Меню Услуги

Правовые проблемы уступки доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью. Часть 3.


Страницы:   1   2   3

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

2.4 Уступка доли в уставном капитале в пользу общества

 Возможность уступки права участия в пользу организации получила в зарубежных законодательствах различное регулирование. Так, решая дело Trevor v. Whitworth в 1887 г. английский судья исходил из того, что «несовместимо с самой природой компании, что она должна стать членом самого себя». На этом основании компании было отказано в праве приобретать собственные паи.

Однако в дальнейшем английская судебная практика стала отходить от этого правила, признавая в исключительных случаях возможность перехода пая к компании.

Более либеральным в этом отношении является действующее германское законодательство, которое допускает приобретение доли самим обществом. В соответствии со ст. 33 Закона Германии «О товариществах с ограниченной ответственностью» общество может приобретать собственные доли, по которым полностью внесены вклады.

Отечественное дореволюционное право регулировало данный вопрос неоднозначно. С точки зрения одних ученых, переход доли к товариществу на паях являлся допустимым, при этом такой переход признавался сделкой. Так, А.И. Каминка описывал случай, когда товарищ передает долю товариществу, а взамен такой товарищ освобождается от обязанности вносить дополнительные взносы.

Противоположная позиция отрицала возможность приобретения обществом своих долей (паев, акций). Этот вывод обосновывался тем, что акционерная компания не вправе приобретать собственные акции, а равно принимать их в залог, иначе получилось бы, что общество член самого себя.

В начале 1990-х гг., до принятия ГК РФ и Закона об ООО, ученые отмечали, что по общим гражданско-правовым принципам нет никаких препятствий по заключению договора купли-продажи доли между обществом и своим участником. Этот подход был отражен на законодательном уровне: п. 67 Постановления № 590 предусматривал, что доля участника общества после полного внесения им вклада может быть приобретена самим обществом.

Данное правило действует сегодня в акционерном законодательстве. В соответствии с п. 2 ст. 72 Федерального закона «Об акционерных обществах» акционерное общество, если это предусмотрено уставом общества, вправе приобретать размещенные им акции по решению общего собрания акционеров или по решению совета директоров.

Однако в действующем законодательстве об обществах с ограниченной ответственностью действует иное правило: отчуждение доли в пользу общества по общему правилу запрещено (п. 1 ст. 23 Закона об ООО). Вместе с тем законодательство предусматривает случаи, при которых переход доли к обществу допускается либо обязателен:

  • в случае выхода участника из общества путем отчуждения доли обществу, если право на такой выход предусмотрено уставом общества (ст. 26 Закона об ООО);
  • в случае приобретения доли обществом в результате применения обществом своего преимущественного права на приобретение доли, когда такое право предусмотрено уставом общества (п. 4 ст. 21 Закона об ООО);
  • в случае запрета уставом общества уступки доли участника общества третьим лицам и отказа других участников общества от ее приобретения (п. 2 ст. 23 Закона об ООО);
  • по требованию участника общества, голосовавшего против принятия решения о совершении крупной сделки или об увеличении уставного капитала (п. 2 ст. 23 Закона об ООО);
  • в случае исключения участника из общества по основаниям и в порядке, предусмотренном законом (п. 4 ст. 23 Закона об ООО);
  • в случае отказа участников общества в согласии на переход доли по наследству или в порядке правопреемства, а также на распределение доли при ликвидации юридического лица – участника общества (п. 5 ст. 23 Закона об ООО);
  • в случае выплаты обществом действительной стоимости доли (части доли) участника общества по требованию его кредиторов (п. 2 ст. 25 Закона об ООО).

При переходе доли в уставном капитале ООО к обществу возникает вопрос, является ли переход доли в случае выхода участника из общества передачей (уступкой) доли?

В доктрине и судебной практике на этот счет можно встретить две противоположные точки зрения. Одни авторы полагают, что переход доли при выходе участника из общества нельзя квалифицировать как уступку. Так, В.А. Валуйский указывает, что воля выходящего из общества участника направлена не на передачу обществу доли, а на прекращение своего статуса участника общества.

Ст. 575 ГК РФ (договор дарения) на случай выхода участника из общества регулируется специальными нормами закона.

Противоположная позиция представлена мнением В.А. Горлова, который отмечает, что выход из общества означает передачу доли, а это может быть сделано в результате двусторонней сделки. Поддержку данной позиции можно встретить в судебной практике, причем на уровне ВАС РФ. Так, Президиум ВАС РФ рассматривает передачу выходящим участником доли самому обществу без какого-либо встречного предоставления со стороны общества безвозмездной передачей имущества.

Из позиции ВАС РФ следует, что передача доли обществу при выходе участника является сделкой, причем двусторонней. При этом, следуя логике Президиума ВАС РФ, если бы договор предусматривал выплату действительной стоимости, то такой договор был бы возмездным.

Полагаем, что вторая позиция является более обоснованной. Во-первых, заявление участника о выходе из общества является сделкой, которая по своему назначению направлена на распоряжение долей. Во-вторых, нельзя делать принципиальную разницу между природой доли и природой участия в обществе, как это делает В.А. Валуйский. Доля в уставном капитале – это и есть право участия в обществе. Поэтому не следует различать волю участника на прекращение участия в обществе и волю на отчуждение доли. По существу любая уступка доли направлена на прекращение статуса участника общества. При этом уступка доли может носить как двусторонний (например, договор купли-продажи), так и односторонний характер. Заявление о выходе из общества является односторонней сделкой по передаче доли обществу, поскольку данная сделка является достаточным основанием для перехода доли к обществу (п. 7 (2) ст. 23 Закона об ООО).

И уступка на основании договора, и уступка на основании заявления о выходе являются актами распоряжения долей. Только в первом случае имеет место соглашение сторон по поводу уступки доли, во втором – одностороннее действие участника. Разница между двумя способами прекращения участия состоит лишь в том, что общество обязано в силу закона оплатить долю по определенной цене (действительная стоимость доли). Данные отличия могут говорить о том, что уступка доли в случае выхода участника из общества не является договором. Однако это вовсе не свидетельствует о том, что переход доли является событием, не зависящим от воли участника общества.

Аналогичный (односторонний) характер будет носить передача доли обществу в случаях, когда уступка доли запрещена уставом общества либо обусловлена требованием о необходимости получения согласия остальных участников, и такое согласие не получено.

В перечисленных ситуациях участник общества вправе направить в общество требование о приобретении доли, которое является достаточным основанием для перехода доли к обществу (пп. 2 п. 7 ст. 23 Закона об ООО). Следовательно, для приобретения обществом доли достаточно волеизъявления одной стороны – участника общества, что говорит об одностороннем характере сделки по передачи доли обществу (п. 2 ст. 154 ГК РФ).

Кроме того, в соответствии с п. 1 ст. 26 Закона об ООО участник общества вправе выйти из общества путем отчуждения доли обществу. Как видно из текста нормы, переход доли к обществу в случае выхода квалифицируется в качестве отчуждения, то есть сделки. При этом применяется следующий порядок осуществления выхода из общества – участник общества подает заявление о выходе, с этого момента доля переходит к обществу, а на общество возлагается обязанность выплатить действительную стоимость доли (пп. 2 п. 6.1 ст. 23 Закона об ООО).

Поскольку переход доли к обществу в случае выхода участника из общества является уступкой доли, на такой переход распространяется общий порядок передачи доли, описанный выше.

В связи с изложенным необходимо указать на противоречие, содержащееся в Законе об ООО относительно момента перехода доли при выходе участника из общества, а также в случае запрета уступки доли третьим лицам. С одной стороны, закон говорит о том, что таким моментом является дата получения обществом заявления о выходе (требования о приобретении доли) (подпункты 1, 2 п. 7 ст. 23 Закона об ООО). С другой стороны, закон определяет момент перехода доли в указанных случаях как дату внесения в ЕГРЮЛ соответствующих изменений (п. 12 ст. 21 Закона об ООО). Полагаем, что в данном случае момент перехода доли должен определяться внесением изменений в ЕГРЮЛ, а не подачей заявления (требования), поскольку для перехода доли не достаточно совершения сделки уступки – необходимо также внесение изменений в ЕГРЮЛ.

Еще одной проблемой, требующей проведения исследования, является размер выплаты участнику общества при передаче доли в пользу общества.

Как уже было отмечено ранее, оборот долей в уставном капитале может быть сильно ограничен (запретом на уступку доли, требованием о согласии на уступку доли), что порой лишает участника общества возможности продать свою долю третьим лицам на выгодных условиях. Эти ограничения действуют и при переходе доли к наследникам и кредиторам участника. Кроме того, в силу лично-доверительных отношений между участниками общества с ограниченной ответственностью, участник общества может быть исключен из общества.

Во всех перечисленных случаях законодательство устанавливает обязанность общества выкупить долю (возместить ее стоимость). В силу указанных обстоятельств нормы о компенсации участнику общества стоимости принадлежащей ему доли приобретают особое значение.       Данное правило встречается в российском дореволюционном законодательстве применительно к случаям выхода участника из общества. Так, А. Квачевский отмечал, что в случае выхода участника из общества с переменным капиталом участник мог «требовать выдела и выдачи ему своей доли участия в капиталах и оборотах общества».

Это же правило действовало и в начале советского периода. В соответствии со ст. 292 ГК РСФСР от 1922 г. доля выбывающего товарища выделяется согласно балансу на день выбытия.

Постановление № 590 предусматривало, что при выходе участника из общества ему выплачивается стоимость части имущества общества, пропорциональная его доле (п. 67). При этом норма не упоминала о том, по каким правилам определяется стоимость имущества, принимаемая для расчета выплаты. Соответственно, это могла быть бухгалтерская либо рыночная стоимость имущества.

ГК РФ предусматривает выплату стоимости доли только при выходе участника из общества (ст. 94 ГК РФ). При этом выходящему из общества участнику должна быть выплачена действительная стоимость его доли в уставном капитале общества или выдано в натуре имущество, соответствующее такой стоимости, в порядке, способом и в сроки, которые предусмотрены законом об обществах с ограниченной ответственностью и уставом общества.

Закон об ООО предусмотрел также выплату действительной стоимости доли во всех случаях перехода доли к обществу. При этом для целей регулирования определения цены доли при передаче доли обществу законодатель ввел понятие действительной стоимости доли.

В соответствии со ст. 14 Закона об ООО действительная стоимость доли, подлежащая выплате, должна соответствовать части стоимости чистых активов общества, пропорциональных размеру доли участника общества. Как видно из ст. 14 Закона об ООО, ключевым понятие, через которое раскрывается суть действительной стоимости доли, является понятие «чистые активы общества».

Данный подход, как отмечается в литературе, является более точным, по сравнению с формулировкой ст. 94 ГК РФ, действовавшей до 2009 года, которая предусматривала выплату части стоимости имущества. Такое регулирование порождало споры о том, включает ли понятие имущества обязательства общества. Между тем понятие чистые активы подразумевают, что имущество общество должно учитывать как права, так и обязательства (долги) общества. Необходимость учитывать при определении действительной стоимости доли участника общества в уставном капитале активы и пассивы подтверждается материалами судебной практики.

Так, участник двух обществ при выходе из состава участников не согласился с размерами стоимости долей в уставных капиталах данных обществ, которые были установлены решениями общих собраний участников, и обратился в суд.

В дальнейшем ООО 2 было реорганизовано путем присоединения к ООО1, в связи с чем ООО 1 и выступало в качестве ответчика по данному делу.

Суд установил, что истец являлся участником ООО 2 с размером доли в уставном капитале 33,3%, а также участником ООО 1 с таким же размером доли.

После того как истец обратился в общества с заявлением о выходе из состава участников, общим собранием участников в обоих обществах было принято решение о выплате истцу доли в денежном выражении в течение 6 месяцев по окончании финансового года. ООО 2 определило действительную стоимость доли истца в размере 731 899 руб. по расходному кассовому ордеру и выплатило ему указанные средства. ООО 1 выплатило ему 885 695 руб.

Не согласившись с размером стоимости долей в уставных капиталах обществ, участник обратился в суд.

Суд первой инстанции удовлетворил данные требования частично. При этом суд исходил из заключения эксперта N 1. Согласно этому заключению действительная стоимость спорной доли в ООО 2 составила 2 193 000 руб., действительная стоимость доли в ООО 1 — 864 000 руб. Суд также учел то обстоятельство, что истцу в досудебном порядке произведены выплаты денежных сумм в связи с выходом из обществ.

Апелляционная инстанция, проведя повторную экспертизу, частично отменила решение суда первой инстанции.

Суд указал, что действительная стоимость спорных долей должна определяться на основании данных бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату, предшествующую дате подаче заявления. При этом выплаты должны были быть произведены не позднее трех месяцев с момента перехода прав на доли к обществам, поскольку уставы обществ не содержат иные сроки выплат.

Суд апелляционной инстанции также установил, что эксперт в нарушение п. 2 ст. 14 Закона об ООО при определении действительной стоимости долей истца не учел пассивы указанных обществ, в связи с чем была назначена повторная экспертиза.

Согласно новому экспертному заключению спорные суммы составили 2 567 333 руб. и 898 620 руб. соответственно. Данное экспертное заключение было принято судом как допустимое доказательство.

При этом судом учтены активы (в том числе готовая продукция) и пассивы обществ, совокупностью доказательств установлено соответствие стоимости готовой продукции рыночной.

Исходя из установленной действительной стоимости долей истца в уставном капитале обществ, учитывая ранее произведенные выплаты, суд взыскал 374 333 руб. с правопреемника ООО 2 ООО 1.

Вместе с тем, как справедливо отмечается в литературе, конструкция «чистые активы общества» нигде детально не определена, понятие это является новым для нашего законодательства, и пока ни в одном законе нет его определения.

Кроме того, прямо не урегулирован и порядок расчета чистых активов в обществах с ограниченной ответственностью. На практике этот пробел ранее восполнялся по аналогии закона – применялись нормы, регулирующие определенние стоимости чистых активов в акционерных обществах – Приказ Минфина России № 10, ФКЦБ России № 03-6/пз от 29 января 2003 года «Об утверждении порядка оценки стоимости чистых активов акционерных обществ» (далее – Приказ № 10н/03-6/пз).

В настоящее время возможность применения Приказа № 10н/03-6/пз при определении чистых активов общества с ограниченной ответственностью установлена Письмом Минфина России от 07.12.2009 г. № 03-03-06/1/791, в котором говориться о том, что в соответствии со ст. 20 Закона об ООО стоимость чистых активов общества определяется в порядке, установленном федеральным законом и издаваемыми в соответствии с ним нормативными актами. Учитывая, что Федеральным законом и издаваемыми в соответствии с ним нормативными актами стоимость чистых активов ООО не установлена общества с ограниченной ответственностью могут руководствоваться Приказом Минфина России и ФКЦБ России от 29.01.2003 N N 10н, 03-6/пз «Об утверждении Порядка оценки стоимости чистых активов акционерных обществ».

Приказ № 10н/03-6/пз определяет стоимость чистых активов как величину, определяемую путем вычитания из суммы активов, принимаемых к расчету, суммы его пассивов, принимаемых к расчету.

Определение размера действительной стоимости доли, подлежащей выплате участнику при переходе доли к обществу, порождает довольно большое количество споров. Руководствуясь буквальным толкованием законодательства, общества выплачивают стоимость доли на основе данных бухгалтерского учета. Проблема в том, что такая стоимость может существенно отличаться от рыночной стоимости доли. Это связано с тем, что общество отражает имущество по стоимости его приобретения. Однако со временем рыночная стоимость имущества повышается, тем не менее, действующее законодательство о бухгалтерском учете позволяет не отражать данные изменения.

Вступивший в силу с 1 января 2013 года Федеральный закон «О бухгалтерском учете» от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ не содержит каких-либо уточнений данного вопроса. Следовательно, определение стоимости активов, в частности, недвижимого имущества, регулируется ПБУ 6/01 «Учет основных средств».

В соответствии с п. 7 ПБУ 6/01 основные средства (в том числе здания и сооружения) принимаются к учету по первоначальной стоимости, под которой понимаются фактические затраты организации на приобретение, сооружение и изготовление объекта. При этом организация лишь вправе, но не обязана, производить переоценку основных средств с учетом рыночных цен (п. 15 ПБУ 6/01). Частота проведения переоценки определяется организацией в учетной политике самостоятельно. Учетная политика общества может вообще не предусматривать проведения переоценки приобретенного имущества. В таком случае бухгалтерская стоимость основного средства по прошествии времени будет существенно отличаться от рыночной цены данного средства.

Следовательно, законодательство о бухгалтерском учете позволяет обществу выплачивать стоимость доли, которая будет существенно ниже рыночной стоимости имущества общества. Подтверждение данной позиции можно встретить в арбитражной практике. Так, суд подчеркнул, что действующим законодательством не предусмотрено определение действительной стоимости доли исходя из рыночной стоимости принадлежащего обществу имущества.

Представляется, что эта позиция является неоправданной. Участник общества должен иметь право на возмещение справедливой стоимости своей доли. Экономические последствия выплаты стоимости доли должны быть аналогичны последствиям выделения имущества общества в натуре. При этом выделенное в натуре имущество может быть реализовано участником по рыночной стоимости. Следовательно, при переходе доли к обществу участник общества должен иметь право на возмещение стоимости доли исходя из рыночной стоимости частых активов общества.

Если же бухгалтерская стоимость имущества не отражает рыночную цену этого имущества, то такая стоимость перестает быть действительной, становится заниженной. Право участника на получение стоимости доли должно находиться в минимальной зависимости от методов бухгалтерского учета имущества, которые позволяют переоценивать имущества общества и, соответственно, искажать действительную стоимость доли.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Таким образом, в соответствии с законодательством действительная стоимость доли может не соответствовать рыночной стоимости активов общества. Данное обстоятельство свидетельствует о недостатке правового регулирования определения достоверной стоимости доли в уставном капитале, подлежащей выплате участнику общества.

Необходимо отметить, что в разъяснениях высших судебных инстанций 1999 г. было указано на возможность оспаривания расчета стоимости доли, произведенного обществом на основании данных бухгалтерского учета. Согласно п. 16 (в) Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 9 декабря 1999 г. № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона “Об обществах с ограниченной ответственностью”» (далее – Постановление 90/14) суд обязан проверить обоснованность доводов участника общества о неправильном расчете стоимости доли, проведенном обществом. При этом такая проверка должна осуществляться на основании доказательств, предоставляемых в соответствии с процессуальным законодательством, в том числе на основании заключения экспертизы.

Ю. Туранцева вносит следующие уточнения: «В случае когда общество отказалось добровольно выплатить действительную стоимость доли, бывший участник имеет право обратиться в суд с иском о взыскании действительной стоимости доли в уставном капитале общества.

Кроме того, если участник не согласен с размером действительной стоимости его доли, определенным обществом, суд проверяет обоснованность его доводов, а также возражений общества на основании представленных сторонами доказательств, предусмотренных гражданским процессуальным и арбитражным процессуальным законодательством, в том числе заключения проведенной по делу экспертизы (Постановление N 90/14).

Для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле. В случае если назначение экспертизы предписано законом или предусмотрено договором либо необходимо для проверки заявления о фальсификации представленного доказательства либо если необходимо проведение дополнительной или повторной экспертизы, арбитражный суд может назначить экспертизу по своей инициативе (ч. 1 ст. 82 АПК РФ).

Для обоснования своих исковых требований бывший участник общества (вышедший из него) должен представить в суд заключение эксперта о рыночной стоимости, сделанное путем проведения финансово-бухгалтерской экспертизы, либо заявить ходатайство в суде о проведении такой экспертизы.

Кроме того, участник общества, которому неправомерно отказали в выплате действительной стоимости доли или уменьшили ее размер, вправе подать иск о выплате процентов за пользование чужими денежными средствами. Согласно ст. 395 Гражданского кодекса РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств».

Тем не менее, анализ правоприменительной практики показал, что суды начали учитывать рыночную стоимость доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью только с середины 2005 г. Президиум ВАС РФ в Постановлении от 7 июля 2005 г. № 15787/04 отметил, что действительная стоимость доли определяется с учетом рыночной стоимости недвижимого имущества, отраженного на балансе общества. Основной аргумент суда состоял в том, что данные бухгалтерского учета должны отражать достоверную информацию об имущественном положении организации.

Нижестоящие арбитражные суды, начиная с 2006 г., при расчете действительной стоимости доли также начали учитывать рыночную оценку имущества, принадлежащего обществу. Так, суд подчеркнул, что действительная стоимость доли определяется с учетом рыночной стоимости недвижимого имущества, отраженного на балансе общества.

Хотя, несмотря на позицию ВАС, в решении проблемы определения действительной стоимости доли не обошлось без исключений.

При рассмотрении спора о сумме выплаты действительной стоимости доли вышедшему из общества участнику для определения ее размера ФАС МО назначил судебно-бухгалтерскую экспертизу. В результате были представлены заключения двух экспертов, один из которых проводил экспертизу стоимости доли исходя из оценки стоимости чистых активов общества, определенных по данным бухгалтерского баланса общества, а другой — исходя из рыночной стоимости имущества.

В результате применения разных способов определения действительной стоимости доли в уставном капитале суммы получились неодинаковые. Суды всех трех инстанций признали неправомерным определение действительной стоимости доли на основании рыночной стоимости объектов недвижимости, включенных в баланс общества, сославшись на Порядок оценки стоимости чистых активов акционерных обществ и констатировав, что иные способы для определения стоимости активов применяться не могут.

ФАС ЗСО в Постановлении от 10.06.2011 N А75-9387/2010 и ФАС УО в Постановлении от 27.01.2012 N Ф09-9604/11 также посчитали, что действительная стоимость доли участника общества определяется по данным бухгалтерской отчетности, а не исходя из рыночной стоимости активов общества в силу прямого указания на это в Законе об ООО, что свидетельствует о том, что судебная практика пока не выработала единого подхода к определению действительной стоимости доли: в одних случаях суды учитывают рыночную стоимость имущества общества, в других, наоборот, игнорируют ее.

Не стоит упускать из виду еще один немаловажный факт, на который указал Президиум ВАС в Постановлении от 29.09.2009 N 6560/09: при проведении экспертизы для определения действительной стоимости доли участника общества необходимо применять рыночные цены, действующие на момент выхода участника из общества, а не в период проведения экспертизы.

Логика судов об учете рыночной цены имущества при определении действительной стоимости доли понятна – суду необходимо защищать законные интересы выходящего участника. Однако данный вывод судов, строго говоря, не соответствует действующему законодательству, поскольку делается без исследования положений учетной политики общества относительно переоценки имущества общества. Ни одно положение по бухгалтерскому учету не требует проводить переоценку имущества, если такое требование не закреплено самой организацией в ее учетной политике. Отсутствует такое требование и в приказе № 10н/03-6/пз. При этом арбитражные суды даже не поднимают вопрос об оценке положений учетной политики общества на предмет частоты проведения переоценки активов общества.

Таким образом, судебная практика выработала правило, по существу отличающееся от требований законодательства. Вместе с тем, нужно признать, что указанная позиция судебной практики является справедливой.

С учетом изложенного полагаем, что в п. 2 ст. 14 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» необходимо внести следующее дополнение: «Действительная стоимость доли участника рассчитывается обществом исходя из рыночной стоимости чистых активов общества. Общество обязано привлечь независимого оценщика для определения рыночной стоимости чистых активов общества».

Безусловно, относительно данного предложения можно возразить, что выплата доли не по данным бухгалтерского учета, а по рыночной стоимости имущества может существенно ухудшить материальное положение общества вплоть до его банкротства. Однако, полагаем, что данное возражение не может опорочить выдвинутое предложение. Возможно, следует на уровне закона ограничить случаи выплаты действительной стоимости либо размер выплаты, как это сделано, например, в акционерном законодательстве.

Вместе с тем ограничение выплаты является вопросом целесообразности, нежели права. Поскольку на сегодняшний день законодатель считает, что участнику общества должна быть выплачена действительная стоимость доли, исходя из воли законодателя, участник должен получить справедливое возмещение, соответствующее реальной (рыночной) стоимости принадлежащей ему доли в уставном капитале общества.

При действующей же редакции закона нарушается принцип равноправия участников гражданских отношений, поскольку в одинаковых условиях стоимость долей участников может быть различной в зависимости от правил бухгалтерского учета, принятых конкретным обществом. Представляется, что подход к определению стоимости и справедливого возмещения должен быть одинаковым. Кроме того, если общество не согласно с выплатой стоимости доли, оно вправе продать имущество по рыночной стоимости либо по соглашению с участником выдать ему имущество той же стоимости.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование позволило придти к следующим выводам.

Можно выделить два значения доли в уставном капитале – экономическое и юридическое. Доля участника ООО с экономической точки зрения, воплощает в себе часть капитала (активов) общества. Однако, с юридической точки зрения, распоряжение активами общества осуществляется участником опосредовано, через управление обществом. Поэтому участник общества не имеет субъективных прав в отношении имущества общества, поскольку единственным собственником имущества общества с ограниченной ответственностью является само общество.

Доля в уставном капитале общества с юридической точки зрения представляет собой право участия в коммерческой организации, объектом которого является не имущество общества, а деятельность общества. Иначе говоря, доля в уставном капитале – это субъективное право, которое состоит из комплекса правомочий участника, основным из которых является правомочие на участие в управлении делами общества.

В качестве основания перехода доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью должен признаваться юридический состав, включающий три юридических факта:

1) совершение сделки уступки доли;

2) направление уведомления об уступке доли;

3) изменение сведений о принадлежности доли.

Сделка, направленная на передачу доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью представляет собой договор, направленный на уступку прав, удостоверяемых долей в уставном капитале ООО.

Уступка доли – это, прежде всего, передача правомочия участника общества по управлению делами общества.

Проведенное исследование показывает, что для перехода доли к приобретателю совершения сделки уступки доли не достаточно. Еще одним юридическим фактом, необходимым для перехода доли к приобретателю, является уведомление регистрирующего органа и общества об уступке доли, а также внесение изменений в единый государственный реестр юридических лиц.

Принимая во внимание правовую природу доли в уставном капитале ООО, полагаем, что передача доли не требует совершения каких-либо действий со стороны продавца, в частности составления акта приема-передачи доли.

Существенная особенность уступки доли выражается в определенных ограничениях такой уступки. Данные ограничения могут принимать форму полного запрета на уступку доли, необходимости получения согласия общества либо участников, преимущественного права остальных участников либо самого общества на приобретение доли.

Одним из ограничений уступки доли является преимущественное право участников на приобретение доли.

Действующее российское законодательство в императивном порядке предусматривает, что участники общества и (или) само общество, если это предусмотрено уставом общества, обладают преимущественным правом на приобретение доли при ее продаже (п. 4 ст. 21 Закона об ООО). При этом уступка преимущественного права не допускается.

Соблюдение преимущественного права обязательно только в случае продажи доли. Действие преимущественного права не распространяется на иные случаи возмездного отчуждения доли, помимо продажи. Так, внесение доли в качестве вклада в уставный капитал не ограничено преимущественным правом иных участников, несмотря на то, что данная сделка является возмездной.

Дискуссионным является вопрос о том, действует ли преимущественное право в случае мены доли. Представляется, что отсутствие в законе уточнений по данному поводу является пробелом отечественного законодательства, который требует устранения.

В то же время, преимущественное право не действует в случаях безвозмездной уступки доли, что способно повлечь нежелательное отчуждение доли третьим лицам. Поскольку данная проблема не решается с помощью норм законодательства, представляется, целесообразным рекомендовать участникам обществ с ограниченной ответственностью включать в устав общества положения о запрете любого отчуждения доли третьим лицам, либо об обязанности получения согласия на такое отчуждение.

Поскольку законодательство не содержит специальных норм, регулирующих договор об уступке доли в уставном капитале ООО, существенные условия такого договора определяются в главах ГК РФ о соответствующих договорах (купля-продажа, мена, дарение). При этом существенным условием любого договора является его предмет (п. 1 ст. 432 ГК РФ). Следовательно, в договоре об уступке доли в уставном капитале ООО должно быть согласовано условие о предмете, то есть о переводимой доле.

В договоре следует указывать действительную стоимость доли. Действующее законодательство не требует включать данное условие в договор. Однако наличие указания на действительную стоимость доли, подтвержденное документально, должно обеспечить достоверное представление сторон об экономическом состоянии общества и, соответственно, о реальной экономической ценности доли.

Отсутствие же такой информации может привести к злоупотреблениям со стороны недобросовестных продавцов. Полагаем, что к данному случаю применима та же практика, что и при продаже предприятия, требующая составлять акт инвентаризации и бухгалтерский баланс (ст. 561 ГК РФ).

Необходимо отметить, что законодательство не определяет цену доли в качестве существенного условия. Однако цена обязательно должна быть указана в договоре, если доля уступается третьему лицу. Это объясняется тем, что при такой продаже остальные участники общества имеют преимущественное право на покупку доли по цене предложения.

В случае если в договоре цена не предусмотрена, стоимость доли определяется по правилам п. 3 ст. 424 ГК РФ.

Действующая редакция Закона об ООО предусматривает, что сделка уступки доли должна совершаться в нотариальной форме. Несоблюдение нотариальной формы влечет недействительность этой сделки в силу ст. 168 ГК РФ, что подтверждается материалами судебной практики. Введение с 1 июля 2009 г. нотариальной формы уступки доли представляется обоснованной мерой, поскольку позволяет сократить число мошеннических сделок с долями в уставном капитале и, соответственно, количество корпоративных конфликтов.

В соответствии с п. 1 ст. 26 Закона об ООО участник общества вправе выйти из общества путем отчуждения доли обществу. При этом переход доли к обществу квалифицируется в качестве отчуждения, то есть сделки. Порядок осуществления выхода из общества следующий – участник общества подает заявление о выходе, с этого момента доля переходит к обществу, а на общество возлагается обязанность выплатить действительную стоимость доли (пп. 2 п. 6.1 ст. 23 Закона об ООО).

Поскольку переход доли к обществу в случае выхода участника из общества является уступкой доли, на такой переход распространяется общий порядок передачи доли, описанный выше.

В связи с изложенным необходимо указать на противоречие, содержащееся в Законе об ООО относительно момента перехода доли при выходе участника из общества, а также в случае запрета уступки доли третьим лицам. С одной стороны, закон говорит о том, что таким моментом является дата получения обществом заявления о выходе (требования о приобретении доли) (подпункты 1, 2 п. 7 ст. 23 Закона об ООО). С другой стороны, закон определяет момент перехода доли в указанных случаях как дату внесения в ЕГРЮЛ соответствующих изменений (п. 12 ст. 21 Закона об ООО). Полагаем, что в данном случае момент перехода доли должен определяться внесением изменений в ЕГРЮЛ, а не подачей заявления (требования), поскольку для перехода доли не достаточно совершения сделки.

Таким образом, проведенное исследование показало, что с вступлением в силу с 1 июля 2009 года новой редакции Закона об ООО были устранены некоторые недостатки законодательства об обществах с ограниченной ответственностью. Однако правовое регулирование ООО по-прежнему не достигло своего совершенства и, следовательно, может быть предметом исследований ученых-цивилистов и в будущем.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ  

I. Нормативные правовые акты

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // Российская газета. 2009. № 7.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 02.07.2013) // Собрание законодательства РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. № Ст. 410.
  4. Федеральный закон «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 30 декабря 2008 г. № 312-ФЗ // Российская газета. 2008. 31 декабря.
  5. Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ (с изм. от 23.07.2013 г.) // Собрание законодательства РФ. 1998. № 7. Ст. 785.
  6. Федеральный закон «Об акционерных обществах» от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ (ред. от 05.04.2013) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 1. Ст. 1.
  7. Федеральный закон «О бухгалтерском учете» от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2011. № 50. Ст. 7344.
  8. Семейный кодекс РФ от 29 декабря 1995 года № 223-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. № 1. Ст. 16.
  9. Налоговый кодекс РФ (часть вторая) от 5 августа 2000 г. № 117-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2000. № 32. Ст. 3340.
  10. Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. № 30. Ст. 3012.
  11. Приказ Минфина РФ от 30 марта 2001 г. № 26/н «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств». ПБУ 6/01» (ред. от 24.12.2010) // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2001. № 20.
  12. Приказ Минфина России № 10н, ФКЦБ России № 03-6/пз от 29 января 2003 года «Об утверждении порядка оценки стоимости чистых активов акционерных обществ» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2003. № 18.
  13. Письмо Минфина РФ от 21 декабря 2007 г. № 03-11-04/2/311 // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».
  14. Письмо Минфина России от 7 декабря 2009 г. № 03-03-06/1/791 // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».
  15. Гражданский кодекс РСФСР, утвержден 11 ноября 1922 г. // СУ РСФСР. 1922. № 71. Ст. 904 (документ утратил силу).
  16. Постановление Совета Министров СССР «Положение об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью» от 19 июня 1990 г. № 590 // Собрание постановление СССР. 1990. № 15. Ст. 82 (документ утратил силу).
  17. Закон РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» от 25 декабря 1990 г. № 445-1 // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1990. № 30. Ст. 418 (документ утратил силу).
  18. Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. № 2211-1 // Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. № 26. Ст. 733 (документ утратил силу).

II. Материалы судебной практики

  1. Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 9 декабря 1999 г. № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона “Об обществах с ограниченной ответственностью”» // Вестник ВАС РФ. 2000. № 2.
  2. Постановление Президиума ВАС РФ от 7 июня 2005 г. № 15787/04 // Вестник ВАС РФ. 2005. № 10.
  3. Постановление Президиума ВАС РФ от 6 сентября 2005 г. № 5261/05 // Вестник ВАС РФ. 2006. № 1.
  4. Постановление Президиума ВАС РФ от 6 декабря 2005 г. № 9688/05 // Вестник ВАС РФ. 2006. № 5
  5. Постановление Президиума ВАС РФ от 12 июля 2006 г. № 2664/06 // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».
  6. Постановление Президиума ВАС РФ от 6 марта 2007 г. № А33-6183/06-Ф02-932/07 // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».
  7. Постановление Президиум ВАС от 29 сентября 2009 по делу N 6560/09 по делу № А08-6221/05-4 // Вестник ВАС РФ. 2010. № 1.
  8. Постановление Президиума ВАС от 13.12.2011 N 10590/11 по делу № А40-3958/10-62-51 // Вестник ВАС. 2012. № 4.
  9. Постановление ФАС Московского округа от 14 января 2005 г. по делу №КГ-А40/12012-04//Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».
  10. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 10 февраля 2005 г. по делу№А17-248/1/10//Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».
  11. Постановление ФАС Московского округа от 19 января 2006 г. № КГ-А40/13646-05 // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».
  12. Постановление ФАС Московского округа от 29 января 2007 г. № КГ-А41-13727/06 // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».
  13. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 12 апреля 2007 г. по делу № А79-9413/2004-СК2-8784 // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».
  14. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 16 декабря 2010 г. по делу № А13-3778/210 // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».
  15. Постановление ФАС Московского округа от 9 июня 2011 г. № КГ-А40/5493-11 по делу № А40-119110/10-131-768 // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».
  16. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 8 февраля 2012 г. по делу № А32-5757/2011 // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».
  17. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 9 апреля 2012 N Ф03-95/2012 по делу № А73-5813/2009 // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».
  18. Закон Великобритании от 1890 г. «О товариществах» // URL:http://www.hmrc.gov.uk/manuals/ bimmanyal/BIM72505.htm.

III. Научная и  учебная литература

  1. Бабаев А.Б. Проблемы корпоративных правоотношений // Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики. М., 2007.
  2. Бевзенко Р.С. Объекты гражданских правоотношений // Гражданское право: Актуальные проблемы теории и практики. М., 2007.
  3. Белов В.А. Гражданское право: Особенная часть: учебник. М., 2012.
  4. Белов В.А. Уведомление должника об уступке требования и его юридическое значение // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».
  5. Бобков С.А. Уступка доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью // Журнал российского права. 2002. № 7.
  6. Валуйский А.В. Обзор практики рассмотрения федеральными арбитражными судами округов споров о праве на долю в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью // URL:http://base. consultant.ru
  7. Габов А.В. Общества с ограниченной и дополнительной ответственностью в российском законодательстве. М., 2012.
  8. Гражданское и торговое право зарубежных государств: учебник: в 2 т. Т. 1 / Отв. ред. Е.А. Васильев, А.С. Комаров. М., 2004.
  9. Дебольский Н.Н. Гражданская дееспособность по русскому праву до конца XVII века. СПб., 1903.
  10. Долинская В.В. Акционерное право. Основные положения и тенденции. М., 2006.
  11. Каминка А.И. Очерки торгового права. М., 2002.
  12. Комментарий к Федеральному закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» / Под ред. М.Ю. Тихомирова. М., 2007.
  13. Корпоративное право / Отв. ред. И.С. Шиткина. М., 2011.
  14. Лапач В.А. Система объектов гражданских прав: теория и судебная практика. СПб., 2002.
  15. Ломакин Д.В. Доли участия в уставных капиталах хозяйственных обществ как особые объекты гражданского оборота // Хозяйство и право. 2008. № 2.
  16. Могилевский С.Д. Общества с ограниченной ответственностью: учеб.-практ. пособие. М., 2013.
  17. Муромцев С.А. Гражданское право Древнего Рима. М., 2003.
  18. Новоселова Л.А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. М., 2004.
  19. Новоселова Л.А. Оборотоспособность доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью // Объекты гражданского оборота: сб. статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2007.
  20. Пайк Р., Нил Б. Корпоративные финансы и инвестирование / Пер. с англ. СПб., 2006.
  21. Пахомова Н.Н. Цивилистические записки: Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 4. М., 2005.
  22. Победоносцев К.П. Курс гражданского права: в 3 т. Т. 3. М., 2003.
  23. Полковников Г.В. Английское право о компаниях: закон и практика: учеб. пособие. М., 1999.
  24. Сарбаш С.В. Выход участника из общества с ограниченной ответственностью при отрицательном значении чистых активов // Хозяйство и право. 2007. № 1.
  25. Саяпина Е.Н. Отчуждение участником доли в обществе // Пищевая промышленность: бухгалтерский учет и налогообложение. 2012. № 7.
  26. Скловский К.И. Собственность в гражданском праве: учеб.-практ. пособие. 5-е изд., перераб. – М.: Статут, 2010.
  27. Степанов Д. Общества с ограниченной ответственностью: законодательство и практика // Хозяйство и право. 2000. № 12.
  28. Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. М., 2000.
  29. Телюкина М.В. Комментарии к Федеральному закону «Об акционерных обществах» (постатейный). М., 2005.
  30. Туранцева Ю. Истина в суде: определение действительной стоимости доли в уставном капитале ООО // Новая бухгалтерия. 2013. № 4.
  31. Тютрумов И.М. Гражданское право. Юрьев, 1922.
  32. Фатхудинов Р.С. Уступка доли в уставном капитале ООО: теория и практика. М., 2009.
  33. Шапкина Г.С. Новое в акционерном законодательстве (изменения и дополнения Федерального закона «Об акционерных обществах»). Уставный капитал общества // Вестник ВАС РФ. 2001. № 12. С. 102-103.
  34. Шевченко С. Переход долей общества с ограниченной ответственностью // Законность. 2008. № 10.
  35. Шерешеневич Г.Ф. Курс торогового права. Т. 1: Введение. Торговые деятели. М., 2003.

Страницы:   1   2   3


Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!