Меню Услуги

Проблемы уголовной ответственности за похищение человека по уголовному кодексу российской федерации. Часть 3.


Страницы:   1   2   3

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

2. ОТЛИЧИЕ ПОХИЩЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА ОТ СМЕЖНЫХ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

2.1 Отличие похищения человека от незаконного лишения свободы

По основному, дополнительным и факультативным объекта незаконное лишение свободы полностью совпадает с похищением человека. Потерпевшими в данных составах являются одни и те же категории лиц.

С объективной стороны важным различием между похищением человека и незаконным лишением свободы является способ совершения преступления. В случаях похищения происходит захват и последующее перемещение потерпевшего против его воли в другое место. Когда происходит незаконное лишенние свободы, перемещение в другое место отсутствует, а происходит удержание потерпевшего в том месте где он оказался по своей воле. Данное различие иногда на вызывает сложности в квалификации действий преступников. Причем затруднения возникают не только у следователей и дознавателей но и у судей. Это подтверждается судебной практикой.

Приговором суда Р. признан виновным в похищении человека, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, являясь организатором преступления, а также в неправомерном завладении автомобилем без цели хищения, при следующих обстоятельствах.

15 сентября 2004 года в помещении здания ОАО «Серпуховская бумажная фабрика», расположенного в Московской области в г. Серпухов по улице Пролетарской д. 134, Р., имея умысел, направленный на похищение В.. вступил в сговор с не установленным следствием лицом, подвергшим избиению Б., открыто завладевшим сотовым телефоном последнего, в последующем предоставлявшим потерпевшему телефон для осуществления им телефонных звонков, с целью получения от Б. материальных ценностей и денежных средств.

Р. и другое лицо, угрожая применением опасного для жизни и здоровья насилия в адрес Б., которые последний воспринимал реально, во исполнение преступного умысла, дал указание прибывшему вместе с ним К. вывести потерпевшего (против его воли) из здания фабрики, открыто таким образом захватив потерпевшего, при этом все осознавали преступный характер этих действий.

Продолжая свои действия, они сопроводили потерпевшего на улицу, где Р. потребовал передачи К. ключей от автомашины потерпевшего, поместив последнего в автомашину марки «Мерседес», и под управлением Р переместили потерпевшего против его воли в автомашине в ресторан «Трактир Русь» в г Серпухове по улице Московская, д. 2/20, где незаконно удерживали.

К указанным лицам присоединился Г., после чего Р. и остальные лица, действуя в группе лиц, незаконно удерживая потерпевшего, доставили его в дом <…>, принадлежащий Р., с последующим удержанием потерпевшего на втором этаже дома до 16 сентября 2004 года. К указанной группе присоединился П.

По указанию Р. К. и Г. своим постоянным присутствием, а П. — непродолжительное время, на первом этаже дома исключали возможность для Б. без их ведома покинуть дом, незаконно удерживая его до утра 16 сентября 2004 года В период с 8 до 12 часов по указанию Р., во исполнение ранее достигнутой договоренности, потерпевший был доставлен участниками незаконного его удержания Г. и П. к административному зданию ОАО «Серпуховская бумажная фабрика», расположенному по ул. Пролетарская, д. 134, П., подчинившись указанию Р., осуществлял сопровождение автомашины, на которой перевозили потерпевшего, а по приезде к зданию, действуя совместно и согласованно, Г. и П по указанию Р., вопреки воле потерпевшего, провели его в здание фабрики и незаконно удерживали там, после чего передали Б. не установленному следствием лицу Однако потерпевшему удалось сбежать.

В материалах дела нет сведений о документах, подтверждающих принадлежность автомобиля потерпевшему, а также факт существования данного автомобиля.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, находит, что судебные решения подлежат изменению.

До внесения изменений в приговор способом похищения потерпевшего признавались «угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего», которые тот воспринимал реально, по этому признаку действия Р. были квалифицированы по п. «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ.

Президиум областного суда исключил из приговора п. «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ и с исключением данного признака из приговора отсутствует способ, которым было совершено похищение потерпевшего В таком виде в приговоре отсутствует обоснование того, каким способом потерпевший «против его воли был перемещен из здания «Серпуховской бумажной фабрики» в ресторан, после в дом. принадлежащий Р. и вновь в здание бумажной фабрики»

Диспозиция ст. 126 УК РФ предусматривает в качестве предмета похищения — человека, т.е. физическое лицо, а в данном, конкретном случае здорового физически и психически человека мужского пола, который перемещался «помимо его воли», т.е. способность к сопротивлению и его воля были подавлены, исходя из первоначально установленного судом Принимая во внимание, что ст. 126 УК РФ предусматривает в качестве способа похищения человека:

-насилие, применяемое к потерпевшему, опасное либо не опасное для жизни или здоровья последнего;

-угрозу применения такого насилия;

-обман либо злоупотребление доверием, как способ похищения потерпевшего (в этом случае потерпевший перемещается сам в место, где он впоследствии удерживается похитителями);

-использование беспомощного состояния потерпевшего (состояние алкогольного опьянения, либо под воздействием усыпляющих веществ), когда в силу физической невозможности противостоять похитителям потерпевший перемещается и удерживается последними.

Ни один из указанных способов похищения не был установлен по конкретному уголовному делу, поскольку «угроза применения насилия опасного для жизни или здоровья» как способ похищения потерпевшего исключена из приговора, а другие способы похищения не вменялись в вину осужденному.

Также из материалов дела видно и об этом указано в приговоре (лист 14 приговора), что удержание потерпевшего Б. было произведено в связи с гражданско-правовыми отношениями, возникшими между потерпевшим, представлявшим интересы ООО «Биласко», и директором АО «Серпуховская бумажная фабрика» по причине наличия двух контрактов на поставку оборудования и непоставки оборудования со стороны ООО «Биласко».

Потерпевший сам приехал на фабрику в гор Серпухов и в процессе конфликта удерживался осужденным, не установленное следствием лицо удержание потерпевшего не производило, а только организовало его задержание.

При таких обстоятельствах действия Р. необходимо переквалифицировать со ст. 126 ч. 2 п «а» УК РФ на ст. 127 ч. 1 УК РФ, поскольку Р. совершил незаконное лишение потерпевшего свободы, не связанное с его похищением [35; с.60].

Ещё пример.

Судом первой инстанции Бычков Е. В. осужден по пп. «а,ж» ч. 2 ст. 126 Уголовного кодекса Российской Федерации с применением ст. 64 Уголовного кодекса Российской Федерации к лишению свободы на срок 3 года; по п. «а» ч. 2 ст. 127 Уголовного кодекса Российской Федерации с применением ст. 64 Уголовного кодекса Российской Федерации к лишению свободы на срок 1 год 6 месяцев;

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда установила:

Что правильно установив фактические обстоятельства по делу, суд им дал неверную юридическую оценку.

По смыслу закона под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением его с постоянного или временного местонахождения в другое место и последующим удержанием его в неволе. Похищение человека совершается только с прямым умыслом, чего по настоящему делу не установлено.

Так, из показаний потерпевших Л., Д.., С., Р., Ш., С. видно, что они являются наркозависимыми лицами. Их родственники заключили соглашения с ООО «…», возглавляемым Бычковым Е.В., по которым ООО «…» обязалось провести реабилитационные мероприятия с лицом, «зависимым к психоактивным веществам», оказать помощь в формировании здоровой микросреды. Кроме того, родственники данных лиц оформляли заявления об оказании последним немедицинской специализированной реабилитационной помощи в профилактике зависимости от психоактивных веществ, в котором выражали согласие со всеми мерами и методами, применяющимися в целях формирования стойкой утраты такой зависимости, включая изоляцию, направление на хозяйственные работы, временное фиксирование в наручниках, перевод на постное питание. На основании заключенных соглашений наркозависимых лиц помещали в здание немедицинского реабилитационного центра ООО «…», расположенного в … … в г. Нижний Тагил, где в течение определенного времени потерпевшие были фиксированы наручниками к кроватям. При этом родственники предварительно оговаривали место, время и дату помещения наркозависимого в реабилитационный центр, его изъятие из дома происходило в присутствии родственников. Сами потерпевшие пояснили в ходе рассмотрения дела, что осознавали, куда и для чего их доставляют, знали, что родственники оплатили их помещение в ООО «…».

Указанные выше обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что тайного либо открытого захвата, завладения живым человеком, как того требует квалификация похищения, по делу не установлено. Наркозависимые лишь доставлялись с ведома родственников для лечения в помещение реабилитационного центра.

Более того, из показаний осужденного Бычкова Е.В. следует, что основная цель возглавляемого им центра была оградить наркозависимых от пагубного воздействия наркотиков, их изъятие из неблагоприятной асоциальной среды. Для этого сотрудники принимали решение о принудительном лишении этих лиц свободы, пристегивали их наручниками к кровати.

Указанные обстоятельства свидетельствует о том, что умысел осужденных был направлен не на похищение потерпевших, а только на незаконное лишение их свободы.

Судебная коллегия определила:

приговор Дзержинского районного суда г. Нижний Тагил Свердловской области от 11 октября 2010 года в отношении Бычкова Е. В., изменить.

Переквалифицировать его действия с пп. «а,ж» ч. 2 ст. 126 Уголовного кодекса Российской Федерации на пп. «а,ж» ч. 2 ст. 127 Уголовного кодекса Российской Федерации, по которой назначить наказание с применением ст. 64 Уголовного кодекса Российской Федерации в виде лишения свободы на срок 2 года 6 месяцев [35, с.59].

Время содержания в неволе потерпевшего, для квалификации незаконного лишения свободы не имеет значения. Что полностью совпадает с составом похищения человека. Способы удержания в неволе при незаконном лишении свободы так же совпадают с теми которые используются при похищении.

Цели и мотивы незаконного лишения свободы для квалификации деяния значение не имеют. Здесь имеется отличие от похищения человека, так как по статье 126 УК РФ корыстный мотивы являются квалифицирующим признаком и влечет более строгое наказание. В 127 УК РФ статье такого признака нет.

Субъектом незаконного лишения свободы является лицо достигшее 16 лет, что отличается от статьи 126 УК РФ где необходимо достижение возраста в 14 лет.

Эта разница в возрате вызвана тем что основной состав похищения человека является тяжким преступлением, а основной состав незаконного лишения свободы – прступлением небольшой тяжести.

По общему правилу деяния квалифицированные как похищение человека дополнительной квалификации по статье 127 УК РФ не требуют.

Но данное правило не всегда соблюдается работниками следственных органов и судьями. Примером тому служит Постановлением президиума Московского городского суда от 13 мая 1999 г. по делу Литвинова, Уварова и Кенина.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах. Литвинов и Уваров вступили между собой в преступный сговор на завладение трехкомнатной квартирой, принадлежащей на праве личной собственности Блинову, стоимостью 46 981 866 руб.

Во исполнение своего умысла в середине октября 1995 г. Уваров и Литвинов несколько раз с угрозами требовали от Блинова уступить им право на продажу своей квартиры, а самому переехать в квартиру меньшей площади. Поскольку Блинов от этого отказывался, 7 ноября 1995 г. около 8 час. утра Уваров и Литвинов на двух машинах приехали за Блиновым, посадили в машину и Уваров отвез его к дому, у которого их уже ждали Литвинов и Кенин. Кенин, удерживая Блинова в квартире этого дома, на ночь приковал его наручниками. 8 ноября 1995 г. Блинову удалось убежать и обратиться в органы милиции.

По смыслу ст. 126 УК РФ похищение человека предполагает его захват и перемещение в другое место помимо воли потерпевшего, обычно связанное с последующим удержанием похищенного в неволе.

Таким образом, по ст. 126 УК РФ квалифицируются действия не только в случае, когда человека похищают и перемещают в другое место, но и когда его незаконно удерживают.

Поэтому действия осужденных, связанные с лишением Блинова свободы, полностью охватываются ст. 126 УК РФ и не требуют дополнительной квалификации по другим статьям. [49]

2.2 Отличие похищения человека от захвата заложников

Российское уголовное законодательство содержит составы преступлений против личной свободы, имеющие не только один и тот же непосредственный объект посягательства — свободу человека, но и сходные объективные стороны. Речь идет о ст. ст. 126 и 206 УК РФ «Похищение человека» и «Захват заложника». Данные статьи в Уголовном кодексе обусловливают в ряде случаев конкуренцию норм, и нередко возникает вопрос о правильной квалификации действий виновного. Зачастую сотрудники правоохранительных органов ставят знак тождества между терминами «похищенный» и «заложник».

Проблеме отграничения похищения человека и захвата заложника еще в 1994 г. уделяли внимание Л.Д. Гаухман, С.В. Максимов и С.А. Сауляк. Они отмечали, что «составы преступлений «похищение людей» и «захват заложника» практически не поддаются точному отграничению одного от другого, что вызвано недостаточно определенными формулировками признаков этих преступлений в диспозициях составов преступлений» [21; 70].

Теоретические аспекты похищения человека и захвата заложника тесным образом взаимодействуют с терроризмом, которые в современном мире приобрели особую актуальность. В свою очередь, со стороны государства требуется незамедлительная мобилизация всех средств для пресечения террористических актов. Так, Европейская конвенция о пресечении терроризма (заключена 27 января 1977 г.) помимо посягательств, подпадающих под действие перечисленных в ней договоров (Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов, с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, если такие преступления связаны с покушением на жизнь, физическую неприкосновенность либо их свободу), относит к терроризму преступления, сопряженные с похищением, захватом заложников или серьезным насильственным удержанием людей, преступления с применением средств, создающих опасность для людей (ст. 1); как терроризм может быть квалифицировано и иное не указанное в ст. 1 преступление, если оно является серьезным насильственным посягательством против жизни, физической неприкосновенности или свободы личности, актом нанесения ущерба имуществу, создающим коллективную опасность для людей (ст. 2).

Для верной квалификации исследуемых деяний важно подчеркнуть особенности, отграничивающие состав похищение человека от захвата заложника. Так, С.В. Скляров справедливо отмечает, что «особенностями, ограничивающими состав «похищение человека» от смежных составов, являются: а) наличие трех последовательных действий — завладение человеком, его перемещение и удержание; б) тайный характер места удержания похищенного; в) отсутствие близких родственных отношений между похитителями и похищенным; г) ограниченный круг лиц, к которым предъявляются требования (если они имеются)» [42; С.91].

Прежде чем перейти к анализу отграничения похищения человека от захвата заложника, представляется целесообразным предварительно дать краткую характеристику каждого из них.

Одним из основополагающих критериев разграничения рассматриваемых преступлений является объект преступного посягательства. Вопрос о нахождении нормы, предусматривающей ответственность за захват заложника, в системе Особенной части Уголовного кодекса в различное время решался неоднозначно. Первоначально указанная норма была расположена в УК РСФСР 1960 г. в главе «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности», и в качестве объекта преступного посягательства, так же как при похищении человека, рассматривалась физическая свобода человека. Таким образом, установленный законом единый объект для двух тождественных преступлений создавал серьезные проблемы их разграничения.

С развитием уголовного законодательства вопрос об объектной направленности захвата заложника был, в свою очередь, также пересмотрен. В действующем уголовном законодательстве указанная норма скорректирована в ст. 206 УК РФ, которая расположена в главе «Преступления против общественной безопасности».

Общественная безопасность как родовой объект захвата заложника является сложной социальной категорией. Под безопасностью в Законе РФ от 5 марта 1992 г. (в редакции ФЗ от 26 июня 2008 г.) «О безопасности» понимается состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. В.С. Комиссаров под общественной безопасностью понимает определенную совокупность отношений, регулирующих безопасные условия жизни общества, но и поддерживающих такой уровень защищенности общества, который является достаточным для его нормального функционирования [46; с.88].

И.А. Журавлев считает, что «сущность общественной безопасности как родового объекта захвата заложника состоит в том, что данное деяние наносит ущерб жизненно важным интересам всего общества, неопределенно широкому кругу лиц, а не конкретному лицу. На данное обстоятельство указывает специальная цель захвата заложника: понуждение государства, организации или гражданина совершить действия или воздержаться от них» [23; с.89]. Сами же захват или удержание заложника являются лишь средством достижения основной цели. При захвате заложника виновного интересует в первую очередь возможность использования удерживаемого лица, а не его личность. Потерпевшие в этом случае не имеют никаких отношений с преступником [28; с.55].

Рассматривая различия между похищением человека и захватом заложников, необходимо остановиться и на дополнительном объекте вышеназванных составов. Дополнительным объектом при захвате заложника выступает физическая свобода лица, которая в похищении человека является непосредственным объектом, о чем нами говорилось при рассмотрении данного состава преступления. При захвате заложника целью действия виновных лиц является не захват заложника сам по себе, а выполнение определенных действий со стороны государства, организации или гражданина. В связи с этим можно сделать вывод, что захват заложника отличается от похищения человека по объекту. При захвате заложника главной сферой посягательства выступает общественная безопасность, а при похищении — физическая свобода человека.

Немаловажным критерием разграничения рассматриваемых составов преступлений является объективная сторона их совершения. Под захватом заложника понимается неправомерное физическое ограничение свободы человека, при котором его последующее возвращение к свободе ставится в зависимость от выполнения требований субъекта, обращенных к государству, организации, физическим и юридическим лицам. Захват может осуществляться открыто или тайно, без насилия или с насилием, не опасным (ч. 1 ст. 206 УК РФ) либо опасным (ч. 2 ст. 206 УК РФ) для жизни или здоровья. Объективная сторона похищения заключается в совершении общественно опасного деяния, т.е. в завладении живым человеком вопреки его воле с последующим его перемещением и удержанием.

Также следует обратить внимание на момент окончания указанных преступлений. Как захват заложника, так и насильственное похищение человека — это длящиеся преступления с формальным составом. Захват заложника считается оконченным с момента фактического лишения свободы потерпевшего (захвата), если при этом виновный преследовал цель понудить субъектов выполнить определенные требования как условие освобождения заложника. В отличие от захвата заложника, похищение человека начинается с момента захвата и является оконченным с момента начала перемещением.

Существенное отличие между похищением человека и захватом заложников заключается в особенности их субъективной стороны, точнее, их целей. По своей сути, цель похищения не является обязательным признаком этого состава. Цель может быть различной. Это может быть месть, корысть, другие низменные цели, понуждение потерпевшего к выполнению каких-либо обязательств перед виновным и т.д. А что же касается захвата заложника, то виновный осознает, что незаконно захватывает другого человека в качестве заложника в целях понуждения государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия и желает этого. Кроме того, обязательным признаком субъективной стороны захвата заложника, в отличие от похищения человека, является специальная цель — понуждение государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условие освобождения заложника.

Также субъективная сторона похищения человека и захвата заложника характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный осознает, что незаконно захватывает другого человека в качестве заложника в целях понуждения государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия и желает этого. В отличие от захвата заложника, при похищении человека виновный осознает, что незаконно захватывает другого человека и вопреки его воле перемещает его в иное место и желает этого. Отсюда следует, что интеллектуальный момент рассматриваемых преступлений различен. Так, при захвате заложника сознанием виновного охватывается определенная совокупность противоправных действий, направленных на причинение вреда общественным отношениям, регламентирующим безопасные условия жизни общества, а именно: безопасность личности, нарушение нормальной деятельности организаций и т.д. В свою очередь, при похищении человека интеллектуальный момент прямого умысла характеризуется осознанием виновным того, что, совершая преступление, он лишает другого человека свободы. Мотивы рассматриваемых преступлений могут быть самыми различными. Это может быть корысть, совершение преступлений по найму.

В связи с этим на практике возникает немало проблем при разграничении похищения человека из корыстных побуждений (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ) и захвата заложника по этим же мотивам (п. «з» ч. 2 ст. 206 УК РФ). С уверенностью следует согласиться с мнением В.С. Комиссарова, считающего, что при похищении человека из корыстных побуждений требование о передаче имущества, права на имущество либо о совершении действий имущественного характера направлено непосредственно к похищенному либо к его близким [30; с.48]. При захвате заложника указанные требования направлены не к захваченному лицу, а к другим лицам или организациям, указанным в ст. 206 УК РФ.

Все вышесказанное свидетельствует о необходимости соответствующей корректировки норм действующего Уголовного кодекса. На наш взгляд, необходимы следующие коррективы:

  1. Проблемой разграничения похищения человека от захвата заложника является отсутствие законодательной диспозиции, т.е. ее буквального законодательного описания. Путями совершенствования будут конструктивные предложения палат Федерального Собрания по внесению на законодательном уровне редакции ст. 126 УК РФ следующего содержания: «Похищение человека — это противоправное завладение человеком, совершенное против его воли путем насилия или угрозы применения насилия, с целью перемещения или удержания для получения от потерпевшего выгод или иных благ». В свою очередь, видится, что ст. 206 УК РФ следует считать как преступления транснациональной международной преступности, совершенные зачастую по политическим мотивам.
  2. На законодательном уровне отсутствует правовая конструкция, разграничивающая проблемы согласования и рассогласования схожих юридических составов преступлений «похищение человека» и «захват заложника». На наш взгляд, острием рассматриваемой проблемы видится принятие в кратчайшие сроки Постановления Пленума Верховного Суда «О практике применения судами законодательства, направленного на разграничение похищения человека от захвата заложника». [47; с.77]

Вывод: Уголовный кодекс действует уже 15 лет, но на практике многие следователи и даже судьи не правильно квалифицируют преступления против свободы человека. Это связано с тем что законодатель не дал четкую формулировку, а Пленум Верховного Суда не принял разъясняющие постановления по этому вопросу.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Похищения человека — это общественно-опасные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением с места его постоянного или временного проживания с последующим удержанием против его воли в другом месте.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

Похищение людей на современном этапе развития нашего общества характеризуется значительным приростом, преобладанием корыстного мотива, существенным увеличением доли данного преступления в общей структуре преступлений против свободы, повышением уровня организованности преступников и масштабов распространения.

При похищении человека последний лишается возможности по собственной воле определять место своего пребывания. Похищение человека как преступное деяние включает как бы два элемента: похищение и лишение свободы, которые находятся в идеальной совокупности, поскольку похищение одновременно является и лишением свободы. Похищение человека может быть совершено тайно или открыто, либо путем обмана или захвата. Способ может быть и иным — важно установить сам факт похищения.

Многие зарубежные страны не разделяют убийство, сопряженное с похищением человека и неосторожное причинение смерти, а констатируют лишь факт наступления смерти в результате похищения.

Лишение человека свободы, например, в собственной квартире или в ином месте, где он оказался по собственному желанию, не образует состава преступления, предусмотренного данной статьей. Такие действия должны расцениваться как незаконное лишение свободы (ст.127 УК). Исключением являются те случаи, когда родственникам потерпевшего или иным лицам даются ложные сведения о месте нахождения потерпевшего, например, об отъезде в другой город или в другую страну. Представляется, что сообщение таких ложных сведений следует рассматривать как один из признаков похищения человека, если это подтверждается при анализе субъективной стороны состава преступления.

Срок, в течение которого лицо удерживается после похищения, для данного преступления не имеет значения. Если установлен сам факт похищения, то время удержания может быть от нескольких минут, часов и дней до нескольких месяцев и более. Следовательно, преступление является оконченным с момента похищения человека.

Потерпевшим при похищении может быть любое лицо независимо от возраста, способности осознавать по состоянию здоровья сам факт похищения, социального положения, гражданства, любых иных признаков и качеств, которые могут характеризовать человека.

Жертвами преступников становятся, как правило, частные предприниматели и их близкие родственники. Основной мотив совершения похищений — получение денежных средств у граждан под надуманным предлогом возврата долгов и отказов от законных прав владения недвижимостью.

Субъективная сторона при похищении человека выражается только в прямом умысле, когда виновный осознает, что он похищает человека, действуя вопреки его воле, и желает этого.

Субъект преступления — лицо, достигшее четырнадцати лет. Однако, субъектом данного преступления не могут быть: один из родителей (усыновитель) малолетнего при похищении его у другого родителя или из любого иного места, где он находится на законном основании; родитель, лишенный родительских прав; близкий родственник (брат, сестра, дед, бабка), при условии, что все эти лица действовали, по их мнению, в интересах малолетнего, а не в интересах третьих лиц, не состоящих в кровном родстве с малолетним и не являющихся его усыновителями.

Объектом похищения человека является его личная свобода. При этом под ней следует понимать не только физическую свободу (передвижения, перемещения), но и свободу поведенческого характера, лишенную физического принуждения.

С объективной стороны похищение человека заключается в его захвате (завладении) любым способом (тайно, открыто, путем обмана) и в ограничении личной свободы путем перемещения или водворения в какое-либо другое помещение (место) на некоторое время, где он насильственно удерживается.

Преступление «похищение человека» следует отличать от: незаконного лишения свободы; вымогательства, взятия заложников; самоуправства и др. составов преступлений. Основные критерии – объект и объективная сторона преступления.

Специалисты выделяют ряд специально-криминологических мероприятий, реализуемых органами государства в целях предотвращения похищения людей. К ним относятся:

— проведение комплексных мероприятий, направленных на выявление граждан, проживающих с нарушением правил регистрации;

— выявление преступных групп, занимающихся похищением людей;

— изучение материалов уголовных дел, возбужденных по ст. 126 УК РФ, и выявление характерных недостатков в раскрытии рассматриваемого преступления, включая подготовку методических рекомендаций по их устранению;

— введение в муниципальных органах и жилищно-строительных кооперативах учета граждан, подпадающих в группу риска;

— создание информационного банка данных о лицах, проходящих по оперативным материалам и уголовным делам о похищении людей.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативные акты: 

  1. Конституция Российской Федерации.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации.
  3. Федеральный закон от 6.03.2006 года «О противодействии терроризму»
  4. Федеральный закон от 13.12.1996 года «Об оружии».
  5. Уголовный кодекс ФРГ / Науч. ред.: Кузнецова Н.Ф., Решетников Ф.М.; Редкол.: Лугку П.Ф., Марченко М.Н., Суханов Е.А.; Пер.: Серебренникова А.В. — М.: Юрид. колледж МГУ, 1996. — 202 c.
  6. Уголовный кодекс Франции. Принят в 1992 г. Вступил в силу с 1 марта 1994 г. С изменениями и дополнениями на 1 января 2002 г.: Перевод с французского / Науч. ред.: Головко Л.В., Крылова Н.Е. (Пер., предисл.) — С.-Пб.: Юрид. центр Пресс, 2002. — 650 c.
  7. Уголовный кодекс Испании / Под ред. и с предисл.: Кузнецова Н.Ф., Решетников Ф.М.; Пер.: Зырянова В.П., Шнайдер Л.Г. — М.: Зерцало, 1998. — 218 c.
  8. Уголовный кодекс Эстонской Республики. Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2001г. 262 с.
  9. Уголовный кодекс Республики Узбекистан. С изменениями и дополнениями на 15 июля 2001 г. / Вступ. ст.: Гулямов З.Х., Рустамбаев М.Х., Якубов А.С. — С.-Пб.: Юрид. центр Пресс, 2001. — 338 c.
  10. Уголовный кодекс Республики Казахстан. Закон Республики Казахстан от 16 июля 1997 года № 167 с изменениями и дополнениями на 1 августа 2001 г. (Ведомости Парламента РК, 1997 г., № 15 — 16, ст. 211) / Предисл.: Рогов И.И. — С.-Пб.: Юрид. центр Пресс, 2001. — 466 c.
  11. Уголовный кодекс Кыргызской республики. Юридический центр Пресс, Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2002г.
  12. Уголовный кодекс Республики Болгария./ Ред. Кол.: А.И.Лукашова(науч. Ред.) и др. Пер. с болг. Д.В.Милушев, А.И.Лукашов. – Мн.: Тесей 2000. – 192с.
  13. Уголовный кодекс Республики Польша./ Пер. с польского Барилович Д.А. и др. Адапт. Пер. и науч ред Э.А.Саркисова, А.И.Лукашов.; Под общ. Ред. Н.Ф.кузнецовой. – Мн.: — Тесей 1998 – 128с.
  14. Уголовный кодекс Республики Белорусь. / Вступ. Ст. А.И.Лукашова, Э.А.Саркисовой. – 2-е изд. Испр. И доп. Мн.: Тесей 2001 – 312с.
  15. Уголовный кодекс РСФСР 1922 года.
  16. Уголовный кодекс РСФСР 1926 года.
  17. Уголовный кодекс РСФСР 1960 года.

 Учебная и научная литература 

  1. Беляева Н., Орешкина Т. Квалификация преступлений, посягающих на личную свободу человека. // Законность. № 11.- 1994.
  2. Бриллиантов В. Похищение человека или захват заложника? // Российская юстиция № 9.- 1999.
  3. Ветров Н.И., Ляпунов Ю.И. Уголовное право. Особенная часть: учебник. – М.: Новый юрист, 2004.
  4. Гаухман Л.Д. Ответственность за захват заложников и похищение человека. // Законность. № 10.- 1994.
  5. Давитадзе М., Бауськов Д. Историко – правовой анализ установления уголовной ответственности за похищение человека. // Журнал. «Уголовное право». № 4/2003.
  6. Иногамова-Хегай Л.В., Рарог А.И., Чучаев А.И. Уголовное право Особенная часть: учебник. – М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2006.
  7. Курс уголовного права. Т.3 Особенная часть. Под. Ред. Борзенкова Г.Н. Комисарова В.С. М.: Зерцало 2002.
  8. Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации / отв. ред. Рарог А.И. – М.: ТКВелби, Издательство Проспект, 2004.
  9. Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. Л.Л. Кругликов. – М.: Издательство Волтерс Клувер, 2005.
  10. Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. В.М. Лебедев. – М.: Юрайт-Издат, 2005.
  11. Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой / отв. ред. С.И. Никулин. – М.: Издательство «Менеджер» совместно с издательством «Юрайт», 2004.
  12. «Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации» (постатейный) (издание 5-е, дополненное и исправленное)
    (отв. ред. В.М. Лебедев) юрайт-издат. 2005.
  13. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Отв. ред. В.М. Лебедев. – М.: Юрайт-М, 2001 г.
  14. Кудрявцев В.И., Наумов А.В. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник. – М.: ЮристЪ, 2004.
  15. Кулаков Н.Г. Похищение человека: уголовно-правовые аспекты. // Диссертация.- М.,- 1998.
  16. Лысов М. Ответственность за незаконное лишение свободы, похищение человека и захват заложников. // Российская юстиция. №5.- 1994.
  17. Михаль О. Вопросы квалификации незаконного лишения свободы, похищения человека и захвата заложников. // Уголовное право № 4.- 2003.
  18. Маргиев.С.А. Некоторые аспекты уголовной ответственности соучастников похищения человека. // Российский следователь № 15.- 2007.
  19. Московская государственная юридическая академия. Уголовное право российской федерации. Особенная часть. Учебник. // Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. 2006 г.
  20. Петряйкин.Д. Похищение человека: объект и объективная сторона. // Законность № 12.- 2008.
  21. Побегайло Э.Ф. Уголовное право России. Особенная часть: учебник. – М. – 2006.
  22. Семенцова И.А. Уголовное право России (Особенная часть): Экспресс-справочник. – Москва: ИКЦУ «МарТ», Ростов н/Д.: Издат. Центр «МарТ», 2004.
  23. Скляров С.В. Захват заложников и его отграничение от похищения человека и незаконного лишения свободы. // Актуальные проблемы общественной безопасности. Тезисы всероссийской науч.-практ. конференции (24.09.1996 г.). Иркутская высшая школа МВД России.- 1996.
  24. Скобликов П. Критерии добровольности освобождения похищенного и заложника. // Законность № 7.- 1998.
  25. Скобликов П. Незаконное лишение свободы, похищение человека и захват заложника в новом уголовном законодательстве // Законность.- 1997.
  26. Тютюнник.И.Г. Объект похищения человека. // Российский следователь № 12.- 2007.
  27. Уголовное право особенная часть: учебник отв. Ред .Казаченко И.Я. 3-е – М.: Норма, 2001.
  28. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник/ Отв. ред. доктор юрид. наук проф. Б.В. Здравомыслов.-М.: Юристъ, 2003 г.
  29. Ушакова. Е.В. Отграничение человека от захвата заложника – вопросы согласования и рассогласования // Российский следователь № 9.- 2010.
  30. Бюллетень Верховного Суда РФ 1999 года №5.
  31. Бюллетень Верховного Суда РФ 2000 года №2.
  32. Бюллетень Верховного Суда РФ 2000 года №3
  33. Бюллетень Верховного Суда РФ 2002 года №9.

Страницы:   1   2   3


Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!