Меню Услуги

Уголовная ответственность и назначение наказания за убийство. Часть 2.


Страницы:   1   2

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Глава 2. Проблемы уголовной ответственности и назначения наказания за квалифицированные виды убийств при отягчающих вину обстоятельствах

2.1. Уголовно-правовая характеристика квалифицированных видов убийств по объективным признакам и назначения наказания

Убийство при квалифицирующих обстоятельствах предусмотрено ч. 2 ст. 105 УК. В юридической литературе принято делить их на группы. Критерии деления при этом различны. Нередко используют элементы состава преступления. Другие авторы рассматривают отягчающие обстоятельства в том порядке, в каком они расположены в статье Уголовного кодекса независимо от принадлежности к тому или иному элементу состава преступления. В УК 1996 г. отягчающие обстоятельства расположены в определенном порядке, а именно вначале перечисляются обстоятельства, относящиеся к объекту и объективной стороне, а затем — к субъекту и субъективной стороне.

Убийство двух и более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ). В данной норме, как и в других пунктах ч. 2 ст. 105, имеется в виду единичное преступление с усложненной объективной стороной, где каждый отдельный эпизод выступает как самостоятельное оконченное преступление. Однако умысел, возникший до начала первого убийства, охватывает намерение умышленного лишения жизни двух или более человек, в связи с чем все эпизоды убийств объединяются в одно продолжаемое преступление. Осуществляется умысел последовательным выполнением юридически тождественных действий, промежуток между которыми, как правило, минимальный. Вред причиняется одному и тому же объекту — жизни двух или более лиц. Поэтому каждый из эпизодов убийства необходимо рассматривать как составную часть единого (единичного) продолжаемого преступления. Моментом окончания его следует считать последний эпизод из числа задуманных преступником.

«Если же один из эпизодов убийства остался незавершенным — последствие в виде смерти потерпевшего не наступило по причинам, не зависящим от воли виновного, то такое деяние не может рассматриваться как единое оконченное преступление — убийство двух или более лиц. В этих случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по ч. 1 или 2 ст. 105 и по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК».

Мотивы убийства могут быть различными по отношению к каждому из потерпевших. Например, убив жену из ревности, виновный убивает также ее мать, оказавшуюся на месте преступления, по мотивам неприязни к ней. Каждый из этих мотивов, взятый порознь, мог бы повлечь квалификацию по ч. 1 ст. 105 УК. Однако намерение виновного лишить жизни двух и более лиц обязывает правоприменителя квалифицировать действия виновного по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК, несмотря на различие мотивов.

Убийства двух или более лиц по единому, заранее возникшему умыслу, как правило, совершаются одновременно. В тех случаях, когда «умысел на убийство каждого отдельного человека последовательно возникает и осуществляется на протяжении даже небольшого разрыва во времени между действиями виновного, п. «а» ч. 2 ст. 105 не может быть вменен. Каждый эпизод убийства, совершенный по вновь возникающему умыслу, надлежит квалифицировать самостоятельно по правилам ст. 17 УК — совокупность преступлений».

Квалификация убийства малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженного с похищением человека (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК)

Названный пункт ст. 105 УК предусматривает ответственность за два самостоятельных вида убийства, совершенных при обстоятельствах, отнесенных законодателем к квалифицирующим признакам. Таковыми являются: убийство малолетнего или иного лица, находящегося в беспомощном состоянии; убийство, сопряженное с похищением человека.

Причиной объединения их в один п. «в», по мнению ученых, является то обстоятельство, что «во всех трех случаях убийства потерпевшие находятся в таком состоянии и содержатся в таких условиях, когда они не имеют возможности защитить свою жизнь от реальной угрозы убийства». В любом случае квалификация убийства лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, требует установления двух обязательных факторов: потерпевший находился в беспомощном состоянии; виновному заведомо (достоверно, точно) было это известно, и он воспользовался данным обстоятельством для умышленного лишения жизни человека.

Беспомощность означает «неспособность потерпевшего в силу своего физического или психического состояния совершить какие-либо действия: защитить себя, оказать активное сопротивление виновному. Неспособность оказать сопротивление в случае, предусмотренном п. «в», означает, что потерпевший должен понимать (видеть, чувствовать), что на него готовится реальное, грозящее жизни физическое воздействие. Если он этого не осознает, значит, о физическом сопротивлении речи нет. Сопротивляться можно очевидной, реально грозящей опасности. К лицам, находившимся в беспомощном состоянии при физическом воздействии, могут быть отнесены тяжелобольные, инвалиды, престарелые, малолетние (в частности, дети старше 5 лет, которые сознают намерение виновного лишить их жизни, однако не могут оказать сопротивления по причине несоответствия физических сил)».

Оценка способности потерпевших к сопротивлению чаще всего — вопрос факта. Суд должен изучить все обстоятельства совершенного преступления, соотношение физических данных нападающего и обороняющегося, наличие у них оружия и т.д. Лишь затем можно сделать вывод о беспомощном состоянии потерпевшего, который физически не мог оказать сопротивления нападающему.

Беспомощными считаются и лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно осознавать свои действия и руководить ими. Это так называемая психическая беспомощность. Судебная практика относит к «лицам, находящимся в состоянии психической беспомощности, и таких потерпевших, которые вследствие глубокого наркотического либо алкогольного опьянения не сознавали происходящего с ними, по этой причине не могли оказать сопротивления виновному». Вывод же о способности (неспособности) сознавать происходящее и руководить своими действиями делают правоохранительные органы либо суд.

В научной литературе длительное время обсуждается вопрос о возможности отнесения к категории беспомощного состояния потерпевшего пребывания во сне. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» не высказал четкого суждения на этот счет. Однако при рассмотрении конкретных уголовных дел в кассационной и надзорной инстанциях Верховного Суда РФ последовательно проводится мысль о том, что при лишении жизни потерпевшего, пребывающего в состоянии сна, действия виновного не следует квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК. Эти лица, по мнению Верховного Суда, не сознают факта покушения на их жизнь, в связи с чем сам вопрос о возможности либо невозможности оказания сопротивления убийце отпадает.

При толковании термина «беспомощное состояние лица» следует исходить из содержания интеллектуального момента умысла виновного в плане осознания того, что потенциальная жертва не способна защитить себя и оказать активное сопротивление виновному, в связи с чем, такие убийства должны квалифицироваться по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Для правильной квалификации по п. «в» ч. 2 ст. 105 правоприменителю необходимо установить также, кто привел в беспомощное состояние человека, которого затем убили.

«В зависимости от выявленных обстоятельств приведения потерпевшего в состояние беспомощности квалификация действий убийцы может быть представлена в трех вариантах:

1) субъект лишает жизни потерпевшего, который в беспомощном состоянии оказался по каким-то причинам, не связанным с действиями убийцы. Квалификация — п. «в» ч. 2 ст. 105 УК;

2) субъект, выполняя поставленную цель на лишение жизни, избивает (душит, применяет другие виды насилия), приводя потерпевшего в беспомощное состояние, а затем убивает его — п. «в» ч. 2 ст. 105. Предварительно применяемое насилие является началом выполнения объективной стороны убийства. Потерпевший уже в это время не способен оказать противодействие виновному, который оказывается физически более сильным, агрессивным. Подавив волю потерпевшего к сопротивлению, он затем убивает беспомощного человека. В этом случае необходимо доказать, что начальные насильственные действия охватывались умыслом виновного как начало убийства;

3) субъект привел потерпевшего в беспомощное состояние в процессе ссоры на почве личных неприязненных отношений, перешедшей в драку. Затем он ушел с места преступления, оставив избитого одного. Умысел на лишение жизни возникает через небольшой промежуток времени из-за высказанной потерпевшим угрозы отомстить. Вернувшись, субъект обнаруживает потерпевшего на том же месте, не способного к защите из-за физической беспомощности. Убийство его по возникшему в этот момент умыслу следует квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 105 в совокупности со ст. 111 УК — за тяжкий вред здоровью, причиненный ранее, в процессе драки».

Вторым видом убийства, названным в п. «в» ч. 2 ст. 105, является убийство, сопряженное с похищением человека. Сопряженность означает взаимосвязанность двух различных действий, совершение их одновременно или последовательно, одного за другим. Сопряженность убийства с другим названным преступлением означает, что лишение жизни с объективной стороны совершается, как правило, в том же месте, в то же время, что и другое преступление, а с субъективной стороны осуществляется с прямым либо косвенным умыслом по мотивам и целям, связанным с первым преступлением.

В ч. 2 ст. 105 термин «сопряжение» встречается в трех пунктах: п. «в» — убийство, сопряженное с похищением человека либо захватом заложника; п. «з» — убийство, сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом; п. «к» — убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера.

В связи с трехкратным употреблением термина в одной и той же статье УК возникает необходимость более точного и единообразного определения понятия «сопряженность», а также отграничения перечисленных пунктов от п. «к» ч. 2 ст. 105 — убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, которое, по существу, также сопряжено с совершением других преступлений. По смыслу закона и толкованию, данному Верховным Судом в уже упоминавшемся Постановлении Пленума от 27 января 1999 г., п. «к» ч. 2 ст. 105 УК можно вменять только тогда, когда единственной целью убийства было сокрытие ранее совершенного другого преступления либо облегчение его совершения путем лишения жизни потерпевшего. Подчеркивая однозначность такого понимания, Пленум указывает: «…если установлено, что убийство потерпевшего совершено, например, из корыстных или хулиганских побуждений, оно не может одновременно квалифицироваться по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК».

Соглашаясь с данным толкованием, можно сделать вывод, что убийство, совершенное в процессе совершения других преступлений, указанных в п. «в», «з», надо считать сопряженным с этими преступлениями. Оно совершается в том же месте, в то же время, что и названные преступления. Лишение жизни диктуется обстановкой совершения этих преступлений. Вместе с тем мотивы лишения жизни могут не совпадать с мотивами преступлений, совершенных до этого, так же как и граждане, ставшие жертвами убийств, могут быть разными. Ими могут быть потерпевшие от первого деяния, а также их родственники, близкие, присутствовавшие на месте совершения преступления, и даже незнакомые люди, случайно оказавшиеся в зоне криминальных действий. Диапазон мотивов убийства может быть значительным: корысть, месть, личная неприязнь, садизм и т.п. Общим для них является сопряженность (связанность) с первым преступлением, которое послужило поводом, обстоятельством или условием лишения жизни. Виновному необходимо вменять оба преступления с последующим назначением наказания по совокупности преступлений (ст. 69 УК), ибо он в таких случаях посягает на два различных объекта: жизнь и личную свободу (ст. 126 УК).

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

Повышенная опасность «убийства женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч.2 ст. 105 УК РФ), объясняется в этом случае тем, что при этом жизни лишается не только женщина, но и плод — будущий ребенок». «Заведомо» в этом смысле означает обязательную осведомленность виновного о беременности потерпевшей. Срок беременности не влияет на квалификацию содеянного. Определенные трудности в квалификации возникают на практике в случаях, когда виновный в убийстве ошибочно (например, вследствие обмана со стороны потерпевшей, считал, что женщина была беременна).

В уголовно-правовой литературе на этот счет высказываются различные мнения. Такие случаи предлагается, например, «квалифицировать как оконченное убийство по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК, поскольку потерпевшей причинена смерть». Иная позиция заключается в том, что «содеянное надлежит квалифицировать по совокупности двух преступлений — покушения на убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, и оконченного простого или квалифицированного другим отягчающим обстоятельством убийства (ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 105 либо ч. 2 ст. 105 с другим пунктом), т.е. в данном случае усматривается идеальная совокупность указанных преступлений». Думается, однако, что правы те, кто считает, что «в силу того, что фактически (объективно) убийство женщины, находящейся в состоянии беременности, не совершено, такие случаи необходимо квалифицировать как покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах, т.е. по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 2 ст. 105 УК». В этом случае речь идет об уголовно-правовой оценке фактической ошибки, состоящей в предположении наличия обстоятельств, квалифицирующих преступление.

Данный вид ошибки обычно есть «частный случай разновидности фактической ошибки (в обстоятельствах, относящихся к объекту и предмету преступного посягательства и к личности потерпевшего, а также относительно общественно опасных последствий места, времени, обстановки, способа, орудий и средств совершения преступления, имеющих квалифицирующее значение). Квалифицировать содеянное в таких случаях нужно по общему правилу о фактической ошибке — по направленности умысла как покушение на преступление при отягчающих обстоятельствах». Такие случаи «нельзя квалифицировать как оконченное убийство при отягчающих обстоятельствах ввиду того, что последствия данного его вида (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК) предусматривают не просто смерть потерпевшей, а смерть потерпевшей, находящейся в состоянии беременности».

Под общеопасным способом убийства (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ) следует понимать «такой способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но и хотя бы еще одного лица (например, путем взрыва, поджога, выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, которыми помимо потерпевшего пользуются другие люди)».

Так, «суд первой инстанции квалифицировал действия П. как покушение на убийство из хулиганских побуждений и убийство, совершенное из хулиганских побуждений и способом, опасным для жизни многих людей. П., действуя из хулиганских побуждений, с целью убийства приставил к шее военнослужащего З., рядом с которым находились другие военнослужащие, заряженную винтовку и нажал на спусковой крючок. Потерпевший успел уклониться, но стоявший сзади него А. был убит. В своем представлении прокурор ставил вопрос о квалификации действий осужденного в части убийства А. как об убийстве без отягчающих обстоятельств. Верховный Суд Российской Федерации не нашел оснований к изменению приговора и указал, что, производя выстрел из винтовки в З., стоявшего в группе других военнослужащих, П. сознавал, что избранный им способ убийства опасен для жизни многих людей».

В связи со сказанным предлагаем уточнить формулировку п. «е» ч.2 ст. 105 УК РФ, изложив ее так: «совершенное способом, опасным для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица».

Если в результате применения виновным общеопасного способа убийства наступила смерть не только определенного лица, но и других лиц, содеянное надлежит квалифицировать помимо п. «е» ч. 2 ст. 105 по п. «а» ч. 2 этой статьи (как убийство двух или более лиц), а в случае причинения другим лицам вреда здоровью — по п. «е» ч. 2 и по статьям УК, предусматривающим ответственность за умышленное причинение вреда здоровью.

2.2. Особенности квалификации субъективных признаков убийств с отягчающими обстоятельствами и назначения наказания

Квалификация убийства лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК).

Потерпевшими по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК являются лица, правомерно исполняющие служебную деятельность или общественный долг.

«Служебная деятельность — это выполнение действий, входящих в круг обязанностей лица, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности либо с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству.

Выполнение общественного долга — это осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересов отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий, не связанных со специальными полномочиями. Такие действия осуществляются лицом в соответствии с его правосознанием, пониманием гражданского долга. К числу действий по исполнению гражданского и общественного долга можно отнести пресечение правонарушений, сообщение органам власти о готовящемся преступлении либо местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дача показаний в качестве свидетеля обвинения или потерпевшего и т.д.».

Кроме названных в п. «б» ч. 2 ст. 105 УК потерпевшими могут быть и лица, близкие тем, кто выполняет служебные функции или общественный долг. К близким наряду с родственниками (дети, родители) могут относиться супруг и иные лица, состоящие в родстве либо свойстве (родственники супруга), а также лица, не состоящие в родстве с потерпевшим, однако чьи жизнь и здоровье заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений. Конкретизация названных обстоятельств необходима при рассмотрении уголовных дел.

Если поставленная цель достигается убийством названных лиц, то есть все основания квалифицировать действия виновного по п. «б» ч. 2 ст. 105. В соответствии с целью убийство, подпадающее под анализируемый пункт ст. 105 УК, по времени может совершаться до, во время либо после исполнения потерпевшим правомерных действий. Общим для всех временных вариантов совершения убийства является то, что оно совершается в связи с выполнением потерпевшим законных действий в сфере должностных полномочий или выполнения общественного долга.

При квалификации убийства, совершенного с особой жестокостью (п.«д» ч.2 ст. 105 УК РФ) следует исходить из того, что понятие особой жестокости связывается как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости. При этом необходимо устанавливать, что особая жестокость убийства охватывалась умыслом виновного. Признак особой жестокости налицо, в частности, в случаях, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т.д.). Судебная практика последовательно придерживается правила, что «особая жестокость может выражаться в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания. При этом круг близких потерпевшему лиц не ограничивается перечнем близких родственников».

В связи с этим, например, «кассационная инстанция справедливо не согласилась с доводами осужденного К., ссылавшегося в жалобе на то, что Б., на глазах которой он убил Д., не являлась супругой последнего. Как видно из приговора, квалифицируя действия К. как убийство, совершенное с особой жестокостью, суд исходил из того, что К. убил потерпевшего в присутствии близкого для него лица – Б., с которой тот совместно проживал более двух лет и намеревался заключить брак, фактически создав с ней семью. При этом Б. были причинены особые душевные страдания, вызванные лишением жизни у нее на глазах близкого человека, что сознавал К., зная о характере взаимоотношений и совместном проживании Б. и Д., проявив тем самым особую жестокость».

Распространенной ошибкой в судебной практике является квалификация убийства как совершенного с особой жестокостью на основании лишь того, что потерпевшему при убийстве были причинены множественные ранения.

Так, «судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации справедливо не согласилась с доводами жалобы потерпевшего о том, что убийство С. было совершено с особой жестокостью, поскольку само по себе нанесение множества телесных повреждений не является основанием для квалификации действий виновного по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Необходимо установить, что виновный, нанося множество телесных повреждений потерпевшему, сознавал, что причиняет ему особые мучения и страдания. Таких данных в отношении убитого суд не установил. Кроме того, как видно из заключения судебно-медицинской экспертизы, С. были причинены только два ножевых ранения в область шеи, которые привели к смерти потерпевшего. Остальные телесные повреждения (царапины на груди и кровоподтеки на руках и голове) экспертом отнесены к легким телесным повреждениям, не причинившим вред здоровью потерпевшего, и при отсутствии обстоятельств для вывода об истязании потерпевшего не свидетельствуют о наличии в действиях осужденного особой жестокости».

Убийство по мотиву кровной мести (п. «е.1» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Исследование сущности и причин возникновения обычая кровной мести на Северном Кавказе позволяет сделать вывод о том, что кровная месть в форме убийства может проявиться только за ту обиду, которая по обычаю является кровной, т.е. совершено тяжкое оскорбление для всего рода — убийство, нанесение телесных повреждений, причинение вреда здоровью, изнасилование, надругательство над женщиной, грубое оскорбление человека, рода и т.п. «Перечень таких тяжких обид закреплен в неписаном кодексе чести народов Северного Кавказа и других народов, соблюдающих обычай кровной мести, который имеет многовековую историю. Поэтому для установления наличия такой обиды, явившейся причиной возникновения отношений кровной мести, необходимо проводить в каждом конкретном случае судебную историко-этнографическую экспертизу. Если требуются знания нескольких специалистов, то необходимо проводить комиссионную экспертизу с привлечением к участию в исследовании этнографов, социологов, представителей (старейшин) конкретного этноса или народа».

При этом кровная месть «выступает обязанностью отомстить, возложенной обычаем. Если субъект кровной мести не отомстит, то не будет пользоваться уважением у соотечественников, от него «отворачиваются» родственники и т.д.»

Повышенная общественная опасность убийства, совершенного по мотиву кровной мести, по мнению ряда ученых, заключается «в широком круге лиц, являющихся лишь родственниками обидчика. А также общественная опасность такого убийства состоит и в том, что второе убийство, совершенное по мотиву кровной мести, не изменяет его характера и не снимает «обязанности» с родственников второго потерпевшего мстить за его убийство, что приводит к совершению «цепи» убийств» .

В научной литературе, посвященной исследованию данной проблемы, высказывается также мнение, что «кровная месть в принципе по своему содержанию не имеет существенного отличия от личной мести и по степени общественной опасности практически не отличается. И причина того, что кровная месть в течение длительного времени и в настоящее время в России рассматривается в качестве квалифицирующего признака совершения убийства, заключается в том, что государство, придавая кровной мести квалифицирующее значение, видело высокую степень общественной опасности в том, что мстители по данному обычаю брали на себя функцию правосудия. Но обычай кровной мести все-таки в большей степени антикриминогенный фактор, который сдерживает совершение насильственных преступлений».

Мы солидарны с данной точкой зрения, и считаем, что убийство, совершенное по мотиву кровной мести, нужно квалифицировать по ч. 1 ст. 105 УК РФ как простое убийство без отягчающих обстоятельств.

При квалификации убийства, совершенного группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ), необходимо учитывать определение понятия преступления, совершенного группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой, содержащееся в ст. 35 УК РФ.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. признает «совершенным группой лиц убийство, если два или более лица, действуя совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие. При этом не обязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения)».

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Убийство признается совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица)».

Предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. При этом наряду с соисполнителями преступления другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства, и их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105.

В соответствии со ст. 35 УК РФ «организованная группа — это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений (применительно к рассматриваемому составу — убийств)». Обычно такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. В связи с этим при признании убийства совершенным организованной группой действия всех участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК как соисполнительство, без ссылки на ст. 33.

Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Судебная практика последовательно исходит из того, что как убийство из корыстных побуждений следует квалифицировать убийство, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь и т.п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и т.п.). Так, «суд правильно квалифицировал как покушение на убийство из корыстных побуждений действия Б., которая с целью уклонения от уплаты С. крупного долга пыталась убить потерпевшую путем нанесения ей ударов по голове кухонным топориком, но по не зависящим от нее обстоятельствам не смогла довести преступление до конца».

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. «как убийство по найму надлежит квалифицировать убийство, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения. Лица, организовавшие убийство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в совершении такого убийства, несут ответственность по соответствующей части ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105».

Третьим видом умышленного лишения жизни из корыстных побуждений, предусмотренным в п. «з» ч. 2 ст. 105, является убийство, сопряженное с разбоем (ст. 162), вымогательством (ст. 163) или бандитизмом (ст. 209 УК).

Таковым, по мнению Верховного Суда, является «умышленное лишение жизни, причиненное в процессе совершения указанных преступлений. Содеянное в таких случаях надлежит квалифицировать по п. «з» ч. 2 ст. 105 в совокупности со статьями УК, предусматривающими ответственность за разбой, вымогательство или бандитизм».

Можно было бы согласиться с толкованием, данным Верховным Судом, если предположить, что целью лишения жизни при разбое, вымогательстве либо бандитизме было желание облегчить завладение имуществом именно таким способом. Потерпевший оказал, например, такое сопротивление нападению, которое другим способом преодолеть было невозможно. Однако это прямо предусмотрено в п. «к» ч. 2 ст. 105 как обстоятельство, облегчающее совершение преступления, независимо от того, кто оказался в роли потерпевшего: собственник отбираемого имущества, лицо, владеющее им на законных основаниях, или посторонний, который, будучи свидетелем разбойного (бандитского) нападения или вымогательства, пытался осуществить право на необходимую оборону. Правоприменителям бывает трудно отграничить в этой части п. «з» и «к»  ч. 2 ст. 105, и они допускают ошибки при квалификации убийств, совершенных при названных обстоятельствах.

Целесообразно было бы объединить признаки, указанные в п. «з» и «к» ч. 2 ст. 105, в один квалифицирующий признак и «считать убийством, сопряженным с разбоем, вымогательством или бандитизмом, умышленное лишение жизни до, в процессе или сразу после окончания этих преступлений, совершенное с целью завладения имуществом или удержания отобранного имущества, а также по мотивам мести за оказание сопротивления либо сокрытие совершенных преступлений. Сопряжение в таких случаях будет означать, что оба преступления, входящие в это понятие, совершаются в одно время, в одном месте и преследуют названные выше цели».

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. по п. «и» ч. 2 ст. 105, т.е. как убийство из хулиганских побуждений, следует квалифицировать «убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общественным нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение (например, умышленное причинение смерти без видимого повода или с использованием незначительного повода как предлога для убийства)».

Для определения хулиганских побуждений необходимо обратиться к ч. 1 ст. 213 УК РФ, предусматривающей ответственность за хулиганство. Однако диспозиция ч. 1 ст. 213 лишь в самых общих чертах определяет хулиганство как «грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия». Термин «хулиганские побуждения» изначально и приобрел свое содержание применительно к субъективной стороне хулиганства. Поэтому, исходя из толкования диспозиции ст. 213, можно сделать вывод, что хулиганскими мотивами являются побуждения, в основе которых лежит стремление грубо нарушить общественный порядок, выразить свое неуважение к обществу.

В качестве проявления хулиганских побуждений могут быть грубое озорство, носящее опасный характер, пьяная «удаль», стремление в самой грубой форме показать свое «могущество и силу», желание поиздеваться над окружающими, обратить на себя внимание циничным поведением. Виновный в убийстве из хулиганских побуждений посягает на жизнь другого лица не в связи с личными отношениями с потерпевшим, а в силу стремления проявить неуважение к общественному порядку и правилам поведения, общепринятым в отношениях между людьми.

Для хулиганского мотива с его «ярко выраженной антисоциальной направленностью, неуважением к обществу и этическим нормам не требуется какого-то определенного повода, чтобы совершить убийство. Личные стремления и интересы лица, совершающего убийство из хулиганских побуждений, приобретают форму разнузданного эгоизма, крайнего индивидуализма и полного пренебрежения к другим».

Таким образом, убийством из хулиганских побуждений признается умышленное причинение смерти без видимого повода или с использованием незначительного повода как предлога для убийства.

Так, «К. и Ш. совершили убийство В., чтобы «доказать свою дружбу и подтвердить преданность друг другу», в течение дня и вечера употребили большое количество спиртного, договорились об убийстве таксиста заранее, совершали убийство потерпевшего беспричинно, т.е., как правильно признал суд, действовали из хулиганских побуждений».

Из специфики содержания хулиганского мотива надо исходить и при решении одного из трудных вопросов квалификации убийств — отграничения убийства из хулиганских побуждений от убийства в ссоре либо драке, совершенного на почве личных неприязненных отношений. Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 27 января 1999 г. указал, что «в этих случаях необходимо выяснить, кто явился инициатором предшествовавшей убийству ссоры или драки, не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к убийству. И если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение или предшествовавшая преступлению обоюдная ссора, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений».

Однако инициирование ссоры может состоять и в сделанном виновному замечании по поводу асоциального поведения последнего, например в предложении сделать тише музыку, не курить в подъезде и т.п. Формально зачинщиком конфликта здесь выступит сделавшее замечание лицо (хотя обстановку конфликта на самом деле создает тот, кто нарушает покой граждан и т.п.). Однако в этом случае замечание будущего потерпевшего вполне правомерно, поэтому если поведение потерпевшего противоправным не является, то в случае незначительной ссоры, например, по поводу того же замечания о предшествующем асоциальном поведении виновного, сделанного ему потерпевшим и породившего конфликт, этот повод для убийства требует признать мотив преступления хулиганским. В связи с чем, предлагаем внести указанные изменения в соответствующее Постановление.

Убийство, совершенного с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженного с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК)

Ответственность за убийство с целью скрыть другое преступление устанавливается не за факт, а за цель путем лишения жизни скрыть ранее совершенное преступление. Следовательно, здесь возможен только прямой умысел. «Наличие единственной специальной цели исключает квалификацию этого убийства по какому-либо другому пункту ч. 2 ст. 105, предусматривающему иную цель или мотив убийства. Поэтому если установлено, что убийство потерпевшего совершено, например, из корыстных или хулиганских побуждений, оно не может одновременно квалифицироваться по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК». Преступление, предусмотренное п. «к» ч. 2 ст. 105, будет считаться оконченным даже в том случае, когда убийство фактически не помогло скрыть ранее совершенное преступление. Потерпевшим по п. «к» ч. 2 ст. 105 может быть как то лицо, против которого осуществлялось первое преступление, так и любой человек, вольно или невольно оказавшийся его очевидцем (родственники, соседи, посторонние лица и т.д.). Важно доказать, что лишение их жизни не было случайным, неосторожным, что очевидна цель скрыть таким образом факт совершения первого преступления.

Убийство, сопряженное с изнасилованием либо иными насильственными действиями сексуального характера. В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. оно «может совершаться в процессе изнасилования или иных насильственных действий сексуального характера, а также после выполнения указанных преступлений с целью их сокрытия или по мотивам мести за оказанное сопротивление».

Этот вид убийства более обстоятельно толкуется Верховным Судом РФ, что, однако, не снимает затруднений в понимании термина «сопряженность». Думается, что под убийством, «сопряженным с изнасилованием, подразумевается умышленное (с косвенным умыслом) лишение жизни как потерпевших, названных в ст. 131, 132 УК, на чью половую свободу (неприкосновенность) посягал преступник, так и других лиц, пытавшихся защитить их от надругательства либо воспрепятствовать совершению названных преступлений. И если в результате защитных действий факт изнасилования (совершения иных насильственных действий сексуального характера) не состоялся, то действия виновного должны квалифицироваться по совокупности преступлений по п. «к» ч. 2 ст. 105, а также по ч. 3 ст. 30 и соответствующим частям ст. 131 (132) УК».

Убийство по мотивам политической, идеологической,  расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам   ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «л» ч.2 ст. 105 УК РФ).

Убийство по названным мотивам справедливо отнесено законом к числу квалифицированных с установлением наиболее сурового наказания из названных в УК РФ 1996 г. в виде лишения свободы на срок от восьми до двадцати лет, либо пожизненного лишения свободы, либо смертной казнью.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

Вместе с тем привлечение к уголовной ответственности лиц, совершающих убийство, внешне похожее на исследуемые деяния, обязывает правоприменителей скрупулезно собирать доказательства по установлению мотива ненависти или вражды к людям другой национальности, расы, вероисповедания. Здесь не должно быть места ошибке или заблуждению. В частности, «по направленности умысла и мотиву такое убийство надо отграничивать от убийства из хулиганских побуждений, где потерпевшим может оказаться лицо другой национальности, подвергшееся со стороны виновного оскорблениям с употреблением бранных кличек на блатном жаргоне, относящихся к национальности, расе, религии».

Разграничение между этими составами необходимо проводить по цели убийства. Надо выяснить, какую именно цель в процессе лишения жизни «пришлого», «чужого» человека преследовал виновный: удовлетворение чувства вражды, ненависти к целому народу, расе или это было проявлением желания нарушить общественный порядок путем применения оружия (орудия) против любого человека, в том числе против лица другой расы, национальности, вероисповедания. Сам факт произнесения кличек, относящихся к национальным и другим названным особенностям лиц, участвующих в конфликте, не следует считать проявлением шовинистических или националистических мотивов. Иное дело, если взятые в контексте с другими фразами, произнесенными субъектом, клички явно свидетельствуют о существовании у него намерения расправиться с лицом иной расы, национальности (например, фразы типа «Негр — вон из страны!», «Россия только для русских», «Убей черного!» и т.п.).

В УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за совершение убийства в целях использования органов и тканей потерпевшего (п. «м» ч. 2 ст. 105).

В соответствии с законом РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» «под органами или тканями человека следует понимать сердце, легкие, почки, печень, костный мозг и другие органы и ткани, перечень которых устанавливается Министерством здравоохранения РФ и Российской академией медицинских наук; органы, их части и ткани, имеющие отношение к воспроизводству человека, включающие в себя репродуктивные ткани (яйцеклетка, сперма, яичники, яички и эмбрионы); кровь и ее компоненты». Закон установил, что органы и ткани человека не могут быть предметом купли-продажи.

По п. «м» ч. 2 ст. 105 УК квалифицируется совершаемое с целью использования органов и тканей потерпевшего убийство как больного, находившегося на лечении в медицинском учреждении, так и лица, попавшего в катастрофу либо любого другого человека, находящегося в состоянии комы или клинической смерти. Субъектом такого убийства может быть не только медик, обладающий специальными познаниями, но и любое лицо, совершающее убийство с указанной целью. Мотивы убийства могут быть также различные: корысть (нажива), стремление спасти жизнь и здоровье близкого человека, карьеристские побуждения (стремление обеспечить медицинский эксперимент) и т.д. В тех случаях, когда при этом будут установлены корыстные побуждения, совершенное убийство квалифицируется еще и по совокупности с п. «з» ч. 2 ст. 105 УК.

Таким образом, по результатам анализа материала предлагаются следующие виды и предложения:

Убийство при квалифицирующих обстоятельствах предусмотрено ч. 2 ст. 105 УК.

Сложившаяся  в судебной практике квалификация убийства спящего либо лица, находящегося в состоянии сильного алкогольного либо наркотического опьянения по ч. 1 ст. 105 УК РФ — как простое убийство, по нашему мнению, спорна. При толковании термина «беспомощное состояние лица» следует исходить из содержания интеллектуального момента умысла виновного в плане осознания того, что потенциальная жертва не способна защитить себя и оказать активное сопротивление виновному, в связи с чем, такие убийства должны квалифицироваться по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В главе обосновано предложение об уточнении формулировки п. «е» ч.2 ст. 105 УК РФ, изложив ее так: «совершенное способом, опасным для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица».

В работе обоснован вывод о том, что убийство, совершенное по мотиву кровной мести, нужно квалифицировать по ч. 1 ст. 105 УК РФ как простое убийство без отягчающих обстоятельств, поскольку кровная месть по своему содержанию не имеет существенного отличия от личной мести и по степени общественной опасности практически не отличается.

Целесообразно было бы объединить признаки, указанные в п. «з» и «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, в один квалифицирующий признак и считать убийством, сопряженным с разбоем, вымогательством или бандитизмом, умышленное лишение жизни до, в процессе или сразу после окончания этих преступлений, совершенное с целью завладения имуществом или удержания отобранного имущества, а также по мотивам мести за оказание сопротивления либо сокрытие совершенных преступлений. Сопряжение в таких случаях будет означать, что оба преступления, входящие в это понятие, совершаются в одно время, в одном месте и преследуют названные выше цели.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27.01.1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» разъясняет: «для правильного отграничения убийства из хулиганских побуждений от убийства в ссоре либо драке следует выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к убийству. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений».

Однако инициирование ссоры может состоять и в сделанном виновному замечании по поводу асоциального поведения последнего, например в предложении сделать тише музыку, не курить в подъезде и т.п. Формально зачинщиком конфликта здесь выступит сделавшее замечание лицо (хотя обстановку конфликта на самом деле создает тот, кто нарушает покой граждан и т.п.). Однако в этом случае замечание будущего потерпевшего вполне правомерно, поэтому если поведение потерпевшего противоправным не является, то в случае незначительной ссоры, например, по поводу того же замечания о предшествующем асоциальном поведении виновного, сделанного ему потерпевшим и породившего конфликт, этот повод для убийства требует признать мотив преступления хулиганским. В связи с чем, предлагаем внести указанные изменения в соответствующее Постановление.

 

Заключение

Нейтрализация и предупреждение преступлений против жизни — комплексная задача, в решении которой должны участвовать не только правоохранительные органы и суды, но и все структуры, входящие в законодательную и исполнительную ветви государственной власти. Разработка наиболее эффективных законов, направленных на успешное раскрытие этих особо тяжких преступлений; неуклонное исполнение предписаний закона, касающихся квалификации преступлений и назначения наказания, отбывания наказания и пресечения случаев рецидива; применение надлежащих мер по ресоциализации лиц, отбывших наказание за посягательства на жизнь, — вот та стратегическая линия, которая должна осуществляться по отношению к лицам, совершившим названные преступления.

Выполнение поставленной задачи уголовно-правовыми методами состоит в правильной с точки зрения закона квалификации совершенного деяния и обоснованном назначении наказания виновному.

Проведенное исследование позволяет сформулировать следующие выводы и предложения по изменению действующего законодательства.

  1. В работе обосновано определение убийства, отличного от сформулированного в УК РФ и позволяющего более четко разграничивать деяния преступные и правомерные: «Убийство, то есть противоправное, умышленное насильственное причинение смерти другому человеку, — наказывается…».
  2. Сложившаяся в судебной практике квалификация убийства спящего либо лица, находящегося в состоянии сильного алкогольного либо наркотического опьянения по ч. 1 ст. 105 УК РФ — как простое убийство, по нашему мнению, спорна. При толковании термина «беспомощное состояние лица» следует исходить из содержания интеллектуального момента умысла виновного в плане осознания того, что потенциальная жертва не способна защитить себя и оказать активное сопротивление виновному, в связи с чем, такие убийства должны квалифицироваться по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
  3. Предлагается уточнить формулировку п. «е» ч.2 ст. 105 УК РФ, изложив ее так: «совершенное способом, опасным для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица».
  4. В работе обоснован вывод о том, что убийство, совершенное по мотиву кровной мести, нужно квалифицировать по ч. 1 ст. 105 УК РФ как простое убийство без отягчающих обстоятельств, поскольку кровная месть по своему содержанию не имеет существенного отличия от личной мести и по степени общественной опасности практически не отличается.
  5. Целесообразно было бы объединить признаки, указанные в п. «з» и «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, в один квалифицирующий признак и считать убийством, сопряженным с разбоем, вымогательством или бандитизмом, умышленное лишение жизни до, в процессе или сразу после окончания этих преступлений, совершенное с целью завладения имуществом или удержания отобранного имущества, а также по мотивам мести за оказание сопротивления либо сокрытие совершенных преступлений. Сопряжение в таких случаях будет означать, что оба преступления, входящие в это понятие, совершаются в одно время, в одном месте и преследуют названные выше цели.
  6. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27.01.1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» разъясняет: «для правильного отграничения убийства из хулиганских побуждений от убийства в ссоре либо драке следует выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к убийству. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений».

Однако инициирование ссоры может состоять и в сделанном виновному замечании по поводу асоциального поведения последнего, например в предложении сделать тише музыку, не курить в подъезде и т.п. Формально зачинщиком конфликта здесь выступит сделавшее замечание лицо (хотя обстановку конфликта на самом деле создает тот, кто нарушает покой граждан и т.п.). Однако в этом случае замечание будущего потерпевшего вполне правомерно, поэтому если поведение потерпевшего противоправным не является, то в случае незначительной ссоры, например, по поводу того же замечания о предшествующем асоциальном поведении виновного, сделанного ему потерпевшим и породившего конфликт, этот повод для убийства требует признать мотив преступления хулиганским. В связи с чем, предлагаем внести указанные изменения в соответствующее Постановление.

  1. Нормативными основаниями (условиями) признания начала жизни ребенка следует считать, во-первых, его полное, как в результате физиологических родов, так и искусственным путем, допустим кесарева сечения, отделение (кроме пуповины) от организма матери, и, во-вторых, наличие (возможно, и в альтернативной форме) следующих признаков: дыхание, сердцебиение, пульсация пуповины либо произвольное движение мускулатуры.

Глоссарий

  1. Убийство — тяжкое преступление против личности; умышленное или неосторожное причинение смерти другому человеку.
  2. Преступления против личности — Один из наиболее опасных объектов по объекту посягательства видов преступлений.
  3. Уголовное наказание — это особая мера государственного принуждения, назначаемая только по приговору суда к лицам, виновным в совершении преступления, и заключается в пре­дусмотренных уголовным законодательством лишении или ограничении прав и свобод осужденных.
  4. Уголовный закон Российской Федерации — представляет собой принятый в установленном порядке высшими органами государственной власти нормативно-правовой акт, определяющий общие принципы и основания уголовной ответственности, виды прес­туплений, а также те наказания, которые применяются к ли­цам, совершившим преступления.
  5. Уголовная ответственность — представляет собой правовое отношение, возникающее между государством в лице строго определенных органов и физическим лицом, совершившим деяние, определенное Особенной частью Уголовного кодекса, как преступление и выражающейся в применении к виновному в строго установленном процессуальном порядке государственного принуждения (уголовного наказания).
  6. Соучастие — в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в со­вершении умышленного преступления.
  7. Преступление — это общественно опасное, противоправное, виновное деяние, совершенное деликтоспособным лицом, за которое предусмотрено уголовное наказание.
  8. Предмет преступления — материальные предметы внешнего мира, на которые непосредственно воздействует преступник, и в связи с которыми или по поводу которых, совершается преступление.
  9. Наказание — мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда.
  10. Состав преступления — система установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков (элементов), содержащихся в преступлении.
  11. Неоконченное преступление — деяние, прерванное до стадии наступления общественно опасных последствий.
  12. Вина — в уголовном праве РФ — психическое отношение лица к совершенному им преступлению, выражающееся в форме умысла или неосторожности. Предпосылкой вины является вменяемость лица и достижение им установленного законом возраста ответственности уголовной.
  13. Совершение преступления — совершение преступления — юридический факт, влекущий возникновение правовых отношений между виновными и государством, осуществляющим правосудие. Государство обязано расследовать преступление и — при наличии достаточных доказательств вины конкретного лица — вправе привлечь его к уголовной ответственности. Лицо, совершившее преступление обязано нести уголовную ответственность и имеет право на ограничение этой ответственности только пределами, установленными законом для данного вида деяний

Список использованных источников

Нормативные правовые акты

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // Российская газета. –1993. 25 декабря. –№ 237, Российская газета. – 2009. 21 января. –№ 7.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации [Федеральный закон: принят 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ с изм. и доп.] // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.
  3. Закон РФ от 22.12.1992. № 4180-1 (с изм. и доп.) «О трансплантации органов и (или) тканей человека» // Ведомости СНД и ВС РФ. – 14.01.1993. – № 2. – Ст. 62.
  4. Приказ Минздрава России N 460 от 20 декабря 2001 г. «Об утверждении Инструкции по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга»// Российская газета. – 2002. 30 янв. – № 18.
  5. Приказ Минздрава РФ № 318, Постановление Госкомстата РФ № 190 от 04.12.1992 «О переходе на рекомендованные Всемирной организацией здравоохранения критерии живорождения и мертворождения» (вместе с инструкцией об определении критериев живорождения, мертворождения, перинатального периода) (документ опубликован не был)// СПС «Консультант Плюс».
  6. Уголовный кодекс РСФСР // Ведомости Верховного Совета РСФСР. – 1960. № 40. – Ст. 591. (утратил силу)
  7. Уголовный кодекс РСФСР// Собрание узаконений. – 1926. – № 80. – Ст.  600  (утратил силу).
  8. Уголовный кодекс РСФСР от 24 мая 1922 г. // Собрание узаконений. РСФСР. – 1922. – №15. – Ст. 15 (утратил силу).

Научная литература

  1. Анализ состояния преступности в Российской Федерации за 2012 г. [Электронный ресурс] // www.mvdinfomi.ru.
  2. Андреева, Л.А. Квалификация убийств, совершенных при отягчающих обстоятельствах. [Текст]/ Л.А. Андреева – СПб. 1998. – 89 с. ISBN5-89094-040-6
  3. Борзенков, Г.Н. Преступления против жизни и здоровья: закон и правоприменительная практика. [Текст]/ Г.Н. Борзенков – М.: Юрайт-Издат, 2008. – 243 с. ISBN978-5-94373-152-5
  4. Бородин, С.В. Новое уголовное право России. Особенная часть. [Текст]/ С.В. Бородин – М.: Юристъ, 2000. – 334 с. ISBN978-5-98209-034-8
  5. Бородин, С.В. Преступления против жизни. [Текст С.В. Бородин]/ – СПб.: Юридический центр Пресс, 2003; – 146 с. ISBN: 5-7975-0221-6
  6. Долголенко, Т.В. Убийства по экстремистским мотивам (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ) и их соотношение с другими составами преступлений // Современное право. – 2010. – N 2. – С. 120 — 123.
  7. Дядюн, К. Квалификация убийства женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности [Текст]/ К.Дядюн /Уголовное право. – 2011. – N 3. – С. 21 — 25.
  8. Задворнов, М.В., Даурбеков, А.А. Кровная месть как мотив убийства [Текст]/ М.В. Задворнов, А.А. Даурбеков // Российский судья. – 2011. – N 6. – С. 26 — 28.
  9. Иванова, И.А. Дискуссионность проблемы определения момента начала жизни человека: уголовно-правовые аспекты // Российский следователь. – 2011. – N 3. – С. 17 — 20.
  10. История отечественного государства и права. Часть 1: учебник. [Текст]/– М.: Юристъ, 2004. – 356 с. ISBN: 5-425-70084-9
  11. Капинус, О.С. Убийства: мотивы и цели. [Текст]/ О.С. Капинус – М.: ИМПЭПАБЛИШ, 2004. – 131 с. ISBN 5-9594-0010-3
  12. Козаченко, И. Я. Уголовное право. Общая часть. [Текст] / И.Я. Козаченко – М.: Юристъ, 2010. – 254 с. ISBN: 978-5-89123-995-1
  13. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. [Текст]/ – М.: Норма, 2010. – 687 с. ISBN5-86225-363-7
  14. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации [Текст]/ Отв. ред. В.И. Радченко. М.: Юрайт-Издат, 2010. – 713 с.
  15. Красиков, А.Н. Преступления против права человека на жизнь. [Текст]/ А.Н. Красиков – Саратов, 1999. – 189 с. ISBN5-292-02357-4
  16. Крылова, Н.Е. Ответственность за незаконное производство аборта и необходимость уголовно-правовой защиты «будущей» жизни [Текст]/ Н.Е. Крылова // Вестник Моск. ун-та. – Сер. 11. «Право». – 2002. – N 6. – С. 44-46.
  17. Кудрявцев, В.Н. Уголовное право России: Учебник. [Текст В.Н, Кудрявцев] – М.: ИНФРА-М, 2009. – 487 с. ISBN5-901458-03-6
  18. Курс уголовного права. Особенная часть. Том 3: Учебник для вузов [Текст] / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. – М.: ИКД Зерцало-М, 2009. – 367 с. ISBN: 5-94373-038-9.
  19. Левченко, О.П. Расследование убийств, совершенных по мотиву кровной мести. [Текст]/ О.П. Левченко – М.: Юрлитинформ, 2004. – 214 с. ISBN:5-93295-112-5
  20. Наумов, А.В. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. [Текст А.В. Наумов] – М.: Юристъ, 2006. – 639 с. ISBN: 5-7975-0621-1
  21. Полный курс уголовного права: В 5 т. [Текст] / Под ред. А.И. Коробеева. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2008. – Т. II: Преступления против личности. – 648 с. ISBN:978-5-392-09938-2
  22. Рахматуллина, Н.Г. Уголовная ответственность за убийство на почве национальной, религиозной ненависти; кровной мести [Текст]// Н.Г. Рахматтулина Научный вестник: Академия информационных технологий в образовании и науке. – 2004. – N 2 (21). – С. 23-26.
  23. Российское законодательство X — XX веков. [Текст] – М.: Юридическая литература, 1984 – 1994. – 936 с. ISBN:5-7260-0299-7.
  24. Российское уголовное право. Особенная часть. Учебник [Текст] / Под ред. М.П. Журавлева и С.И. Никулина. – М.: Юристъ, 2008. – 386 с. ISBN:5-93004-069-9
  25. Рудяк В.В. Кровная месть в уголовном праве// Научные труды ученых-юристов Северо-Кавказского региона. Вып. 7. – Краснодар, 2005. – С. 11-14.
  26. Селихова, О.Г. Конституционно-правовые проблемы осуществления права индивидов на свободу и личную неприкосновенность: Дис. … канд. юрид. наук.: 12.00.02. – Екатеринбург, 2002. – 221 с.
  27. Семернева, Н.К. Квалификация преступлений (части Общая и Особенная): научно-практическое пособие [Текст]/ Н.К. Семернева – М.: Проспект; Екатеринбург: Уральская государственная юридическая академия, 2010. – 115 с. ISBN – 978-5- 392-01528 — 3
  28. Ситникова, А. Проблемы квалификации убийства женщины при ошибке в свойствах ее личности // Уголовное право. – 2008. – N 2. – С. 12-16.
  29. Стельмах, Т.А. Проблемы теории и судебной практики квалификации убийства по признаку особой жестокости // Российский судья. – 2010. – N 10. – С. 17 — 19.
  30. Тарановская, С.А. Правовая характеристика наиболее распространенных мотивов и целей преступных деяний. [Текст]/С.А. Тарановская – Новочеркасск: ЮРГТУ, 2006. – 194 с. ISBN – 978-5- 061-49758-4
  31. Тасаков, С.В. Нравственные основы уголовно-правовых норм, направленных на охрану личности, ее прав, свобод и законных интересов. [Текст]/ С.В. Тасаков – Екатеринбург: УГЮА, 2010. – 146 с.
  32. Титов, Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России [Текст]/ Ю.П. Титов. – М.: Юристъ, 2009. – 428 с. – ISBN – 978-5- 392-00438-6
  33. Уголовное право. Особенная часть/Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. – М.: Норма, 2010. – 353 с.
  34. Яни, П.С. Хулиганский мотив убийства [Текст]/ П.С. Яни // Законность. – 2011. – N 7. – С. 12 — 18.

Материалы юридической практики

  1. Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2002 г. [Текст] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2003. – № 5. – С. 20.
  2. Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2008 г. [Текст] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2009. – № 6. – С.22.
  3. Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2 квартал 2009 г. [Текст] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2009. – № 10. – С.7.
  4. Определение Верховного Суда РФ от 23 ноября 2009 г. № 93-о09-64 [Текст] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2010. – №11. – С. 11.
  5. Определение Верховного Суда РФ от 10 февраля 2011 г. N 47-О11-1 [Текст] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2011. – №12. – С. 7.
  6. Определение Верховного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. N 31-О10-5// Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2011. – №2. – С.12.
  7. Определения Верховного Суда РФ от 19 мая 2005 г. N 66-О05-41 [Текст] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2006. – №5. – С.23.
  8. Определение Верховного Суда РФ от 27 ноября 2006 г. N 88-о06-50 [Текст] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2007. – №7. – С. 11.
  9. Определение Верховного Суда РФ от 15 января 2008 г. N 9-О08-3 [Текст] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2008. – №5. – С.14.
  10. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 № 1 (с изм.) «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» [Текст] // Российская газета. – № 24. – 09.02.1999.
  11. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» [Текст] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2004. – № 8.


Страницы:   1   2


Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!