Меню Услуги

Право собственности по российскому законодательству


Страницы:   1   2   3   4


СОДЕРЖАНИЕ

  • ВВЕДЕНИЕ
  • Глава 1. Теоретико-правовая характеристика права собственности
  • 1.1. Понятие и правовая сущность права собственности
  • 1.2. Виды собственности
  • 1.3. Проблема единства права собственности
  • Глава 2. Институт права собственности в гражданском обороте и правоприменении
  • 2.1. Приобретение и прекращение права собственности
  • 2.2. Собственность в гражданском обороте
  • 2.3. Судебная практика по вопросам права собственности
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • Список используемых источников

 

Введение

Институту права собственности всегда уделялось значительное внимание в отечественной цивилистике, что обусловлено его значением для система гражданского права, а также положением, которое он занимает в гражданском обороте в современный период. Институт права собственности как составная часть вещного права является неотъемлемым элементом национального гражданского законодательства любого развитого государства, в особенности в странах с рыночной экономикой, где частная собственность играет ведущую роль, где каждый участник гражданского оборота, приобретая ту или иную вещь, должен быть уверен в бесповоротном праве собственности на нее.

Право собственности закрепляет экономические отношения собственности, материальную основу общества, является основной юридической предпосылкой и результатом нормального имущественного оборота. Словом, в обществе, в котором собственность является его экономической базой и ядром имущественных отношений, изучение вопроса о праве собственности является необходимым.

Право собственности должно быть устойчивым, «прочным». Обоснованное законодательное регулирование отношений собственности, точное применение норм о приобретении и прекращении права собственности призваны обеспечивать его устойчивость, стабильность. В этой связи особое значение приобретает изучение института права собственности.

Сущность права собственности как субъективного права лица составляют правомочия владения, пользования и распоряжения. Ныне действующее гражданское законодательство как и то, которое ему предшествовало, ограничивает перечисление принадлежащих собственнику правомочий, иногда способов их осуществления, не определяя ни одно из них., что отрицательно сказывается не  только на раскрытии содержания права собственности, но и на проблеме применения законодательства. Трудно, в частности, ответить на вопрос: какое содержание вкладывает законодательство в понятие права владения и кого можно считать собственником вещи? В этом вопросе можно было последовать примеру либо римского права и разграничить понятия владение и держание, либо  законодательству германской группы и закрепить институт двойного владения с выделением фигуры владеющего слуги. К сожалению, ни одного из этих вариантов законодатель не избрал. Затруднительно поэтому ответить на вопрос, продолжает ли собственник оставаться владельцем вещи при сдаче ее внаем или владельцем вещи на период найма признается только наниматель.

Следует отметить, что на современном этапе развития отношений собственности «триада» полномочий во многих случаях стала утрачивать свои регулирующие функции. По существу формируется новая модель права собственности на базе конститутивного элемента – отношений управления.

Можно констатировать, что к настоящему моменту в цивилистике существует и другое направление, идущее не только по пути дополнения «триады» теми или другими возможностями (правомочиями), а констатирующее принципиальную недостаточность триады.

Более того, с принятием Конституции Российской Федерации и Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности становится единым и неделимым правом, которому чуждо разделение на отдельные виды, включая возможность признания различных прав собственности на одну вещь. Принцип неприкосновенности права собственности, включая неприкосновенность права частной собственности на то или иное имущество, несет в себе главенствующую роль.

В то же время происходящее кардинальное обновление российского гражданского законодательства заставляет пересмотреть многие сложившиеся на основе прежнего правопорядка теоретические подходы отношений собственности, обнаруживших существенные недостатки, а иногда и полную непригодность в новых социально-экономических условиях. Ведь появились новые, неизвестные ранее субъекты и объекты отношений собственности, во многом принципиально изменилось их содержание и гражданско-правовое оформление. Возродились и получили законодательное закрепление категории вещных прав, недвижимости, ценных бумаг, банкротства, интеллектуальной собственности и т.д.

И в настоящее время в теории и практике по данным направлениям имеются различные концепции, порой противоречивые, продолжаются научные дискуссии, которые ведутся и на законодательном уровне. Все вышеизложенное обусловливает актуальность темы выпускной квалификационной работы и свидетельствует о необходимости ее дальнейшего научного исследования.

Целью бакалаврской работы является исследование теоретико-правовых аспектов права собственности, анализ института права собственности в гражданском обороте и правоприменении, подготовке предложений и рекомендаций по совершенствованию правового регулирования института права собственности.

Поставленная цель обусловила решение следующих задач:

— определить понятие и правовую сущность права собственности;

— рассмотреть виды собственности;

— обосновать проблему единства права собственности;

— проанализировать институт права собственности в гражданском обороте и правоприменении;

— подготовить предложения и рекомендации по совершенствованию правового регулирования института права собственности.

Объектом исследования являются общественные отношения в сфере права собственности.

Предметом исследования является законодательство, регламентирующее институт права собственности, научная доктрина и правоприменительная практика.

Методологическую основу настоящей работы составляет системный подход, характеризующийся применением общенаучных и частнонаучных методов познания. Среди методов познания, применяемых в настоящем исследовании, следует выделить диалектический метод научного познания социальных явлений и такие общенаучные методы познания, как анализ и синтез, исторический и логический методы, а также частнонаучные методы познания: сравнительно-правовой, формально-юридический, конкретико-социологический и другие.

Теоретическую основу исследования составили труды таких ученых, как Алексеев С.С., Белов  В.А., Власова М.В., Венедиктов А.В.,  Гуев А.Н., Крашенинников П.В., Сергеева А.П., Суханов Е.А., Победоносцев К.П., Щенникова Л.В., Толстой Ю.К. и других.

Научная новизна исследования заключается в дальнейшем развитии основных положений о теоретических, практических и правовых аспектах учения о праве собственности, анализе новых подходов в теории права собственности.

Теоретическая и практическая значимость работы заключается в возможности использования содержащихся в ней выводов, предложений и рекомендаций для использования в дальнейших научных исследованиях по данной проблематике, в правотворческом процессе, в учебно-методической работе и правоприменительной деятельности.

Структура работы состоит из введения, двух глав, шести параграфов, заключения, списка используемых источников.

 

Глава 1. Теоретико-правовая характеристика права собственности

1.1. Понятие и правовая сущность права собственности

Разнообразные вещи являются непременными спутниками человека на протяжении всей его жизни с момента рождения и до смерти. Присвоение человеком продуктов растительного и животного мира происходило и продолжает происходить в силу объективной потребности людей в пище, являющейся незаменимым источником энергии жизни человека.

Без тени сомнения можно утверждать о том, что первый человек, даже предположительно существовавший вне рамок социальной группы, социальной системы, либо современный человек, оказавшийся изолированным от общества, психологически, на уровне своего сознания, будет считать своим все, что он отберет у природы и, следовательно, присвоит. Согласно верному утверждению С.С. Алексеева « <…> инстинкт «своей собственности» в далекие времена доцивилизационной эпохи проявил себя как один из самых сильных и неодолимых инстинктов … ».  Психическое осознание того, что какой-то природный продукт принадлежит человеку, несомненно выразится в действиях по его сохранению от порчи и охране, в том числе, от животных с целью дальнейшего потребления. Согласно утверждению И.А. Покровского «уже психике примитивного человека свойственно чувство, что вещь, добытая или сделанная им (например, убитая дичь, пойманная рыба, сделанное оружие и т.д.), принадлежит ему; конечно, всякое посягательство на эту вещь будет ощущаться им как некоторая обида по его адресу и будет вызывать соответствующую реакцию».

Осознание человеком того факта, что он присвоил природный продукт, способствует формированию психического отношения человека к продукту, как к своему, т.е. говоря языком современной экономической науки, как к своей собственности.

В силу совершения человеком, проживающим в условиях социальной группы, действий, направленных на сохранение своего имущества от посягательств других членов группы, они, другие члены социальной группы, на психическом уровне вынуждены воспринимать такое имущество, как чужое, принадлежащее одному конкретному лицу, осуществляющему охрану имущества.

Вместе с тем вне рамок формального права отношение группы лиц к имуществу, принадлежащему одному субъекту , как к чужому, не исключает возможных попыток группы или отдельных ее членов, присвоить себе чужое имущество помимо воли лица, которому это имущество действительно принадлежит, т.е. его собственника.

Даже формальное право и государственная система с присущим ей аппаратом принуждения и системой наказания, существующие в рамках высоко развитой современной цивилизации не смогли устранить правонарушения против собственности, связанные с порчей или изъятием имущества у собственника помимо его воли.

Таким образом, на основе приведенных выше утверждений можно прийти к выводу о том, что психическое отношение одного человека к имуществу, как к своему и, следовательно, психическое отношение других людей к такому имуществу, как к чужому, возникает у человека на уровне его подсознания и присуще людям с момента появления человека применительно к любым условиям его существования.

Система права, в принципе не способная сформировать у человека чувство собственности, вполне способна притупить его в отношении определенного имущества, что мы наблюдали в период существования СССР, когда безразличное отношение людей к средствам производства как к государственным, общим, т.е. не своим, привело к краху социалистического способа производства.

Современное понятие «собственность» в отрыве от исследований экономической науки рассматривается, как «материальные ценности, имущество, принадлежащие кому-нибудь … »\ что отражает действительное происхождение данного термина от термина «собственный», т.е. «мой», «удовлетворяющий мой собственный интерес», «принадлежащий мне» и указывает на то, что понятие «собственность» присуще любому человеку на психическом уровне, т.е. вне зависимости от того, существует он вне рамок социальной общности (один) либо среди себе подобных в рамках семьи, нации, государства.

Таким образом, отношением собственности следует считать не общественное отношение по поводу имущества, а психическое отношение человека к своему имуществу, как к собственному, способное существовать вне рамок социума и системы права. При этом содержание приведенного утверждения не следует трактовать как общественное отношение, возникающее между человеком и вещью, которое в принципе возникнуть не может в силу отсутствия второго субъекта, наличие которого является непременным условием возникновения любых общественных отношений.

В этой связи нельзя согласиться с высказанной в юридической литературе точкой зрения, согласно которой «категория «собственность» вне общества, коллектива, группы людей не может существовать … собственность реализуется внутри общества посредством определенной общественной формы, т.е. она не сама вещь, а связи, отношения между людьми по поводу вещей … », которая (высказанная мысль) по сути своей не является новой и повторяет утверждения, неоднократно высказанные цивилистами СССР, в свою очередь, основанные на экономических воззрениях К. Маркса.

Безусловно, уровень развития современного общества, высокая степень обобществления природных ресурсов включая непосредственно поверхность земли или ее недра, а так же многие формы общественного производства, позволяют в настоящее время с достаточной степенью достоверности утверждать, что в большинстве случаев в современном мироустройстве вне рамок общественных отношений, вне рамок взаимодействия человека друг с другом не может существовать (использоваться) и собственность, под которой мы понимаем принадлежащее кому-то имущество. Но социализированный в высокой степени способ использования собственности, т.е. самого имущества, в рамках постоянно существующих общественных отношений не может служить основанием для подмены понятий.

В этой связи следует констатировать, что термин «собственность» обозначает имущество, словосочетание «отношение собственности» означают психическое отношение собственника к вещи как к своей, а не отношения по поводу вещи между людьми, которые следует называть общественными отношениями собственности, а применительно к современному уровню развития системы права — правоотношениями собственности, так как вне рамок правового регулирования в настоящее время имущество не может быть произведено, добыто из природной среды, использовано и т.п.

Учитывая высокий уровень развития социальных связей, непосредственно в цивилистике сложилось мнение о том, что «собственность — это общественное отношение. Без отношения других лиц к принадлежащей собственнику вещи как к чужой не было бы и отношений к ней самого собственника как к своей».

Из приведенной цитаты следует, что если к лицу, имеющему в своей собственности, например, лошадь, придут односельчане и скажут, что они считают, что эта лошадь не его, то и сам хозяин лошади немедленно с этим согласится и скажет, что эта лошадь не его.

На наш взгляд, собственник лошади не только не откажется от своей собственности, от своего имущества, но, наоборот, с огромным рвением и всеми доступными ему способами станет доказывать другим людям принадлежность лошади именно ему, боясь ее потерять. Такое поведение присуще человеку в силу его природных качеств, одним из основных среди которых следует признать его безудержное стремление к окружению себя всевозможными вещами, позволяющими человеку создать свое собственное жизненное пространство.

Сложившаяся в современной юридической науке концепция собственности как общественного отношения, а не имущества, базируется на изысканиях цивилистов советского периода, которые, по всей вероятности, заимствовали приведенный выше подход из трудов К. Маркса, расширенно трактуя его высказывания.

Так, В.П. Камышанский утверждает, что «нельзя отождествлять понятие «собственность» с понятием «имущество» и «вещь»», ссылаясь на утверждение К. Маркса о том, что «собственность есть отношение определенных лиц к материальным благам как к своим, как к принадлежащим им», и, развивая тезис К. Маркса, добавляет: « … и, соответственно — отношение всех других лиц к указанным благам, как к чужим, не принадлежащим им».

Однако, как отмечалось выше, расширительное толкование утверждений К. Маркса не является новым и вовсю использовалось цивилистами советского периода.

Так Ю.К. Толстой утверждает что определение собственности как отношение лица к вещи является не полным. Ученый отмечает следующее : « поскольку собственность не мыслима без того, что бы другие лица, не являющиеся собственниками данной вещи, относись к ней как к чужой, собственность означает отношение между людьми по поводу вещей».

Основываясь, по нашему мнению, на приведенном высказывании К. Маркса и ученого советского периода В.П. Никиткина определяет собственность, как « отношения между людьми по поводу вещи». Вместе, с тем словосочетание «отношение лица к вещи» и словосочетание «отношение между людьми по поводу вещи» наполнены абсолютно разным содержанием и указывают в первом случае на психическое отношение лица к находящемуся в его обладании имуществу как к своему, а во втором — на общественное отношение, возникающее между субъектами в процессе использования такого объекта гражданского права, как вещь. Первое возможно вне рамок социума, второе — только в том случае, когда человек существует в обществе себе подобных. При этом уже во времена К. Маркса и, соответственно, в настоящее время общественные отношения собственности существовали и продолжают существовать не иначе, как в рамках правоотношений, урегулированных нормами права собственности в том или ином их формальном выражении.

Интерпретируя высказывание К. Маркса, ученые как советского периода, так и современности не восприняли поддержанное Г.Ф. Шершеневичем абсолютно верное утверждение М.М. Сперанского, согласно которому «собственность objective есть всякое имущество, и вексель есть моя собственность». Развивая мысль М.М. Сперанского, Шершеневич отмечает следующее: «терминология нашего законодательства представляется далеко не выдержанной. Оно почти безразлично употребляет выражения собственник и владелец. Собственностью называется в законе как право собственности, гак нередко само имущество, по праву собственности кому- либо принадлежащее».

Исходя из трактовок понятия «собственность», размещенных на страницах современных научных изданий, можно утверждать, что со времен Г.Ф. Шершеневича ничего не изменилось.

В связи с изложенным наиболее соответствующим сути исследуемого явления следует признать утверждение Н.Н. Аверченко, согласно которому в общетеоретическом смысле термин «собственность» используется как для обозначения отношения лица к вещи, так и для обозначения самой вещи. Таким образом, под термином «собственность» в его первоначальном, буквальном смысле следует понимать совокупность имущества, к которому индивидуум на уровне психического сознания относится как к своему, что является основанием для психического отношения других к этому имуществу, как к чужому.

Однако отношение группы индивидов к имуществу отдельного члена группы, как к чужому, на что указывалось выше, не является препятствием к совершению в отношении чужого имущества каких-либо действий помимо воли собственника, а по сути, к присвоению чужого имущества насильственным или иным антисоциальным путем.

В связи с тем, что собственность, т.е. совокупность определенного имущества, имеет важное значение для благополучного существования как одного человека, их групп так и целых наций, народностей государств, она является непременным объектом общественных отношении. возникающих между людьми в процессе использования своего имущества уже на протяжении не одной тысячи лет. При этом общественные отношения, возникающие в процессе использования имущества, следует изначально отнести к правовым, урегулированным вначале на уровне обычая, а впоследствии и нормами писаного, формального права, что позволило под страхом применения мер принуждения к нарушителю правовых предписаний формально создать такие условия использования своей собственности каждым лицом, относящимся к имуществу как к своему, при которых, согласно утверждению Н.Н. Алексеева, общество уважает эти отношения и исполняет универсальную обязанность терпеть власть собственника и не вмешиваться в ее определенные проявления.

Собственность по самой сути складывающихся отношений — это и право собственности. Собственность «без права на нее» теряет какой-либо смысл, основы своего существования. Это значит, что при общей характеристике собственности определяющее значение приобретает ее правовая составляющая, которая является основой того, что две близкие и вместе с тем, казалось бы, качественно различные категории — «собственность» и «право собственности» — по своей сущности основным чертам являются тождественными, совпадающими, перекрывающими (пусть и не во всем) одна другую.

И это предельно очевидно хотя бы потому, что полное обладание вещами и сама по себе власть над вещами нуждаются в том, чтобы они поддерживались в своем существовании, функционировании и беспрепятственно длились во времени благодаря достаточно мощной социальной силе.

Конечно, то, что именуется социальной силой, может выступать непосредственно и в этом качестве даже получать наименование «право» («кулачное право», «право сильного», «права» победителя в войне, «права оккупанта», «права власти», в том числе при тиранических и теократических режимах, «право» в криминальном мире). И тогда отношения собственности (абсолютное обладание вещами, иными предметами, власть над ними) могут провозглашаться или фактически реализовываться просто как наличный факт, отвечающий понятиям «присвоение» и «присвоенность» в самом жестком и грубом их значении. Факт, однопорядковый по сути с фактом силы как таковой, или, что еще точнее, — насилия. Именно на подобных началах силы как таковой во многом строились и строятся ныне отношения собственности в государствах тиранического (рабовладельческого) и феодального типов.

Но при развитых общественных отношениях, характерных для цивилизованного человечества, собственность все более утверждается в качестве института, строящегося на строго юридических началах, таких, как закрепление тех или иных прав (тем более, «полных», «абсолютных») в официальных, признаваемых в обществе источниках (законах, иных нормативных актах), существование процедур приобретения и прекращения права собственности, способов восстановления нарушенных прав, обеспечение их надежной защиты в судебном порядке и т. д. То есть на всем том, что, помимо иных позитивных последствий, ставит в строгие юридические рамки, а порой и объявляет неправомерными негативные, теневые проявления собственности.

Такого рода подчинение собственности строго юридическим началам означает, если так можно выразиться, оцивилизацию собственности и одновременно включение ее в качестве одного из мощных факторов экономического и социального развития общества. Нужно попутно заметить в то же время, что установление теми или иными субъектами фактической собственности, не согласующееся с указанными правовыми началами, означает не что иное, как внеправовую ситуацию, выход тех или иных лиц, претендующих на статус собственника, за пределы права. Подобные ситуации в ряде случаев возникают и в нынешнее время.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Именно через право, утверждаемую им экономическую и творческую свободу, «умственную принадлежность вещей» (Б. Н. Чичерин), и отсюда — через соответствующий его инструментарий, механизмы и юридические конструкции в полной мере раскрывается и реализуется потенциал собственности, ее социальные функции, возможности для активной производительной деятельности, созидания и творчества человека, сообщества людей. И в то же время этот же юридический инструментарий, правовые механизмы и конструкции способны поставить собственность в необходимые рамки, предотвратить ее превращение (как и превращение любой власти, тем более полной, абсолютной) в поприще произвола, своеволия, тирании.

Исходное значение для права собственности на первых этапах существования человечества имели обычаи и традиции (которые в свою очередь, по данным этологии, коренятся в известных предпосылках прошлого — в нравах и формах поведения высокоразвитых организованных особей, их сообществ). Особенно это относится к обычаям, сохранившим свое значение и в последующие времена, когда в регулировании общественных отношений стало приобретать все большее значение право в строго юридическом значении, т. е. право как особое нормативное институционное образование, обеспечиваемое государством, образование, которое отличается предельной определенностью по содержанию и гарантированностью действия со стороны всего общества, государства — правосудием, деятельностью системы правоохранительных учреждений.

Важен здесь и такой момент. История свидетельствует о том, что на первых этапах существования человеческого рода, в доцивилизационный период, обладание материальными богатствами и власть над людьми (и как система подчинения, и как духовная власть) выступали как нечто единое, недифференцированное, освященное господствующими верованиями. Сильны в это время были и рудименты родоплеменной организации общества, переплетавшиеся с формирующимися зачаточными отношениями собственности и нередко приобретавшие поначалу для данного сообщества людей общий характер (некой «общественной собственности»). Лишь в процессе дальнейшего развития общества «обладание вещами» и «власть» стали постепенно дифференцироваться друг от друга, в той или иной мере обособляясь в сферах материального производства и жизнедеятельности людей (собственность), политики (политическая власть, государство), религии (вера в Бога, иные верования и основанная на них религиозная власть).

Особую роль в силу специфического соединения исторических обстоятельств сыграли в условиях античности Древний Рим, древнеримская культура, когда одновременно и во взаимодействии складывалось право как особое нормативное институционное образование и формировался институт частной собственности. Самое примечательное здесь (в должной мере, к сожалению, не оцененное Историей и наукой) заключается как раз в том, что благодаря древнеримской правовой культуре именно углубленная и утонченная юридическая разработка отношений собственности раскрыла саму суть категории собственности как таковой, заложенные в ней предпосылки, противостоящие превращению собственности в произвол, и придала ей то выдающееся значение, которое она (увы, сохраняя и порой усиливая свои негативные, теневые, «зоологические» черты) приобрела в становлении и развитии человеческой цивилизации. Вместе с тем (и с другой стороны) в рассматриваемом треугольнике (государство, собственность, право) решающее значение в утверждении коренных особенностей права имела собственность, которая «потребовала» от права как институционного образования обеспечения предельной определенности и защищенности складывающихся отношений собственности.

В соответствии с этим, конституируя власть собственника в качестве полной, абсолютной, римская доктрина и правосознание не трактовали ее беспредельной, безграничной. И, надо полагать, отсутствие в римской догматике и юридической лексике самого положения о «власти» собственника и развитие на «его месте» всего лишь триады правомочий (право владения, право пользования, право распоряжения) не только имеет технико-юридическое значение, но и обозначает с принципиальной конструктивной стороны юридические пределы и формы реализации собственнической власти.

Не упустим из поля зрения и то, что право собственности (и что характерно — категория «вещи») по римскому праву оказалось в сети достаточно детализированных юридических конструкций и правоотношений, которые дают прочные и твердые основания для деловых отношений и жизнедеятельности людей и вместе с тем исключают произвол на практике, основанный на категории собственности. В качестве примера приведу такие, как завладение (occupatio), приращение (accessio), приращение во владении путем обработки и придания вещи нового вида (specificatio), передача вещи (traditio), приобретение владения через представителя (constitutum possessorium) и т. д.

И еще одно замечание — специфически мировоззренческое. Думается, именно от марксизма, непосредственно от своеобразных воззрений К. Маркса пошло подхваченное многими обществоведами (особенно советской генерации) пренебрежение к правовой составляющей — правовому аспекту собственности. Именно по гегелевской схеме, которой придерживался К. Маркс, утвердилось в отечественном экономическом мышлении представление о том, что экономика, тем более сводимая к рынку, — это своего рода «монада, функционирующая сама по себе», и что юридические отношения — это всего лишь «форма», которая «только оформляет» и не столь уж обязательна для будто бы саморегулирующихся «рыночных процессов».

Наконец, одна сугубо юридическая деталь, которую нелишне еще раз вспомнить или уточнить. Рассуждая о праве собственности и употребляя соответствующую формулировку в различных контекстах, не следует ни па мгновение упускать из поля зрения то элементарное мня юриспруденции положение, что эта формулировка может обозначать «право» в двух различных специально-юридических значениях:

во-первых, как объективное право (т. е. как совокупность юридических норм о собственности);

во-вторых, как субъективное право (т. е. как правомочия, личные возможности, принадлежащие субъекту, — словом, как раз упомянутая ранее триада: право владения, право пользования и право распоряжения).

Есть основания полагать, что лицо, становящееся собственником, обретает в связи с этим с юридической стороны статус собственника.

Это означает прежде всего то, что лицо, становящееся носителем мощных юридических прав собственника (самых мощных в частноправовой сфере), имеет специфическое социальное и правовое положение.

Оно характеризуется, по крайней мере, следующим.

Во-первых, права собственника должны быть признаны обществом и государством в качестве абсолютных и исключительных, при этом твердо фиксируемых, постоянных, незыблемых, охраняемых государством, причем в качестве таких, когда право гражданина стать и быть собственником считается неотчуждаемым, т. е. по своей основе естественным правом.

Во-вторых, эти права и положение собственника в целом должны получить всестороннее — предпочтительно законодательное — юридическое урегулирование. В настоящее время вопросы права собственности регулируются в России в нескольких отраслях права, в том числе в конституционном праве (например, положения о признании и неприкосновенности частной собственности), административном праве (например, нормы об учете и регистрации имущества, о государственной фиксации титула собственника), в ряде других отраслей.

Непосредственно же с точки зрения наиболее существенных характеристик и сущности собственности, имеющих значение в практической жизни, вопросы права собственности определяются в нынешнюю эпоху гражданскими кодексами (уложениями), выработанными в соответствии с радикально-реформаторским духом Великой французской революции: во Франции — Кодексом Наполеона 1804 г., в России — Гражданским кодексом Российской Федерации (далее также — ГК РФ) (его частью первой, принятой Государственной Думой 21 октября 1994 г.), Кодексом, где наряду с общими вопросами содержится и краткое определение права собственности, и соответствии с которым «собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом» (ст. 209 ГК РФ)2.

В-третьих, права собственника в соответствии с Гражданским кодексом РФ, принципами его радикально- реформаторского духа (в той мере, в какой они оказались принятыми в России) существуют и функционируют на частноправовой основе, т. е. на основе таких начал (как это ныне прямо записано в ст. 1 Гражданского кодекса РФ), которые основываются на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

В-четвертых, гражданское законодательство и соответственно правовой статус собственника имеют общедозволительный характер. Право собственности по природе таково, что оно качественно, принципиально отличается от прав разрешительного порядка, когда определенные действия совершаются только в рамках обязательственных правомочий на основании нормативного или индивидуального разрешения управомоченных на то лиц. Права же собственника являются общедозволительными: они позволяют лицу (собственнику) на основании и в пределах закона строить поведение в отношении объектов собственности по своему усмотрению. Благодаря абсолютности и исключительности своих прав собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц. В том числе он вправе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом (п. 2 ст. 209 ГК РФ). Собственник, оставаясь таковым, вправе передать свое имущество в доверительное управление.


Страницы:   1   2   3   4