Меню Услуги

Законодательное регулирование и практика применения наследования по закону. Часть 3.

Страницы:   1   2   3   4

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

ГЛАВА III. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ОТДЕЛЬНЫХ СУБЪЕКТОВ ПРИ НАСЛЕДОВАНИИ ПО ЗАКОНУ

3.1. Обязательные наследники

 

Среди наследников по закону выделяется особая категория наследников, за которыми независимо от содержания завещания наследодателя, независимо от количества наследников по закону, бронируется определенная доля в наследстве – это нетрудоспособные наследники по закону. В праве их еще принято называть необходимыми наследниками.

Под правом на обязательную долю следует понимать юридическую возможность гражданина требовать передачи ему части наследства в порядке и на условиях, предусмотренных законом, независимо от воли наследодателя, изложенной им в завещании. Обязательная доля – это часть наследства, размер которой, а также порядок и условия передачи обязательному наследнику определяется законом.

Уже римское право знало институт необходимого наследования и институт обязательной доли. Ближайшие в семейном порядке к наследодателю лица – именно нисходящие, при их отсутствии – восходящие, и при известных условиях братья и сестры имели право требовать, чтобы им была оставлена из наследства, по крайней мере, некоторая часть их законной доли. Размер ее был сначала определен в виде 1/4 той части, которую получил бы каждый из них при наследовании по закону, а затем Юстинианом размер был повышен до 1/3 и даже до 1/2 в зависимости от общего количества необходимых наследников.

Ранее русское законодательство знало только запрет на завещание родового имущества, что с одной стороны служило гарантией получения «крыши над головой» для лиц, проживавших совместно с наследодателем, а с другой стороны делало их положение шатким, если имущество было благоприобретенным. Поэтому многие правоведы уже в те времена говорили об установлении обязательной доли. По сравнению с ранее действовавшим законодательством размер обязательной доли несколько снизился. По ранее действовавшему ГК РСФСР 1964 г. обязательная доля составляла не менее 2/3 от той доли, которая причиталась бы по закону. В 20-30-е годы размер обязательной доли еще был больше и равнялся законной доле. ГК РФ размер обязательной доли установлен не менее половины доли, которая причиталась бы каждому из наследников при наследовании по закону (ч.1 ст.1149 ГК РФ). Кроме того, в соответствии с п.4 ст.1149 ГК РФ суд имеет право с учетом конкретных обстоятельств (в частности с учетом имущественного положения наследников, имеющих право на обязательную долю) уменьшить и эту долю, либо вообще отказать в ее присуждении. Подобное происходит в тех случаях, когда осуществление права на обязательную долю в наследстве повлечет за собой невозможность передать наследнику по завещанию имущество, которым наследник, имеющий право на обязательную долю, при жизни наследодателя не пользовался, а наследник по завещанию – пользовался для проживания или использовал в качестве основного источника получения средств к существованию (орудие труда, творческая мастерская и т.д.). Это обусловлено тем, что на получение обязательной доли не всегда претендуют люди малоимущие и нуждающиеся в защите. Из этого следует право других наследников на обращение в суд с иском о проверке оснований для признания права этого лица на обязательную долю и для изменения ее размера с учетом фактических обстоятельств конкретного дела (наличие у лица, имеющего право на обязательную долю в наследстве, собственного имущества, достаточного для проживания и др.).

В каждом конкретном случае обязательную долю надлежит определять. Верховный Суд Российской Федерации указал, что при определении размера обязательной доли в наследстве следует исходить из стоимости всего наследственного имущества (как в завещанной, так и в незавещанной части), включая предметы обычной домашней обстановки и обихода, принимать во внимание всех наследников по закону, которые были бы призваны к наследованию данного имущества (в том числе наследников по праву представления), а также наследников по закону, зачатых при жизни наследодателя и родившихся живыми после открытия наследства.

Статья 1149 ГК РФ определяет понятие права на обязательную долю в наследственном имуществе, то есть говорит об обязательных наследниках, круг которых является исчерпывающим:

1) дети наследодателя (как несовершеннолетние, так и совершеннолетние нетрудоспособные, независимо от наступления дееспособности, в частности до 18 лет вследствие эмансипации или вступления в брак);

2) супруг и родители (эти субъекты должны являться нетрудоспособными; представляется, что в данную категорию попадает несовершеннолетний супруг);

3) нетрудоспособные иждивенцы (подлежащие призванию к наследованию в соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 1148 ГК РФ). Необходимые наследники, кроме недостойных наследников, не могут быть лишены права унаследовать обязательную долю (ч.4 ст.1117 ГК РФ).

Статья 1148 ГК РФ выделяет две группы нетрудоспособных иждивенцев наследодателя. Первая группа – нетрудоспособные иждивенцы, относящиеся к очередям, предусмотренным ст. 1142 — 1145 ГК РФ, то есть со второй по седьмую включительно. Это лица, являющиеся родственниками, либо лица, отношения которых приравниваются к родственным (родственники усыновителя, потомки усыновленного), а в предусмотренном п. 3 ст. 1145 ГК РФ случае – лица, находящиеся в отношениях свойства. Так как супруг, родители (усыновители) и дети (в том числе усыновленные) наследодателя являются наследниками первой очереди и имеют приоритет перед всеми другими наследниками, на них не распространяются положения о нетрудоспособных иждивенцах.

Вторая группа – нетрудоспособные иждивенцы, не относящиеся к числу наследников по закону, установленных вышеназванными статьями очередей. Такие лица могут быть либо родственниками степеней родства, не имеющих значения при наследовании, находящиеся в отношениях свойства с наследодателем, также не имеющих правового значения (например, брат жены), либо вообще лица, не связанные с наследодателем ни родственными узами, ни свойством (например, опекаемые и подопечные). В теории велись дискуссии о том, могут ли подопечные иметь права наследования имущества опекунов и попечителей? Многие авторы, такие как В.И. Серебровский, Н.М. Ершова отрицательно давали ответ на данный вопрос. По мнению В.И. Серебровского, опекун не приравнивается к родителю, поэтому подопечный не является наследником после опекуна . Соглашаясь с ним, Н.М. Ершова утверждала, что опека и попечительство не влекут за собой создание взаимных прав и обязанностей между опекуном и попечителем и не порождают наследственных прав у подопечного на имущество опекуна (попечителя) в случае смерти последнего . Основываясь на положениях, закреплённых в ч.2. ст.1148 ГК РФ, можно сказать, что опекаемые и подопечные при соблюдении всех указанных условий в ч.2 ст.1148 ГК РФ могут быть признаны необходимыми наследниками. Так как обязанность опекуна (попечителя) проживать совместно с подопечным вытекает из положений ч.2 ст. 36 ГК РФ.

Для наследования в соответствии с правилами ст. 1148 ГК РФ нетрудоспособные иждивенцы первой группы, помимо доказательств, подтверждающих их право наследования в одной из очередей, установленных ст. 1142 – 1145 ГК РФ, должны представить доказательства нахождения на иждивении наследодателя (срок иждивения должен быть не менее одного года), а также подтвердить свою нетрудоспособность.

С.А. Смирнов утверждает, что само по себе иждивение не является основанием, допускающим наследование. Законодатель предполагает невыраженную волю наследодателя о том, чтобы его иждивенцы получили какую-либо часть из его наследства. Иждивение – это основание к призванию наследования, а основанием наследования нетрудоспособными иждивенцами является закон.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

Нахождение на иждивении означает, что лицо получало средства к существованию полностью за счет наследодателя либо получало от наследодателя такую помощь, которая была для него основным и постоянным источником существования. При этом не исключается, что иждивенец получает пенсию или пособия, однако необходимо доказать, что эти пенсии и пособия обеспечивали его нужды лишь в незначительной степени (например, в связи с необходимостью постоянного приобретения дорогостоящих лекарств).

Иждивение имеет правовое значение в том случае, если продолжалось не менее года до смерти наследодателя. Таким образом, не дает оснований для призвания к наследованию иждивение, длившееся менее года либо хотя и длившееся более года, но прекратившееся задолго до смерти наследодателя. Верховный Суд в 2012 г. также добавил следующее разъяснение понятия иждивения, под которым понимается полное содержание или такая систематическая помощь, которая была для лица постоянным и основным источником средств к существованию, независимо от получения им собственного заработка, пенсии, стипендии и других выплат. При оценке доказательств, представленных в подтверждение нахождения на иждивении, следует оценивать соотношение оказываемой наследодателем помощи и других доходов нетрудоспособного. Верховный Суд Российской Федерации также пояснил, что нетрудоспособный гражданин-получатель ренты по договору пожизненного содержания с иждивением, заключенному с наследодателем – плательщиком ренты (ст. 601 ГК РФ), не наследует по закону в качестве иждивенца наследодателя, следовательно, не является иждивенцем.

В отношении рассматриваемой группы наследников право наследования не зависит от факта совместного проживания иждивенца и наследодателя. Например, может быть признан имеющим право на наследство нетрудоспособный иждивенец из числа лиц, включаемых в круг наследников по закону (например, бабушка или дедушка), не проживавший совместно с наследодателем, но регулярно получавший от него денежные средства.

Нетрудоспособные иждивенцы второй группы для получения права на наследование должны доказать не только факты нетрудоспособности, нахождения на иждивении наследодателя не менее года, но и факт совместного проживания с наследодателем. Права нетрудоспособных иждивенцев первой и второй групп не отличаются. Нетрудоспособные иждивенцы призываются к наследованию вместе с наследниками той очереди, которая наследует. При этом нетрудоспособные иждивенцы имеют при наследовании равные права, как с наследниками соответствующей очереди, так и между собой, независимо от того, являются ли они наследниками одной очереди либо разных.

Нетрудоспособные иждивенцы первой группы наследуют по правилам ст.1148 ГК РФ в случае, если их очередь не призывается к наследованию.

Особенность иждивенцев второй группы заключается в том, что при отсутствии приведенных в ст. 1141 — 1145 ГК РФ наследников по закону они приобретают самостоятельное право наследования и признаются наследниками восьмой очереди. Верховный Суд Российской Федерации также добавил, что помимо отсутствия наследников, может иметь место отсутствие права наследования из числа наследников предшествующих очередей, отстранение от наследования, лишение, не принятие либо отказ от наследства.

Целесообразность дифференциации нетрудоспособных иждивенцев умершего на группы не получила в литературе однозначной оценки. Например, против введения критерия совместного проживания последовательно высказывается Б.Л. Хаскельберг . Главное его возражение заключается в том, что лишение законом наследственных прав тех иждивенцев, которые не относились к числу законных наследников первой – седьмой очередей и не проживали совместно с наследодателем, не соответствует воле наследодателя, «если бы он хотел и мог ее выразить». Другой контраргумент заключается в необоснованности, по мнению исследователя, с нравственной точки зрения наделения наследственными правами кровных родственников вплоть до пятой степени родства, которые могли и не подозревать о существовании наследодателя, при отказе в признании наследственных прав иждивенцев, хотя и не проживавших с наследодателем, но находившихся на его иждивении. Наконец, Б.Л. Хаскельберг критикует положения п. 2 ст. 1148 ГК РФ о совместном проживании и с точки зрения обеспеченности населения жильем, отмечая, что «проживание отдельно от наследодателя может объясняться неблагополучными жилищными условиями умершего, не позволявшими предоставить иждивенцу крышу над головой».

Противоположной точки зрения придерживается О.Ю. Шилохвост. По его мнению, вряд ли можно считать оправданным ущемление наследственных прав родственников или иных близких лиц, проживавших совместно с наследодателем (что может объясняться стесненными условиями проживания наследодателя), в пользу лиц, с наследодателем не проживавших, хотя бы и получавших от него содержание. Совместное проживание как раз и служит достаточной гарантией против того, чтобы при наличии более близких наследников посторонние лица, не проживавшие с наследодателем, призывались бы к наследованию, умаляя наследственные права тех, кто в качестве родственника либо в качестве члена семьи проживал с наследодателем. Во всяком случае, совместное проживание должно служить безусловным признаком близости соответствующего лица наследодателю, которая, при условии нахождения этого лица на иждивении наследодателя не менее года до открытия наследства, обеспечивает его призвание к наследованию по закону. Допустив совместное проживание постороннего лица или очень отдаленного родственника, наследодатель уже частично выразил свою волю, и для признания наследственных прав иждивенца эта воля должна быть разумно восполнена, что и закрепляет п. 2 ст. 1148 ГК РФ.

Непродуманность подходов, заложенных в ст. 1148 ГК РФ, может быть также проиллюстрирована следующими примерами.

Нормативные конструкции, заложенные в данной статье, практически исключают возможность призвания к наследованию внуков умершего. Допустим, что у наследодателя А. были дети Б. и В., а у последнего были дети Г. и Д., находившиеся на иждивении умершего. После смерти А. они, лишившись определенной части средств к существованию, тем не менее не могут быть призваны к наследованию: согласно п. 1 ст. 1148 ГК РФ призываются наследники второй – седьмой очередей, а внуки к ним не относятся, и, кроме того, в соответствии с п. 2 призываются лица, вообще не связанные с наследодателем узами брака, родства или свойства, проживающие с ним. Таким образом, не имея возможности наследовать по праву представления, так как жив их родитель, внуки умершего оказываются в положении значительно худшем, нежели его дальние родственники или чужие ему лица. В литературе указанная проблема не была обойдена вниманием, однако имеющиеся мнения не характеризуются единообразием.

Так, А.Л. Маковский полагает, что внуки наследодателя должны призываться к наследованию на основании п. 2 ст. 1148 ГК , а М.Л. Шелютто относит их к категории лиц, обозначенных в п. 1 той же статьи . Сопоставляя данные утверждения, необходимо отметить, что текстуальное выражение норм, содержащихся в ст. 1148 ГК РФ, недвусмысленно свидетельствует о том, что внуки наследодателя по действующему закону лишены возможности наследовать в качестве нетрудоспособных иждивенцев. Однако действующая судебная практика, вопреки однозначной воли законодателя, дала свое толкование нормы, закрепленной в п.1 ст.1148 ГК РФ. Нетрудоспособные иждивенцы наследодателя из числа лиц, указанных в п.2 ст.1142 ГК РФ, наследующих по праву представления, которые не призываются к наследованию в составе соответствующей очереди (внуки наследодателя и их потомки при жизни своих родителей-наследников по закону первой очереди), наследуют на основании п. 1 ст.6 и п.1 ст.1148 ГК РФ, независимо от совместного проживания с наследодателем. Иными словами Верховный Суд Российской Федерации сделал вывод о существующем пробеле в п.1 ст.1148 ГК РФ в части наследования внуками как иждивенцами и выступил в роли законодателя, что является недопустимым. Однако данное разъяснение имеет и положительный аспект, в частности оно будет стоять на страже защиты данной категории наследников, особенно важно, если эти наследники несовершеннолетние.

Характеризуя порядок наследования нетрудоспособными иждивенцами, нельзя не отметить еще одно важное обстоятельство. Как справедливо замечает Б.Л. Хаскельберг, одним из негативных практических последствий действия ст. 1148 ГК РФ может стать конкуренция наследственных прав отдаленных родственников, ничего не знавших о наследодателе, и лиц, хотя бы и чужих ему по крови, но не только близко знавших наследодателя, но и получавших от него содержание, по крайней мере, в течение года. К сожалению, такая ситуация неизбежна во всех случаях, когда основанием законного наследования будут какие-либо иные признаки, кроме близости родства. Вопрос заключается в том, какой степенью разумно ограничивается представление наследодателя о своей родне. И в какой степени такое родство уже не должно приниматься в соображение для наделения родственников наследственными правами. Далее необходимо решить, какой признак семейной и родственной близости должен превалировать при столкновении притязаний на наследство кровных родственников и нетрудоспособных иждивенцев.

Ранее действовавшее законодательство (ст. 532 ГК РСФСР 1964 г.) признавало наследственные права кровных родственников, как правило, до второй (внуки, братья, сестры, дед и бабушка), редко – до третьей (правнуки) степени родства при безграничных наследственных правах посторонних лиц (иждивенцев), лишь бы они были нетрудоспособными и находились на содержании наследодателя не менее года до открытия наследства.

ГК РФ 2001 г. перешел в другую крайность. Безоговорочный приоритет отдан кровному родству: родственники до пятой степени родства включительно наследуют, несмотря ни на какие дополнительные признаки, будь то знакомство, проживание, нетрудоспособность и иждивение. Относящиеся к этим родственникам нетрудоспособные иждивенцы получают наследственные права преимущественно даже перед более близкими родственниками. Зато не входящие в число наследников первой – седьмой очередей нетрудоспособные иждивенцы получают право наследования только при условии совместного проживания.
Справедливость, безусловно, требует, чтобы наследственные права нетрудоспособных иждивенцев второй группы, то есть не относящихся к числу кровных родственников наследодателя в достаточных для наследования степенях, дифференцировались в зависимости от того, с кровными родственниками какой степени они призываются к наследованию и делят поровну наследственное имущество наследодателя. Как указывает О.Ю. Шилохвост, при наличии наследников первой – третьей очередей наследственные права нетрудоспособных иждивенцев второй группы вполне разумно и справедливо оговорить теми условиями, которые содержатся сегодня в п. 2 ст. 1148 ГК РФ, то есть, в том числе и совместным проживанием. Что касается наследования нетрудоспособных иждивенцев наравне с наследниками четвертой – седьмой очередей, то, по мнению данного автора, его не следовало бы оговаривать совместным проживанием или не требовать этого проживания непременно в течение года. Наконец, наследование нетрудоспособных иждивенцев в качестве восьмой очереди (т.е. при отсутствии предшествующих семи очередей), возможно, вообще не следует связывать с совместным проживанием, считая достаточным признаком предполагаемой воли наследодателя содержание их не менее года до открытия наследства. При таком подходе, возможно, удалось бы обеспечить более справедливое и разумное соотношение наследственных прав кровных родственников и посторонних лиц, получавших при жизни наследодателя помощь, составлявшую постоянный и основной источник их существования . В противном случае может оказаться, что имущество отойдет государству в качестве выморочного даже при наличии лиц, которых наследодатель длительное время содержал, выразив, тем самым, волю на призвание их к наследованию. В связи с чем, предлагается в ч. 2. ст. 1148 ГК РФ убрать признак совместного проживания наследника с наследодателем.

Первыми кого закон относит к лицам, имеющим право на обязательную долю, являются несовершеннолетние и, как указывалось выше, вступление в брак до достижения восемнадцатилетнего возраста либо эмансипация, не лишают их права наследования обязательной доли. Несмотря на то, что с точки зрения семейного права родители в отношении такого ребенка утратили обязанность по его содержанию, законодатель все-таки отличает правовое состояние несовершеннолетнего, в том числе и полностью дееспособного, от состояния совершеннолетнего (полностью дееспособного) лица. В отношении ребенка устанавливается более мягкий правой режим и предусматривается большая защита его прав, даже когда несовершеннолетний досрочно становится полностью дееспособным гражданином. Таким образом, в наследственных правоотношениях также проявляется воля законодателя, направленная на выделение именно статуса ребенка в качестве приоритета защиты его прав, независимо от объема его дееспособности.

Нетрудоспособными являются лица, достигшие пенсионного возраста (по общему правилу женщины – 55 лет, мужчины – 60 лет; при этом следует учитывать, что для некоторых категорий работников пенсионный возраст может быть меньшим ). Продолжение трудовой деятельности после наступления пенсионного возраста не дает оснований для признания лица трудоспособным и, соответственно, автоматически не лишает гражданина права наследования в качестве нетрудоспособного иждивенца. Также не имеет значения, была иждивенцу назначена пенсия или нет, так как право на обязательную долю связывается с фактом достижения пенсионного возраста, а не с фактом назначения пенсии.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

К числу нетрудоспособных иждивенцев относятся инвалиды 1-й, 2-й, 3-й группы (вне зависимости от назначения им пенсии по инвалидности), в том числе инвалиды с детства. Гражданин является нетрудоспособным, если инвалидность ему установлена с даты, совпадающей с днем открытия наследства или предшествующей этому дню, бессрочно либо на срок до даты, совпадающей с днем открытия наследства, или до более поздней даты. Инвалиды 1-й и 2-й групп считаются полностью нетрудоспособными, инвалиды 3-й группы считаются утратившими трудоспособность частично, однако, учитывая то, что они, как правило, не могут полностью себя обеспечить и нуждаются в социальной защите, их также следует относить при решении вопроса о наследовании к числу нетрудоспособных лиц.

Применительно к данному основанию наследования обязательной доли, интересно решение Черкесского городского суда от 26.05.2011 г., оставленным кассационной инстанцией без изменения. Заочным решением по встречным исковым требованиям В.Ж. и П. к Ч.В. о снижении размера обязательной доли в наследстве отказано. Истцы обосновывали свои доводы тем, что ответчик не является лицом, которому в императивном порядке должна быть выделена обязательная доля в наследстве, его имущественное положение не свидетельствует о его нуждаемости, так как ему на праве собственности принадлежит благоустроенная трехкомнатная квартира, от органов соцзащиты он получает ежемесячную компенсацию вреда здоровью, пенсию и иные выплаты, в связи с чем, его ежемесячное содержание более чем достаточно, кроме того ему выделена доля в наследстве умершего отца К. Проверив доводы иска и представленные доказательства, суд установил, что ответчик Ч.В. является инвалидом второй группы, инвалидность установлена бессрочно, также ответчик является собственником одной доли трехкомнатной квартиры, а не всей квартиры, его пенсионное обеспечение, поучаемые им иные выплаты соответствуют его хроническому заболеванию, требующему дополнительных материальны затрат на приобретение лекарств (увечье, полученное при обстоятельствах, связанных с ликвидацией ЧАЭС).

Срок нетрудоспособности для призвания к наследованию иждивенцев значения не имеет, главное, чтобы на момент открытия наследства нетрудоспособность наступила.

Необходимо также отметить, что законодательство большинства зарубежных государств не знает наследования нетрудоспособных иждивенцев, в случае связи наследования с несколькими национальными правовыми системами, имущественные интересы указанных лиц будут существенно ущемлены или вовсе аннулированы.

Право на обязательную долю не допускает исключения управомоченного лица из числа наследников на основании завещания. К завещаниям, совершенным до 1 марта 2002 г., применяются правила об обязательной доле, установленные ст. 535 ГК РСФСР. Также право на обязательную долю не допускает снижения размера доли данного наследника ниже установленного минимума.

Право на обязательную долю в наследстве удовлетворяется из оставшейся незавещанной части наследственного имущества, даже если это приведет к уменьшению прав других наследников по закону на эту часть имущества, а при недостаточности незавещанной части имущества для осуществления права на обязательную долю – из той части имущества, которая завещана. Верховный Суд РФ также указал, что требования о первоочередном удовлетворении права на обязательную долю в наследстве за счет завещанного имущества при достаточности незавещанного имущества, в том числе с согласия наследников по завещанию, удовлетворению не подлежат (даже в случае, если при удовлетворении права на обязательную долю за счет незавещанного имущества к остальным наследникам по закону наследственное имущество не переходит).

В обязательную долю засчитывается все, в том числе стоимость установленного в пользу такого наследника завещательного отказа. Также Верховный Суд указал, что если в состав наследства включается исключительное право, право на обязательную долю в наследстве удовлетворяется с его учетом.

Необходимо обратить внимание на то, что обязательная доля должна составлять не менее половины законной доли. Это означает, что если в завещании наследодателя доля необходимого наследника не дотягивает до законной доли, но не опускается ниже ее половины, то нет оснований для признания завещания в этой части недействительным.

 

3.2. Права пережившего супруга в наследовании по закону

 

По степени близости к наследодателю с его нисходящими родственниками конкурирует переживший супруг. Он может быть включен в одну из очередей наследников, как это имеет место, например, в РФ или Польше (ст. 1150 ГК РФ; ст. 931 ГК Польши) или может призываться к наследованию наряду с соответствующей очередью («скользящая» или «плавающая» очередь).

В странах «общего права» переживший супруг занимает привилегированное положение по сравнению с остальными членами семьи наследодателя: его права на наследственное имущество устанавливаются не только в идеальных долях, но и в абсолютных цифрах (так называемые первые фунты, первые доллары), которые периодически пересматриваются. Очередность наследования в законодательстве англосаксонских стран устанавливается только применительно к случаям отсутствия пережившего супруга.

В большинстве штатов США наследственное право базируется, в основном, на тех же принципах, что и английское право: переживший супруг получает фиксированную сумму «первых долларов», размер которой зависит от наличия у наследодателя детей, а также определенную часть имущества. Обычно переживший супруг получает половину или 1/3 часть имущества при наличии детей, а при их отсутствии – все (при этом нельзя забывать, что в обеих системах переживший супруг уже владеет половиной общей совместной собственности).

В российском праве супруг входит в число наследников первой очереди (ст.1142 ГК РФ), при условии: если брак к моменту открытия наследства не был расторгнут либо признан недействительным. Правовое значение придается только браку, заключенному в органах записи актов гражданского состояния (п. 2 ст. 1 СК РФ) либо оформленному в соответствии со ст. ст. 157, 158 СК РФ. Таким образом, бывший супруг право на наследство не имеет, он утрачивает его с момента расторжения брака. Причем, супруг наследодателя лишается права наследовать в указном качестве, если соответствующее решение суда вступило в законную силу до дня открытия наследства. Как известно, с 01.01.2012 г. решение суда согласно ст. 321 ГПК РФ вступает в законную силу по истечении месяца со дня его принятия в окончательной форме, а заочное решение – в течение месяца по истечении семидневного срока на подачу заявления об отмене заочного решения либо по истечении месяца со дня вынесения определения суда об отказе в удовлетворении заявления об отмене заочного решения (ст. 237 ГПК РФ). Таким образом, супруги, не жившие совместно длительное время, расторгнувшие брак в судебном порядке, остаются наследниками друг друга так же в случае если кто-либо из них умрет ранее вступления решения суда в законную силу (в период месячного срока для подачи апелляционной жалобы). Это, конечно, может отрицательно сказаться на имущественных правах лиц, проживавших совместно с одним из бывших супругов. В данном случае исключение имущества из состава наследственной массы придется доказывать в судебном порядке. Согласно ч. 4 ст. 38 СК РФ суд может признать имущество, нажитым каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них.

В практике возможны и другие ситуации, когда один из супругов вступает во второй брак, не расторгнув первого, и после его смерти оба супруга обращаются за получением свидетельства о праве на наследство. В таком случае право признать недействительным один из этих браков принадлежит суду.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Если же решение о расторжении брака было отменено надзорной инстанцией на основании грубых процессуальных нарушений, тогда судебное решение о расторжении брака может быть отменено, а последующий брак признан недействительным. При этом если брак был признан недействительным, то независимо от основания признания его недействительным супруги не наследуют друг от друга.

Статья 1150 ГК РФ закрепляет положение о том, что принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью. Доля умершего супруга в этом имуществе, определяемая в соответствии со ст. 256 ГК РФ, входит в состав наследства и переходит к наследникам в соответствии с правилами, установленными ГК РФ. Как указал Верховный Суд РФ, в состав наследства, открывшегося со смертью наследодателя, состоящего в браке, включается его имущество, а также его доля в имуществе супругов, нажитом ими во время брака, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства, если брачным договором не установлено иное. При этом переживший супруг вправе подать заявление об отсутствии его доли в имуществе, приобретенном во время брака. В этом случае все это имущество входит в состав наследства.

Статья 256 ГК РФ, а также ст. 33 СК РФ устанавливают, что законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности. Законный режим имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное. Однако относительно брачного договора, Верховный Суд РФ отметил, что условия брачного договора, которым договорной режим имущества супругов установлен только для случая расторжения брака, при определении состава наследства не учитывается.

Таким образом, если супруги заключают брачный договор и определяют в нем свои имущественные взаимоотношения на случай расторжения брака, то в случае прекращения брака в результате смерти одного из супругов указанный брачный договор также прекращает свое юридическое действие, его положения не должны применяться к будущим имущественным отношениям пережившего супруга (в том числе и наследственным), а к имуществу, нажитому супругами в период брака, должны будут применяться нормы семейного законодательства о законном режиме имущества супругов. Эта позиция имеет теоретическое обоснование, когда супруги определяют свои имущественные правоотношения на случай расторжения брака, они заключают такой брачный договор под условием, так как не знают, наступит ли такое условие, как расторжение брака в действительности. Если же брак прекратиться в результате смерти одного из супругов, то такое условие как расторжение брака не наступит объективно, в результате чего соответствующие условия брачного договора аннулируются.

Когда брачный договор регулирует имущественные отношения на случай прекращения брака и такой брак прекратится в результате смерти одного из супругов, то соответствующее условие брачного договора необходимо будет квалифицировать как условия, содержащие распоряжения на случай собственной смерти. Однако с правовой позиции таким документом может быть только завещание. Таким образом, условия брачного договора, поставленные в зависимость от прекращения брака, являются скрытым завещанием, следовательно, такой договор будет являться притворной сделкой, что повлечет за собой недействительность всего договора или его части.

И так, мы пришли к выводу, что для определения доли пережившего супруга при наследовании имущества, нажитого в браке, действует либо режим совместной собственности, либо положения брачного договора, при условии, что эти положения предусматривают правовой режим имущества не при прекращении брака в будущем, а в режиме настоящего времени, то есть имущество уже распределено между супругами. Данное положение также закреплено в ст.1150 ГК РФ. Верховный Суд РФ в своем разъяснении также указал, что переживший супруг вправе подать заявление об отсутствии его доли в имуществе, приобретенном во время брака. В этом случае все имущество входит в состав наследства.

Режим совместной собственности означает, что имущество принадлежит супругам без выделения долей (п. 2 ст. 244 ГК РФ). В случае смерти одного из супругов возникает необходимость определения долей супругов и раздела имущества. Для того чтобы произвести такой раздел, необходимо сначала отделить общее имущество от имущества каждого из супругов. Режим совместной собственности распространяется на имущество, нажитое супругами во время брака.
Согласно п. 2 ст. 34 СК РФ к имуществу, нажитому супругами во время брака, относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

К имуществу, находящемуся в собственности одного из супругов, относятся вещи, принадлежавшие ему до вступления в брак, имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам, а также вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и иных предметов роскоши. Данное имущество не подлежит разделу, за исключением случаев, когда в соответствии со ст. 37 СК РФ оно признается совместной собственностью супругов. Признание имущества одного из супругов совместной собственностью возможно, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и другие).

Пунктом 2 ст. 254 ГК РФ, а также ст. 39 СК РФ устанавливается презумпция равенства долей участников общей совместной собственности. Вместе с тем суд наделен правом отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе, исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов. В частности, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи.

При разделе общего имущества учитывается не только имеющееся у супругов имущество, но и общие долги супругов, которые подлежат распределению между супругами пропорционально присужденным им долям.

В результате раздела у находящегося в живых супруга появляется право собственности на часть имущества, принадлежавшего супругам на праве общей совместной собственности. Разделу между наследниками подлежит часть общего имущества, приходящаяся на долю наследодателя, включая долги, а также имущество, которое принадлежало на праве собственности супругу-наследодателю. Переживший супруг относится к первой очереди наследников по закону (ст. 1142 ГК РФ), а при наличии условий, предусмотренных ст. 1149 ГК РФ, может претендовать на обязательную долю.

Одной из тенденций развития современного частного права является признание наличия семейно-правовых и, как следствие этого, – наследственно-правовых отношений не только в рамках традиционной семьи, но и при фактическом сожительстве, а также в однополых союзах. В частности, пережившему сожителю предоставляются права на имущество умершего партнера, причем объем таких прав может быть близок к правам законного супруга или даже полностью совпадать с ним . Возникает вопрос: возможно ли признание в России наследственных прав пережившего сожителя, возникших на основании того иностранного закона, который относит сожительство к числу оснований возникновения права наследования?

Отечественное законодательство о наследовании признает наследственные права, возникшие только из законного брака. Приравнивание фактических брачных отношений к зарегистрированному браку противоречило бы основам российского правопорядка, хотя в литературе встречаются и иные мнения.

Еще более сложной является проблема признания наследственных прав лиц, состоящих в однополом партнерстве (данный институт известен праву Дании, Норвегии, Швеции, Исландии, Нидерландов, Германии, Франции и Бельгии), особенно если учесть, что подобные случаи имели место в практике российских нотариусов.

В настоящее время данный институт в России не признан законодательством и поэтому наследственные права однополых партнеров, ни при каких обстоятельствах, не могут быть признаны в Российской Федерации ввиду их очевидного противоречия отечественному публичному порядку. Речь идет о недопустимости призвания таких лиц к наследованию по закону в качестве переживших супругов.


Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Страницы:   1   2   3   4