Меню Услуги

Борьба за политическую власть

Страницы:   1   2   3


СОДЕРЖАНИЕ

 

  • ВВЕДЕНИЕ
  • ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ БОРЬБЫ ЗА ВЛАСТЬ
  • 1.1.Сущность и содержание власти
  • 1.2. Особенности борьбы за власть
  • 1.3.Специфика технологий действий в период борьбы за власть
  • ГЛАВА 2. ПРАКТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РЕАЛИЗАЦИИ БОРЬБЫ ЗА ВЛАСТЬ НА ПРИМЕРЕ ВЫБОРОВ ПРЕЗИДЕНТА
  • 2.1.Использование избирательных  технологий при борьбе за власть
  • 2.2. Оценка применения технологии борьбы за власть
  • 2.3. Рекомендации эффективной реализации борьбы за власть
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Актуальность исследования в том, что изучение процесса борьбы за власть в современной России позволяет выявить общие тенденции в электоральных предпочтениях на выборах в представительные органы государственной власти.

Вопросы политической борьбы за власть в России закономерно приобретают острый характер. Это связано с выборами в Государственную думу Федерального собрания Российской Федерации и выборами президента России.

Многие государства мира, в том числе европейские страны и Соединенные Штаты Америки, вступают в очередной цикл выборов. В странах Северной Африки и Ближнего Востока можно будет наблюдать за досрочными выборами в достаточно необычной ситуации, связанной с «твиттерными революциями» в этих государствах.

Возросший в последние десятилетия интерес к изучению технологий борьбы за власть можно объяснить растущим осознанием присутствия данного явления в различных сферах деятельности человека и настоятельной потребностью в разработке способов защиты от манипулятивного воздействия. Благодаря развитию средств массовой информации манипуляция мнением граждан преодолела уровень межличностного взаимодействия и стала важнейшим средством формирования и контроля общественного мнения и поведения. В этом отношении исследование борьбы за власть представляется важным и перспективным направлением, позволяющим внести весомый вклад в изучение взаимодействия языка, познания и общества: расширить представления не только о механизмах когнитивной деятельности человека, но и социальных явлениях и процессах, отражающихся в языке и воздействующих на него.

Актуальность дипломного исследования обусловлена устойчивым ростом интереса к изучению технологий борьбы за власть, необходимостью выявления и описания специфики манипулятивного воздействия в данном типе дискурса и настоятельной потребностью в комплексном изучении когнитивных механизмов борьбы.

Степень разработанности проблемы исследования.
Проблемы политической власти, политического управления, организации и проведения выборов в представительные органы государственной власти нашли свое отражение в многочисленных фундаментальных и прикладных исследованиях зарубежных и отечественных авторов. Проблемам технологий борьбы за власть были посвящены труды классиков политической науки и государственных деятелей — Аристотеля, Н. Макиавелли, Дж. Локка, Ш. JI. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо, И. Канта, Г. Гегеля, Т. Джефферсона, М. Вебера, М. Дюверже и др.

Существенный вклад в исследование проблем политической власти и политического управления внесли В. И. Буренко, В. Г. Ледяев, А. И. Соловь­ев, Л. В. Сморгунов, О. Ф. Шабров.

Объектом исследования является борьба за политическую власть.

Предметом исследования выступают технологии организации борьбы за политическую власть.

Цель исследования – рассмотрение технологий борьбы за политическую власть.

Поставленная цель предусматривает решение следующих задач:

  • рассмотреть теоретические основы организации борьбы за власть;
  • провести практический анализ реализации борьбы за власть на примере выборов президента;
  • разработать рекомендации эффективной реализации борьбы за власть.

Методы исследования: диалектический метод, институциональный метод, сравнительно-исторический метод.

Теоретическая значимость исследования состоит в расширении и уточнении понятийного аппарата теории коммуникации воздействия, в дальнейшей разработке проблем организации борьбы за политическую власть.

Практическая ценность работы заключается в возможности применения ее результатов в вузовских курсах теории межкультурной коммуникации, лингвокультурологии, политической лингвистики, страноведения РФ.

Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и приложений.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

 

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ БОРЬБЫ ЗА ВЛАСТЬ

1.1.Сущность и содержание власти

 

За последние 25 лет в России произошла быстрая смена разного рода идеологических ориентаций. Привычные идеи и представления основной массы людей в условиях размытости и неустойчивости новых целей и ценностей общественного развития, как правило, не вызывают потребности в социальном запросе на новую идеологию.

Термин «власть» используется нередко для обозначения совершенно разнородных явлений, которые вызывают различные интерпретации (феномен власти рассматривается в контексте экономических категорий обмена и распределения; в свете психологических моделей личности и коммуникации; в рамках социологических моделей организации труда и управления; через призму политических моделей лидерства и т.д.). А.Ф. Черданцев рассматривает власть как некую функцию, присущую любому коллективу, обществу, государству; Е.Вятр, В.Ланг — как волевое отношение властвующего и подвластного субъектов; Ф.М. Бурлацкий — как способность властвующего навязывать свою волю другим лицам. Т. Озерникова и А. Фридман под властью понимают управление, связанное с принуждением. С.С. Алексеев и С.Г. Сизов под властью понимают государство и государственные органы.

По определению М.А. Василика, власть является центральной категорией политической науки. В зависимости от ее содержания трактуется сущность и механизм реализации политических процессов и институтов, политических интересов, политического поведения социальных групп и индивидов. Борьба за завоевание и осуществление власти является основным содержанием политики, а потому и основным вопросом, которым занимаются науки, изучающие политику.

Необходимость власти обусловлена сущностью человеческого общения, предполагающего подчинение всех участников общения единой воле с целью поддержания целостности и стабильности общества. Отсюда вытекают основные свойства власти: всеобщность (власть функционирует во всех сферах человеческого общения) и инклюзивность (власть, проникая во все виды человеческой деятельности, соединяет и противопоставляет социальные группы и отдельных индивидов). Именно это подчеркивал М. Вебер, когда говорил о таких видах власти, как власть отца над детьми, власть денежного мешка, юридическая, духовная, экономическая и др. виды власти.

Глубинным источником власти, основой подчинения одного индивида другому является неравенство, причем не только социальное (экономическое, имущественное, статусное, образовательное и т.д.), но естественное (физическое, интеллектуальное, неравенство, порожденное половыми различиями).

В истории существовало несколько форм власти. Французский политолог М. Дюверже говорит о трех исторических формах власти:

1) анонимная власть, “распыленная” среди членов примитивного общества;

2) индивидуализированная власть, возникающая с усложнением процессов разделения труда и появления новых видов деятельности;

3) институализированная власть, опирающаяся на деятельность специальных институтов, которые выполняют определенные функции.

Дополняя типологию М. Дюверже, можно сказать о четвертой исторической форме власти, формирующейся в конце нашего века, — системе “надгосударственной” власти, представленной законодательными (Европарламент) и исполнительными (Комиссия Европейских Сообществ) институтами, властные полномочия которых распространяются на территорию и население более десятка европейских стран.

Первые две исторические формы власти являются догосударственными (потестарными) и носят неполитический характер. Третья форма власти, называемая иногда государственно-публичной, и четвертая, надгосударственная, являются собственно политической властью. Отметим, что исторически понятие “власть” (от греч. cratos) связано с административным управлением древнегреческих городов-государств (полисов). Искусство управления гражданами “политами”, регулирование их поведения с помощью различных средств называлось “политика”. Так исторически и логически между понятиями “власть” и “политика” возникла смысловая связь, отраженная в формуле “политическая власть”.

Множество подходов к определению сущности власти можно условно разделить на атрибутивно-субстанциональные и реляционные.

Атрибутивно-субстанциональные концепции трактуют власть как атрибут (лат. attribio — придаю, наделяю; необходимое, существенное, неотъемлемое свойство объекта), либо как самодостаточный “предмет” или “вещь”. В русле этого подхода можно говорить о потенциально-волевых, инструментально-силовых и структурно-функциональных концепциях власти.

Потенциально-волевые концепции определяют власть как способность или возможность политического субъекта осуществлять (навязывать) свою волю. Именно такой подход отличает немецкую классическую политологическую традицию (И. Фихте, Г. Гегель, К. Маркс, А. Шопенгауэр, М. Вебер). Так, М. Вебер трактует власть как “любую возможность проводить внутри данных общественных отношений собственную волю, даже вопреки сопротивлению, вне зависимости от того, на чем такая возможность основывается”.

Инструментально-силовые концепции власти свойственны прежде всего англо-американской политологической школе. Здесь власть отождествляется со средствами ее реализации. Истоки этой традиции восходят к политической философии Т. Гоббса, который понимал власть, прежде всего, как реальное средство принуждения, как форму силового воздействия (“власть сделать что-либо”). Один из видных теоретиков американской политологии Ч. Мерриам связывал представление о власти с “силовым распредмечиванием”. Сходных взглядов придерживаются сторонники “силовой модели” власти англо-американской школы “политического реализма”, трактующие власть во внутренней и в международной политике как силовое воздействие политического субъекта, контролирующего определенные ресурсы и при необходимости использующего прямое насилие (Д. Кэтлин, Г. Моргентау).

К реляционным концепциям некоторые исследователи относят и бихевиористские (поведенческие) концепции власти. Подобно реляционных концепций, бихевиористы исходят из трактовки власти как отношения между людьми, при котором одни властвуют, а другие подчиняются и выполняют решения первых. Но при этом особенность бихевиористского подхода заключается в акцентировании внимания на мотивах поведения людей в борьбе за власть. Стремление к власти объявляется доминирующей чертой человеческой психики и сознания, следовательно, определяющей формой политической активности человека. Власть объявляется исходным пунктом и конечной целью политического действия.

Одну из типичных бихевиористских трактовок власти предлагает Г. Лассуэлл. Он считает, что первоначальные импульсы для возникновения власти дает присущее индивидам стремление (воля) к власти и обладание “политической энергией”. Человек видит во власти средство улучшения жизни, приобретения богатства, престижа, свободы, безопасности и т.п. В то же время власть — это и самоцель, позволяющая наслаждаться ее обладанием. Политическая власть складывается из столкновения многообразных воль к власти как баланс, равновесие политических сил.

Для бихевиористов характерно также рассмотрение политических отношений как рынка власти. Правила рыночной торговли: учет спроса и предложения, стремление к выгоде, выравнивание цен и конкуренция продавцов и покупателей — они и только они выступают регуляторами, автоматически (без внешнего принуждения) обеспечивающими функционирование политической системы общества. Политические субъекты активно действуют на рынке власти, пытаясь выгодно использовать имеющиеся у них ресурсы (от природной воли к власти до накопленных запасов, имеющих уже реальный объем), где эти ресурсы и получают общественное признание как таковые.

К классу реляционных концепций власти можно отнести и новейшие постструктуралистские (или неоструктуралистские) концепции “археологии и генеалогии власти” М. Фуко и “поля власти” П. Бурдье. М. Фуко, к примеру, уточняет, что власть это не просто отношение субъектов, а своего рода модальность общения (“отношение отношений”). Отношение между субъектами власти объявляется им неперсонифицированным и неовеществленным, поскольку данные субъекты находятся каждый момент в постоянно изменяющихся энергетических линиях напряжений и соотношения взаимных сил. П. Бурдье вводит понятие “символической власти” обосновывая его как совокупность “капиталов” (экономических, культурных и т.д.), которые распределяются между субъектами власти в соответствии с их позициями в “политическом поле” (социальном пространстве, образуемом, и конструируемом самой иерархией властных отношений). По мнению П. Бурдье, “позиция данного агента в социальном пространстве может определяться по его позициям в различных полях, т.е. в распределении власти, активированной в каждом отдельном поле. Это, главным образом, экономический капитал в его разных видах, культурный капитал, а также символический капитал, обычно называемый престижем, репутацией, именем и т.п.”.

С одной стороны, имеется мнение, что понятие власти столь неопределенно, что от него вообще следует отказаться. «Власть — разочаровывающее понятие». Отвергается возможность достижения общепринятой концепции власти. Э.Лассан утверждает, что сама попытка ее создания является ошибочной, поскольку исследователей интересуют различные аспекты власти и общее понятие не может быть применено во всех ситуациях. С другой стороны, отмечается: «От термина «власть» нельзя просто избавиться, как избавляются от чего-то лишнего, даже если его значение не устраивает. В этом случае проблемы, касающиеся власти, просто перекинутся на другие понятия, близкие к власти». Действительно, термину «власть» придается уникальное место в анализе социальных явлений. «Даже те исследователи, которые хотели бы избавиться от термина «власть», признают, что он слишком глубоко укоренился в вокабуляре политики, чтобы это действительно могло произойти. Мы навсегда обречены иметь дело с «властью» и не можем избежать использования данного понятия при исследовании общественной жизни».

Н.А. Купина полагает, что, как и другие понятия, «власть» имеет дескриптивное содержание. Дескриптивное определение понятия власти совместимо с моральной оценкой различных властных отношений, которая, однако, не делает нормативным само понятие. «Мы вначале должны определить наличие самой власти и ее распределение в обществе, то есть дать ее описание, прежде чем одобрять или осуждать ее за соответствие нашим ожиданиям или опасениям. Функция определения (нормативная) того, каким должно быть оптимальное социальное устройство, отличается от функции описания (дескриптивной) данного социального устройства.

В литературе порой понятия власть политическая и власть государственная — отождествляются, поэтому необходимо их уточнить.

Конечно, указанные понятия — очень близкие, ибо и политическая власть, и государственная власть — общественно необходимы, общественно значимы,. Вместе с тем, понятия эти не тождественные. Государственная власть осуществляется в масштабе государства, распространяется на всю территорию, все регионы страны, на все население, проживающее и пребывающее в государстве (за исключением сотрудников дипломатического корпуса иностранных государств). Политическая власть может не совпадать по масштабу воздействия с государственной властью, так как осуществляется внутри страны в рамках какой-либо партии, иной общественной организации, а также за пределами страны в рамках международных организаций.

Можно говорить, что государственная власть — всегда политическая, но политическая власть не всегда государственная. Кроме того, государственная власть обладает признаками, присущими только ей.

Признаки, отличающие государственную власть:

  • официальный характер, регламентируемый конституцией, законами;
  • структурированность аппарата власти, т. е. наличие специально созданных и взаимодействующих институтов власти;
  • общеобязательный характер ее решений;
  • возможность отменять постановления и решения негосударственных политических организаций;
  • обладание рядом исключительных прав, например, законного изъятия части доходов граждан и организаций посредством налогообложения.

Государственная власть обладает верховенством. Это означает, что:

— все другие властные силы в обществе действуют в рамках законов, принимаемых и контролируемых государственной властью;

— она призвана обеспечить единое политико-правовое пространство на территории страны.

Итак, государственная власть в целом, а не какая-либо ее ветвь, обладает верховенством в обществе, опирается на возможность, в отличие от других видов социальной власти.

С понятием «государственная власть» непосредственно связаны понятия «институты власти» и «органы государственной власти».
Институт власти означает комплекс учреждений, организаций; созданный не естественно-природным образом, а специально сформированный людьми для удовлетворения общих потребностей, интересов на основе официальных политических правовых решений, нормативных актов и имеющий возможность оказывать властно-управляющее воздействие на общество, отдельные социальные группы, отношения и процессы.

Итак, власть, отделившаяся от общества, получает выражение в комплексе специально учреждаемых государственных органов.
Государственный орган (от греч. organon — орудие, инструмент) — учрежденное в установленном порядке (официальном, юридическом) образование, выполняющее от имени государства какую-либо одну или несколько его функций в соответствии со своим специальным общественным предназначением, обладающее организационным единством, собственной компетенцией (кругом вопросов, которые составляют предмет его ведения), полномочиями (совокупностью прав и обязанностей, которые он должен реализовать и за пределы которых не должен выходить в своей деятельности).

Итак, государственная власть — это:

-право, возможность и способность государства оказывать через государственные органы и должностных лиц воздействие на судьбы, отношения и деятельность людей с помощью различных средств и методов;

-система соответствующих институтов и государственных органов, принимающих властные решения;

-лица, облеченные соответствующими властными полномочиями.

Таким образом, в исследовании феномена государственной власти мы выделяем следующие группы проблем: во-первых, группа проблем, связанная с пониманием и интерпретацией исторически сложившихся форм государственной власти и раскрытием механизмов изменения этих форм на современном этапе общественного развития; во-вторых, группа проблем, связанная с осмыслением всеобщности государственной власти в ее созидательном статусе, с разработкой ее качествообразующей и ценностно-смысловой основы, обеспечивающей гармоничное взаимодействие человека, общества и государства.

 

1.2. Особенности борьбы за власть

 

В современных условиях возможны два варианта целеполагания политической борьбы. Первый — продвижение к власти и установление нового, принципиального иного социально-экономического строя, например социализма или капитализма, и второй — отстранение от власти определенной политической группировки без изменения существующего социально- политического строя, например, продвижение к власти в Великобритании консерваторов вместо лейбористов.

Так, формы в философском и общепринятом понимании представляют собой способ или путь практического осуществления какой-либо деятельности, в данном случае политической борьбы.

По нашему мнению, борьба за власть выступает в этом случае как наиболее «взрослая» игра. Здесь существует своя система правил, которые не должны нарушаться игроками. Игра во власть – это эффективный способ самовыражения личности.

Борьба за власть — напряженная, конфликтная степень противостояния и противодействия существующих социальных сил и организаций в вопросах отношения к власти, к пониманию ее роли, призвания, задач и возможностей. Преследует взаимоисключающие цели обладания властью и ее использования в своих интересах каждой из противоборствующих сторон. Может вестись в различных масштабах (международных, внутригосударственных, в рамках регионов, объединений, учреждений и т.п.), а также с применением разнообразных средств, методов привлечением тех или иных союзников. Последствия борьбы за власть по большей части являются разрушительными, ведущими к ухудшению социально-политического положения страны и жизни ее граждан.

Кризис власти, согласно современной теории развития — неотъемлемая и органическая часть процесса развития политического системы, знаменующая переход к новой фазе цикла или новому циклу. Кризиса нельзя избежать, поскольку ресурсы и цели каждой политического системы ограничены и конечны, причем, у информационной политологии они иные, чем у индустриальной. Классическая теория исходит из концепции системного равновесия, согласно которой случайные изменения в политике и ее цикличные колебания не выходят за доступные пределы (асимптоты), благодаря автоматически действующим («невидимая рука рынка») надзорным механизмам ценообразования и конкуренции. И.Пригожин. И. Стенгерс, Э.Тоффлер, Й.Шумпетер разработали иную концепцию прерывистого равновесия, по которой колебания и цикличность системы по мере исчерпания ее ресурсов неизбежно выходят за нормальные пределы в зоны хаоса, где прежние надзорные механизмы уже не действуют. Система не возвращается к прежнему равновесию, из хаоса возникает новый порядок, который может быть и лучше, и хуже прежнего.

Вследствие этого борьба за власть приобретает мировоззренческое значение, становясь формой постижения социального интереса под углом зрения нравственно санкционированной соразмерности в распределении произведенных благ, их обмене между субъектами и потреблении на основе фундаментальных ценностей социальной справедливости. Среди современных исследователей данной проблемы необходимо отметить вклад С.Амина, Дж.Аррига, Р.Арона, У.Бека, И.Валлерстайна, А.Гриценко, С.Губанова, В.Дементьева, Л.Евстигнеевой и Р.Евстигнеева, Г.Колодко, Р.Нуреева, М.Портера, Ф.Утара, А.Филипенко, А.Шаститко.

Теоретическая задача осмысления природы борьбы за власть на мировой арене достаточно сложна. Любая власть функционирует не сама по себе — она вынуждена решать различные насущные для общества задачи. Только в проявлении властью подобной активности заключается гарантия ее жизнеспособности. При этом в поле зрения оказываются два полюса социальной и политической жизни: первый-власть, олицетворяемая определенной системой институтов и обладающая набором разнообразных средств своей реализации; второй — собственно общество, выступающее для власти прежде всего как объект управления.

Власть вынуждена решать назревшие задачи и делает это во имя собственного самосохранения. В этом смысле главным модусом ее действий следует считать модус ответственности и стихийной приверженности ценностям «статус-кво».

Вполне понятно, что готовность власти санкционировать, а в ряде случаев — выступить инициатором глубоких социальных изменений продиктована только одним — осознанием невозможности иным путем сохранить общество как целостность, а, следовательно, и удержать в нем собственные позиции. Как бы ни была организована власть — демократически или авторитарно — осознание неизбежности перемен на одном из этапов общественного развития выступает важнейшим условием ее самосохранения. Следовательно, императив развития необходимо рассматривать как абсолютный и неустранимый. По этой причине перспективной может считаться лишь власть, всемерно учитывающая этот императив в своей деятельности

Предельное основание формирования нового политического порядка, основанного на справедливом распределении средств к жизни предполагает изменение природы борьбы за власть посредством трансформации ценностей индивидуальной и социальной жизни человека.

Решение вопроса об атрибутивном характере природы борьбы за власть связано, с тем содержанием, которое вкладывается в понятие «развитие»: 1) развитие как круговорот, 2) развитие как необратимое качественное изменение, 3) развитие как необратимое изменение всех известных форм борьбы за власть, то есть их перехода в иные формы, связанные с признанием существования относительно самостоятельных и устойчивых уровней, «узловых точек» мировой системы хозяйства.

В итоге процессы преобразования форм борьбы за власть на мировой арене все больше приближаются по своему характеру к природным процессам, основанным на использовании (на молекулярном уровне) холодного ядерного синтеза и потому значительно менее энергоемких и более информационноемких. Соответственно усложняются и процессы регуляции институциональных нововведений, а как следствие, повышается эффективность всей системы саморегуляции.

Дискретные объекты определенного уровня, вступая в специфические взаимодействия, служат исходными при образовании и развитии принципиально новых типов объектов с иными свойствами и формами взаимодействий. При этом большая устойчивость и самостоятельность исходных, относительно элементарных объектов обусловливает повторяющиеся и сохраняющиеся свойства, отношения и закономерности объектов более высокого уровня власти. Такой подход не только предполагает, но и делает необходимым применение информационных систем диагностики ценностных составляющих природы борьбы за власть на мировой арене. Очевидно, что такие системы диагностики должны быть многомерными. По этой причине природа борьбы за власть всегда соотносится со свободой и справедливостью, гармоничное сочетание, которых в обществе и представляет собой ключ к антологическому исследованию борьбы за власть на мировой арене.

В данном аспекте следует обратить внимание на деформацию параметров управления и необходимость выбора стратегии глобального инвестиционного партнерства с сопряженными институциональными изменениями фундаментальных ценностей информационной экономики.

А.А. Любимова предлагает делить формы политической борьбы на мирную (ненасильственную) и немирную (насильственную). Эту же точку зрения разделяет и автор. Но динамику политической борьбы определяют объективные условия, конкретные социальные, экономические, политические причины, процессы, факторы, обстоятельства. В частности, среди них такие как: снижение качества жизни; потеря социального статуса; угроза безработицы; непопулярность реформ; отчуждение власти от населения; потеря гарантий безопасности граждан; противоречия между различными уровнями и ветвями власти и др.

Понятие насилия в отечественной политологии рассмотрено немногими. Одним из современных российских ученых в сфере политической философии и истории политической мысли, уделившим внимание данной проблеме, является Б.Г. Капустин (1951). Главной его целью и работой является создание либерализма, который сможет существовать в России. Но одновременно с этим он занимается вопросами морали и политики, о чем свидетельствуют многочисленные статьи на эту тему. В одной из работ, а именно эссе «К понятию политического насилия» он рассматривает соотношение насилия и разума. Во-первых, он говорит, что политика всегда является насильственной, но характер применения средств насилия зависит от контекста , а потому возможна и положительная оценка. Другая его мысль сводится к тому, что «насилие господствующего разума способно порождать разумное насилие сопротивления», выведенная из соотношения насилия и разума, где доказано, что первому присуще второе как в вопросах правления, так и в вопросах наказания за преступление.


Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

Страницы:   1   2   3