Меню Услуги

Правовые проблемы уступки доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью. Часть 2.


Страницы:   1   2   3

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

Глава 2. ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ УСТУПКИ ДОЛИ В УСТАВНОМ КАПИТАЛЕ ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ

2.1 Правовые ограничения уступки доли в уставном капитале

В отношении распоряжения долей в уставном капитале изначально существовали более жесткие ограничения, нежели в отношении распоряжения акциями.

Одним из ограничений уступки доли является преимущественное право участников на приобретение доли. Суть преимущественного права состоит в том, что участники общества имеют возможность приобрести долю при намерении какого-либо участника продать свою долю третьему лицу.

Действующее российское законодательство в императивном порядке предусматривает, что участники общества и (или) само общество, если это предусмотрено уставом общества, обладают преимущественным правом на приобретение доли в ее продаже (п. 4 ст. 21 Закона об ООО). При этом уступка преимущественного права не допускается.

Преимущественное право не действует, если в обществе один участник, поскольку в этом случае ничье преимущественное право при отчуждении единственным участником доли не нарушается. Преимущественное право распространяется только на случаи отчуждения доли третьим лицам. Соответственно при отчуждении доли участнику общества другие участники не могут использовать преимущественное право.

Соблюдение преимущественного права обязательно только в случае продажи доли. Преимущественное право не действует в случаях безвозмездной уступки доли. Кроме того, действие преимущественного права не распространяется на иные случаи возмездного отчуждения доли, помимо продажи. Так, внесение доли в качестве вклада в уставный капитал не ограничено преимущественным правом иных участников, несмотря на то, что данная сделка является возмездной.

Дискуссионным является вопрос о том, действует ли преимущественное право в случае мены доли. С одной стороны, мена подчиняется правилам о купле-продаже, следовательно, на мену доли распространяется правило о преимущественном праве продаже доли.

С другой стороны, если по договору мены встречным предоставлением является индивидуально-определенная вещь, то перевод прав и обязанностей по договору на участника общества, чье преимущественное право было нарушено, представляется затруднительным, поскольку такой участник заведомо не сможет исполнить обязанность по передаче встречного предоставления.

На практике можно встретить следующие случаи обхода преимущественного права:

  • дарение минимальной части доли с последующей продажей оставшейся доли;
  • внесение доли в уставный капитал юридического лица с последующей продажей доли в уставном капитале этого юридического лица приобретателю;
  • передача доли в качестве отступного по ранее полученному займу.

Суть первого способа заключается в дарении минимальной части доли. На данную сделку (дарение) преимущественное право не распространяется. что безоговорочно поддерживается судебной практикой. После того как одаряемый становится участником общества (в результате приобретения части доли), он имеет право купить остальную часть доли, при этом преимущественное право распространяться на такую куплю-продажу уже не будет.

В научной литературе отмечается, что существует два способа предотвратить такой обход преимущественного права:

1) признать договор дарения мнимой сделкой;

2) предусмотреть в уставе общества запрет либо требование о получении согласия остальных участников общества на безвозмездное отчуждение доли третьим лицам[2].

Следует отметить, что применение первого способа представляется весьма затруднительным.

Суть второго способа заключается в том, что первоначально доля вносится участником-продавцом в уставный капитал некоего юридического лица. На данную сделку правило о преимущественном праве не распространяется, поскольку внесение вклада в уставный капитал не является продажей доли. В результате данной сделки участник общества приобретает долю в указанном юридическом лице. Далее он продает вновь приобретенную долю потенциальному покупателю. В итоге покупатель фактически приобретает контроль над долей в обществе (посредством участия в ином юридическом лице).

Единственный способ ограничить такой подход доли и не допустить вхождения посторонних лиц в общество состоит в прямом запрете уставом общества уступки доли третьим лицам либо требование о необходимости получения согласия остальных участников общества на такую уступку (в том числе на дарение, внесение в уставный капитал и проч.).

Третий способ также довольно часто можно встретить на практике. Его суть в том, что участник общества, желающий продать долю, выдает потенциальному покупателю вексель под денежную сумму, которая равна стоимости доли. Позднее между векселедателем (участником общества) и векселедержателем (приобретателем доли) заключается соглашение об отступном, в соответствии с которым обязательство по возврату суммы займа прекращается путем передачи векселедержателю доли в уставном капитале.

Противопоставить этому способу можно опять-таки требование устава о необходимости получения согласия всех участников на уступку доли третьему лицу любым способом, в том числе путем предоставления отступного.

Действие преимущественного права обеспечивается обязанностью участника общества, желающего уступить свою долю, направить письменное уведомление[3] о своем намерении продать долю иным участникам общества и самому обществу (п. 5 ст. 21 Закона об ООО). Е.Н. Саяпина пишет: «Участник, решивший продать свою долю в уставном капитале третьему лицу, обязан предложить всем участникам общества приобрести свою долю по цене, которую он намерен получить от третьего лица, или по цене, заранее установленной уставом. Об этом необходимо известить участников и само общество в письменной форме путем направления через общество за свой счет оферты, адресованной этим лицам. В оферте следует указать цену и другие условия продажи».

Стоит отметить Постановление ФАС МО от 09.06.2011 N КГ-А40/5493-11, в котором указано, что ст. 21 Закона об ООО не возлагает на участника, продающего долю в уставном капитале, обязанности документально обосновать цену предложения.

«Оферта считается полученной всеми участниками общества в момент ее получения обществом. Участнику общества необходимо позаботиться о подтверждении факта получения своей оферты обществом. Один из наилучших вариантов — отметка (подпись и дата) на своем экземпляре оферты, свидетельствующая о получении оферты руководителем или работником общества, в обязанности которого входит прием входящей корреспонденции и регистрация в соответствующем журнале. Отозвать оферту о продаже доли после ее получения обществом можно только с согласия всех участников общества, если иное не предусмотрено его уставом.

Преимущественное право покупки доли другими участниками общества действует в течение 30 дней с даты получения оферты обществом, если уставом не определен более продолжительный срок использования данного права (п. 5 ст. 21). Заметим, что указанный срок следует исчислять в календарных днях, поскольку по общему правилу сроки, в отношении которых не определено, что они исчисляются в рабочих днях, должны исчисляться в календарных. Участники, согласные на приобретение предлагаемой доли, в установленный срок акцептуют оферту, например, путем проставления на заявлениях (офертах) соответствующих записей, что они не отказываются от покупки соответствующих долей уставного капитала по предложенной продавцом цене.

В Постановлении от 05.07.2011 N А06-4941/2010, оставленном без изменения Определением ВАС РФ от 28.09.2011 N ВАС-12810/11, ФАС ПО констатировал, что несоблюдение тридцатидневного срока на преимущественное право покупки доли с даты получения оферты обществом влечет утрату соответствующего преимущественного права остальными участниками общества. Суд отказал участнику-покупателю в удовлетворении иска о признании договора купли-продажи заключенным в связи с пропуском им срока направления продавцу доли акцепта оферты».

Необходимо отметить, что действие преимущественного права на приобретение доли прекращается по истечении месяца со дня извещения о намерении продать долю, если участники общества не изъявили желания приобрести ее.

Правовые последствия нарушения преимущественного права на приобретение доли выражаются в следующем. Зарубежные законодательства предусматривают различные последствия нарушения преимущественного права. Например, по английскому праву передача акций третьему лицу без предварительного уведомления участников компании, если такое уведомление предусмотрено уставом компании, влечет недействительность сделки (invalid).

Российское законодательство занимает иную позицию – такое нарушение не влечет недействительность сделки уступки доли. Учитывая, что ст. 168 ГК РФ допускает иные (нежели ничтожность сделки) последствия несоответствия сделки требованиям правовых актов, Закон об ООО предусматривает, что продажа доли с нарушением преимущественного права порождает право требовать перевода на участника, чье преимущественное право было нарушено, прав и обязанностей покупателя.

Неприменимость норм о ничтожности уступки доли при нарушении преимущественного права поддерживается судебной практикой. В то же время, в судебной практике встречаются споры, по которым заявляются и удовлетворяются требования о признании сделки ничтожной как нарушающей преимущественное право участника.

Интересно отметить, что суды иногда ссылаются на п. 3 ст. 250 ГК РФ, регулирующий действие преимущественного права при продаже доли в праве общей собственности. Очевидно, что данное обоснование является несостоятельным и продиктовано неправильным представлением о правовой природе доли. Доля не закрепляет право собственности на имущество общества.

Другими ограничениями в распоряжении долей могут выступать требование о согласии участников или самого общества на уступку доли либо запрет на уступку доли. Действовавшая до 1 июля 2009 г. редакция Закона об ООО и ныне действующая редакция регулируют данный вопрос по-разному. До 1 июля 2009 года устав общества мог предусматривать запрет на уступку доли как третьим лицам, так и другим участникам общества. Действующая редакция Закона об ООО указывает, что запрет может быть установлен на уступку доли третьим лицам. В отношении запрета уступки доли другим участникам ООО Закон об ООО ничего не говорит (см. п. 2 ст. 21 Закона об ООО).

При этом действующая редакция предусматривает, что участники общества вправе заключить договор об осуществлении прав участников общества, по которому они обязуются осуществлять определенным образом свои права и (или) воздерживаться от осуществления указанных прав, в том числе воздерживаться от отчуждения доли до наступления определенных условий (п. 3 ст. 3 Закона об ООО).

Существенная особенность уступки доли выражается в определенных ограничениях такой уступки. Данные ограничения могут принимать форму полного запрета на уступку доли, необходимости получения согласия общества либо участников, преимущественного права остальных участников либо самого общества на приобретение доли.

Кроме того, участнику ООО, намеревающемуся заключить, например, договор купли-продажи своей доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, необходимо определить не подпадает ли продажа доли в ООО под установленные законом запреты. Напомним, что Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» запрещает:

  1. Продажу неоплаченной части доли. Нарушение данного положения приведет к тому, что такое отчуждение будет недействительной (ничтожной) сделкой, так как противоречит требованиям закона (ст. 168 ГК РФ).
  2. Отчуждение доли в ООО, если в результате этого не остается ни одного из учредителей, в том числе при реализации права преимущественной покупки обществом при единственном участнике.
  3. Продажу преимущественных прав покупки доли в ООО.
  4. Продажу дополнительных прав, вытекающих из доли в ООО и предоставленных определенному участнику общества.
  5. Продажу доли в ООО третьим лицам без согласия других участников общества или самого общества на совершение такой, если это предусмотрено уставом общества. Такое согласие считается полученным при условии, что всеми участниками общества в течение тридцати дней или иного определенного уставом срока со дня получения соответствующего обращения или оферты обществом в общество представлены составленные в письменной форме заявления о согласии на отчуждение доли или части доли на основании сделки или на переход доли или части доли к третьему лицу по иному основанию либо в течение указанного срока не представлены составленные в письменной форме заявления об отказе от дачи согласия на отчуждение или переход доли или части доли.

Нарушение данного запрета на практике часто служит основанием для признания сделки недействительной по основаниям, предусмотренным ст. 174 ГК РФ (последствия ограничения полномочий на совершение сделки).  Важно обратить внимание на то, что такие сделки являются оспоримыми[9] и в рассматриваемом случае речь идет именно об ограничении полномочий на совершение сделки, а не о ст. 168 ГК РФ, признающей недействительными сделки, не соответствующие закону или иным правовым актам, которые по общему правилу ничтожны, т.е. недействительны независимо от их признания таковыми.

2.2 Сделка уступки доли в уставном капитале

Применительно к уступке доли Л.А. Новоселова отмечает, что передача имущества, не имеющего телесной формы, возможна только посредством совершения юридических действий. Таким распорядительным действием и должна считаться сделка уступки доли, совершение которой приводит к переходу доли как имущества от одного лица к другому.

А.С. Яковлев справедливо отмечает, что право нельзя передать, в отличие от вещи, вручить, отправить по почте или сдать для перевозки в силу его нематериальности.

По существу, договор о передаче субъективного права не порождает каких-либо прав и обязанностей сторон по передаче предмета договора (субъективного права), поскольку сам факт заключения договора автоматически влечет такой переход.

Полагаем, что последняя позиция представляется более убедительной. Доля является нематериальным объектом, а уступка доли отождествляется с договором (сделкой), который лежит в основании уступки доли. Соответственно, совершения каких-либо действий по передаче данного права, в частности составление акта приема-передачи доли, не требуется. Сам факт заключения договора (например, купли-продажи) является достаточным основанием для перехода доли (при условии уведомления общества об уступке.

Если иное не предусмотрено договором, обязанность продавца по передаче доли считается исполненной в момент заключения договора.  При этом обязанность продавца по передаче доли не возникает, поскольку уже сам факт заключения договора о передаче доли влечет такую передачу. В этой связи Р.С. Фатхутдинов указывает на распорядительную природу такого договора и отмечает, что непонимание такой природы сделки уступки доли довольно часто приводит к неправильным выводам на практике.

Неправильное понимание природы сделки уступки доли встречается и на уровне ВАС РФ. По обстоятельствам дела продавец и покупатель заключили договор купли-продажи доли с отлагательным условием (исполнение продавцом заемного обязательства, обеспеченного залогом доли). После того как отлагательное условие наступило, покупатель направил продавцу уведомление о намерении купить долю и перечислил денежные средства на расчетный счет продавца в счет оплаты доли. Поскольку продавец оставил данное уведомление без удовлетворения, покупатель обратился в суд с требованием признать право собственности на долю.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

Суд первой инстанции удовлетворил требование. ВАС РФ отменил решение и указал, что для перехода доли продавец должен предварительно осуществить необходимые в соответствии с законодательством и уставом общества, действия для перехода к покупателю права собственности на долю.

Однако осталось непонятным, какие действия продавца, необходимые для перехода доли, имел в виду ВАС РФ. Представляется, что в данном случае обязанность по передаче доли к покупателю считается исполненной с момента наступления отлагательного условия.

Таким образом, договор, на основании которого происходит уступка доли, является распорядительной сделкой, т.е. сделкой, влекущей переход доли к приобретателю (после изменения сведений о принадлежности доли). Совершения каких-либо действий со стороны продавца по передаче доли не требуется.

Сделка уступки доли может носить как возмездный, так и безвозмездный характер. При этом в случае отсутствия в договоре указания на возмездный либо безвозмездный характер передачи доли договор в силу п. 3 ст. 423 ГК РФ предполагается возмездным.

Если передачи доли осуществляется за плату, к такому договору подлежат применению положения о купле-продаже (п. 4 ст. 454 ГК РФ). Эта позиция правомерно поддерживается судебной практикой. Так, суд при рассмотрении спора исходил из консенсуального характера договора уступки доли, поскольку по всем признакам он соответствовал договору купли-продажи.

Если встречным предоставлением по договору о передаче доли будут не денежные средства, а иное имущество, то к данному договору будут применяться положения о мене.

Если доля передается на безвозмездной основе, применяются правила о дарении. В силу прямого указания ст. 572 ГК РФ предметом договора дарения может быть имущественное право. Следовательно, к безвозмездной передаче доли, являющейся по своей природе имущественным правом, применяются положения гл. 32 ГК РФ.

Вместе с тем применительно к цессии некоторые авторы полагают, что передача прав требований осуществляется на основании особого договора (В.В. Витрянский), отличного от договоров купли-продажи, мены, дарения. Эта позиция основана на особом (нематериальном) характере предмета договора. Поскольку доля, как и требование, является субъективным правом, можно предположить, что доля передается также на основании особого договора уступки.

Однако представляется, что веских оснований для выделения специального договора о передаче нематериальных предметов нет. Как справедливо отмечает Л.А. Новоселова, для целей регулирования оборота вид имущества имеет второстепенное значение. На первый план выходит регулирование взаимных прав и обязанностей сторон, которые, по существу, однотипны в обоих рассматриваемых случаях.

Существенные условия договора об уступке доли определяются в главах ГК РФ о соответствующих договорах (купля-продажа, мена, дарение). А поскольку существенным условием любого договора является его предмет (п. 1 ст. 432 ГК РФ), в договоре должно быть согласовано условие о переводимой доле. Данное условие можно считать согласованным, если указаны:

— общество, доля в уставном капитале которого подлежит уступке;

— участник, которому принадлежит уступаемая доля;

— размер и номинальная стоимость доли.

Кроме того, в договоре следует указывать действительную стоимость доли. Действующее законодательство не требует включать данное условие в договор. Однако наличие указания на действительную стоимость доли, подтвержденное документально, обеспечить достоверное представление сторон об экономическом состоянии общества и, соответственно, о реальной экономической ценности доли. Отсутствие же такой информации может привести к злоупотреблениям со стороны недобросовестных продавцов, в частности для признания уступки доли недействительной на основании ст. 179 ГК РФ, что встречается в судебной практике. В данном случае должна присутствовать та же логика, что и при продаже предприятия, требующая составлять акт инвентаризации и бухгалтерский баланс (ст. 561 ГК РФ).

Для подтверждения действительной стоимости доли к договору следует прилагать бухгалтерский баланс общества за последний отчетный период. Желательно также определить рыночную стоимость чистых активов общества, соответствующих размеру доли. Такая стоимость может подтверждаться заключением эксперта.

Необходимо отметить, что законодательство не определяет цену доли в качестве существенного условия. Однако цена обязательно должна быть указана в договоре, если доля уступается третьему лицу. Это объясняется тем, что при такой продаже остальные участники общества имеют преимущественное право на покупку доли по цене предложения. Соответственно, если участник не указал цену доли в договоре с третьим лицом, остальные участники вправе требовать перевода на себя прав по такому договору, поскольку доля была продана на иных условиях, нежели были предложены таким участникам.

В случае если в договоре цена не предусмотрена, стоимость доли определяется по правилам п. 3 ст. 424 ГК РФ. Вместе с тем данное правило сложно применить к субъективным правам, в том числе к доле в уставном капитале. Полагаем, стоимость доли должна быть в любом случае не ниже ее действительной стоимости, т.е. приходящейся на долю стоимости чистых активов. Причем стоимость чистых активов следует определять не по бухгалтерскому балансу, а исходя из рыночной стоимости имущества.

Продавец доли обязан передать долю, свободную от прав третьих лиц. Действующее законодательство устанавливает возможность залога доли. Кроме того, обременения могут быть связаны с уступкой доли. В случае, когда в отношении доли заключен договор об отчуждении, но эта доля еще не перешла к приобретателю (например, если договор предусматривает переход доли после наступления определенного сроки либо иного условия), такая доля является обремененной правами приобретателя. Соответственно уступка такой доли не допускается. Если продавец передал обремененную долю, покупатель вправе воспользоваться правами, предусмотренными абз. 2 п. 1 ст. 460 ГК РФ.

В отношении совершения сделки ранее действовавшее законодательство (до 1 июля 2009 г.) устанавливало простую письменную форму, несоблюдение которой влекло недействительность сделки. Такой подход в отношении формы сделки характерен для большинства зарубежных законодательств. Действующая редакция Закона об ООО предусматривает, что сделка уступки доли должна совершаться в нотариальной форме. Несоблюдение нотариальной формы повлечет недействительность этой сделки в силу ст. 168 ГК РФ.

Нотариальная форма уступки доли характерна для некоторых иностранных законодательств (например, для Германии).

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Письменная форма договора об уступке доли объясняется нематериальной природой доли. Единственный способ легитимации нового участника перед обществом с ограниченной ответственностью – предоставление доказательства уступки доли. При этом с точки зрения гражданского оборота целесообразно, чтобы такие доказательства были письменными, чтобы общество могло удостовериться в совершении сделки.

Введение с 1 июля 2009 г. нотариальной формы уступки доли представляется обоснованной мерой, поскольку позволяет сократить число мошеннических сделок с долями в уставном капитале и, соответственно, количество корпоративных конфликтов.

2.3 Уведомление об уступке доли в уставном капитале и регистрация изменений в связи с уступкой

Представляется, что основанием перехода прав участия, связанных с уступкой доли в уставном капитале ООО, должен являться сложный юридический состав, включающий в себя кроме заключения договора об уступке доли уведомление об уступке доли в уставном капитале ООО. Согласно ранее действовавшей редакцией Закона об ООО приобретатель доли осуществлял права и нес обязанности участника общества с момента уведомления общества об уступке доли. Указанное уведомление осуществлялось путем извещения общества об уступке доли (п. 6 ст. 21 Закона об ООО).

Ныне действующая редакция Закона об ООО предусматривает направление уведомления в адрес государственного органа, ведущего единый государственный реестр юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ), а также в адрес общества (п. 14, 15 ст. 21 Закона об ООО).

В отличие от правил, действовавших до 1 июля 2009 г., в соответствии с п. 12 Закона об ООО доля в уставном капитале переходит с момента нотариального удостоверения сделки, направленной на отчуждение доли. Таким образом, из юридического состава перехода доли исключено уведомление об уступке доли.

Нужно отметить, что достаточность сделки для перехода доли находит поддержку в литературе и правоприменительной практике. Так, Л.А. Новоселова указывает, что между сторонами уступки переход доли определяется моментом совершения соглашения о передаче доли. Применительно к переходу акций такую позицию поддерживал Г.Ф. Шершеневич, который указывал, что переход прав, соединенных с акцией, происходит с момента передачи документа. Заявление товариществу о переходе акции имеет только то значение, что само товарищество с этого момента признает приобретателя акционером. В отношении третьих лиц заявление не имеет никакого значения.

Данная позиция подтверждается действующей правоприменительной практикой. Так, истцы, оспаривая действительность доверенности ответчика, ссылались на то, что к моменту выдачи доли ответчик еще не являлся владельцем доли и, соответственно, не мог передавать несуществующие полномочия поверенному. Однако суд отверг указанный довод и отметил, что в день выдачи доверенности была заключена сделка, в соответствии с которой ответчик стал владельцем доли. Таким образом, суд по рассмотренному делу исходил из того, что достаточным доказательством перехода доли является договор купли-продажи доли; уведомления общества о заключении договора не требуется.

Аналогичными доводами руководствовался Президиум ВАС РФ в Постановлении № 9688/05 от 6 декабря 2005 г. Президиум указал, что истец не имел права оспаривать действительность крупной сделки, поскольку материалами дела установлен факт отчуждения им доли в обществе, что подтверждается имеющейся в материалах дела копией договора дарения доли. Суд, таким образом, не указывает на уведомление общества как на факт, подтверждающий переход доли. По мнению суда, достаточным доказательством перехода доли считается сделка по отчуждению доли (договор дарения).

Министерство финансов России также указывает, что началом участия в коммерческой организации считается момент уступки доли.

Вероятно, что указанная позиция базируется на аналогии с порядком перехода прав требования в цессии. Как известно, для перехода обязательственного права (требования) извещение должника не имеет значения. Цессия действительна с того момента, когда стороны достигли соглашения по всем существенным условиям данного типа договора безотносительно к обращению за содействием к третьему лицу. При этом значение извещения в цессии заключается в риске неблагоприятных последствий, который ложиться на нового кредитора в случае неуведомления должника о состоявшейся уступке.

Однако применение данного подхода к передаче прав участия вообще и доли в уставном капитале в частности является неприемлемым. Для перехода прав участия имеет значение внесение сведений о новом участнике в реестр. Поскольку принадлежность доли подтверждается записью в реестре, то совершения одной лишь сделки недостаточно для перехода доли. В противном случае теряется юридическое значение реестровой записи. Согласно Закону об ООО принадлежность доли устанавливается на основании сведений едином государственном реестре юридических лиц (п. 5 ст. 31.1 Закона об ООО). Следовательно, до внесения записи о новом участнике в реестр доля не может считаться принадлежащей и перешедшей к приобретателю.

Здесь можно привести аналогию с порядком перехода прав на недвижимое имущество. Поскольку эти права также регистрируются в государственном реестре, совершение сделки по отчуждения недвижимого имущества само по себе не способно перенести права на отчуждаемое недвижимое имущество к приобретателю. Для перехода этих прав необходимо совершение соответствующей записи в едином государственном реестре юридических лиц (п. 2 ст. 223 ГК РФ). В отличие от этого сделка уступки права требования (цессия) является достаточным основанием для перехода требования, поскольку «в обязательственных отношениях книговая запись по общему правилу не имеет решающего значения для подтверждения принадлежности требования».

Нужно также отметить, что положение Закона об ООО о переходе доли с даты совершения сделки уступки (п. 12 ст. 21 Закона об ООО) противоречит другим нормам закона. Переход доли с момента совершения сделки должен означать, что приобретатель доли становится участником общества и пользуется соответствующими правами, в том числе правом на уступку доли. Однако согласно п. 13 ст. 21 Закона об ООО полномочие лица на отчуждение доли подтверждается нотариально удостоверенным договором, а также выпиской из единого государственного реестра юридических лиц.

Следовательно, до внесения записи о принадлежности доли в реестр лицо не может уступить долю, поскольку его полномочия не будут подтверждены. Получается, что пункты 12 и 13 ст. 21 Закона об ООО противоречат друг другу в части момента перехода доли. Полагаем, что правильным является подход п. 13 ст. 21 Закона об ООО, подразумевающий переход доли с момента совершения соответствующей записи в единый государственный реестр юридических лиц.

Таким образом, уведомление регистрирующего органа и общества об уступке доли является юридическим фактом, необходимым для перехода доли к приобретателю. Следовательно, совершения сделки уступки доли не достаточно для перехода доли к приобретателю. В связи с этим представляется целесообразным внесение изменений в положения п. 12 ст. 21 Закона об ООО уточняющих, что доля переходит с момента совершения сделки уступки доли и внесения соответствующей записи в единый государственный реестр юридических лиц.

Уведомление регистрирующего органа осуществляется нотариусом, удостоверившим сделку уступки доли. Кроме того, нотариус уведомляет об уступке доли и само общества путем направления соответствующего заявления и подтверждающих документов. По соглашению сторон сделки уведомление общества может совершаться одной из них. Уведомление регистрирующего органа и общества должно быть совершено в течение трех дней с момента нотариального удостоверения сделки.

Редакция Закона об ООО, действующая с 1 июля 2009 года исключила сведения о долях из устава ООО, определив, что указанные сведения отражаются в государственном реестре юридических лиц (п. 13 ст. 21 Закона об ООО). Запись в ЕГРЮЛ производится государственным органом в уведомительном порядке, что значительно сокращает сроки перехода доли и легитимации нового участника. При этом выписка из ЕГРЮЛ по достоверности вовсе не уступает уставу общества, тем более что уступка доли совершается в соответствии с действующим законодательством в нотариальной форме (п. 11 ст. 21 Закона об ООО).

Кроме того сведения о долях отражаются также в так называемом списке участников общества, который ведется обществом.


Страницы:   1   2   3


Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!