Меню Услуги

Судебная и правоприменительная практика, ее роль в налоговых спорах


Страницы:   1   2   3


Содержание

  • Введение
  • Глава 1. Роль судебной и правоприменительной практики в регулировании налоговых правоотношений
  • 1.1. Понятие, роль  и место судебной и правоприменительной практики в регулировании налоговых правоотношений
  • 1.2. Категории судебной и правоприменительной практики
  • 1.3. Досудебное и судебное урегулирование налоговых споров
  • Глава 2. Урегулирование налоговых споров посредством судебной и правоприменительной практики
  • 2.1. Анализ судебной и правоприменительной практики в урегулировании налоговых споров
  • 2.2. Тенденции развития судебной и правоприменительной практики
  • Глава 3. Направления совершенствования механизмов судебной и правоприменительной практики в регулировании налоговых правоотношений
  • 3.1. Проблемы в развитии судебной и правоприменительной практики в налоговых правоотношениях
  • 3.2. Направления совершенствования механизмов судебной и правоприменительной практики
  • Заключение
  • Список литературы

 

Введение

Актуальность темы работы. Институт налогов выступает непременным атрибутом любого государства – от самых древних до современных, поскольку налоги – это один из важнейших инструментов, позволяющих государству эффективно осуществлять свои цели, задачи и функции. Разумеется, огромная роль налогов и финансов в обеспечении эффективного функционирования государства не могла оставить юриспруденцию без проявления к ним должного интереса.

Определенность правового регулирования – конституционная ценность и атрибут правового государства; требование определенности должно соблюдаться как уровне правовой системы в целом, так и на уровне отдельных ее отраслей. Налоговые отношения требуют более четкой регламентации и контроля со стороны государства. Поэтому к определенности налоговых норм предъявляются повышенные требования, а принцип определенности налогообложения выступает основой современной налоговой системы.

К сожалению, состояние неопределенности, нестабильности, противоречивости и фрагментации российского налогового права признано специалистами и практиками. Существенное значение приобретает судебная практика как механизм выработки подходов к разрешению спорных вопросов.

Теоретической основой работы послужили труды таких авторов, как  А.Н. Козырин, А.В. Демин, В.И. Гуреев, Н.М. Чепурнова, А.В. Ушаков, С.Г. Пепеляев, Д.Л. Златопольский, А.И. Подберезкин, осуществивших исследования в области правового регулирования налогообложения.

Объектом работы выступают общественные отношения, связанные с реализацией принципа определенности налогообложения, и система правовых средств, используемых в процессах налогового правоприменения.

Предмет работы включает источники налогового права, материалы судебной и правоприменительной практики, статьи и иные документы по теме работы.

Цель работы заключается в исследовании роли судебной и правоприменительной практики в урегулировании налоговых споров.

Для достижения цели работы представляется необходимым решение следующих задач:

  • рассмотреть понятие, роль  и место правоприменительной и судебной практики в налоговых правоотношениях;
  • провести анализ правоприменительной и судебной практики в налоговых спорах;
  • определить направления совершенствования механизмов судебной и правоприменительной практики.

Методологическая основа работы включает общенаучный диалектический метод, универсальные методы (формально-логический и системный, описание, сравнение, анализ и синтез, обобщение, сопоставление).

Нормативную основу работы составляют положения Конституции РФ, федеральные законы и иные нормативные правовые акты.

Научная новизна работы выражается в систематизации накопленных знаний в отношении роли судебной и правоприменительной практики в урегулировании налоговых споров, а также выработанных предложениях по внесению изменений в действующее законодательство в части регулирования спорных моментов налогового законодательства.

Работа состоит из введения, основной части, заключения, содержит список литературы.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

 

Глава 1. Роль судебной и правоприменительной практики в регулировании налоговых правоотношений

1.1. Понятие, роль  и место судебной и правоприменительной практики в регулировании налоговых правоотношений

В российской правовой системе нет другой отрасли права, для которой роль и значение судебной практики оценивались бы столь высоко, как для налогового права. И это вполне объяснимо. В то время как большинство иных отраслей права к моменту своего реформирования в конце XX в. уже имели значительный доктринальный, законодательный и прикладной «багаж» правовых традиций, отечественному налоговведению пришлось начинать фактически с нуля. Еще пятнадцать лет назад, – верно замечает В. Д. Зорькин, – мало кто в нашей стране имел системное представление о налогах и их значении для государства и общества, основанных на принципах господства права.

В условиях «нормотворческого дефицита» правовые основы российской налоговой системы, еще до их официальной легализации законодателем, формировались Конституционным Судом РФ путем интерпретации базовых конституционных идей (ценностей), в частности, путем индуктивного выведения общих начал налогового права из общеправовых (конституционных) принципов – равенства, социальной справедливости, правового и социального государства, верховенства права, единства экономического пространства, свободы экономической деятельности, соразмерного ограничения прав и свобод человека, и т.п.

Как представляется, многолетняя дискуссия сторонников и противников легализации судебного прецедента в качестве источника права постепенно утрачивает свою актуальность, так как реальность судебного правотворчества сегодня уже практически не оспаривается. Большинство авторов, пусть с теми или иными оговорками, признают его в качестве объективно сложившейся реальности. Соответственно меняется и вектор правовых исследований. На смену вопросам о самой возможности для судей не просто интерпретировать и применять, но и создавать налоговые нормы, приходят методологические проблемы, связанные с практической реализацией идеи признания судебной практики в качестве одного из источников налогового права.

Речь идет, прежде всего, о месте и роли «судебных норм» в системе налогово-правового регулирования, их соотношении с иными источниками права, о субъектах судебного правотворчества (суды какого уровня формируют правовые позиции, как выстраиваются между ними вертикальные и горизонтальные взаимосвязи), понятии, форме и содержании судебного прецедента (его соотношении с судебным решением в целом), ретроактивности прецедента, судейском усмотрении, о нормативности иных актов судебных органов, о пределах и основаниях судебного нормотворчества, применении «конфликтующих» правовых позиций и т. д.

Представляется, что в качестве источника налогового права судебная практика может рассматриваться лишь в той ее части, которая сопровождается выработкой судебных правоположений ‒ особых норм и принципов, иногда именуемых доктриной и практикой «правовыми позициями». Особенность российской правовой системы состоит в многообразии форм выражения подобного рода правовых позиций, формируемых судами.

Осуществление принципа определенности налогообложения требует сбалансированного учета всех составляющих его компонентов. Необоснованный «перекос» в сторону одного из них может, в свою очередь, порождать состояние неопределенности. К примеру, основания и порядок возврата государственной пошлины сформулирован законодателем в виде четких, закрытых перечней (ст. 333.40 НК РФ). При этом вопрос о возврате госпошлины за предоставление лицензии на розничную продажу алкогольной продукции, если в предоставлении такой лицензии было отказано, остался неурегулированным и спровоцировал серию судебных разбирательств вплоть до Конституционного Суда РФ38. Где допущена ошибка законодателем? Неужели лишь в том, что при формулировании нормы он упустил одно из оснований возможного возврата госпошлины? Ошибочным было само решение о формулировании таких оснований в форме их исчерпывающего перечисления. В данном случае точность налогово-правового регулирования была достигнута в ущерб его полноте. Но жизнь оказалась богаче детализированной и закрытой нормативной модели. Поэтому лишь учитываемые в совокупности компоненты принципа определенности (точность, ясность, общедоступность, разумный баланс абстрактного и конкретного, полнота, согласованность) способны обеспечить правильное, унифицированное понимание и применение налоговых норм.

Судебный прецедент как источник налогового права  представляет собой судебное решение по конкретному делу, которое в явном или скрытом виде содержит как минимум одно общее положение, лежащее в основании резолютивной части судебного решения, обладающее нормативной новизной (т.е. содержательно выходящее за рамки права) и воспринимаемое нижестоящими судами, а, следовательно, и иными участниками налоговых отношений, в качестве типичной модели для разрешения аналогичных ситуаций.

Помимо собственно прецедентов, общие положения (правила, дефиниции, принципы), обладающие качествами общеобязательности и нормативной новизны, содержатся также в разнообразных постановлениях, определениях, разъяснениях, обзорах, информационных письмах и других актах (документах) судебных инстанций, связанных либо с обобщением практики разрешения однотипных налоговых споров, либо с дачей руководящих разъяснений нижестоящим судам.

Таким образом, судебное налоговое право помимо собственно прецедентов, выработанных при отправлении правосудия по конкретным делам, включает в себя также и правовые позиции, сформулированные в иных официальных документах судебных органов.

В конечном итоге, судебная система генерирует для участников налоговых отношений четкие алгоритмы правозначимого поведения. Представляется возможным, по аналогии с нормами налогового права, именовать их «судебными нормами» или «нормами судебного налогового права». Указанные принципы и нормы, выработанные судами и закрепленные в разнообразных актах судебных инстанций, обладают многими характеристиками правовых норм. Главное – они способны выступать авторитетными  образцами для разрешения дел с аналогичными фактическими обстоятельствами.

Использование в процессе правообразования оценочных понятий, значительно расширяет возможности судейского усмотрения при толковании и конкретизации норм налогового права. К примеру, круг обстоятельств, смягчающих ответственность за совершение налогового правонарушения, определен законодателем в виде открытого перечня с использованием указания на «иные обстоятельства» (п. 1 ст. 112 НК РФ). В настоящее время сформирована обширная практика применения этой нормы налогоплательщиками, судами и налоговыми органами, в результате чего многие смягчающие обстоятельства, выявленные в процессе правоприменения, приобрели общепризнанный характер, и их легитимность сомнению не подвергается. Помимо положений, нормативно закрепленных в пп. 1 и 4 ст. 112 НК РФ, институт смягчающих обстоятельств в налоговом праве включает также многочисленные обстоятельства, выявленные и признанные смягчающими в процессы рассмотрения конкретных дел. Это, в частности, совершение налогового правонарушения впервые; отсутствие умысла, т. е. совершение правонарушения по неосторожности; тяжелое финансовое положение налогоплательщика; незначительность нарушения и его вредных  последствий; отсутствие недоимки, иного ущерба; социально значимый статус налогоплательщика; «технические» проблемы налогоплательщика; самостоятельное выявление и исправление ошибок в налоговой декларации; и т. п.

Обращаясь к институту смягчающих обстоятельств, участники налоговых правоотношений воспринимают его именно в таком комплексном, интегративном виде – расширенном и дополненном за счет налоговых правоположений, выработанных практической юриспруденцией. Открытое содержание налоговой нормы, установленной законодателем в п. 1 ст. 112 НК РФ, позволяет регулярно расширять перечень смягчающих обстоятельств за счет новых правоположений, выработанных и апробированных правоприменительной практикой.

Кроме интерпретации и конкретизации налоговых норм юридическая практика может столкнуться с ситуацией полной неопределенности по юридически значимому вопросу. В этом случае суды вынуждены формулировать новые правовые позиции, отталкиваясь от общеправовых принципов, идей, конституционных ценностей. Что собой представляет, к примеру, широко известное Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды». Содержащиеся в нем положения не являются результатом непосредственного толкования законодательства о налогах и сборах.

«Фактически это нормы (правила), – верно указывает Е. В. Тарибо. – действующие и применяемые наравне с законами». Сходное мнение высказывает К. А. Сасов, отмечая, что применительно к Постановлению № 53 речь должна идти не о разъяснении применения конкретных норм АПК РФ и НК РФ, но о нормотворчестве (материальном ипроцессуальном), прямо не предусмотренном законом; формально не обладая правотворческой компетенцией, ВАС РФ фактически установил новые нормы налогового права. И. В. Цветков обоснованно называет институт налоговой выгоды не иначе, как «плодом судебного правотворчества». Действительно, первичных налоговых норм, которые регулировали бы вопросы, рассмотренные в Постановлении № 53, действующее законодательство не содержит.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

В данном случае не может быть и речи об ординарной судебной интерпретации, поскольку отсутствует сам предмет толкования. Вместе с тем сформулированные Президиумом ВАС РФ положения, помимо очевидной новизны, обладают и нормативным характером, поскольку содержат общеобязательные модели (алгоритмы) для разрешения типичных ситуаций и, тем самым, напрямую регулируют поведение субъектов налогового права.

Чем «моложе» тот или иной правовой институт, тем активнее правотворческая активность судов, связанная с рассмотрением соответствующих налоговых споров. В частности, институт трансфертного ценообразования, недавно введенный в налоговый процесс, до сих пор характеризуется многочисленными пробелами, что констатируют и налогоплательщики, и налоговые органы. В этих условиях основная нагрузка по восполнению правовых пробелов легла на разъяснения Министерства финансов.

Реализация законного интереса налогоплательщика зависит от степени выражения законных интересов в нормах права. Реализация законного интереса налогоплательщика в форме соблюдения норм права предполагает строгое следование установленным запретам, то есть несовершение действий, которые ему не дозволены. С помощью запретительных норм налогового права реализуется законный интерес налогоплательщика в отсутствии правонарушения и оснований привлечения его к ответственности.

Например, налогоплательщик не осуществляет незаконную минимизацию налога с использованием подставных директоров, не имеет в качестве контрагентов «фирмы-однодневки» и т.п. Законный интерес налогоплательщика состоит в том, чтобы не быть привлеченным к ответственности. Также подп. 7 п. 1 ст. 23 НК РФ запрещает налогоплательщику препятствовать законной деятельности должностных лиц налоговых органов при исполнении ими своих служебных обязанностей. Реализация законного интереса в форме соблюдения предполагает пассивные действия налогоплательщика.

В случае если налогоплательщик совершает активные действия во исполнение возложенных на него обязанностей, то можно говорить о реализации законного интереса в форме исполнения, а именно: здесь идет речь о реализации налогоплательщиком возложенных на него обязанностей. Норм НК РФ, предусматривающих исполнение налогоплательщиком своих обязанностей, большинство. Исполнением реализуются интересы, предусмотренные ст. 23 НК РФ, предусматривающие обязанности налогоплательщиков.

Так, налогоплательщик обязан в течение четырех лет обеспечивать сохранность данных бухгалтерского и налогового учета и других документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов, в том числе документов, подтверждающих получение доходов, осуществление расходов (для организаций и индивидуальных предпринимателей), а также уплату (удержание) налогов. Законный интерес налогоплательщика в том, чтобы своевременно и правильно уплатить налоги, а сохранность и достоверность данных, содержащихся в вышеуказанных документах, помогут подтвердить налогоплательщику законность их уплаты перед налоговым органом.

Согласно теории права применение права – это властно-организующая деятельность компетентных органов и лиц, обеспечивающих в конкретных жизненных случаях реализацию юридических норм. Выделяют 3 стадии правоприменительной деятельности: установление фактических обстоятельств дела; установление юридической основы дела — выбор и анализ юридических норм; решение дела и документальное оформление принятого решения. По мнению некоторых ученых, в своем поведении и действиях граждане руководствуются гипотезами и диспозициями правовых норм и не могут самостоятельно обращаться к санкциям, пользоваться государственным принуждением, выносить правоприменительные акты. Поэтому граждане не применяют правовых норм. И если следовать вышеуказанной логике, то, как следствие, невозможна реализация законного интереса налогоплательщика в форме правоприменения. Однако, реализация законного интереса в форме применения предполагает деятельность как судов, налоговых органов, так и налогоплательщиков. В практической деятельности реализация законного интереса налогоплательщика в форме правоприменения невозможна без его активного участия. Она выражается в представлении документов, пояснений, в активном представлении своей позиции в налоговом органе и суде, сборе доказательств. Таким образом, правоприменительная деятельность предполагает активное участие налогоплательщика в двух стадиях правоприменительной деятельности. Вынесение решения по существу дела, — это относится к компетенции налогового или правоприменительного органа.

Суд иногда при применении закона в налоговых правоотношениях встречается с отсутствием нормативного регулирования. В этом случае мы можем говорить о реализации законного интереса, не опосредованного нормами права. Здесь может идти речь о применении аналогии и о предоставлении непосредственной судебной защиты законным интересам.

В НК РФ нет нормы о применении законодательства по аналогии. Правовым обоснованием для применения аналогии закона или аналогии права при рассмотрении в арбитражном суде налоговых споров выступает ч. 6 ст. 13 АПК РФ, а именно: в случаях если спорные отношения прямо не урегулированы федеральным законом и другими нормативными актами или соглашениями сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, арбитражные суды применяют нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм рассматривают дела, исходя из общих начал и смысла федеральных законов и иных нормативных правовых актов (аналогия права). По вопросу применения аналогии в налоговых правоотношениях отсутствует единообразная судебно-арбитражная практика. В судебной практике по налоговым спорам имеются казусы, когда суд применяет норму по аналогии, а иногда указывает на невозможность правоприменения.

Так, по делу от 24.11.2003 № КА-А40/9296-03 ФАС МО применил норму по аналогии ст. 176 НК РФ о возврате сумм налога к уплате процентов за просрочку возврата НДС. В описательной части решения суд сказал, что по смыслу п. 4 ст. 176 НК РФ в случае нарушения налоговым органом срока возврата НДС налог возвращается с начислением процентов. Поэтому в силу п. 6 ст. 13 АПК РФ при возврате процентов подлежал применению по аналогии порядок возврата сумм налога, установленный ст. 176 НК РФ. Однако существует и другая позиция судов. Так, в Постановлении от 16.04.2013 N 16929/12 Президиум ВАС РФ не поддержал позицию нижестоящих судов о применении к спорным правоотношениям аналогии положения НК РФ, устанавливающего правила и основания изменения сроков уплаты налоговых платежей (глава 9 этого Кодекса), ввиду схожести правоотношений по уплате страховых взносов в  государственные  внебюджетные фонды, порядку их принудительного  взыскания, а также в связи с отсутствием прямого законодательного запрета. ВАС РФ сказал, что порядок и случаи предоставления отсрочки (рассрочки)  погашения сумм задолженности по  страховым взносам, пеням и штрафам могут  быть  предусмотрены только федеральным законом и отказал  налогоплательщику в предоставлении отсрочки в погашении задолженности по страховым взносам и, как следствие — в применении права по аналогии.

Реализация законного интереса налогоплательщика возможна предоставлением непосредственной судебной защиты, а именно путем применения определенных процедурных норм.

В соответствии с п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 57 согласно взаимосвязанному толкованию норм подпункта 5 пункта 3 статьи 44 и подпункта 4 пункта 1 статьи 59 Кодекса исключение соответствующих записей из лицевого счета налогоплательщика возможно только на основании судебного акта <17>. В данном случае речь идет о реализации законного интереса налогоплательщика о признании налоговой обязанности исполненной при наличии записи о задолженности на лицевом счете налогоплательщика, срок взыскания по которой истек. Суд разъяснил, что в случае обращения налогоплательщика в налоговый орган за справкой с указанием в ней информации об отсутствии у него задолженности по налогам и сборам, возможность принудительного взыскания которой утрачена, и отказа в ее получении налогоплательщик обращается в суд с заявлением о признании задолженности безнадежной к взысканию и обязанности по ее уплате прекращенной. Налоговый орган не имеет права исключить задолженность налогоплательщика и выдать ему справку без судебного акта. Законный интерес в получении вышеупомянутой справки состоит в том, что данный документ необходим для участия в конкурсах, реорганизации компании налогоплательщика, получении кредита. Таким образом, установлена определенная процедура, на основании которой реализуется законный интерес налогоплательщика. При вынесении решения о признании задолженности безнадежной к взысканию и обязанности по ее уплате суд ссылается на нормы Налогового кодекса РФ, а именно на статьи 44, 59 Налогового кодекса РФ.

На основании изложенного налогоплательщик может реализовать свой законный интерес только через нормы, закрепленные в объективном праве. В случае если отсутствует прямое регулирование, правоприменительный орган допускает применение аналогии права или закона. В этом случае суд применяет норму права, хотя и посредством аналогии. При предоставлении непосредственной судебной защиты суд в резолютивной части правового акта указывает нормы права, на которых он основывается. Таким образом, суд, принимая правовой акт, опирается на нормы объективного права.

1.2. Категории судебной и правоприменительной практики

В современной юридической литературе выработан подход к проблеме классификации правовых категорий. В   основу подразделения правовых категорий предлагается положить важнейшие элементы правовой системы — правоформирование, правоприменение и юридическую науку. Сказанное дает основание выделить научно-правовые (доктринальные), правотворческие, разъяснительные и правоприменительные налоговые правовые категории.

Субъектами, применяющими налоговое законодательство, являются налоговые органы и судебные инстанции. Здесь формируются и реализуются налоговые правовые позиции, которые объединяет главное – правоприменительная деятельность указанных органов. Иначе говоря, специфика (и цельность) таких позиций — в их практическом начале. Применение налоговой правовой нормы и формирующиеся суждения и мнения о целесообразности, качестве, эффективности этих действий лежат в основе налоговых правовых позиций. По своему характеру и значению данные позиции разные — и общие, и конкретные, выработанные, например, Межрайонной инспекцией ФНС России по г. Москве, и т.д. То же можно сказать о налоговых правовых позициях судебных инстанций – одно дело правовые налоговые позиции, содержащиеся в постановлениях Высшего Арбитражного Суда РФ, и другое – в конкретном судебном деле по налоговому спору. Правоприменительные налоговые правовые позиции являются движущей силой развития налогового права и, соответственно, науки, изучающей его действие. Наибольшее значение имеют налоговые правовые позиции судов, а также Минфина России.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

Полномочия Минфина России в части формулирования собственных налоговых правовых позиций регламентируются ст. 34.2 НК РФ, где сказано, что Министерство финансов РФ дает письменные разъяснения по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах. Другими словами, Минфин России в соответствии с законодательством наделен правом давать официальные разъяснения по вопросам применения налоговых юридических норм. Ключевым техническим механизмом таких разъяснений и их результатом является выработка налоговых правовых позиций.

Юридическая природа налоговых правовых позиций разъяснений Минфина России тесно связана и зависит от норм налогового законодательства и результатов их применения. Налоговые правовые позиции с точки зрения их цели должны либо дополнить налоговые нормы, либо их развить, уточнить и т.д. Но в любом случае они факультативны, производны по своему характеру и являются (по выражению А.Ф. Черданцева) метанормами. Это еще и потому так, что письменные разъяснения по своей природе не что иное, как акты толкования права.

Сказанное дает основание сделать вывод: письменные разъяснения Минфина России по налоговому законодательству представляют собой акты официального делегированного толкования, содержанием которых являются налоговые правовые позиции. И другой вывод: налоговые правовые позиции Минфина России являются обязательными для налоговых органов и налогоплательщиков. Относительно налогоплательщиков стоит сделать оговорку: если это не нарушает их соответствующие права. При возникновении конкуренции между налоговыми правовыми позициями Минфина России и судебных органов следует руководствоваться преимуществом налоговых правовых позиций судебных инстанций.

С одной стороны, Конституционный Суд Российской Федерации как орган судебной власти из положений ст. 57 Конституции России вывел и сформулировал гарантии прав налогоплательщиков и плательщиков сборов, как то: законы о налогах и сборах (включая фискальные сборы) должны содержать четкие и понятные нормы. Необходимые элементы налоговых обязательств должны быть сформулированы так, чтобы каждый точно знал, какие налоги, когда и в каком порядке он обязан платить, а все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах (сборах) толкуются в пользу налогоплательщика.

С другой стороны, особую остроту вопрос о месте судебной практики в системе права получил потому, что в настоящее время судебными инстанциями формируются так называемые судебные доктрины, которые в правоприменительной практике вызвали много споров и привели к значительному ослаблению доверия предпринимательского сообщества к судебной системе.

Для развития российской правовой системы характерна тенденция признания судебной практики источником права, однако было бы неверным отметить, что это вызвано уникальностью российской системы, скорее наоборот, это общая тенденция, направленная на сближение двух правовых систем (континентальной и англосаксонской), которая представляет собой объективный процесс, развивающийся по многим направлениям.

Судебным прецедентом (правовой позицией судов) принято называть судебный акт (документ), в котором содержится описание спора и решение по нему, которое становится обязательным для нижестоящих судов при рассмотрении аналогичного дела.

Обязательность правовых позиций вышестоящих судов объясняется иерархией судебной системы, при которой обжалование в вышестоящий суд решения, вынесенного в противоречии с прецедентом вышестоящего суда, приведет к его пересмотру.

Под аналогичностью судебных дел следует понимать не только аналогичность фактических обстоятельств дела, но и в некоторых случаях аналогичность аргументации сторон.

Так, например, нарушение существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки (п. 14 ст. 101 НК РФ) будет являться основанием для признания решения налогового органа недействительным не только при наличии однотипности таких нарушений, но и при однотипности аргументации. В заявлении в суд в обязательном порядке должна быть сделана ссылка на жалобу в вышестоящий налоговый орган, в которой содержится указание на нарушение таких существенных условий процедуры (п. 68 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 57). Следовательно, не используя такую систему аргументации в жалобе в вышестоящий налоговый орган и суд, налогоплательщик при наличии нарушений существенных условий процедуры не сможет признать решение налоговой инспекции недействительным по формальным основаниям.

Судебный прецедент необходимо отличать от судебной практики. К судебной практике относятся все судебные решения, принятые по конкретным делам.

В связи с этим судебная практика может изменяться во времени в зависимости от общественных настроений или изменения общеправовой культуры в обществе, иными словами, от общественного менталитета.

Например, ранее некоторые арбитражные суды разрешали учитывать в расходах по налогу на прибыль затраты на приобретение питьевой воды только при наличии заключения о плохом качестве воды, которая подается налогоплательщику в централизованном порядке. В настоящее время приобретение питьевой воды рассматривается как обычная мера по обеспечению нормальных условий труда. При этом следует отметить, что никаких изменений в законодательстве о порядке учета расходов на приобретение питьевой воды не происходило.


Страницы:   1   2   3


Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!