Меню Услуги

Австрийский канцлер К. фон Меттерних — дипломат и человек

Вид работы: Проект
Тема: Австрийский канцлер К. фон Меттерних - дипломат и человек

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ3

К.ФОН МЕТТЕРНИХ – ДИПЛОМАТ И ЧЕЛОВЕК 5

1.1. К. фон Меттерних — первые шаги на дипломатической арене 5

1.2. К.фон Меттерних — политическая деятельность 12

АНАЛИЗ ЖИЗНИ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ К.ФОН МЕТТЕРНИХА ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ СОВРЕМЕННОСТИ 23

2.1. К.фон Меттерних – граф равновесие 23

2.1.Политический портрет Меттерниха и  Наполеона (Сравнительный анализ) 26

ЗАКЛЮЧЕНИЕ29

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ31

ВВЕДЕНИЕ

Моя курсовая работа посвящена анализу жизни и деятельности австрийского государственного деятеля Клеменса Меттерниха (Klemens Metternich). Среди государственных деятелей конца XVIII и начала ХIХ веков, оказавших наибольшее влияние на судьбы Европы и мира, Меттерних занимает, бесспорно, одно из первых мест, как по историческому значению своей деятельности, так и по масштабам своих политических и дипломатических дарований.

С его именем неразрывно связан ряд важнейших событий общеевропейской истории. Связи с этим считаю актуальным изучить и дать оценку личности и дипломатической деятельности К.фон. Меттерниха через призму современности.

Целью исследования является комплексное изучение личности К.фон Меттерниха в свете современных источников. На пути достижения поставленной цели были определены следующие задачи:

  • осветить первые шаги К. фон Меттерниха на политической арене;
  • выявить особенности его дипломатической линии;
  • дать оценку личностным чертам его характера;
  • провести сравнительный анализ между Наполеоном и Меттернихом в свете исторических событий.

Теоретическая и методологическая база исследования. Теоретическая база исследования опирается произведения ведущих отечественных и зарубежных специалистов. Кроме того в работе широко применялись материалы периодических изданий, а также материалы интернет ресурсов

В работе  применялся  как общенаучные методы, так и традиционно исторические методы как историко-генетический, историко-биографический, сравнительно-исторический и проблемно-хронологический методы исследования.

Объектом исследования выступает личность К.фон. Меттерниха.

Предметом исследования является изучение дипломатических и политических взглядов К.фон Меттерниха.

Степень научной разработанности темы. Личность и политическая деятельность К.фон Меттерниха изучена, достаточна хорошо. Среди наиболее выдающихся специалистов можно выделить — X. Г. Инсарова, Х.Г. Раковский, К.Оберман, О. Шедивы и др.

Структура курсовой работы. Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованных источников.

 

К.ФОН МЕТТЕРНИХ – ДИПЛОМАТ И ЧЕЛОВЕК

1.1. К. фон Меттерних — первые шаги на дипломатической арене

Клеменс Меттерних родился 15 мая 1773 года в Кобленце на западе Германии[1]. Он происходил из знатного, хоть и не отличавшегося колоссальным богатством рода, был сыном графа Франца Карла фон Меттерних-Виннебурга, довольно успешного дипломата, служившего вначале архиепископу Трирскому, а затем – австрийской монархии Габсбургов. Уже в 15 лет Клеменс начал учебу в Страсбургском университете, где 21 июля 1789 года наблюдал первые революционные выступления, о которых впоследствии отозвался так: «Окруженный массой тупых зевак, которые называли себя народом, я смотрел на разгром страсбургской ратуши, совершаемый пьяной толпой, также считавшей себя народом» . Позднее, уже учась в Майнце, юноша, как и любой образованный европеец того времени, следил за событиями в революционной Франции – и пришел к однозначному выводу: «Якобинское учение с его апелляцией к страстям толпы наполнило меня отвращением, которое возраст и опыт только усилили».

Заметное влияние на формирование взглядов Меттерниха оказал профессор истории Майнцского университета Николаус Фогт. Как отмечает один из биографов Меттерниха, «принадлежал к новому поколению историков, которые стремились «приблизить историю через конкретные условия службы к практике». Он не был ни рационалистическим просветителем, ни сентиментальным мечтателем, а занимал среднюю позицию, консервативную и ориентированную на историческую практику»[2].

Такой подход оказался весьма близок молодому Меттерниху. Последовательные марксисты сказали бы, что интеллектуальные воззрения юного аристократа вполне соответствовали той социальной среде, из которой он вышел.

Выбор, сделанный Меттернихом в годы революции, определялся не только его социальным происхождением, но и характером, и особенностями воспитания и образования: прожив долгую жизнь и умерев уже в эпоху железных дорог, паровых двигателей и телеграфа, князь во многих отношениях оставался человеком XVIII века, дореволюционной эпохи, именуемой ancien régime. Позднее, после событий 1803 – 1806 гг., когда под давлением наполеоновской империи был сформирован Рейнский союз, радикально изменилась структура землевладения на западе Германии, в результате чего многие немецкие аристократические фамилии лишились своих поместий. Пострадали и Меттернихи, которым остались только владения, находившиеся в пределах Австрийской империи Габсбургов. Это, несомненно, не добавило молодому Клеменсу, вступившему к тому времени на дипломатическое поприще, симпатий к революционным переменам. Тем не менее свой политический выбор Меттерних сделал задолго до того, как революция ударила его «по карману».

Неудивительно, что монархия Габсбургов казалась Меттерниху воплощением всех близких ему идеалов. Находясь под властью одной из древнейших династий Европы, это государство управлялось в соответствии с консервативно-абсолютистскими принципами. Австрия была (наряду с Британией) наиболее последовательной противницей революционной Франции, с которой почти непрерывно, начиная с 1792 г., находилась в состоянии войны. Хотя после появления во главе французских войск генерала Бонапарта, ставшего в 1799 г. первым консулом республики, а в 1804-м – императором французов, похвастаться особыми успехами на поле брани австрийцы не могли и уступали противнику все новые и новые территории, однако сражались они упорно и не теряли надежды на конечный успех.

Клеменс Меттерних, не обладая воинской жилкой, вступил на службу габсбургской монархии в качестве дипломата, вначале под покровительством отца, затем – самостоятельно. Продвижению по службе способствовал и брак с Элеонорой фон Кауниц, внучкой знаменитого канцлера Кауница, наиболее выдающегося австрийского дипломата и государственного деятеля XVIII в.

В 1797 – 1799 гг. Меттерних участвовал в составе австрийской делегации в работе Раштаттского конгресса, целью которого была реорганизация западногерманских земель[3]. С 1801 г. он находился в качестве австрийского посланника при саксонском дворе в Дрездене. Два года спустя молодой дипломат был направлен послом в Берлин, успев заслужить к тому времени благосклонность императора: Франц II заметил о Меттернихе, что он «сочетает в себе огромную наблюдательность с умеренными и любезными манерами» . И действительно, находясь в качестве посла при прусском дворе, Меттерних, которому было едва за 30, заработал столь солидную репутацию, что в 1806 г. был направлен «в логово льва» – послом ко двору Наполеона, годом ранее разгромившего Австрию и союзную ей Россию в очередной войне.

Годы (1806 – 1809), проведенные в непосредственном контакте с Наполеоном, находившимся тогда в зените могущества, оказали большое влияние на формирование мировоззрения Меттерниха. Он признавал гениальность Наполеона как полководца, в меньшей степени – как политика и дипломата, и высоко ценил императора французов как человека, сумевшего обуздать революцию, написав, что видит в нем «плотину на пути анархистских теорий во Франции и в тех странах, которые оказались под его железной рукой».

Абсолютизм Наполеона также был симпатичен Меттерниху, но австрийский дипломат ясно видел слабые места наполеоновской диктатуры. В своих воспоминаниях Меттерних пишет: «Одним из постоянных и живейших его огорчений было то, что он не мог сослаться на принцип легитимности как на основу своей власти. Немного людей более глубоко чувствовало, насколько власть, лишенная этого основания, преходяща и хрупка, как открыта она для нападения»[4]. Позднее, в 1813 г., сам Наполеон во время встречи в Дрездене с Меттернихом, уже канцлером Австрийской империи, сформулирует это свое ощущение в знаменитой тираде: «Ваши властители, рожденные на троне, могут двадцать раз позволить разбить себя и все же опять и опять возвращаться в свои дворцы, но я этого не могу, я сын удачи! Моя власть ни на день не переживет тот момент, когда я перестану быть сильным и внушать страх».

Здесь мы приходим к важному элементу политической философии самого Меттерниха – хотя, конечно, философом в строгом смысле слова он не был, оставаясь, прежде всего политиком и дипломатом-практиком. Легитимизм был важен для Меттерниха не только как принцип, но и как фундамент, предохраняющий общество и государство от пагубных потрясений. В этом отношении австрийский политик был солидарен с британским мыслителем (и тоже политиком) Эдмундом Берком, ставшим своего рода гуру европейского консерватизма эпохи французской революции. Отвергая теорию общественного договора Руссо, Берк полагал, что мораль, определяющая основы общественного устройства, заложена самим Провидением: «Есть лишь один закон для всех, а именно – тот, что управляет всеми остальными, закон нашего Создателя, закон гуманности, права и справедливости, являющийся законом природы и наций»[5]. Этот высший закон Берк противопоставляет рационалистическим теориям эпохи Просвещения и их воплощению в политической практике французской революции. Не отвергая необходимости и возможности социально-политических реформ, британский мыслитель утверждает, что они должны осуществляться в соответствии с традициями данного общества, а не под влиянием умозрительных теорий: «Право давности в деле управления возникло не в результате какого-либо слепого и бессмысленного предрассудка… Индивид глуп. Толпа бывает глупа, когда действует не размышляя; но род человеческий всегда мудр, и когда у него достаточно времени, он поступает правильно»[6].

Отсюда – один из главных упреков, который Берк, а вслед за ним и другие европейские консерваторы, в том числе князь Меттерних, бросали революции. По их мнению, революционеры искушали общество не проверенными опытом и традицией идеями и теориями, в результате чего целые народы превращались в тупую и озверевшую толпу, которая «действует не размышляя». Противодействовать этому, по мнению консерваторов, могла только власть, опирающаяся на права и традицию. Именно здесь проходил водораздел между Наполеоном и его противниками, будь то либерально-конституционная Британия, традиционалистская Австрия или самодержавная Россия. Ведь даже став более абсолютным монархом, чем когда-то Людовик XIV, даже женившись вторым браком на габсбургской принцессе, дочери императора Франца, Наполеон оставался наследником и порождением революции.

Именно поэтому примирение с Наполеоном было невозможно, хотя из чисто практических соображений в 1814 г. австрийская дипломатия во главе с Меттернихом какое-то время стремилась к сохранению на французском троне если не самого Бонапарта, то его династии, – ведь в жилах маленького «Орленка» Наполеона II текла и кровь Габсбургов. Напротив, роль самой австрийской монархии, по мнению Меттерниха, была важна не только с геополитической или военной, но и с идеологической точки зрения. В 1811 г., представляя императору Францу свою программу внешнеполитических действий, Меттерних, тогда уже первый министр габсбургской империи, отмечал: «Характерной особенностью положения Австрии является моральный престиж, который не могут поколебать даже самые неприятные события. Ваше Величество является центром, единственным оставшимся представителем старого порядка вещей, построенного на вечном и неизменном праве… Этой роли присуще то, что не может быть заменено ничем»[7].

Приверженность европейских консерваторов конца XVIII – первой половины XIX вв., в том числе и князя Меттерниха, традиции и принципу легитимизма далеко не всегда была равнозначна негибкости и закоснелости мышления и стремлению повернуть историю вспять, вернув времена ancien régime со всеми соответствующими им обычаями и институтами. Один из ближайших сотрудников и друзей Меттерниха, выдающийся немецкий публицист Фридрих фон Генц, начал свою карьеру изданием «Нового немецкого ежемесячника» (Neue deutsche Monatsschrift), в котором – вполне в духе Берка – противопоставлял британский конституционализм, опирающийся на традицию и монархический принцип, эксцессам французской революции. (Позднее, однако, тот же Генц был причастен к гонениям на свободную прессу и университеты в Германии и Австрии). Сам же Меттерних, будучи уже немолодым и умудренным опытом политиком, встретившись в Вене в 1843 г. с американским профессором Джорджем Тикнором, высказал ряд любопытных замечаний о традиционной монархии и демократии. «Только монархия способна объединять людей в компактную и эффективную массу, раскрывать их способности в совместном усилии, вести их к высокому уровню культуры и цивилизации», – заявил своему собеседнику Меттерних. Демократия же, по его мнению, «разделяя людей, создает разного рода соперничества, что способствует развитию благодаря возникающей конкуренции».

Таким образом, Меттерних не отказывал демократии в определенных преимуществах, однако для него более важной задачей было обеспечение единства общества в его многообразии. Именно поэтому в планы Меттерниха входило, в частности, расширение прав региональных сословных собраний – традиционных представительных институтов отдельных провинций монархии. (Планы эти не были реализованы из-за противодействия императора и ряда членов его совета). Канцлер, вопреки распространенным представлениям, не стремился любыми способами подавить всякую инициативу снизу, а лишь желал ввести ее в традиционные рамки. Отсюда его приверженность сословной системе, которую он считал формой разделения обязанностей и сотрудничества в рамках общества . Свое политическое кредо Меттерних изложил, в частности, в беседе с французским послом де Рейневалем в мае 1830 г.: «То, чего я добиваюсь, – это взаимопонимание между пятью державами, чье положение и сила делает их естественными арбитрами в вопросе о судьбе Европы. Я хочу, чтобы они не предпринимали важных шагов, способных поставить под угрозу всеобщий мир, не достигнув взаимопонимания… Спокойствию каждого государства угрожает дух новизны, который вернее было бы назвать духом беспорядка. Мы должны противостоять ему, с намерением сохранить и постараться стабилизировать и усилить все существующие институты. Неважно, старые они или новые – если это институты, имеющие прочное законное основание, они нуждаются в поддержке»[8].

Мы видим здесь два основополагающих элемента мировоззрения Меттерниха-политика: принцип легитимности во внутренней политике и принцип взаимопонимания и равновесия в политике внешней, которая, собственно, и была основной сферой деятельности канцлера. Говоря об этом, нельзя обойти молчанием две важнейшие для понимания фигуры австрийского канцлера темы: «Меттерних и Европа» и «Меттерних и национализм». Для этого вернемся в 1809 год, когда звезда Меттерниха взошла на австрийском и европейском политическом небосклоне – при весьма драматических обстоятельствах.

Потерпев несколько сокрушительных поражений от Наполеона, в 1809 г. Австрийская империя, тем не менее, вновь решилась выступить против него. Под руководством младшего брата императора, талантливого полководца и администратора эрцгерцога Карла была проведена военная реформа. Другой брат монарха – эрцгерцог Иоганн, тогдашний глава внешнеполитического ведомства граф Филипп Штадион и императрица Мария Людовика были душой придворной «партии войны». При этом Австрия впервые в истории решила использовать в своих целях национальные чувства немцев, обострившиеся после разгрома Пруссии в 1806 г. и перехода большей части германских земель под власть империи Наполеона и ее марионеток. В манифесте, выпущенном по случаю начала войны, эрцгерцог Карл выдвинул лозунг: «Наше дело – дело Германии!»[9].

Таким образом, традиционалистская монархия Габсбургов стремилась поставить себе на службу энергию национализма. Этот опыт оказался неудачным:

  • во-первых, в тот момент националистический подъем в Германии еще не достиг своего пика, и мобилизовать большинство немцев на борьбу с Наполеоном не удалось;
  • во-вторых, интересы наднациональной Австрийской империи и немецких националистов кардинальным образом расходились – и если вожди венской «партии войны» этого не понимали, то Клеменс Меттерних понял.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

И, встав во главе австрийской дипломатии, а затем де-факто и всего правительства в критический момент, после того, как война 1809 года была проиграна и Австрия подписала тяжелейший Братиславский мир, он повел принципиально иной политический курс.

Прикрепленные файлы:

Администрация сайта не рекомендует использовать бесплатные работы для сдачи преподавателю. Эти работы могут не пройти проверку на уникальность. Узнайте стоимость уникальной работы, заполните форму ниже: Узнать стоимость
Скачать файлы:

Чтобы скачать работу, введите свой Email.

Loading...

Скриншоты работы: