Меню Услуги

Уголовная ответственность и назначение наказания за убийство


Страницы:   1   2


Содержание

  • Введение
  • Глава 1. Понятие убийства и становление законодательства об уголовной ответственности за его совершение в истории России
  • 1.1. Уголовная ответственность за убийство в истории российского уголовного права
  • 1.2. Юридический анализ простого убийства по Уголовному кодексу РФ и назначения наказания
  • Глава 2. Проблемы уголовной ответственности и назначения наказания за убийство при отягчающих вину обстоятельствах
  • 2.1. Уголовно-правовая характеристика квалифицированных видов убийств по объективным признакам и назначение наказания
  • 2.2. Особенности квалификации субъективных признаков убийств с отягчающими обстоятельствами и назначения наказания
  • Заключение
  • Глоссарий
  • Список использованных источников

Введение

Актуальность темы. Одним из приоритетов в идеологии российского общества в условиях изменения социально-политической обстановки, отличающейся социальной, межнациональной, межличностной и иной напряженностью является борьба с преступностью, которая негативно влияет на нравственно-политический климат в стране, подрывает экономическую и правовую основу, веру граждан в способность государства обеспечить охрану их прав и защиту от преступных посягательств.

Приоритет ценности человеческой жизни, прав и свобод человека над всеми другими ценностями утвержден Конституцией Российской Федерации, в которой после статьи дающей государственное определение Российской Федерации, провозглашается: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». С учетом конституционных положений и реалий криминальной и социально-политической обстановки общества в Уголовном кодексе РФ в качестве приоритетов уголовно-правовой охраны на первое место поставлена защита личности.

Определение указанной задачи в качестве приоритетной обусловлено в числе прочего опасностью, жестокостью и распространенностью убийств. Общественная опасность убийства заключается не только в наступлении тяжких последствий — лишении жизни человека. Убийства наносят огромный ущерб и авторитету правоохранительных органов.

На современном этапе развития общества в динамике и структуре преступлений против личности наблюдаются неблагоприятные тенденции, характеризующиеся ростом отдельных видов убийств, которые совершаются с особой жестокостью.

В структуре общей преступности доля убийств составляет 12-13% ежегодно. Большую часть из них составляют убийства на «бытовой» почве, а также совершенные со смягчающими обстоятельствами. Темпы прироста указанных преступлений составляют до 17% за год.

Следует отметить, и другой негативный факт. Ежегодно в розыск объявляются около 80 тыс. лиц, пропавших без вести. Из общего количество исчезнувших, в среднем по России 5-8 % без вести пропавших лиц оказываются жертвами преступления.

В условиях экономической реформы происходит изменение образа жизни, изменяются общественные и межличностные отношения. Чуть ли не главным для людей становится корысть, а развивающаяся в последние годы социальная деформация укоренила у многих людей представление о том, что деньги, независимо от путей их приобретения, обеспечивают человеку господство над другими людьми и законом, а условием этого господства является безразличное, равнодушное, не осуждаемое отношение к убийствам. Поэтому убийству ради денег отдается приоритет среди иных способов приобретения капитала. Убийства распространяются, проникают в различные сферы жизнедеятельности людей, становятся привычны. Количество убийств, совершаемых при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных ч. 2 ст. 105 УК РФ, в последние годы стабильно растет, причем доля этих убийств в общей массе убийств с каждым годом становится больше. А значит, требуется особое внимание к указанным видам убийства как со стороны правоохранительных органов, так и со стороны исследователей этой проблемы. Большой удельный вес убийств в структуре преступности и их непрерывное увеличение — основание для признания темы дипломной работы актуальной.

Степень разработанности темы. Огромная практическая важность и теоретическая сложность проблем уголовной ответственности за убийство побудили многих ученых обратиться к научному исследованию многих ее аспектов. Указанные проблемы освещены в трудах специалистов в области уголовного права и криминологии: Антоняна Ю.М., Аниянца М.К., Борзенкова Г.Н., Бородина СВ., Бажанова М.И., Волкова Б.С, Жижиленко В.А., Загородникова Н.И., Кузнецова Н.Ф., Наумова А.В., Никифорова А.С., Пионтковского А.А., Побегайло Э.Ф., Семернева Н.К., Сташиса В.В., Таганцева Н.С., Ткаченко В.И., Шаргородского М.Д., Чечеля Г.И. и др.

Объект исследования – правоотношения, складывающиеся в процессе применения норм уголовного права, регламентирующих уголовную ответственность за убийство.

Предметом исследования являются  нормы Уголовного кодекса РФ, определяющие меры уголовно-правового воздействия при совершении убийства.

Целью настоящей работы является исследование уголовного законодательства об ответственности за простое убийство и практики его применения, уточнение признаков квалифицированных видов убийства, выявление общего и особенного этих преступлений в целях их отграничения.

Указанная цель исследования определила круг взаимосвязанных задач, решение которых составляет содержание работы. К ним относятся:

– историко-правовой анализ становления уголовных норм об ответственности за убийство;

– анализ понятия убийства, их видов, определения места простого убийства в структуре уголовного права Российской Федерации;

– уточнение признаков характеризующих простое убийство, привилегированное убийство и квалифицированные виды убийства с целью их разграничения;

– разработка предложений по совершенствованию норм об ответственности за убийство;

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

– разработка предложений по правилам квалификации убийства;

Методы исследования: в ходе исследования был использован комплекс частно-научных методов: сравнительно-правовой, системно-структурный, приемы формально-логического характера. При разработке вопросов правоприменения мы использовали формально-юридический способ собирания и изучения информации.

Логическая последовательность решения поставленных задач определила структуру дипломной работы, которая состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического и приложений.

Глава 1. Понятие убийства и становление законодательства об уголовной ответственности за его совершение в истории России

1.1. Уголовная ответственность за убийство в истории российского уголовного права

Посягательства на жизнь уголовный закон РФ относит к числу особо тяжких преступлений, за которые возможно назначение наказания в виде лишения свободы на срок свыше 10 лет или более строгое наказание (ч. 5 ст. 15 УК РФ). В частности, за убийство, предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК, установлено наказание в виде лишения свободы на срок от 6 до 15 лет, а за убийство, совершенное при наличии квалифицирующих обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 105 УК, — лишение свободы на срок от 8 до 20 лет, либо пожизненное лишение свободы, либо смертная казнь.

Чрезвычайно высокая общественная опасность преступлений против жизни объясняется тем, что посягательство направлено на наиболее ценный объект уголовно-правовой охраны — жизнь человека.

В российском уголовном праве всегда уделялось большое внимание проблемам ответственности за убийство.

Нормы об ответственности за убийство содержались во всех редакциях «Русской Правды», однако в ней еще не было четкого разграничения между убийствами и другими посягательствами на жизнь. Так, «Русская Правда» устанавливала ответственность за «убийство на пиру, в разбое, т.е. преступления увязывались только с фактом причинения смерти. В этом проявилось влияние византийского права — продукта более цивилизованного народа, на что обращали внимание российские криминалисты еще в XIX в».

«Русская Правда» допускала кровную месть в качестве наказания за убийство. Переход уголовного права из частного в публичное начинает рассматривать жизнь человека как ценность, которую государство берет под свою охрану. При этом ответственность за убийство обусловливалась занимаемым потерпевшим положением в обществе, в том числе имущественным. Например, убийство холопа квалифицировали как истребление чужой вещи, так как жизнь этой категории людей не рассматривалась как объект уголовно-правовой охраны, за ними не признавалось право на жизнь.

В первых судебниках, Соборном уложении 1649 г., законодательных актах Петра I складывалась система норм о преступлениях против жизни, закрепленная затем в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845-1885 гг. «Уложение различало убийство с прямым и непрямым умыслом, разделяя первое на убийство с обдуманным заранее намерением (ст. 1454), без обдуманного заранее намерения (ст. 1455 ч. 1), и в запальчивости и раздражении (ст. 1455 ч. 2). Квалифицированным считалось, в частности, убийство родителей (ст. 1449), родственников (ст. 1451), начальника, господина и членов семейства господина, вместе с ним живущих, хозяина, мастера, лица, которому убийца обязан своим воспитанием или содержанием (ст. 1451), священнослужителя (ст. 212), часового или кого-нибудь из чинов караула, охраняющих императора или члена императорской фамилии. Многие нормы Уложения о наказаниях были казуистичны и архаичны, система составов преступлений против жизни выглядела внутренне противоречивой и запутанной, не соответствующей уровню науки. В нормах об ответственности за убийство отражался эклектический характер Уложения о наказаниях, источником которого явились не только традиционное российское законодательство в лице Свода законов 1832-1842 гг. (том XV), но и некритически заимствованные положения зарубежных кодексов и проектов».

Огромная работа по подготовке реформы российского уголовного законодательства на рубеже XIX-XX веков, результатом которой явилось Уголовное уложение 1903 г., затронула и нормы о преступлениях против жизни. Этот выдающийся памятник российского права хотя и не стал в большей своей части действующим законом, но послужил основой для дальнейшего развития уголовного законодательства, в том числе о преступлениях против жизни.

Положительной особенностью Уголовного уложения явился отказ от чуждой традициям российского уголовного права дифференциации убийств по моменту формирования умысла. «Дифференциация ответственности за различные виды убийств в Уголовном уложении 1903 г. была более последовательна и строилась в зависимости от наличия квалифицирующих признаков. Система составов стала более четкой. На первое место был поставлен основной состав убийства (ст. 453), а не наиболее тяжкий вид убийства, как было раньше. После этой статьи шли нормы о квалифицированном убийстве, затем о его привилегированных видах и, наконец, о причинении смерти по неосторожности. К сожалению, эта система не была воспринята уголовными кодексами советского периода. Лишь в Уголовном кодексе 1996 г. нормы об убийствах следуют такой же системе».

В первом советском уголовном кодексе — УК РФ 1922 г. наряду со многими положениями, сходными с нормами об убийствах в Уголовном уложении, имелись и отличия. В гл. V – «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» все преступления были разделены на пять групп, каждая из которых имела соответствующий подзаголовок.

В первую группу, озаглавленную «Убийство», входили статьи, предусматривавшие ответственность за три вида умышленного убийства: квалифицированное (ст. 142), простое (ст. 143) и под влиянием сильного душевного волнения (ст. 144). Причинение смерти по неосторожности было названо, в отличие от Уголовного уложения, «убийством по неосторожности» (ст. 147). Уголовный кодекс 1922 г. не предусматривал ответственности за детоубийство и за доведение до самоубийства.

Перечень отягчающих обстоятельств в ст. 142 УК РФ 1922 г. включал как объективные, так и субъективные признаки. Необычным было примечание к ст. 143 УК РФ 1922 г.: «Убийство, совершенное по настоянию убитого из чувства сострадания, не карается». Таким образом, эвтаназия, которую Уголовное уложение 1903 г. сочло основанием для введения привилегированного состава убийства, теперь стала условием декриминализации деяния. «Это положение противоречило понятию убийства и представляло большие трудности для практического применения. Поэтому жизнь его оказалась очень короткой. Кодекс был введен в действие с 1 июня 1922 г., а 11 ноября того же года примечание к ст. 143 было отменено постановлением ВЦИК. Вопрос же о смягчающем значении эвтаназии сохранил актуальность до наших дней».

Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. почти полностью сохранил систему и признаки составов против жизни. Особенностями были: «1) отказ от внутренней рубрикации главы о преступлениях против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности, в связи с чем убийства не были выделены в самостоятельную группу; 2) объединение в одной норме (ст. 139) убийства по неосторожности и убийства, явившегося результатом превышения пределов необходимой обороны; 3) введение нормы о доведении лица, находящегося в материальной или иной зависимости от другого лица, жестоким обращением или иным подобным путем до самоубийства или покушения на него (ч. 1 ст. 141). Этим был восполнен недостаток Уголовного кодекса 1922 г. и возрождено положение о доведении до самоубийства, имевшееся в Уголовном уложении 1903 г. По всем видам преступлений против жизни Кодекс 1926 г. смягчил санкции. Наказание за самое тяжкое из этой группы преступлений — квалифицированное убийство — предусматривалось в виде лишения свободы на срок от одного года до десяти лет. Лишь 1 сентября 1934 г. ст. 136 была дополнена частью второй, установившей высшую меру наказания за убийство, совершенное военнослужащим при особо отягчающих обстоятельствах. Наказание за иные виды квалифицированного убийства оставалось прежним, в то время как смертная казнь широко применялась за государственные, имущественные и другие преступления».

Президиум Верховного Совета СССР Указом от 30 апреля 1954 г. «Об усилении уголовной ответственности за умышленное убийство» допустил применение смертной казни к лицам, совершившим умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах.

Система составов преступлений против жизни в Уголовном кодексе 1960 г. мало изменилась. По-прежнему на первом месте осталась норма об умышленном убийстве при отягчающих обстоятельствах (квалифицированное убийство — ст. 102), затем — об убийстве без отягчающих обстоятельств (простое убийство — ст. 103), две нормы о привилегированном убийстве: в состоянии сильного душевного волнения (ст. 104) и при превышении пределов необходимой обороны (ст. 105). Норма о неосторожном убийстве была выделена в самостоятельную ст. 106. Завершала группу преступлений против жизни ст. 107 – «Доведение до самоубийства».

Уголовный кодекс РФ 1996 г., внеся уточнения и дополнения в большинство норм о преступлениях против жизни, затронул и систему составов этих преступлений. Нормы о простом и квалифицированном убийстве объединены в одной статье. Преимущества такой конструкции не только в ее типичности для структуры статей Особенной части, но и в более правильной последовательности норм. В Уголовном кодексе РСФСР 1960 г. (ред. от 30.07.1996) вначале ст. 102 устанавливала ответственность за квалифицированное убийство («умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах»), а за ней следовала ст. 103, в которой предусматривалось «умышленное убийство без отягчающих обстоятельств, указанных в ст. 102 настоящего Кодекса». Такое расположение норм наводило на мысль, что основной нормой об убийстве является ст. 102, а ст. 103 имеет субсидиарный, вспомогательный характер. Это неправильно ориентировало карательную практику.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

С принятием Уголовного кодекса РФ система составов преступлений против жизни приобрела законченный вид и выглядит следующим образом:

Преступления против жизни:

  1. Убийство (простое (ч. 1 ст. 105); квалифицированное (ч. 2 ст. 105); привилегированное (ст. ст. 106 – 108)).
  2. Иные преступления против жизни (причинение смерти по неосторожности (ст. 109); доведение до самоубийства (ст. 110)) .

Уголовный кодекс РФ объединяет преступления против жизни и здоровья в одной главе. В части 1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ дано законодательное определение данного преступления: «Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку…». Изложенное свидетельствует, что законодатель связывает понятие убийства лишь с умышленной формой вины. Неосторожное лишение жизни именуется причинением смерти по неосторожности (ст. 109). Это мотивировалось тем, что опасность умышленного и неосторожного лишения жизни различна.

Возвращение России в лоно мировой цивилизации обусловливает проведение реформы, которая в последние годы стала набирать темпы и задачей которой является демократизация государства, превращение из института насилия в руках тоталитарного режима в гаранта взаимной ответственности государства и гражданина. Правовое государство обеспечивает верховенство закона, незыблемость основных прав и свобод человека, охрану правомерных интересов личности. Это согласуется со ст. 3 Всеобщей декларации прав человека, в которой говорится, что каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и личную неприкосновенность.

УК РСФСР 1960 г. не были свойственны приоритет общечеловеческих ценностей, преимущественное уважение прав и свобод человека. Напротив, в нем преобладала защита государственного интереса над защитой интересов граждан. Наглядным примером этого явилось расположение главы о преступлениях против государства и государственной собственности.

Охране прав личности в той или иной степени подчинена вся система права; в таких отраслях, как гражданское право, семейное право, трудовое право, административное право, охрана прав личности занимает важное место. Наиболее опасные нарушения прав граждан влекут уголовную ответственность. Уголовно-правовой охране прав граждан от преступных посягательств посвящен раздел VII УК РФ 1996 г., которым начинается Особенная часть.

1.2. Юридический анализ простого убийства по Уголовному кодексу РФ и назначения наказания

Убийство относится к преступлениям против жизни, предусмотренным гл. 16 УК,  и включает: а) убийство без отягчающих и без смягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 105 УК), или так называемое простое убийство; б) убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК), или так называемое квалифицированное убийство; в) убийство при смягчающих обстоятельствах (ст. ст. 106 — 108 УК). «Связующим для них является единый видовой объект — жизнь человека».

Исходным моментом квалификации преступлений против жизни выступает определение понятия убийства. Законодатель формулирует убийство как умышленное причинение смерти другому человеку.  Данная дефиниция, на наш взгляд, не отражает в полной мере всех существенных признаков убийства. Полагаем, что данное определение необходимо дополнить признаками незаконности и противоправности.

Незаконность лишения жизни означает, что «виновному не было предоставлено право на такие действия. Он не исполнял обязательного для него приказа, не находился в состоянии необходимой обороны в соответствии с ч. 1 ст. 37 УК и т.п. Признак противоправности означает, что лишение жизни прямо предусмотрено в законе как преступление».

Таким образом, можно сформулировать следующее  определение: убийство — это незаконное противоправное умышленное лишение жизни одним человеком другого, совершаемое как действием, так и бездействием. Содержащийся в этом определении перечень признаков убийства является обязательным. Отсутствие хотя бы одного из них исключает возможность квалификации деяния как преступления.

Как было сказано, объектом убийства является жизнь человека. При этом наибольшее практическое значение имеет установление начала и конца жизни. Именно это позволяет отграничить, с одной стороны, оконченное убийство в любых его умышленных разновидностях от покушения на него, а с другой, — от уголовно-наказуемого аборта (ст. 123 УК РФ).

В научной литературе высказываются различные суждения по  проблеме начала жизни.

Современная уголовно-правовая доктрина (включая учебники уголовного права, комментарии к Уголовному кодексу) началом жизни чаще всего признает начало физиологических родов. Следует, однако, иметь в виду, что подобное доктринальное толкование этого вопроса противоречит нормативно-правовому его решению, содержащемуся в совместном приказе Минздрава РФ и постановлении Государственного комитета РФ по статистике от 4 декабря 1992 г. и в «Инструкции об определении критериев живорождения, мертворождения, перинатального периода», утвержденного указанным приказом. В последнем нормативном акте указывается: «Живорождением является полное изгнание или извлечение продукта зачатия из организма матери вне зависимости от продолжительности беременности, причем плод после такого отделения дышит или проявляет другие признаки жизни, такие, как сердцебиение, пульсация пуповины или произвольные движения мускулатуры, независимо от того, перерезана ли пуповина и отделилась ли плацента». Из этого вытекает, что отсутствие у плода после полного его отделения или извлечения из организма роженицы дыхания, других признаков жизни (сердцебиение, пульсация пуповины или произвольные движения мускулатуры) говорит о мертворождении.

Таким образом, нормативными основаниями (условиями) признания начала жизни ребенка следует считать, во-первых, его полное, как в результате физиологических родов, так и искусственным путем, допустим кесарева сечения, отделение (кроме пуповины) от организма матери, и, во-вторых, наличие (возможно, и в альтернативной форме) следующих признаков: дыхание, сердцебиение, пульсация пуповины либо произвольное движение мускулатуры.

Говоря о подходах к определению начала жизни, освещаемых в юридической литературе, можно отметить точку зрения отдельных ученых-правоведов, в том числе в области уголовного права, склоняющихся к тому, что моментом начала жизни необходимо считать зарождение человеческого эмбриона, в связи с чем предлагающих  установить уголовно-правовую защиту эмбриона, поскольку «жизнь человеческого эмбриона обладает той значимостью, которая дает основание для ее защиты», т.к. «биологическая жизнь восходит своим началом к эмбриональному состоянию человеческого организма, социальная жизнь человека начинается с момента его рождения».

Как полагает Н.Е. Крылова, «в уголовном праве России существуют предпосылки для установления уголовно-правовой защиты эмбриона». Автор делает вывод, что косвенным образом признается уголовно-правовая защита не только матери, но и плода. Речь идет об установлении законодателем в качестве квалифицирующих признаков преступления совершение их в отношении беременной женщины. В подобной ситуации вред причиняется фактически двум лицам — матери и ребенку. Так, Н.Г. Иванов отмечает, что «субъект посягает, по существу, на две ценности — жизнь женщины и ее плод, исключая его развитие и в дальнейшем новую человеческую жизнь». По мнению Г.Н. Борзенкова, «повышенная опасность этого преступления обусловлена тем, что, убивая беременную женщину, виновный уничтожает и плод как зародыш будущей жизни».

Статья 106 УК РФ указывает на то, что «жизнь ребенка охраняется в процессе родов, в то же время посягательство на плод, находящийся в утробе матери, убийством не считается и может влечь уголовную ответственность за незаконное производство аборта или причинение тяжкого вреда здоровью женщины».

Мы солидарны с мнением авторов, которые настаивают на невозможности, а порой и вовсе на отсутствии необходимости в уравнении жизни (и, соответственно, уравнении уголовной ответственности за посягательство на жизнь) человеческого зародыша в утробе матери и жизни уже родившегося человека. «Эмбрион человека, несомненно, свидетельство зарождения новой жизни, но пока человек не родился, вести речь можно лишь о жизни именно эмбриона», вследствие чего невозможно законодательное закрепление тождественности объема правосубъектности человека, который уже появился на свет и зародыша.

Значительные трудности (прежде всего практического плана) связаны и с определением момента окончания жизни, или наступления смерти. Особенно остро эта проблема стоит для отграничения убийства от правомерной трансплантации органов у трупа, и уголовно-правовая наука и судебная практика последовательно следуют в этом отношении за развитием медицины. Смерть человека определяется как необратимое прекращение деятельности сердца и нервной электрической активности мозга. Такое понимание смерти получило нормативно-правовое обоснование. Так, в соответствии с Законом Российской Федерации «О трансплантации органов и (или) тканей человека» заключение о смерти дается на основе констатации необратимой гибели всего головного мозга. Приказом Минздрава России N 460 от 20 декабря 2001 г. утверждена «Инструкция по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга», в которой установлены следующие критерии: «1) полное и устойчивое отсутствие сознания (кома); 2) атония всех мышц; 3) отсутствие реакции на сильные болевые раздражения в области трегиминальных точек и любых других рефлексов, замыкающиеся выше шейного отдела спинного мозга; 4) отсутствие реакции зрачков на прямой яркий свет; при этом должно быть известно, что никакие препараты, расширяющие зрачки, не применялись; глазные яблоки неподвижны; 5) отсутствие корнеальных, окулоцефалических, окуловестибулярных, фарингеальных и трахеальных рефлексов (прописанных в Инструкции); 6) отсутствие самостоятельного дыхания. Инструкция предусматривает также дополнительные (подтверждающие) типы к комплексу клинических критериев при установлении диагноза смерти мозга и продолжительность наблюдения. Продолжительность наблюдения для установления клинической смерти мозга определяется в зависимости от характера его поражения от 6 до 24 часов, а при подозрении на интоксикацию — до 72 часов. После установления смерти мозга реанимационные меры могут быть прекращены (указанная Инструкция не распространяется на установление смерти мозга у детей)».

Объективная сторона любого состава убийства сконструирована по типу материального состава. В связи с этим обязательными признаками объективной стороны убийства являются: 1) деяние (действие или бездействие), 2) преступное последствие (причинение смерти) и 3) причинная связь между деянием (действием или бездействием) и наступлением смерти потерпевшего. Другие признаки объективной стороны (например, способ) являются принадлежностью лишь определенных составов убийства (например, убийства при отягчающих обстоятельствах).

Между деянием (действием или бездействием) и смертью потерпевшего должна быть установлена причинная связь. Это означает, что смерть с внутренней закономерностью должна вытекать из действий (бездействия) виновного, то есть быть необходимым, а не случайным их последствием.

Так, Верховный Суд Российской Федерации «признал необоснованным осуждение А. и И. за причинение смерти З., который скончался от острого малокровия, вызванного длительным и значительным кровотечением. Последнее возникло в результате избиения потерпевшего А. и И. и причиненного ими З. перелома костей носа с разрывом хряща. Однако смерть З. в конечном счете обусловлена не тяжестью травмы, а тяжким заболеванием крови (гемофилией), которым страдал потерпевший».

В соответствии с ч. 2 ст. 20 УК РФ субъектом убийства без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 105) и при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105) является физическое вменяемое лицо, достигшее 14 лет.

Субъективная сторона убийства характеризуется как прямым, так и косвенным умыслом. Большинство убийств совершается с прямым умыслом. В этом случае лицо осознает общественную опасность своих действий (бездействия), предвидит возможность или неизбежность наступления смерти потерпевшего и желает их наступления. Допустим, виновный с целью убийства наносит потерпевшему удар ножом в область сердца. В другом случае в этих же целях наносится удар ножом в живот. В обоих случаях налицо прямой умысел. Различие (в рамках прямого умысла) заключается лишь в характере предвидения наступления смерти потерпевшего (в первом случае речь идет о неизбежности наступления преступного результата, во втором — о возможности его наступления).

При косвенном умысле лицо осознает общественную опасность своих действий (бездействия), предвидит возможность наступления смерти другого человека, не желает ее, но сознательно допускает это последствие или относится к нему безразлично.

Как разъясняет Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27.01.1999 N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», «при решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

Состав убийства без отягчающих и без смягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 105) образует умышленное причинение смерти другому человеку при отсутствии как отягчающих обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 105, так и смягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 106-108 УК РФ. Наиболее распространенные виды такого убийства — убийство в ссоре или в драке при отсутствии хулиганских побуждений, убийство из мести или ревности, зависти, неприязни, ненависти, возникшим на почве личных отношений».

Убийство относится к преступлениям против жизни, предусмотренным гл. 16 УК,  и включает: а) убийство без отягчающих и без смягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 105 УК), или так называемое простое убийство; б) убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК), или так называемое квалифицированное убийство; в) убийство при смягчающих обстоятельствах (ст. ст. 106 — 108 УК). Связующим для них является единый видовой объект — жизнь человека.

Исходным моментом квалификации преступлений против жизни выступает определение понятия убийства. Законодатель формулирует убийство как умышленное причинение смерти другому человеку.  Данная дефиниция, на наш взгляд, не отражает в полной мере всех существенных признаков убийства. Полагаем, что данное определение необходимо дополнить признаками незаконности и противоправности.

Таким образом, можно сформулировать следующее  определение: «Убийство, то есть незаконное противоправное умышленное насильственное причинение смерти другому человеку, — наказывается…».

Содержащийся в этом определении перечень признаков убийства является обязательным. Отсутствие хотя бы одного из них исключает возможность квалификации деяния как преступления.

В научной литературе высказываются различные суждения по  проблеме начала жизни.

Нормативными основаниями (условиями) признания начала жизни ребенка следует считать, во-первых, его полное, как в результате физиологических родов, так и искусственным путем, допустим кесарева сечения, отделение (кроме пуповины) от организма матери, и, во-вторых, наличие (возможно, и в альтернативной форме) следующих признаков: дыхание, сердцебиение, пульсация пуповины либо произвольное движение мускулатуры.

Значительные трудности (прежде всего практического плана) связаны и с определением момента окончания жизни, или наступления смерти. Особенно остро эта проблема стоит для отграничения убийства от правомерной трансплантации органов у трупа, и уголовно-правовая наука и судебная практика последовательно следуют в этом отношении за развитием медицины. Смерть человека определяется как необратимое прекращение деятельности сердца и нервной электрической активности мозга. Такое понимание смерти получило нормативно-правовое обоснование.


Страницы:   1   2