Меню Услуги

Формирование адаптивных копинг-стратегий у аддиктивных подростков посредством Социально-психологического тренинга. Часть 3.


Страница:   1   2   3

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

3.1. Организация экспериментального исследования эффективности социально-психологического тренинга как средства формирования адаптивных копинг-стратегий у аддиктивных подростков

Замысел экспериментального исследования. С целью показать эффективность социально-психологического тренинга как средства формирования адаптивных копинг-стратегий у аддиктивных подростков было проведено экспериментальное исследование.

Задачи экспериментального исследования:

  1. Подобрать ряд методик, позволяющих провести исследования изменений, происходящих в результате проведения социально-психологического тренинга, направленного на формирование адаптивных копинг-стратегий у аддиктивных подростков, и изменений, происходящих без психотерапевтического воздействия.
  2. Провести диагностику, направленную на выявление преобладающих копинг-стратегий у аддиктивных подростков, участвовавших в социально-психологическом тренинге, до и после прохождения программы тренинга в период прохождения реабилитации в естественных условиях центра.
  3. Провести диагностику, направленную на выявление преобладающих копинг-стратегий у аддиктивных подростков, не принимавших участия в социально-психологическом тренинге, находящихся в аналогичных условиях в тот же промежуток времени, что и группа подростков, проходящих программу тренинга.
  4. Провести сравнительный анализ полученных результатов, сделать выводы.

Гипотеза исследования:

  1. Социально-психологический тренинг является эффективным средством формирования адаптивных копинг-стратегий у подростков с аддиктивным поведением.
  2. У подростков с аддиктивным поведением, участвующих в социально психологическом тренинге, за счет коррекции неэффективных копинг-стратегий формируются адаптивные копинг-стратегии поведения в отличие от подростков, не участвующих в тренинге.

Ссылаясь на В.В. Кузовкина, можно отметить, что проводимое исследование представляет собой квазиэксперимент формирующего типа. Оно направлено на проверку каузальной гипотезы. Но в нем невозможно обеспечить полный контроль независимой переменной, и возможны нарушения в эквивалентности групп.

Д. Кэмпбелл и Дж. Стенли, занимающиеся разработкой данного понятия, представляли его как нечто среднее между управляемым лабораторным экспериментом и неуправляемым естественным экспериментом.

Исходя из вышеизложенного и учитывая сложность изучаемых процессов, неполноту контроля независимой переменной, можно считать данное экспериментальное исследование квазиэкспериментальным.

Как указывает В.В. Кузовкин, при проведении эксперимента на испытуемых оказывается воздействие, но оно является ограниченным в силу того, что процессы, протекающие в личности участников эксперимента, гораздо более обширны, чем мы можем предположить. В результате чего невозможно говорить о полном экспериментальном контроле переменных.

О формирующем характере нашего исследования позволяет судить направленность экспериментальных воздействий на развитие адаптивных копинг-стратегий.

В исследовании в качестве независимой переменной нами рассматривалось наличие или отсутствие воздействия   социально-психологического тренинга как эффективного средства  формирования адаптивных копинг-стратегий у аддиктивных подростков.

Зависимыми переменными выступили параметры аддиктивного поведения и показатели уровня копинг-стратегий у подростков, определяемые с помощью тестовых методик.

Экспериментально-психологическое исследование, проводилось на базе ГБОУ МО Центр «Ариадна». Это государственное образовательное учреждение Московской области для подростков, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи. Центр расположен в Люберецком районе Московской области. Директором центра является Фишман Лариса Семеновна.

В этом учреждении находятся подростки в возрасте от 13 до 18 лет. Здесь они продолжают обучение по школьной программе, приобретают профессию, получают необходимую психологическую помощь. В коллективе работают семь психологов.

В состав испытуемых вошли 20 человек (10 юношей и 10 девушек) в возрасте от 13 до 18 лет. На подготовительном этапе эксперимента они были разделены на две группы: ЭГ и КГ. В первую группу вошли 9 человек, во вторую – 11 человек. Разделение подростков на группы производилось с учетом этапов реабилитации, на которых они находятся.

В реабилитационную программу Центра  включены 6 этапов: «Гость», «Новичок», «Житель», «Опекун», «Выпускник», «Дом на полпути». Каждому из этих этапов присущи индивидуальные цели, задачи, пути их решения. В результате последовательного прохождения этапов реабилитации у подростков снижается уровень мотивации к употреблению  ПАВ, возникает ориентация на постановку целей и решение проблем, происходит  рост  уровня самооценки воспитанников. Продолжительность пребывания на отдельном этапе для каждого воспитанника различна и зависит от индивидуальных личностных особенностей реабилитантов.

Исходя из вышеизложенного, мы можем сделать вывод, что подростки, находящиеся на этапах «Гость» и «Новичок» ориентированы на задачу адаптации в центре.  В нашем исследовании они составляют ЭГ. Можно предположить, что  воспитанники  высших  этапов, прошедшие часть реабилитационной программы, более ориентированы на формирование эффективных копинг – стратегий поведения. Они составляют КГ участников эксперимента.

С испытуемыми ЭГ был проведен социально-психологический тренинг, включающий в себя 10 занятий. Занятия проводились в тренинговом зале. Участники КГ эти занятия не посещали.

В экспериментальном исследовании проводилось два измерения:

1) перед проведением социально-психологического тренинга в обеих группах;

2) после проведения социально-психологического тренинга в обеих группах.

Исследования проводились в обеих группах одновременно.

На первоначальном этапе исследования испытуемые обеих групп прошли тестирование по всем вышеуказанным методикам. Приведем описание методик.

Согласно гипотезе, цели и поставленным задачам была подобрана следующая батарея методик:

  1. «Методика определения индивидуальных копинг-стратегий» Э.Хейм.
  2. «Методика копинг-поведения в стрессовых ситуациях» С.Норман, Д.Ф. Эндлер, Д.А. Джеймс, М.И. Паркер, адаптированный вариант Т.А.Крюковой.
  3. «Методика способов совладания» Р. Лазаруса и С. Фолкман, адаптированный вариант Т.Л. Крюковой, Е.В. Куфтяк, М.С. Замышляевой.
  4. «Методика определения мотивации потребления алкоголя (МПА)» В.Ю. Завьялова.

Характеристика выбранных методик.

«Методика способов совладания» Р. Лазаруса и С. Фолкман, адаптированный вариант Т.Л. Крюковой, Е.В. Куфтяк, М.С. Замышляевой. Методика предназначена для определения способов преодоления трудностей в различных сферах психической деятельности (копинг-стратегий). Она была разработана авторами Р. Лазарусом и С. Фолкман в 1988 году, адаптирована Т.Л. Крюковой, Е.В. Куфтяк, М.С. Замышляевой в 2004 году.

Процедура проведения данной методики достаточно проста.

Испытуемому предлагаются 50 утверждений, касающихся поведения в трудной жизненной ситуации. Испытуемый должен оценить как часто данные варианты поведения проявляются у него, ответив на вопросы, помещенные в опроснике.

В своей методике  Р. Лазарус и С. Фолкман выделяют следующие ситуативно-специфические копинг-стратегии:

Конфронтационный копинг (К)  – характеризуется агрессивными усилиями для изменения ситуации, предполагает определенную степень враждебности и готовности к риску (утверждения  2, 3, 13, 21, 26, 37).

Дистанцирование (Д) – когнитивные усилия отделиться от ситуации и уменьшить ее значимость ( утверждения 8, 9, 11, 16, 32, 35).

Самоконтроль (С) – усилия по регулированию своих чувств и действий ( утверждения 6, 10, 27, 34, 44, 49, 50 ).

Поиск социальной поддержки (ПСП) — усилия обрести эмоциональный комфорт и информацию от других ( утверждения 4, 14, 17, 24, 33, 36).

Принятие ответственности (ПО) — признание своей роли в проблеме с сопутствующей темой попыток ее решения (утверждения 5, 19, 22, 42).

Бегство-избегание (Б-И) — мысленное стремление и поведенческие усилия, направленные к бегству или избеганию проблемы (а не дистанцирование от нее) (утверждения   7, 12, 25, 31, 38, 41, 46, 47).

Планирование решения проблемы (ПРП) – произвольные проблемно-фокусированные усилия по изменению ситуации, включающие аналитический подход к проблеме ( утверждения  1, 20, 30, 39, 40, 43).

Положительная переоценка (ПП) – усилия по созданию положительного значения с фокусированием на росте собственной личности, включает также религиозное измерение (утверждения  15, 18, 23, 28, 29, 45, 48).

Данные шкалы разделяются на три группы по следующим критериями: планирование решения проблемы, поиск и использование социальной поддержки, регулирование эмоций. Среди перечисленных в данной методике копинг-стратегий  к эффективным относят самоконтроль, поиск социальной поддержки, принятие ответственности, планирование решения проблемы и положительную переоценку, к неэффективным – конфронтационный копинг, дистанцирование и бегство-избегание.

При обработке результатов необходимо подсчитать баллы, суммируя их по каждой субшкале. Если испытуемый выбирает ответ «никогда», ему начисляется 0 баллов,  вариант ответа «редко» — 1 балл, «иногда» — 2 балла, «часто» — 3 балла. Для каждой субшкалы можно вычислить средний балл по формуле: X = сумма баллов / max балл*100. По показателю среднего балла можно определить уровень напряженности  копинг-стратегий:

0-6 – низкий уровень напряженности, говорит об адаптивном варианте копинга;

7-12 – средний, адаптационный потенциал личности в пограничном состоянии;

13-18 – высокая напряженность копинга, свидетельствует о выраженной дезадаптации.

Номера опросника (по порядку, но разные) работают на разные шкалы.

«Методика определения индивидуальных копинг-стратегий» Э.Хейма. Данная методика позволяет выявить особенности поведения испытуемых в трудных и стрессовых ситуациях. Ценность ее заключается в высокой информативности в сочетании с простотой выполнения и обработки результатов теста.

Методика Э.Хейма позволяет исследовать 26 ситуационно-специфических вариантов копинга, распределенных в соответствии с тремя основными сферами психической деятельности на когнитивный, эмоциональный и поведенческий копинг-механизмы. Методика адаптирована в лаборатории клинической психологии Психоневрологического института им. В. М. Бехтерева, под руководством д. м. н. профессора Л. И. Вассермана.

Испытуемым в форме опросника предлагается ряд утверждений, касающихся особенностей их поведения. Требуется вспомнить, каким образом они чаще всего разрешают трудные и стрессовые ситуации и ситуации высокого эмоционального напряжения.  В каждом разделе утверждений необходимо выбрать только один вариант. Инструкция на опросном листе не требует никаких дополнительных разъяснений или комментариев. Опрос может проводиться индивидуально или в группах без ограничения времени.

Виды копинг-поведения были распределены  Э.Хеймом на три основные группы по степени их адаптивных возможностей: адаптивные, относительно адаптивные и неадаптивные.

Определение доминирующих копинг-стратегий респондентов осуществляется согласно выбранным ответам испытуемых  в соответствии с тремя основными сферами психической деятельности (когнитивной, эмоциональной, поведенческой).

Адаптивные варианты копинг-поведения

Среди когнитивных копинг-стратегий к ним относятся: «проблемный анализ», «установка собственной ценности», «сохранение самообладания» – формы поведения, направленные на анализ возникших трудностей и возможных путей выхода из них, повышение самооценки и самоконтроля, более глубокое осознание собственной ценности как личности, наличие веры в собственные ресурсы в преодолении трудных ситуаций.

Среди эмоциональных копинг-стратегий: «протест», «оптимизм» – эмоциональное состояние с активным возмущением и протестом по отношению к трудностям и уверенностью в наличии выхода в любой, даже самой сложной, ситуации.

Среди поведенческих копинг-стратегий: «сотрудничество», «обращение», «альтруизм» – под которыми понимается такое поведение личности, при котором она вступает в сотрудничество со значимыми (более опытными) людьми, ищет поддержки в ближайшем социальном окружении или сама предлагает ее близким в преодолении трудностей.

 Неадаптивные варианты копинг-поведения

 Среди когнитивных копинг-стратегий: «смирение», «растерянность», «диссимуляция», «игнорирование» – пассивные формы поведения с отказом от преодоления трудностей из-за неверия в свои силы и интеллектуальные ресурсы, с умышленной недооценкой неприятностей.

Среди эмоциональных копинг-стратегий: «подавление эмоций», «покорность», «самообвинение», «агрессивность» – варианты поведения, характеризующиеся подавленным эмоциональным состоянием, состоянием безнадежности, покорности и недопущения других чувств, переживанием злости и возложением вины на себя и других.

Среди поведенческих копинг-стратегий: «активное избегание»,  «отступление» – поведение, предполагающее избегание мыслей о неприятностях, пассивность, уединение, покой, изоляция, стремление уйти от активных интерперсональных контактов, отказ от решения проблем.

 Относительно адаптивные варианты копинг-поведения

Их конструктивность которых зависит от значимости и выраженности ситуации преодоления

Среди когнитивных копинг-стратегий к ним относятся: «относительность», «придача смысла», «религиозность» – формы поведения, направленные на оценку трудностей в сравнении с другими, придание особого смысла их преодолению, вера в Бога и стойкость в вере при столкновении со сложными проблемами.

Среди эмоциональных копинг-стратегий: «эмоциональная разрядка», «пассивная кооперация» – поведение, которое направлено либо на снятие напряжения, связанного с проблемами, эмоциональным отреагированием, либо на передачу ответственности по разрешению трудностей другим лицам.

Среди поведенческих копинг-стратегий: «компенсация», «отвлечение», «конструктивная активность» – поведение, характеризующееся стремлением к временному отходу от решения проблем с помощью алкоголя, лекарственных средств, погружения в любимое дело, путешествия, исполнения своих заветных желаний.

«Методика копинг-поведения в стрессовых ситуациях» С. Норман,   Д.Ф. Эндлер, Д.А. Джеймс, М.И. Паркер, адаптированный вариант Т.А.Крюковой. Адаптированный вариант копинг-стрессового поведения включает перечень заданных реакций на стрессовые ситуации и нацелен на определение доминирующих копинг-стрессовых поведенческих стратегий.

Испытуемым в форме опросника предлагаются 48 пунктов возможных реакций человека на различные трудные, огорчающие или стрессовые ситуации. Необходимо указать как часто тестируемые ведут себя подобным образом в трудной стрессовой ситуации, обведя кружком одну из цифр от 1 до 5.

Адаптированный Т.А. Крюковой вариант опросника содержит перечень когнитивных и поведенческих действий в стрессовых ситуациях. Опросник позволяет определить доминирующие копинг-стратегии: ориентация на задачу или поблему; эмоционально-ориентированная стратегия; избегание; социальное отвлечение; поиск социальной поддержки.

Обработка и интерпретация результатов проводится следующим образом:

для копинга, ориентированного на решение задачи, суммируются следующие 16 пунк­тов: 1, 2, 6, 10, 15, 21,24, 26, 27, 36, 39, 41, 42, 43, 46, 47;

для копинга, ориентированного на эмоции, суммируются следующие 16 пунктов: 5, 7, 8, 13, 14, 16, 17, 19, 22, 25, 28, 30, 33, 34, 38, 45;

для копинга, ориентированного на избегание, суммируются следующие 16 пунктов: 3,6, 9, 11, 12, 18, 20, 23, 29, 31, 32, 35, 37, 40, 44, 48;

субшкалу отвлечения можно подсчитать из 8 пунктов, относящихся к избеганию: 9, 11, 12, 18,20,40,44,48;

субшкала социального отвлечения может быть подсчитана из следующих 5 пунктов, от­носящихся к избеганию: 4, 29, 31, 35, 37.

Для определения доминирующих копинг-стратегий поведения у испытуемого  необходимо выявить максимальную сумму баллов по предложенным шкалам. Максимальный показатель будет соответствовать доминирующей копинг-стратегии поведения испытуемого в стрессовых ситуациях.

«Методика определения мотивации потребления алкоголя (МПА)» В.Ю. Завьялова. Методика определения мотивации потребления алкоголя (МПА) позволяет не только определить уровень выраженности склонности к потреблению спиртного, но и определить структуру мотивации потребления. Методика рекомендуется  для консультационной работы ввиду отсутствия шкалы лжи.

Опросник по выявлению особенностей мотивации потребления алкоголя предложен В.Ю.Завьяловым. Он состоит из 45 утверждений, характеризующих три группы мотивов употребления алкоголя, и позволяющих выявить как ведущие мотивы внутри каждой группы, так и общий уровень злоупотребления алкоголем. Определенным преимуществом методики является направленность на мотивацию потребления — менее скрываемый фактор, чем количество и частота приема спиртных напитков. Опросник включает 9 шкал по 5 утверждений в каждой; ответ «а» дает 3 балла, «б» — 2 балла, «в» — 1, «г» — 0 баллов. Максимально возможное количество баллов по каждой из шкал — 15, минимальное — 0; чем больше баллов набрано по какой-либо шкале, тем более значимы для испытуемого данные мотивы.

Описание шкал:

Первая триада шкал образует группу «социально-психологических» мотивов приема алкоголя:

традиционные, социально-обусловленные, культурально — распространенные мотивы (утверждения 1,10,19,28,37);

субмиссивные мотивы отражают подчинение давлению других людей или референтной группы в плане приема алкоголя (2,11,20, 29,38) ;

псевдокультурный тип мотивов свидетельствует о стремлении человека приспособить свой личный опыт к «алкогольным ценностям» социальной микросреды, в которой он функционирует  (3,12,21,30,39).

Вторая триада образует группу личностных, персональных мотивов потребления алкоголя:

гедонистические мотивы отражают стремление получить физическое и психологическое удовлетворение от действия алкоголя, а также опыт переживания алкогольной эйфории (4,13,22,31,40) ;

атарактические мотивы связаны с желанием нейтрализовать негативные эмоциональные переживания — напряжение, тревогу, страх с помощью алкоголя (5,14, 23,32,41);

мотивы гиперактивации поведения (стимулирующий, растормаживающий эффект) и насыщения сенсориума с помощью выпивки отражают стремление выйти из состояния скуки, психологической «пустоты», душевного бездействия, либо желание усилить эффективность своего поведения (6,15,24, 33,42).

Третья триада образует собственно патологическую мотивацию потребления алкоголя, фактор болезненного влечения:

«похмельная» мотивация — стремление с помощью алкоголя снять абстинентные явления, дискомфорт, связанный с отсутствием алкоголя, улучшить самочувствие (7,16,25,34,43) ;

аддитивные мотивы отражают  фиксацию в сознании истинного влечения к алкоголю, «жажду алкоголя» (8,17,26,35,44) ;

мотивы самоповреждений — стремление пить назло себе и другим в качестве протеста, из-за потери, якобы, перспективы в будущем для себя, утраты смысла жизни  (9,18,27,36,45).

На ранних этапах злоупотребления алкоголем главную роль играют «социальные мотивы».

В дальнейшем на первое место выходят личностные мотивы с преобладанием стремления к эйфории.

На I и II стадии алкоголизма — аддиктивные и «похмельные», а среди личностных выделяются атарактические.

Следует отметить, что при наличии болезненной зависимости от алкоголя высокие показатели по I и II триаде мотивов служат лишь «прикрытием» (т.н. «алкогольное алиби») патологического влечения к алкоголю.

Кроме того, данная методика выявляет лишь те мотивы, которые представлены в сознании личности, а влечение к алкоголю в значительной мере имеет неосознаваемый характер и его осознание искажается различными защитными механизмами.

Испытуемому предлагается следующая инструкция:  Вам будут предложены некоторые утверждения. На каждое предлагаемое утверждение дайте один из наиболее подходящих для Вас ответов:

а) весьма часто возникает причина или условие приема алкоголя;

б) редко, но не менее, чем 2 раза в жизни;

в) сомневаюсь;

г) совершенно не подходит ко мне.

В зависимости от задач исследования внимание может уделяться либо анализу ведущих мотивов употребления алкоголя или же оценке по общей сумме баллов. Для того, чтобы заполнить опросник испытуемому обычно бывает достаточно 20 минут.

Оценка результатов: при обработке результатов подсчитывается количество набранных испытуемым баллов по каждой шкале, а так общее количество баллов.

Ответ «весьма часто возникает причина или условие приема алкоголя» оценивается в 3 балла, ответ «редко, но не менее, чем 2 раза в жизни» — 2 балла, ответ «сомневаюсь» — 1 балл, ответ «совершенно не подходит ко мне» — 0 баллов (максимально возможное количество баллов по каждой из шкал — 15, минимальное — 0; чем больше баллов набрано по какой-либо шкале, чем более значимы для обследуемого данные мотивы).

Анализ результатов производится психологом на основе содержания шкал опросника, ориентируясь при этом на характер преобладающего мотива, который может быть выявлен, исходя из общей суммы баллов:

до 35 баллов — злоупотребления алкоголем нет;

35-50 баллов — проявление злоупотребления алкоголем;

свыше 50 баллов — болезненное пристрастие, злоупотребление спиртным.

Статистическую обработку результатов исследования проводили методами математической статистики.

Для подтверждения выдвинутой в работе гипотезы при обработке полученных данных был использован непараметрический критерий U – критерий Манна – Уитни. Его возможно использовать для сравнения независимых выборок.  С помощью U-критерия можно сравнивать выборки с малым числом наблюдений (от 3).

Вторым критерием, который был использован для статистической обработки результатов является Т-критерий Уилкоксона. Он также является непараметрическим статистическим критерием и применяется для проверки различий между двумя выборками парных измерений.

С помощью этого критерия возможно установить выраженность изменений, то есть  определить является ли сдвиг показателей в одном направлении более интенсивным, чем в другом.

Расчеты по данному критерию заключаются в следующем:

для каждого испытуемого вычисляется величина изменения признака. Все изменения упорядочиваются без учета знака. Затем ранги «получают» знак, суммируются, и в результате получается значение Т- критерия Уилкоксона.

Для каждого респондента необходимо сопоставить абсолютные величины выраженности сдвигов в ту или иную сторону. Для получения результатов необходимо сначала ранжировать все абсолютные величины сдвигов, а затем суммировать ранги.

Если сдвиги в том или ином направлении происходят случайно, то суммы их рангов окажутся примерно равными. Если интенсивность сдвигов в одну сторону больше, то сумма рангов абсолютных значений сдвигов в противоположную сторону будет намного ниже, чем это может быть при случайных изменениях.

3.2. Результаты экспериментального исследования эффективности социально-психологического тренинга как средства формирования адаптивных копинг-стратегий у аддиктивных подростков.

Проведем общий анализ исследования и рассмотрим результаты эксперимента, с учетом того, что в экспериментальной группе в качестве психотерапевтического воздействия проводился СПТ.

Анализ результатов для ЭГ по «Методике способов совладания» Р.Лазаруса и С. Фолкман, адаптированный вариант Т.Л. Крюковой, Е.В.Куфтяк, М.С. Замышляевой. (Приложение 13, 14) Результаты, полученные с помощью опросника способов совладания Р.Лазаруса и С. Фолкман в ЭГ, отображены в таблицах 1 и 2.

Согласно данным, представленным в таблице 1, для ЭГ по двум замерам можно выявить следующую динамику изменений уровня показателей копинг-стратегий: при 1-м замере уровень копинг-стратегии «бегство-избегание» показали 50% испытуемых, дистанцирование — 45%, высоким оказался уровень конфронтационного копинга у 38%; после воздействия посредством СПТ эти показатели значительно снизились: уровень конфронтационного копинга во 2 замере показало 25 % испытуемых, дистанцирование  — 43%, бегство-избегание – 31 %. Среди  респондентов ЭГ после проведения СПТ по результатам 2-ого замера увеличилось колличество испытуемых, использующих эффективные копинг-стратегии: если до проведения СПТ 41% испытуемых был присущ показатель поиска социальной помощи (ПСП), то после проведения он вырос  до 55%, возрос и уровень показателя самоконтроля (с 22% до 59% соответственно).

Таблица 1. Результаты исследования способов совладания по методике Р. Лазаруса и С. Фолкман в ЭГ

        копинг-стратег.

 

группа

 

     К

 

    Д

 

   С

 

  ПСП

 

  ПО

 

  Б-И

 

 ПРП

 

 ПП

 

 

ЭГ

(1замер)     61

38%

   70

45%

   97

22%

    66

41%

  73

45%

107

50%

   87

54%

   93

49%

(2замер)     41

25%

   52

43%

  112

59%

   89

55%

  48

48%

   67

31%

   90

56%

   93

49%

 

Примечание. Представлены относительные данные в % к общему числу испытуемых в группе.

Указан средний балл по каждому показателю данной методики.

где Д – дистанцирование; С – самоконтроль; ПСП — поиск социальной поддержки; ПО — принятие ответственности; Б-И — бегство-избегание; ПРП — планирование решения проблемы; ПП — положительная переоценка                                                                                         

 

Анализируя результаты 1-ого и 2ого замеров в ЭГ, представленные в таблице 2, мы можем наблюдать, что количество испытуемых, использующих неэффективные копинг-стратегии, снизилось с 60% до 8% по показателю «конфронтационный копинг», с 33% до 27% — по показателю «дистанцирование», а по показателю «бегство- избегание» — с 56% до 30%.

По результатам, полученным во 2-м замере, можно говорить о том, что использование неэффективных копинг-стратегий испытуемыми значительно снизилось по сравнению с результатами 1-ого замера.

Таблица 2. Результаты исследования  способов совладания по методике Р.Лазаруса и СФолкман в ЭГ

Копинг-                  стратегии

 

 

Группа ис.

Уровень

преобл.

стратегии

 

   К

 

    Д

 

   С

 

ПСП

 

ПО

 

Б-И

 

ПРП

 

ПП

 

 

 

 

 

ЭГ

 

(1замер)

высок    60    33    22    11    11   56    22     20
средн.    22    56    67    37    44   35    67     71
низкий    18    11    11    52    45      9    11       9
 

 

  (2замер)

высок      8    27     6      7       5     30    11     11
средн.    56    52    33     34    33     37    67      83
низкий    36    21    61     59     62     33    22        6

Примечание. Представлены относительные данные в % к общему числу испытуемых в    группе

где Д – дистанцирование; С – самоконтроль; ПСП — поиск социальной поддержки; ПО — принятие ответственности; Б-И — бегство-избегание; ПРП — планирование решения проблемы; ПП — положительная переоценка.

 

Таким образом, в ЭГ после проведения СПТ, как  эффективного средства формирования адаптивных копинг-стратегий поведения, явно выражена тенденция к снижению уровня неэффективных копинг-стратегий поведения (конфронтационный копинг, дистанцирование, избегание решения проблем).

Анализ  результатов в ЭГ по «Методике определения индивидуальных копинг-стратегий» Э.Хейма.  (Приложение 15, 16) Исходя из данных, представленных в таблице 3, по результатам проведения  1-ого среза исследования у испытуемых в ЭГ наблюдались следующие показатели: среди  когнитивных копинг-стратегий  количество испытуемых с неадаптивным копинг-поведением составило 5 человек (56%), с относительно адаптивным – 2 человека (22%) и адаптивным – 2 человека (22%). Среди эмоциональных  копинг-стратегий  количество респондентов с неадаптивным копинг-поведением составило 7 человек (78%),с относительно адптивным – 1 человек (11%) и адаптивным – 1 человек (11%). Среди поведенческих копинг-стратегий  — 1 человек (11%) с неадаптивным копинг-поведением, с относительно адаптивным – 3 человека (33%), с адаптивным – 5 человек (56%).

Таблица 3. Результаты исследований по методике Э.Хейма в ЭГ

   Группы 

 

 

копингстр

ЭГ

1 замер

ЭГ

2 замер

адап неад отн адапт неад отн
Когнитивные

копинг-стратегии

2 чел

22%

5 чел 56% 2 чел

22%

7 чел

78%

0 чел

0%

2 чел

22%

Эмоциональные

копинг-стратегии

1 чел

11%

7 чел

78%

1 чел

11%

7 чел

78%

2 чел

22%

0 чел

0%

Поведенческие

копинг-стратегии

5 чел

56%

1 чел

11%

3 чел

33%

7 чел

78%

1 чел

11%

1 чел

11%

Примечание. Представлены относительные данные в % к общему числу испытуемых в группе и число респондентов

 

После того, как ЭГ прошла СПТ, наблюдались следующие изменения: произошло снижение в процентном соотношении числа подростков, использующих неадаптивные копинг-стратегии поведения среди когнитивных копинг-стратегий с  56% до 22%, среди эмоциональных копинг-стратегий с 78% до  22%  и среди поведенческих копинг-стратегий никаких изменений не наблюдалось. Наряду с этим, по результатам 2-ого среза мы можем отметить, что возрос процент испытуемых, использующих адаптивные копинг-стратегии поведения: среди когнитивных копинг-стратегий с 22%  до 78%, среди эмоциональных копинг-стратегий с 11% до 78% и среди поведенческих копинг-стратегий с 56% до 78%.

Таким образом, основываясь на полученных результатах, можно говорить о том, что у подростков, подвергавшихся воздействию СПТ, значительно снизился уровень использования неэффективных копинг-стратегий поведения во всех сферах психической деятельности: когнитивной (игнорирование проблемы), эмоциональной (подавление эмоций, агрессивность) и поведенческой (активное избегание решения проблем). Наряду с этим, возрос уровень использования адаптивных копинг-стратегий  поведения, таких как установка собственной ценности, оптимизм, поиск социальной поддержки. Наглядно результаты тестирования представлены на диаграмме (Приложение 6).

Анализ результатов для ЭГ по «Методике копинг-поведения в стрессовых ситуациях» С. Норман,   Д.Ф. Эндлер, Д.А. Джеймс, М.И. Паркер, адаптированный вариант Т.А.Крюковой. (Приложение 17, 18) Данные, полученные в результате проведения исследования по «Методике копинг-поведения в стрессовых ситуациях» в ЭГ позволяют сделать вывод, что произошли следующие положительные изменения:

  1. Согласно таблице 4, результаты 1-ого замера показывают, что только 4 испытуемых (44%) из числа участников данной группы были ориентированы на копинг «решение задач». По результатам 2-ого замера, осуществленного после проведения СПТ, видно, что мотивация на решение задач зафиксирована у 8 респондентов (89%).

Таблица 4. Результаты исследования по «Методике копинг-поведения в стрессовых ситуациях» С. Норман,   Д.Ф. Эндлер, Д.А. Джеймс, М.И. Паркер, адаптированный вариант Т.А.Крюковой для ЭГ

 

     Копинг-страт.

 

группы

 

решение задач

 

эмоции

 

избегание

ЭГ(1 замер)  4 чел 44% 2 чел 22% 3 чел 34%
ЭГ(2 замер) 8 чел 89% 0 чел 0% 1 чел11%

Примечание. Представлены относительные данные в % к общему числу испытуемых в группе и число респондентов

 

  1. Если в 1-м замере число испытуемых, у которых  доминирующим является эмоциональное поведение составляет 2 человека (22%), то во 2-м замере такие респонденты не выявлены.
  2. Исходя из результатов 2 замера, наблюдается значительное снижение выраженности проявления такого копинга, как «избегание». В 1-м замере было выявлено 3 человека (34%), использующих копинг «избегание решения проблем», во 2-м замере их количество снизилось до 1 человека (11%).

Наглядно результаты исследования по данной методике для ЭГ представлены на диаграмме (Приложение 7)

Таким образом, в соответствии с данными, полученными по методике копинг-поведения в стрессовых ситуациях, у  испытуемых ЭГ в результате прохождения  ими СПТ мы наблюдаем повышение уровня  значимости копинг-стратегии, направленной на решение проблем, что отражает повышение возможности формирования у них адаптивных копинг-стратегий поведедния.

Анализ результатов для ЭГ по «Методике определения мотивации потребления алкоголя (МПА)»   В.Ю. Завьялова. (Приложение 19) По результатам тестирования в ЭГ можно сказать, что после проведения СПТ у 5 участников исследования (56%) значительно снизился уровень мотивации употребления ПАВ. Двое испытуемых (22%) показали злоупотребление ПАВ, и только 2 респондента (22%) дали показатель «болезненного пристрастия» к употреблению ПАВ.  Наглядно данные результаты отображены на диаграмме.

Анализируя полученные данные  можно констатировать следующую динамику изменений на срезе 2-х замеров при психодиагностике уровня употребления алкоголя в ЭГ:

— если в ходе эксперимента средние количественные показатели уровня значимости употребления алкоголя для испытуемых ЭГ равны 78,44 баллам, то в ходе контрольных исследований мы наблюдаем снижение значимости употребления алкоголя для испытуемых ЭГ до 46,66 баллов (таблица 5);

— по результатам 2-го среза можно говорить о том, что снижение значимости употребления алкоголя в ЭГ является более значительным, нежели в КГ, что наглядно представлено гистограммой на рисунке 1.

Таблица 5. Результаты эксперимента в ЭГ и КГ по «Методике
определения мотивации потребления алкоголя (МПА)» В.Ю.Завьялов

 

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!
№№ испытуемых ЭГ КГ
1-й замер 2-й замер 1-й замер 2-й замер
1 76 41 96 90
2 69 48 72 64
3 71 40 75 64
4 84 34 78 73
5 102 72 63 53
6 69 45 82 74
7 70 40 80 75
8 74 32 67 60
9 91 68 104 92
10 72 64
11 93 79
ср. балл 78,44

 

46,66

 

80,18

 

71,63

 

Таким образом, в ЭГ после прохождения СПТ мы наблюдаем снижение уровня значимости употребления алкоголя для испытуемых и стремление к уровню, характеризующимся как проявление злоупотребления алкоголем (до 50 баллов), а не болезненное пристрастие, злоупотребление (от 50 и выше). Это говорит о том, что СПТ может рассматриваться только как средство, формирующее процесс пересмотра  жизненных ценностей (выбора: употреблять-неупотреблять ), а не искореняющее их до конца.

Анализ результатов для КГ по «Методике способов совладания» Р.Лазаруса и С.Фолкман, адаптированный вариант Т.Л. Крюковой, Е.В. Куфтяк, М.С. Замышляевой. (Приложение 20. 21) Анализируя результаты исследования способов совладания по методике Р. Лазаруса и С. Фолкман в КГ после первого и второго замеров, внесенные в таблицу 6, мы можем сделать вывод, что в поведении испытуемых очень высок уровень следующих доминирующих стратегий совладания с трудной жизненной ситуацией: бегство-избегание (47% и 45% соответственно), планирование решения проблемы (62% и 71%), принятие ответственности (65% и 74%), дистанцирование (42% и 53 %) .

Таблица 6. Результаты исследования  в КГ способов совладания
по методике Р.Лазаруса и СФолкман

  Коп-стр

 

группа

 

     К

 

    Д

 

   С

 

  ПСП

 

  ПО

 

  Б-И

 

 ПРП

 

 ПП

 

 

 

КГ

 

1замер

     99

50%

  83

42%

  125

54%

  125

63%

   86

65%

  125

47%

  123

62%

  139

60%

 

2замер

 

    96

48%

  105

53%

  147

64%

  129

65%

   98

74%

  119

45%

  140

71%

  154

67%

Примечание. Представлены относительные данные в % к общему числу испытуемых в группе.

Указан средний балл по каждому показателю данной методики.

где Д – дистанцирование; С – самоконтроль; ПСП — поиск социальной поддержки; ПО — принятие ответственности; Б-И — бегство-избегание; ПРП — планирование решения проблемы; ПП — положительная переоценка

 

По результатам 2 среза, представленным в таблицах 6 и 7, очевидным является то, что при проведении повторного тестирования не наблюдается существенных изменений по сравнению с первоначальными результатами, хотя прослеживается положительная динамика в формировании адаптивных копинг-стратегий поведения у данной группы подростков: самоконтроль (с 54% до 64%), планирование решения проблемы (с 62% до 71%), принятие ответственности (с 65% до 74%).. Повышение уровня показателей эффективного поведения у испытуемых данной группы можно объяснить тем, что находясь в Центре, они участвуют в программе реабилитаци, направленной на снижение аддиктивности воспитанников.

Таблица 7. Результаты исследования  в КГ способов совладания
по методике Р.Лазаруса и СФолкман

        Копинг-страт.

 

 

 

Группа ис.

Уровень

преобл.

стратегии

 

   К

 

    Д

 

   С

 

ПСП

 

ПО

 

Б-И

 

ПРП

 

ПП

 

 

     

 

 

   КГ  

 

 

   1замер

 

высок   10    9   27    27    45   18    45     55
средн.   91    63   73    64    43   73    45     35
низкий     9    28    0      9    12     9     10     10
 

 

   2замер

высок   10      9    20    27    40     9    36     50
средн.    90    73    63    64    42    82    44     35
низкий    10    18    17       9    18      9    20     15

Примечание. Представлены относительные данные в % к общему числу испытуемых в    группе

где Д – дистанцирование; С – самоконтроль; ПСП — поиск социальной поддержки; ПО — принятие ответственности; Б-И — бегство-избегание; ПРП — планирование решения проблемы; ПП — положительная переоценка.

 

Анализ  результатов в КГ по «Методике определения индивидуальных копинг-стратегий» Э.Хейма. Анализируя результаты эксперимента, занесенные в таблицу 8, по 2-м замерам в КГ можно наблюдать следующие данные: в отношении когнитивных копинг-стратегий у испытуемых КГ не произошло изменений, неадаптивные варианты в обоих случаях используют 18 % испытуемых, показатели  относительно адаптивных вариантов когнитивных копинг-стратегий не изменились (28 % от общего числа КГ), а адаптивные варианты данного вида копинг-поведения наблюдаются у  54% испытуемых  от общего числа респондентов  в данной группе.

В отношении эмоциональных копинг-стратегий поведения  для респондентов  КГ  характерны следующие показатели: по данным 1-ого замера неадаптивные формы копинг-поведения используют 36% испытуемых КГ, относительно адаптивные отмечены у 18% испытуемых, адаптивные–46%  испытуемых. Анализируя результаты, полученные во 2-м замере, можно отметить, что количество испытуемых, которым присущи неадаптивные эмоциональные копинг-стратегий снизилось до 28% от общей численности КГ. В отношении относительно адаптивных копинг-стратегий изменения не произошли, как и в  первом замере их используют 18% испытуемых. Адаптивные варианты эмоциональных копинг-стратегий, присущи 54% испытуемых.

В отношении поведенческих копинг-стратегий поведения для членов КГ характерны следующие показатели: по данным 1-ого замера неадаптивные формы копинг-поведения используют 28% испытуемых КГ, относительно адаптивные отмечены у 36% испытуемых, адаптивные-36%. Анализируя результаты, полученные во 2-м замере, можно отметить, что количество испытуемых, которым присущи неадаптивные эмоциональные копинг-стратегии снизилось до  11% от общего количесва испытуемых КГ. Использование относительно адаптивных копинг-стратегий отмечено у  11% респондентов. Адаптивные варианты копинг-стратегий присущи  78%. Такие показатели эффективных копинг-стратегий поведения в КГ, в которой не проводился СПТ, объясняются участием испытуемых в реабилитационной программе Центра.

Таблица 8. Результаты исследований по методике Э.Хейма в КГ

       Группы

 

 

Копинг-стр.

КГ

1 замер

КГ

2 замер

адап неад отн. адап неад отн
Когнитивные

копинг-стратегии

6 чел

54%

1чел

18%

3 чел

28%

6 чел

54%

2 чел

18%

3чел

28%

Эмоциональные

копинг-стратегии

5 чел

46%

4 чел

36%

2 чел

18%

6 чел

54%

3чел

28%

2чел

18%

Поведенческие

копинг-стратегии

4 чел

36%

3 чел

28%

4чел

36%

6чел

54%

4чел

36%

1чел

10%

Примечание. Представлены относительные данные в % к общему числу испытуемых в группе и число респондентов

Анализ результатов в КГ по «Методике копинг-поведения в стрессовых ситуациях» С. Норман,   Д.Ф. Эндлер, Д.А. Джеймс, М.И. Паркер, адаптированный вариант Т.А.Крюковой. (Приложение 24, 25) Согласно данным, представленным в таблице 9, по результатам 1-го замера 54% испытуемых в КГ были мотивированы на решение задач. После проведения повторного тестирования испытуемых, мотивированных на решение задач, стало  72 %.

  1. В 1-м замере ориентация на эмоциональные копинг-стратегии наблюдалась у 19% ( 2человека ) испытуемых, во 2-замере изменения результатов не наблюдалось.
  2. Во 2-м замере по сравнению с результатами 1-го немного понизилась ориентация копинга, направленного на избегание решения проблем с 27% до 19% (что составляет 3 и 2 испытуемых соответственно).
  3. Таким образом, в соответствии с данными, полученными по методике копинг-поведения в стрессовых ситуациях, у испытуемых КГ во 2-м замере существенных различий в показателях не наблюдается.

Таблица 9 Результаты исследования по «Методике копинг-поведения в стрессовых ситуациях» С. Норман, Д.Ф. Эндлер, Д.А. Джеймс, М.И. Паркер, (число испытуемых,%)

 

           Копинг-страт.

 

группы

 

решение задач

 

эмоции

 

избегание

КГ(1) 6 чел 54% 2 чел 19% 3 чел 27%
КГ(2) 8 чел 72% 2 чел 19% 1 чел 9%

Примечание. Представлены относительные данные в % к общему числу испытуемых в группе и число респондентов

Анализ результатов для КГ по «Методике определения мотивации потребления алкоголя (МПА)»   В.Ю. Завьялова. На основании результатов психодиагностики во 2-м замере, представленных в таблице 5, можно диагностировать уровень значимости  употребления алкоголя для испытуемых КГ и его изменение следующим образом:

— и в первом и во втором замерах испытуемые КГ показали средние количественные результаты, которые находятся в диапазоне, который В.Ю. Завьялов определяет как «болезненное пристрастие, злоупотребление», поскольку средний балл составляет выше 50. Наглядно эти данные отображены на рисунке 2. На  уровне «Болезненное пристрастие, злоупотребление» преобладают такие мотивы употребления как: «похмельная» мотивация, то есть желание с помощью алкоголя избавиться от, дискомфорта, улучшить самочувствие; аддитивные мотивы, связанные с истинным влечением к алкоголю, «жажду» алкоголя;  гедонистические мотивы, которые отражают стремление получить физическое и психологическое удовлетворение; псевдо культурные мотивы, свидетельствующие о стремлении человека приспособить свой личный опыт к «алкогольным ценностям» социальной микросреды, в которой он функционирует и атарактические мотивы, при которых употребление алкоголя связано с  желанием нейтрализовать негативные эмоциональные переживания;

— если в первой серии замеров средние количественные показатели уровня значимости потребления алкоголя для испытуемых КГ равны 80,18 баллам, то во второй серии мы наблюдаем некоторое снижение уровня значимости употребления алкоголя для испытуемых КГ до 71,63 баллов.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что в КГ  мы наблюдаем снижение уровня значимости употребления алкоголя.  Этот результат можно связать с тем, что все испытуемые, входящие в состав обеих групп (и контрольной, и экспериментальной), находясь в Центре, проходят реабилитационную программу, включающую в себя различные виды психотерапевтического воздействия, направленного на снижение уровня мотивации употребления ПАВ.

Сопоставляя полученные результаты можно сделать вывод, что применение СПТ как средства формирования адаптивных копинг – стратегий поведения у аддиктивных подростков, является эффективным и позволяет значительно снизить уровень значимости употребления ПАВ для испытуемых.

Для оценки различий между ЭГ и КГ до экспериментального воздействия, мы сравнили показатели по трем тестам, используя U-критерий Манна-Уитни (Приложение 12). Результаты представлены в таблице 10.

Первоначально, перед экспериментальным воздействием, две группы – ЭГ и КГ различались по показателю методики «копинг-поведения в стрессовых ситуациях», это «копинг, ориентированный на избегание». Как видно из приведенных в таблице 10 данных он наиболее высок у испытуемых ЭГ. Данный факт дает возможность предположить, что испытуемые в экспериментальной группе более склонны к уходу от решения проблем.

Таблица 10. Сравнительные результаты ЭГ(1) и КГ(1) по U-критерию Манна-Уитни

МПА Норман Лазарус
МПА2 — МПА копинг_задачи2 — копинг_задачи копинг_эмоции2 — копинг_эмоции копинг_избегание2 — копинг_избегание отвлечение2 — отвлечение соц_отвлечение2 — соц_отвлечение конфронтационный2 — конфронтационный дистанцирование2 — дистанцирование самоконтроль2 — самоконтроль поиск_соц_поддержки2 — поиск_соц_поддержки принятие_ответств2 — принятие_ответств бегство2 — бегство планирование2 — планирование положит_переоценка2 — положит_переоценка
U 43,000 41,000 35,000 10,500 40,000 43,000 47,500 28,500 48,500 47,000 41,500 49,000 49,500 42,000
Asymp. Sig. (2-tailed) ,621 ,514 ,266 ,003 ,468 ,620 ,878 ,106 ,938 ,849 ,535 ,969 1,000 ,567

a  Not corrected for ties.

b  Grouping Variable: группа

*Переменные, по которым имеются значимые различия между группами(p<0,05), выделены в таблице жирным курсивом. По этим переменным результаты эксперимента могут не обладать внутренней валидностью

Для того, чтобы оценить эффективность воздействия СПТ, мы сравнивали результаты эксперимента в ЭГ  по Т-критерию Уилкоксона. По мнению Е.В.Сидоренко использавание этого критерия применимо, поскольку признаки измерены по шкале порядка, и сдвиги между замерами могут быть упорядочены. Результаты исследования значимости представлены в таблицах 11 и 12.

Таблица 11. Сравнительный анализ между замерами в КГ(по Т-критерию Уилкоксона)*

МПА Норман Лазарус
МПА2 — МПА копинг_задачи2 — копинг_задачи копинг_эмоции2 — копинг_эмоции копинг_избегание2 — копинг_избегание отвлечение2 — отвлечение соц_отвлечение2 — соц_отвлечение конфронтационный2 — конфронтационный дистанцирование2 — дистанцирование самоконтроль2 — самоконтроль поиск_соц_поддержки2 — поиск_соц_поддержки принятие_ответств2 — принятие_ответств бегство2 — бегство планирование2 — планирование положит_переоценка2 — положит_переоценка
Z -2,943(а) -2,081(а) -,578(а) -1,376(а) -,713(а) -,802(а) -,402(а) -1,014(а) -2,205(а) -,312(а) -,091(а) -1,386(а) -2,326 -,356(а)
Asymp. Sig. (2-tailed) ,003 ,037 ,563 ,169 ,476 ,423 ,688 ,311 ,027 ,755 ,928 ,166 ,020 ,722

aBasedonpositiveranks. bBasedonnegativeranks. cWilcoxonSignedRanksTest.

*Примечание: жирным шрифтом выделены значимые различия между 1-м и 2-м замерами в КГ.

Таблица 12. Сравнительный анализ между замерами в ЭГ

МПА Норман Лазарус
МПА2 — МПА копинг_задачи2 — копинг_задачи копинг_эмоции2 — копинг_эмоции копинг_избегание2 — копинг_избегание отвлечение2 — отвлечение соц_отвлечение2 — соц_отвлечение конфронтационный2 — конфронтационный дистанцирование2 — дистанцирование самоконтроль2 — самоконтроль поиск_соц_поддержки2 — поиск_соц_поддержки принятие_ответств2 — принятие_ответств бегство2 — бегство планирование2 — планирование положит_переоценка2 — положит_переоценка
Z -2,934(а) -2,668(а) -1,125(а) -2,666(а) -,059(а) -1,844(а) -1,572(а) -2,558(а) -2,318(а) -,537(а) -2,556(а) -2,494(а) -2,666(а) -1,187(а)
Asymp. Sig. (2-tailed) ,003 ,008 ,260 ,008 ,953 ,065 ,116 ,011 ,020 ,591 ,011 ,013 ,008 ,235

(по Т-критерию Уилкоксона)*

a  Based on positive ranks. b  Based on negative ranks.c. WilcoxonSignedRanksTest

*Примечание: жирным шрифтом выделены значимые различия между 1-м и 2-м замером в ЭГ.

Сравнительный анализ результатов показал, что значительные изменения произошли по следующим показателям:

В ЭГ: МПА (р=0,003); копинг решения задач (р=0,008); копинг избегания (р=0,008); дистанцирование (р=0,011), самоконтроль (р=0,020);принятие ответственности (р=0,011); бегство (р=0,013); планирование решения проблем (р=0,008).

В КГ: МПА (р=0,003); копинг решения задач (р=0,037); самоконтроль (р=0,027); планирование решения задач (р=0,020).

Соотношения изменений в ЭГ (по 8 показателям из 14 – 57%)  существенно превышают зафиксированные изменения в КГ ( по 4 показателям из 14-28%).

Выводы по главе 3

Результаты экспериментального исследования позволяют отметить следующее:

  1. В ЭГ произошли более значимые изменения, чем в КГ в уровне аддикции. У аддиктивных подростков, в отношении которых осуществлялся СПТ, за счет формирования у них адаптивных копинг-стратегий, произошло снижение уровня аддикции, в отличие от аддиктивных подростков, не проходящих СПТ, что позволяет отметить эффективность применения группового СПТ как способа формирования адаптивного поведения у аддиктивных подростков и заключить, что гипотеза экспериментального исследования подтверждена. Но рассчитывать на существенные изменения результатов нельзя, поскольку СПТ можно рассматривать как средство, способствующее формированию адаптивных копинг-стратегий поведения, но не искореняющее аддикцию полностью.
  2. Применение СПТ как способа формирования адаптивного поведения у аддиктивных подростков позволяет существенно снизить показатели по неадаптивным формам поведения, таким как уход от решения проблем, агрессивность, подавленность, дистанцирование от создавшихся сложных жизненных ситуаций, наблюдается резкий уровень снижения мотивации к употреблению ПАВ.
  3. При использовании группового СПТ наблюдается существенный рост мотивации последних на формирование у них адаптивных копинг-стратегий поведения, таких как сотрудничество, поиск социальной поддержки в ближайшем социальном окружении, ориентация на задачу, более глубокое осознание собственной ценности.
  4. Применение СПТ как способа формирования адаптивного поведения позволило снизить уровень закрытости у аддиктивных подростков, что дало начало к формированию здоровых межличностных отношений.
  5. Использованные в экспериментальном исследовании психодиагностические методы показали достаточную «чувствительность» к исследуемому воздействию, в качестве которого использовался групповой СПТ, что позволило зафиксировать изменения, которые произошли у аддиктивных подростков в ЭГ.

Заключение

В выпускной квалификационной работе на основании теоретического исследования зарубежной и отечественной литературы мы систематизировали знания об аддикции и аддиктивном поведении в целом и об особенностях проявления различных форм аддиктивного поведения в подростковом возрасте. Также в данной работе нами было получено представление о понятии социально-психологического тренинга, мы широко изучили его теоретические и методические аспекты, представили их обоснование, а также провели  экспериментальное исследование, доказывающее эффективность использования СПТ как средства формирования адаптивных копинг-стратегий поведения у аддиктивных подростков.

В результате проведенной работы мы можем сформулировать следующие выводы:

  1. Обзор научной литературы по данной теме показал, что аддиктивное поведение, представляющее собой один из типов девиантного поведения с формированием стремления ухода от реальности посредством приема ПАВ, может быть выражено в различных показателях: избегание решения проблем, дистанцирование, высокий уровень конфронтации, низкая самооценка, высокие показатели по мотивации к употреблению ПАВ. Становится очевидным, что при проявлении у испытуемых высоких результатов по вышеперечисленным факторам, им должна быть оказана эффективная психологическая помощь.
  2. Теоретический анализ особенностей аддиктивного поведения подростков показал, что существуют определенные факторы, влияющие на развитие таких форм поведения. К ним можно отнести сложные социально-экономические условия, конфликты в семье, большие нагрузки на системы адаптации в современном обществе, а также психофизиологические особенности подросткового возраста.
  3. Согласно результатам экспериментального исследования, мы можем сделать вывод, что групповой СПТ является эффективным средством психологической помощи аддиктивным подрост. У них возрастают показатели по копингу, направленному на решение проблем, резко снижается уровень мотивации  к употреблению ПАВ, повышается самооценка личности.
  4. Глубокие знания структуры группового СПТ, его принципов и правил, алгоритма проведения позволяют значительно повысить эффективность его применения. Результаты исследования свидетельствуют о том, что у аддиктивных подростков, в отношении которых осуществлялся групповой СПТ, произошло снижение уровня аддикции и снизилась мотивация на употребление ПАВ.
  5. В соответствии с вышеизложенным, мы можем сделать вывод, что гипотеза исследования подтверждена, цели и задачи достигнуты.
  6. Опираясь на положительные результаты исследования, мы можем рекомендовать использование группового СПТ как эффективного средства для формирования адаптивных копинг-стратегий поведения у аддиктивных подростков.

Список используемой литературы

  1. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни.  —  М.:Мысль, 2004.
  2. Абульханова-Славская К.А. Типология активности личности. // Психологический журнал, 1985, т.6, № 5, с.3-18.
  3. Анн Л. Ф., Психологический тренинг с подростками. — СПб.: Питер, 2007. — 271 с: ил. (Серия «Эффективный тренинг»).
  4. Бакли Р., Кэйпл Дж. Теория и практика тренинга. — СПб.: Питер, 2002. — 352 с: ( Серия «Эффективный тренинг»).
  5. Битенский B.C., Личко А.Е., Херсонский Б.Г. Психологические факторы в развитии токсикоманий у подростков // Психологический журнал,1991, №4, с.87-93.
  6. Братусь Б.С. Психологическая характеристика деградации личности при хроническом алкоголизме.–В кн.: Вопросы патопсихологии. — М.: 1971. Научно-методический журнал «Современная высшая школа: инновационный аспект»,№ 1, 2011.
  7. Вачков И.В. Основы технологии группового тренинга. Психотехники: Учебное пособие. — М.: Издательство «Ось-89», 1999. – 176 с.
  8. Вачков И. В., Дерябо С. Д. Окна в мир тренинга. Методологические основы субъектного подхода к групповой работе: Учебное пособие. — СПб.: Речь, 2004. — 272 с.
  9. Гоголева А. В. Аддиктивное поведение и его профилактика. — М.: Московский психолого-социальный институт, 2002. — 240 с.
  10. Грецов А. Г., Психологические тренинги с подростками. — СПб.: «Питер», 2008.
  11. Емельянов Ю.Н., Кузьмин Е.С. Теоретические и методологические основы социально-психологического тренинга. — Л.: ЛГУ, 1983.
  12. Ефимкина И.В. Профилактика наркомании и здорового образа жизни. — М.: Методический сборник, 1999.
  13. Захаров В.П., Хрящева Н.Ю. Социально-психологический тренинг. — Л.: 1990.
  14. Змановская Е. В, Девиантология: (Психология отклоняющегося поведения), Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. — 2-е изд., испр. -М.: Издательский центр «Академия», 2004. — 288 с.
  15. Исаев Д. Н. Психосоматические расстройства у детей. — СПб.: Питер, 2000.
  16. Каган М. С., Эткинд А. М. Индивидуальность как объективная и субъективная реальность. Вопросы психологии. — М.:1989. — 270с
  17. Кеннет Ф.Технологии обучения менеджеров. Где, когда и как их использовать. — М.: «Добрая книга», 2006 г., с. 34.
  18. Кобзева .О.В. Проявление копинг-поведения в юношеском возрасте// Вектор науки ТГУ. 3(6). 2011
  19. Короленко Ц.П. Аддиктивное поведение. Общая характеристика и закономерности развития //Обозрение психиатрии и медицинской психологии. — № 1. 1991. — с. 8-15.
  20. Кроповницкий О.В. Психология подростка. Тренинг личностного роста. — Спб.: Питер, 2001-128 с.
  21. Кузовкин В.В. Психотехнический подход к активизации личностного роста в подготовке офицеров запаса: Дис. … канд. психол. наук. — М.: МГУ им. М.В.Ломоносова, 2003.
  22. Кулаков С. А. Диагностика и психотерапия аддиктивного поведения у по дростков. — М.: Фолиум, 1996.
  23. Лазарус А. Мысленным взором: Образы как средство психотерапии/Пер. с англ. Е.В. Курдюковой. — М.: Независимая фирма “Класс”, 2000. -144 с. — (Библиотека психологии и психотерапии, вып. 84).
  24. Леонова Л. Г., Бочкарёва Н. Л. “Вопросы профилактики аддиктивного поведения в подростковом возрасте”.Учебно-методическое пособие// под ред. зав. кафедрой психиатрии НМИ, члена-корреспондента АН ВШ, действительного члена Нью-Йоркской академии наук, д.м.н., профессора Короленко Ц. П. — Новосибирск: НМИ, 2008.
  25. Леонова Л. Г., Бочкарева Н. Л. Вопросы профилактики аддиктивного поведения в подростковом возрасте// Учебно-методическое пособие. — Новосибирск: Новосибирский медицинский институт, 1998. — 48 с.
  26. Леонтьев, Д.А. Очерк психологии личности — М.: Смысл, 2003.
  27. Лисицын Ю. П., Сидоров П. И.Алкоголизм : (медико-социальные аспекты)//Руководство для врачей — М.: Медицина, 1990. — 528 с. — Библиогр.: с. 518-527.
  28. Личко А.Е., Биттенский В.С. Подростковая наркология. — Л.: 1991. — 304 с. — С. 58 – 66.
  29. Макшанов С.И. Психология тренинга. — СПб.: Образование, 1997.
  30. Макшанов С. И., Хрящева Н. Ю. Психогимнастика в тренинге. СПб.: Образование, 1993.
  31. Малкина-Пых И. Г. Психосоматика: Справочник практического психолога. — М.: Изд-во Эксмо, 2005. — 992 с.
  32. Мельник С. Н. Теоретические и методические основы социально-психологического тренинга.- Владивосток, Издательство Дальневосточного университета, 2004.
  33. Морозова, Т.Ю. Оценка эффективности профилактических программ на основе анализа уровня сформированности копинг-стратегий у подростков//Материалы Пятой городской научно-практической конференции «Психолого-педагогические аспекты сохранения и укрепления здоровья школьников». — М.: ИПССО; АНО «Школа «Премьер», 2008.
  34. Ефремов И.А. Аддикции у подростков//Научно-методический журнал «Современная высшая школа: инновационный аспект».№1, 2011 год.
  35. Никольская И. М. Грановская Р. М. Психологическая защита у детей. — М.: «Речь», 2006.
  36. Петровская Л.А., Теоретические и методические проблемы социально- психологического тренинга. — М.: Мир, 1999.
  37. Прутченков А.С. Социально-психологический тренинг межличностного общения//монография. — М .:Просвещение, 1991.
  38. Селье Г. Стресс жизни. -Минск, Харвест, 1999г.
  39. Сибгатуллина, И.Ф. Особенности копинг-поведения в реализации интелектуальной деятельности субъектами высшей школы//Прикладная психология, №5-6, 2003.
  40. Сидоренко Е. В., Тренинг коммуникативной  компетентности в деловом  взаимодействии. — СПб.: Речь, 2008. — 208 с, ил.
  41. Сирота, Н.А. Копинг-поведение в подростковом возрасте — СПб.: Питер, 2004.
  42. Сирота.Н.А Ялтонский., В.М. Эффективные программы профилактики зависимости от наркотиков и других форм зависимого поведения. -М.: ООО Центр полиграфических услуг «Радуга», 2004 г., 192 с.
  43. Тышкова, М.А. Исследование устойчивости детей и подростков в трудных ситуациях // Вопросы психологии. 2007.
  44. Frydenberg E. Beyond Coping. Meeting goals, visions and challenges.- Oxford University Press, 2002.
  45. http://murzim.ru/nauka/psihologija/prakticheskij-intellekt/10918-interpretaciya-opredelenie-problem.html
  46. http://www.psychol-ok.ru/lib/freud_a/paizm/paizm_12.html.

Страница:   1   2   3