления и состав преступления // Право и политика. 2009. № 3. С. 512.
  11. Иванчин А. В. О формальной сущности состава преступления // Вестник ЯрГУ. Сер. Гуманитарные науки. 2011. No 3. С. 75 – 77.
  12. Кадников Н. Г. Квалификация преступлений и вопросы судебного толкования. М.: Юриспруденция, 2009. С. 17
  13. Козаченко А.Б. Лжегуманность суда или о чем свидетельствуют казусы. Российский юридический журнал. Екатеринбург. 2014 г. C. 148
  14. Козельская Н.Л. Институт вины в отечественном уголовном законодательстве: исторический аспект // История государства и права. – 2014. – № 1. С. 130
  15. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. В.М. Лебедев. – 12-е изд., перераб. и доп.- «Юрайт», 2012 г. – С. 151.
  16. Кругликов Л. Л. Этапы становления учения о составе преступления // Проблемы теории уголовного права: Избранные статьи (2000 – 2009 гг.). Ярославль: Изд-во ЯрГУ, 2010. С. 165.
  17. Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений. – 2-е изд., перераб. и доп.- М.: Юристь, 2009. С. 59-61.
  18. Курс Российского уголовного права. Общая часть. /Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. – М.: Спарк, 2011. С. 42.
  19. Курс советского уголовного права: в 6 т. Т. 2. Преступление / под ред. А. А. Пионтковского, П. С. Ромашкина, В. М. Чхиквадзе. М : Наука, 1970. С. 89
  20. Ляпунов Ю. Состав преступления: гносеологический и социально-правовой аспекты // Уголовное право. 2005. No 5. С. 44.
  21. Магомедов А.А., Миньковский Г.М., Ревин В.П. Уголовное право России. Особенная часть: учебник / под ред. В.П. Ревина. 2-е изд., испр. и доп. М.: Юстицинформ, 2009, С. 129
  22. Назаров А.Д, Влияние следственных ошибок на ошибки суда / А.Д. Назаров. — СПб. : Юрид. центр Пресс, 2008. С.11
  23. Питецкий, В. Сужение понятия косвенного умысла влечет ужесточение репрессии / В. Питецкий // Российская юстиция, 1998. С.9
  24. Пудовочкин Ю. Е. Учение о составе преступления: учеб. пособие. М.: Юрлининформ, 2010. С. 5-14.
  25. Сычева О.В. Судебная ошибка в уголовном судопроизводстве // Симбирский научный вестник (Ульяновск). 2013. № 1 (11) C.16
  26. Тарасова Ю. В. Специальный субъект преступления как элемент основных составов преступлений // Российский следователь. – 2007. — N 5. — С. 21-24.
  27. Тимейко Г. В. Общее учение об объективной стороне преступления. Ростов н/Д: Изд-во Ростов. ун-та, 1977. С. 8.
  28. Уголовное право Российской Федерации. Общая и Особенная части: учебник / Т.Б. Басова, Е.В. Благов, П.В. Головненков и др.; под ред. А.И. Чучаева. М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2013. С. 287.
  29. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник для вузов / Под ред. В.С. Комиссарова, Н.Е. Крыловой, И.М. Тяжковой. — М.: Статут, 2012. С. 119
  30. Уголовное право России. Общая часть: учебник / Д.И. Аминов, Л.И. Беляева, В.Б. Боровиков и др.; под ред. В.П. Ревина. 2-е изд., испр. и доп. М.: Юстицинформ, 2012. 222 с.
  31. Уголовное право. Общая часть. Преступление. Академический курс. В 10 т. Т. 5. Понятие преступления. Состав преступления / под. ред. д.ю.н., проф. Н.А. Лопашенко. — М.: Юрлитинформ, 2016. – С. 37
  32. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: учебник для вузов / Н.Н. Белокобыльский, Г.И. Богуш, Г.Н. Борзенков и др.; под ред. В.С. Комиссарова, Н.Е. Крыловой, И.М. Тяжковой. М.: Статут, 2012. С.279
  33. Уголовное право. Общая часть: учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко. М.: Норма, 2011. С. 188
  34. Уголовное право Российской Федерации. Общая и Особен- ная части: учеб. / под ред. А.И. Чучаева. – М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2013. – С. 98-99.
  35. Шевелева С.В. Свобода воли и субъективные признаки со- става преступления // Актуальные проблемы российского права. – 2014. – № 3. – С. 423-433.
  36. Ширяев А.Ю. Понятие «состав преступления»: сравнительно-исторический очерк // Российский юридический журнал. 2011. № 5. С. 104 — 110.


Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!




Страницы:   1   2   3