Меню Услуги

Правовые проблемы уступки доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью


Страницы:   1   2   3


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОЛИ В УСТАВНОМ КАПИТАЛЕ ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ И ЕЕ УСТУПКИ

1.1 Понятие доли в уставном капитале

1.2 Зарубежный и российский опыт правового регулирования уступки доли в уставном капитале

Глава 2. ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ УСТУПКИ ДОЛИ В УСТАВНОМ КАПИТАЛЕ ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ

2.1 Правовые ограничения уступки доли в уставном капитале

2.2 Сделка уступки доли в уставном капитале

2.3 Уведомление об уступке доли в уставном капитале и регистрация изменение в связи с уступкой

2.4 Уступка доли в уставном капитале в пользу общества

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ

ПРИЛОЖЕНИЯ

ВВЕДЕНИЕ

 Актуальность темы обусловлена широкой распространенностью отношений, возникающих в процессе уступки доли в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью (далее – ООО). Несмотря на высокое практическое значение вопросов, касающихся уступки доли в уставном капитале, данное правовое явление остается одним из наиболее неизученных. Некоторые законоположения касающиеся уступки доли получают на практике неоднозначное толкование, что нередко приводит к нарушению прав и законных интересов участников обществ с ограниченной ответственностью и третьих лиц.

Вступивший в силу с 1 июля 2009 года Федеральный закон «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», с одной стороны, устранил некоторые противоречия, существовавшие в ранее действовавшем законодательстве. Но с другой стороны, изменения, внесенные упомянутым законом, также привели к возникновению спорных вопросов, решение которых требует проведения соответствующих исследований.

Наличие проблем, связанных с уступкой доли, вызвано, прежде всего, отсутствием единого подхода к пониманию того, что представляет собой доля в уставном капитале. Требует правового осмысления вопрос, касающийся момента перехода доли в уставном капитале при совершении уступки, поскольку введенное Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. № 312-ФЗ нововведение, устанавливающее, что доля в уставном капитале ООО переходит с момента нотариального удостоверения сделки уступки доли, является значительным отступлением от общего порядка передачи прав участия.

Актуальным является вопрос о целесообразности отражения сведений о долях участников в уставе общества. Согласно ранее действовавшему законодательству сведения о долях участников закреплялись в уставе общества. Действующее законодательство об ООО предусматривает отражение указанных сведений только в государственном реестре (ЕГРЮЛ).

На практике нередко возникают вопросы в связи с передачей доли в пользу общества с ограниченной ответственностью. Так, вопрос о квалификации перехода доли в случае выхода участника из общества существенным образом влияет на налоговые последствия возмещения стоимости доли бывшему участнику.

Кроме того, изучения требует проблема, касающаяся размера возмещения стоимости доли. Передача доли в пользу общества влечет обязанность общества выплатить бывшему участнику действительную стоимость доли, которая определяется на основе данных бухгалтерского учета. Однако неясным остается вопрос о том, как действительная стоимость доли соотносится с рыночной стоимостью чистых активов общества. Указанное обстоятельство вызывает значительное количество судебных споров, что обусловливает необходимость изучения проблемы.

Перечисленные и иные проблемы свидетельствуют о необходимости проведения исследования законодательства, регулирующего уступку доли в уставном капитале ООО. При этом накопленный с 1 июля 2009 года опыт практического применения законодательства, регулирующего уступку доли в уставном капитале ООО, а также сложившаяся в данной сфере судебная практика, делают проведение такого исследование возможным.

Объект настоящего исследования – общественные отношения, возникающие в процессе уступки доли в уставном капитале ООО.

Предмет исследования – нормы законодательства, регулирующего правоотношения, возникающие при уступке доли в уставном капитале ООО.

Цель работы – исследование законодательства, регулирующего уступку доли в уставном капитале ООО, выявление недостатков исследуемого института, определение путей их устранения.

Для достижения поставленной цели необходимо решение следующих задач:

  1. Выявить признаки, составляющие понятие «доля в уставном капитале», сформулировать понятие «доля в уставном капитале ООО».
  2. Исследовать российский и зарубежный опыт правового регулирования уступки доли в уставном капитале ООО.
  3. Провести исследование правового регулирования сделки, оформляющей уступку доли в уставном капитале ООО.
  4. Изучить правовые основы уведомления об уступке доли в уставном капитале ООО, а также правовые проблемы регистрации изменений в связи с уступкой доли в уставном капитале.
  5. Провести анализ законодательства, регулирующего уступку доли в уставном капитале в пользу общества.
  6. Выявить проблемы института уступки доли в уставном капитале ООО, сформулировать предложения, направленные на их устранение.

При проведении исследования были использованы труды таких ученых-цивилистов как В.А. Белов, В.В. Долинская, А.И. Каминка, В.А. Лопач, Д.В. Ломакин, С.Д. Могилевский, К.П. Победоносцев, С.В. Сарбаш, Г.Ф. Шершеневич, И.С. Шиткина.

Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и приложений.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Глава 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОЛИ В УСТАВНОМ КАПИТАЛЕ ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ И ЕЕ УСТУПКИ

1.1 Понятие доли в уставном капитале

Доля в уставном капитале является ключевым понятием не только для законодательства об обществах с ограниченной ответственностью. Исходя из ст. 66 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ), деление уставного (складочного) капитала на доли участников характерно для всех хозяйственных обществ и товариществ. Использование данного термина применительно к хозяйственным товариществам встречаются в ст. 70, 74, 79, 85 ГК РФ.

Первое упоминание о доле в товариществе на Руси связано с товариществами на паях (скалдничества), которые действовали в северо-западных русских городах (об этом свидетельствует, в частности, грамота Великого Новгорода 1417 г.). Н.Н. Дебольский пишет о том, что учреждая товарищество на паях, «люди договариваются, чтобы при нарушении товарищества выходящий не продавал своего права никому другому, кроме других членов товарищества». Можно предположить, что под «правом» автор имел в виду долю в товариществе, которую такое лицо было обязано не отчуждать третьим лицам.

Далее понятие о доле участия развивается в нашем законодательстве в связи с формой акционерных компаний (конец XVII в.). В.В. Долинская отмечает, что в 1698 г. в России была выдвинута инициатива «устроить компанию, в которую мог вступить любой человек путем покупки “порций” или “акциев”». Очевидно, что термин «порция» здесь можно рассматривать как синоним термина «доля».

Понятие о доле продолжает развиваться в начале XIX в. в связи с регулированием полных товариществ и товариществ на вере, которым был посвящен Манифест Императора Александра I о дарованных купечеству новых выгодах 1807 г. Применительно к данным товариществам законодательство использовало термин «пай».

Дореволюционной России не было известно понятие доли в товариществе с ограниченной ответственностью, поскольку она не последовала примеру европейских соседей и не санкционировала на законодательном уровне форму товарищества с ограниченной ответственностью. Вместе с тем аналогом общества с ограниченной ответственностью можно считать товарищества на паях, для которых было характерно деление капитала на паи.

В советский период, несмотря на то что ГК РСФСР 1922 г. предусмотрел форму товарищества с ограниченной ответственностью, ни одна из статей кодекса не была посвящена регулированию долей в таких товариществах.

Более детальное регулирование доли в обществах с ограниченной ответственностью получили в начале 1990-х гг.: в Постановлении Совета Министров СССР «Положение об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Постановление № 590), а также в Законе РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» (далее – Закон о предприятиях). Именно данные нормативные правовые акты стали впервые использовать термин «доля в уставном капитале» (ранее использовались термины «доля в товариществе», «доля участия», «пай»). Этот термин был позднее использован Основами гражданского законодательства Союза ССР и республик (п. 5 ст. 19 Основ).

Наиболее детальное регулирование доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью получили в действующем ГК РФ и в Федеральном законе «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об ООО). Однако ни ГК РФ, ни Закон об ООО не дали легального определения этому понятию и не отнесли его к какому-либо объекту гражданского оборота.

Из смысла отдельных норм действующего законодательства можно сделать вывод о том, что доля участника общества является имуществом. Так, согласно п. 1 ст. 25 Закона об ООО обращение по требованию кредитора взыскания на долю (часть доли) участника общества в уставном капитале общества по долгам участника общества допускается только на основании решения суда при недостаточности для покрытия долгов другого имущества участника общества.

В соответствии с п. 2 ст. 34 Семейного кодекса РФ общим имуществом супругов являются приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и в любое другое нажитое супругами в период брака имущество.

Толкование перечисленных норм позволяет сделать вывод, что доля в уставном капитале является имуществом. Однако простое отнесение доли к имуществу недостаточно для определения ее природы, поскольку понятие имущества является широким и включает в себя вещи, имущественные права, иное имущество (ст. 128 ГК РФ). Между тем регулирование отношений, объектом которых являются вещи, существенным образом отличается, например, от регулирования отношений, объектом которых выступают имущественные права.

В соответствии с пп. 2.1 ст. 268 Налогового кодекса РФ (далее – НК РФ) налогоплательщик имеет право уменьшить доходы от реализации имущественных прав (долей, паев) на расходы по их приобретению. Из данной формулировки можно сделать вывод о том, что доля и имущественное право имеют одинаковый налоговый режим. Однако эта норма не свидетельствует о тождестве имущественного права и доли в уставном капитале, поскольку законодательство довольно часто использует такой прием, распространяя на один объект гражданского оборота режим другого объекта, что не всегда свидетельствует об их тождестве. Так, часто встречающаяся в Налоговом кодексе РФ формулировка – продажа товаров (работ, услуг) – указывает на одинаковый налоговый режим реализации товаров, работ, услуг. Однако это не свидетельствует о том, что товары, работы и услуги являются однородными объектами гражданского оборота.

Таким образом, действующее российское законодательство не позволяет определить правовую природу доли в уставном капитале. Между тем такое определение является необходимым для исследования уступки доли в уставном капитале ООО.

Обратимся к грамматическому толкованию термина «доля в уставном капитале». Из буквального прочтения словосочетания «доля в уставном капитале» следует, что доля – это часть уставного капитала. В связи с этим необходимо выяснить, что представляет собой уставный капитал.

Согласно абз. 4 ст. 14 Закона об ООО уставный капитал общества определяет минимальный размер его имущества, гарантирующего интересы его кредиторов.

Уставный капитал зачастую отождествляется с имуществом, которое вносится учредителями при создании юридического лица. Однако такое имущество можно именовать уставным капиталом лишь условно, поскольку объектами гражданских прав выступают денежные средства или иное имущество, вносимые в оплату уставного капитала. Наряду с уставным капиталом в обществе есть также собственный, заемный капиталы. При этом невозможно указать, какое конкретно имущество организации относится к уставному капиталу, а какое – к собственному или заемному. Данные термины определяются не указанием на конкретное имущество, а посредством величин в денежном выражении: например, уставный капитал общества составляет 150 000 рублей, а заемный капитал – 300 000 рублей. Как обоснованно отмечается в литературе, уставный капитал (категория учетно-бухгалтерская) – это не набор конкретных вещей, а денежная оценка внесенных вкладов.

Г.С. Шапкина определяет уставный капитал общества как денежное выражение стоимости имущества, которое должно иметь юридическое лицо при его создании (безотносительно к конкретным объектам, входящим в его состав) и ниже уровня которого не должна снижаться стоимость чистых активов действующего юридического лица. Таким образом, уставный капитал – это определенная часть имущественной массы общества, которая гарантирует интересы кредиторов общества.

Получается, что по грамматическому толкованию мы должны придти к выводу, что доля в уставном капитале – это часть имущественной массы (капитала) общества.

Нужно отметить, что такое понимание доли встречается и в литературе, и в судебной практике. Понимание участия как доли в имуществе компании встречается у И.М. Тютрюмова, который считал, что права акционера по своей природе являются вещными. Эта концепция находит сторонников и в наши дни. Так, В.А. Лапач указывает, что доля в уставном капитале – это идеальная квота (часть) в праве собственности на имущество общества или товарищества, своеобразный аналог доли в общей собственности. К современным сторонникам этой теории можно отнести также Н.Н. Пахомову.

Полагаем, что вышеизложенное мнение недостаточно обосновано.

Долю как часть капитала (часть чистых активов) общества можно понимать лишь с экономической (стоимостной) точки зрения. Собственность отражает отношения между людьми по поводу материальных благ. При этом центральным элементом в отношениях собственности является понятие присвоения – отношение индивида или коллектива к объектам как «к своим», «как к своим собственным».

По существу, факт принадлежности имущества юридическому лицу не мешает участнику общества относится к этому имуществу как к своему, считать себя экономическим собственником имущества. На тот факт, что реальные активы общества воспринимаются учредителем как свои, несмотря на норму ст. 48 ГК РФ, указывается и в современной литературе. При этом для собственника не имеет значение, как происходит акт присвоения – путем непосредственного владения вещью либо опосредованно (путем контроля над собственником вещи – юридическим лицом).

Таким образом, доля участника с экономической точки зрения, действительно, воплощает в себе часть капитала (активов) общества. Однако, с юридической точки зрения, распоряжение активами общества осуществляется участником опосредовано, через управление обществом. Поэтому участник общества не имеет субъективных прав в отношении имущества общества.

Действующее российское законодательство прямо закрепляет, что собственником имущества общества является само общество (п. 1 ст. 48 ГК РФ).

Таким образом, юридическое лицо является непреодолимым препятствием, которое не позволяет говорить о том, что доля дает участнику некое право на идеальную часть в имущественной массе (активах) юридического лица.

Нам могут возразить, что участник общества вправе выйти из общества и потребовать выплаты стоимости доли, что свидетельствует о вещном праве участника на часть имущества общества (ст. 26 Закона об ООО). Действительно, такое право участника свидетельствует о некоем притязании на часть имущества общества, пропорционально его доле. Однако это право носит исключительно обязательственную природу (право требования к обществу) и не может рассматриваться как вещное право на имущество общества. Кроме того, действующая редакция Закона об ООО ограничила право участника на выход из общества. В настоящее время участник ООО вправе выйти из общества только в том случае, если это предусмотрено уставом общества (п. 1 ст. 26 Закона об ООО).

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Таким образом, необходимо различать два значения доли в уставном капитале – экономическое и юридическое. С экономической точки зрения доля участника выражает часть стоимости имущества общества, дает лицу возможность распоряжаться капиталом (активами общества). Однако с юридической точки зрения для данного понимания существует непреодолимое препятствие – самостоятельный статус общества с ограниченной ответственностью, которому и принадлежит имущество.

В чем же заключается юридическое значение доли в уставном капитале? По мнению Д. Степанова доля в уставном капитале не является ни  денежной суммой, ни отдельным правом или совокупностью прав, ни ценной бумагой. Доля – особый юридический инструмент, сущность и назначение которого раскрывается в той роли, которую он играет на протяжении всего периода существования общества. При этом данный вывод автор обосновывает тем, что доли в уставном капитале «определяются указанием на их размер (в процентном или числовом дробном выражении), номинальную стоимость».

В итоге остается непонятным, что Д. Степанов понимает под долей участника – это особый юридический инструмент или все-таки имущество особого рода. Кроме того, ученый не раскрывает, в чем состоит сущность данного юридического инструмента как объекта гражданского оборота.

Р.С. Безвзенко указывает, что «доля в уставном капитале является лишь символом, знаком тех прав, которые принадлежат участнику общества… это всего лишь процент, дробь, показывающая соотношение оплаченной лицом части уставного капитала и размера самого капитала».

С данным мнением вряд ли можно согласиться, поскольку оно напрямую противоречить положениям законодательства, в соответствии с которыми доля в уставном капитале рассматривается именно как объект гражданского оборота (ст. 93 ГК РФ, ст. 21 Закона об ООО). Если же следовать логике данного автора, то нужно придти к выводу о том, что ст. 93 ГК РФ говорит об уступке символа (знака, дроби). Как отмечает Р.С. Фатхутдинов: «Ошибка Р.С. Бевзенко состоит в том, что понятие доли в уставном капитале отождествляется им с таким свойством доли, как ее размер».

Наиболее обоснованным представляется понимание доли в уставном капитале в качестве разновидности права участия. Поскольку общество с ограниченной ответственностью является разновидностью коммерческой организации, основанной на правах членства, логичным будет вывод о том, что с передачей вклада в уставный капитал участник общества получает право участия в данном обществе.

Что же представляет собой право участия? В литературе данному вопросу посвящены довольно серьезные исследования. Прежде всего, ученые отмечают, что право участия – это субъективное право. Главной составляющей данного права является возможность управомоченного к совершению собственных действий, последствия которых должны претерпевать определенные пассивные субъекты. В.А. Белов подчеркивает, что корпоративное право – это единая система, сложенная из большего или меньшего количества субправомочий, а вовсе не конгломерат отдельных субъективных прав.

Против рассмотрения прав участия как единого субъективного права высказывается А.Б. Бабаев, указывая, что объединять в рамках «единого комплекса прав» права, возникающие из различных оснований, единым субъективным (членским) правом методологически неправильно. Полагаем, что данное возражение недостаточно обоснованно, поскольку правомочия, составляющие единое право участия, возникают из одного основания – приобретение данного комплекса (права участия).

Таким образом, доля в уставном капитале является разновидностью права участия и как таковая представляет собой субъективное право, состоящее из совокупности правомочий участника общества.

Несмотря на то что законодательство не ставит знак равенства между терминами «доля в уставном капитале» и «право участия», вывод об их тождестве следует из толкования норм ГК РФ и Закона об ООО. Возьмем, например, ст. 93 ГК РФ, которая закрепляет право участника общества уступить свою долю в уставном капитале. Как мы выяснили, участник обладает правом участия в обществе. При этом участник общества вправе распорядиться своим право участия путем его отчуждения. Следовательно, по существу, в ст. 93 ГК РФ речь идет о распоряжении правом участия. Поскольку ст. 93 ГК РФ использует термин «уступка доли в уставном капитале», можно сделать вывод о том, что ст. 93 ГК РФ понимает под долей в уставном капитале право участия. Если же принять обратное (доля не тождественна праву участия), то получится, что уступка доли и уступка права участия – это различные факты и первое не влечет второго. Однако этот вывод опровергается положением о том, что к приобретателю доли переходят все права и обязанности участника общества, т.е. переходит право участия.

С.А. Бобков определил долю в уставном капитале как имущественное право, имеющее количественное выражение в виде номинальной стоимости, а также долевого соотношения (в виде процентов или дроби) относительно размера уставного капитала общества с ограниченной ответственностью, владение которым наделяет субъекта статусом участника общества и, как следствие, — комплексом прав и обязанностей по отношению к обществу и другим участникам.у, в ст. 93 ГК РФ речь идет о распоряжении правом участия. тва вправе распорядиться своим право участияП 2007. С. 811-812.блемы корпоративных правоотношений // Гражданское право: актуальные проблемы тествий, последствия которых до

Однако в определении С.А. Бобкова есть некоторые недостатки. Автор разграничивает в данном определении имущественное право и комплекс прав и обязанностей участника. Надо полагать, что доля в уставном капитале – это и есть комплекс правомочий участника. В выделении же отдельного имущественного права нет необходимости, тем более что остается неясным содержание и назначение данного имущественного права.

Д.В. Ломакин предлагает рассматривать долю в уставном капитале как комплекс имущественных и неимущественных прав.

Использование данного подхода встречается как в отечественной судебной практике, так и в правовой литерауре. Так, суд подчеркнул, что доля представляет собой не имеющий материального воплощения объект гражданского оборота (имущество – ст. 128 ГК РФ), представляющий собой единую и неделимую совокупность имущественных и неимущественных прав и имеющий определенную стоимостную оценку, выражающуюся в номинальной стоимости.

В научной литературе отмечено: «Участнику общества с ограниченной ответственностью принадлежит совокупность имущественных и неимущественных прав, в том числе:

— право на получение части чистой прибыли общества пропорционально доле в уставном капитале;

— право на получение в случае выхода участника из общества или исключения из общества действительной стоимости доли;

— право на часть имущества общества в случае его ликвидации, оставшуюся после расчета со всеми кредиторами общества;

— право на участие в управлении делами общества, право на получение информации о деятельности общества; право на выход из общества.

Итак, доля в уставном капитале ООО – это имущественное право, наделяющее его владельцев комплексом прав имущественного и неимущественного характера в отношении общества».

Важная особенность права участия состоит в том, что оно обладает определенным размером и стоимостью. В коммерческих организациях (точнее, в объединениях капитала) объем прав участника зависит от его имущественного участия в капитале организации. Поскольку после внесения вклада в уставный капитал данный вклад становится достоянием компании, а участник компании приобретает право участия, для определения объема прав участия используется размер внесенного вклада. Вкладу соответствует «номинальная стоимость» участия.

Например, если вклад в уставный капитал составляет 2000 рублей, то и номинальная стоимость доли будет равна 2000 рублям.

Собственно, размер доли в уставном капитале определяется через соотношение ее номинальной стоимости к уставному капиталу общества. Например, если уставный капитал равен 10 000 рублей, то размер доли будет равен 20% или 1/5 уставного капитала.

Помимо номинальной, доля также имеет действительную стоимость, под которой понимается стоимость чистых активов общества, пропорциональная размеру доли. Если номинальная стоимость доли – это часть уставного капитала, то действительная стоимость доли – это часть стоимости чистых активов общества (собственного капитала общества).

Таким образом, доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью представляет собой право участия, сущность которого заключается в субъективном праве на участие в организации деятельности общества, состоящем из комплекса правомочий участника общества.

1.2 Зарубежный и российский опыт правового регулированияуступки доли в уставном капитале

Уступка доли участия встречается на самых ранних стадиях развития коммерческих объединений. В.В. Долинская указывает, что в XII в. наблюдалось настолько сильное развитие торговли куксами (доли в Gewenrkschaften), что это привело к появлению особых посредников, распространению спекуляции и вмешательству государства. При этом отчуждение куксов производилось по правилам отчуждения недвижимого имущества.

Свободный оборот долей участия (паев) в XII в. наблюдался также на юге Франции и связан с развитием мукомольных объединений.

Дальнейшее развития уступка права участия связано с упоминавшимися loka в итальянских объединениях maonae (товарищества с торговыми целями). При этом loka отчуждались по распоряжению собственника путем внесения в книги маонов соответствующей записи.

Эволюция юридической и торговой мысли привела к дальнейшему упрощению передачи прав участия. В начале XVII столетия в Европе произошло бурное развитие оборота акций таких компаний, как английская и голландская Ост-Индская компании, а также британской торговой компании в Южных морях.

С появлением товариществ с ограниченной ответственностью (Германия, 1892 г.) вопрос о возможности передачи долей участия в этих товариществах также решался положительно. В соответствии с параграфом 15 Закона Германии 1892 г. доля участия могла быть свободно отчуждена третьему лицу. Однако в наши дни германские юристы отмечают, что доли в обществах с ограниченной ответственностью могут быть переданы лишь с согласия общества либо остальных участников.

Австрийский закон занял более жесткую позицию – на отчуждение доли требовалось получить согласие товарищества. При этом закон предписывал, что в случае отказа дать согласие на отчуждение доли участник мог обратиться в суд с требованием разрешить ему продать свою долю. По решению суда и при отсутствии серьезных к тому оснований доля могла быть отчуждена иным лицам.

Французское законодательство также допускало отчуждение доли третьим лицам только с согласия остальных участников, представляющих не менее ¾ паев.

Наиболее реакционным оказалось швейцарское законодательство начала XX в., которое полностью запрещало свободное отчуждение долей третьим лицам и не допускало вмешательства суда в область частных дел товарищества.

Американское законодательство о кампаниях с ограниченной ответственностью допускало передачу долей третьим лицам с самого начала развития данной формы (1977 г.).

Право Великобритании также признает возможность передачи доли (interest is transferable). При этом прослеживается регулирование, аналогичное американскому. Так, Закон Великобритании 1890 г. «О партнерствах» говорит о том, что сам факт уступки доли не наделяет приобретателя доли правом вмешиваться в управление делами партнерства (ст. 31). Приобретенная доля, говорит далее закон, уполномочивает лишь на получение части прибыли, на которую имел право уступивший долю партнер.

Уступка доли не влечет передачу права на участие в управлении компанией, а также права на ознакомление с документацией компании. Уступка доли дает приобретателю лишь право на участие в распределении прибыли. При этом право на дивиденд может быть передано только в том случае, если директора компании решают его выплатить.

Такое регулирование позволяет Г.В. Полковникову резделять понятия «пайщик компании» и «член компании». Ученый подчеркивает, что при уступке права на пай лицо, получившее фондовые бумаги, становится лишь пайщиком компании. Ее членом он станет только после того, как его имя будет включено в журнал членов компании. Для возникновения данного права необходимо приобрести статус участника компании, что требует одобрения остальных участников.

Таким образом, несмотря на то, что уступка долей допускалась иностранными законодательствами, такая уступка была существенно ограничено различными препятствиями: согласием участников общества, запретом на уступку доли, преимущественным правом на приобретение доли.

В дореволюционной России в силу отсутствия формы общества с ограниченной ответственностью в законодательстве прямое регулирование продажи доли в данной организационно-правовой форме не встречается.

Вместе с тем свидетельства о продаже участия в предприятии присутствуют уже в XIII в. Так, по словам Н.Н. Дебольского, члены товарищества на паях, действовавших в северо-западных русских городах, могли продать свое право другим членам товарищества. При этом в этих товариществах выходящий пайщик соглашался не продавать «свое право никому, кроме других членов товарищества».

Возможность уступки участия в простых товариществах, безусловно, повлияла на признание данного права в товариществах на паях – предшественниках обществ с ограниченной ответственностью.

Начало полноценного оборота правами участия в юридических лицах связано с появлением в России акционерных компаний, прежде всего «Российской в Константинополе торгующей компании». Права акционеров этой компании, удостоверенные «билетом», подлежали свободному отчуждению. Вместе с тем передача участия в этом случае была неразрывно связана с документом – акцией.

Передача права участия, не удостоверяемого ценной бумагой, была прямо урегулирована в нашем законодательстве в XIX в. (Манифест 1807 г.) применительно к паям торговых товариществ. Возможность отчуждения пая допускалась в силу того, что пай признавался движимым имуществом, несмотря на его материальную природу. В силу прямого указания ст. 514 т. Х ч. 1 Свода Законов лицо вправе было отчуждать имущество в пределах, законом дозволенных, посредством всякого рода договоров.

Передача права участия была характерна также для производственных кооперативов и трудовых артелей.

Таким образом, право участия, разновидностью которого является доля в уставном капитале, являлось объектом гражданского оборота задолго до появления формы общества (товарищества) с ограниченной ответственностью.

В советский период, несмотря на законодательное закрепление формы общества с ограниченной ответственностью (ГК РСФСР 1922 г.), институт уступки прав участия в обществах с ограниченной ответственностью не сразу получил прямое урегулирование. Как уже отмечалось, регулирование новой формы юридического лица в то время было весьма скудным. Однако указание на возможность отчуждения долей можно было найти в примерных уставах товариществ с ограниченной ответственность, разработанных государственными органами.

В течение 70 лет после принятия ГК РСФСР 1922 г. какого-либо положительного регулирования уступки долей не наблюдалось, что объясняется отсутствием участия частных коммерческих объединений в хозяйственной жизни советского государства.

Развитие оборота долей участия возрождается в начале 1990-х годов. Довольно детально урегулировало уступку доли Постановление № 590 (п. 67). Уступка доли допускается с согласия всех участников общества. При этом согласие требовалось независимо от того, в чью пользу осуществлялась уступка – участников общества или третьих лиц. Постановление № 590 также предусмотрело преимущественное право участников на приобретение доли (п. 67). Следовательно, действовало сразу два ограничения на уступку доли – согласие участников и преимущественное право. При этом участники общества могли договориться лишь о порядке осуществления преимущественного права (пропорционально долям либо в ином порядке), но не о его отмене.

Действующее отечественное законодательство закрепляет право каждого участника общества продать или иным образом уступить свою долю в уставном капитале другим участникам общества или третьим лицам, если иное не запрещено уставом общества (ст. 21 Закона об ООО). Доля может перейти также от участника в пользу общества (ст. 23 Закона об ООО). Кроме того, закон предусматривает случаи уступки обществом принадлежащих ему долей в пользу участников общества либо третьих лиц (ст. 24 Закона об ООО).

Уступка доли одному или нескольким участникам общества допускается без согласия других участников общества на такую сделку, если иное не предусмотрено уставом ООО (п. 2 ст. 21 Закона об ООО). В случае продажи доли третьим лицам участники общества имеют преимущественное право на приобретение доли.

Право участия, разновидностью которого является доля в уставном капитале, является объектом гражданского оборота уже более двух тысячелетий. Вместе с тем, в отличие от оборота акций, оборот долей в уставном капитале существенно ограничен, что обусловлено лично-доверительным характером отношений между участниками общества с ограниченной ответственностью.


Страницы:   1   2   3