Меню Услуги

Художественное своеобразие басни как литературного жанра и особенности её изучения в средней школе. Часть 2.

Страницы:   1   2   3


2.2. Раскрытие нравственной составляющей басни детям

Нравственное воспитание является ведущим направлением всей системы формирования личности ученика. Нравственное воспитание ставит целью формирование соответствующего сознания и духовной культуры личности; усвоение принципов общечеловеческой морали, в основе которой лежат идеи правды, справедливости, доброты, трудолюбия, уважения к родителям, женщине-матери, готовности к согласию, миру, гармонии. И среди множества нравственных задач важными являются развитие у человека умений, навыков и привычек культурного поведения в обществе. Эти задачи успешно решаются на уроках литературы при изучении басен.

Ведь воспитательный потенциал басни заложен в самом ее жанре: басня – это иносказательный рассказ поучительного характера, художественное произведение, которое, рисуя жизнь животных, птиц, рыб, осуждает поступки, случающиеся у людей. Эта условность становится понятной, когда ученики прочитывают мораль. Итак, персонажами басен могут быть животные, птицы, рыбы, а также и люди, предметы. В.Г. Белинский утверждал, что «в них вся житейская мудрость, плод практической опытности, и своей собственной, и завещанной отцами из рода в род…» [6, с. 121].

Изучение нравственной составляющей басни очень похоже на загадывание загадок, то есть на одну из распространенных форм игры, поэтому непринужденно усваивается детьми. Басня – это иносказание, причем умышленно завуалированное образами, которые следует разгадать. Басня — произведение в целом представляющее собой загадку, созданную по определенным правилам. «Видимый», поверхностный пласт загадки – легко узнаваемые реалии, но их буквальное восприятие не дает художественной информации, поскольку она спрятана за едва уловимыми нитями и требует развитого абстрактного, ассоциативного мышления. Обсуждая моральную проблему по басне, учитель может показывать ее с разных сторон – позитивной и негативной или нейтральной и способствовать осознанию ответственности за каждое слово и поведение. Яркие убедительные примеры из школьной жизни не оставляют сомнений относительно эффективности предложенных нравственных умений.

Каждая из предложенных программ изучения басен хранит в себе огромный потенциал нравственного воспитания. И основная задача учителя литературы – не формализовать воспитательный аспект, а актуализировать, сделать мораль каждой басни нравственным убеждением школьника.

Например, в процессе изучения басни «Ворона и Лисица» И. А. Крылова, с которой учащиеся знакомятся на уроках литературы, важно не только рассмотреть сложный замысел произведения и художественно-изобразительные средства, а и направить детей на понимание, осознание и усвоение моральных постулатов басни. В связи с этим необходимо обратить внимание на образ Лисы в устном народном творчестве, на качества, которые приписываются этому животному. В процессе анализа басни ученики должны обратить внимание на то, что характерной особенностью персонажей является неискренность, угодничество, приспособленчество, откровенная лесть. Школьники должны отметить, что, высмеивая эти человеческие недостатки, баснописец словам «голубушка», «носок», «голосок», «глазки», «милый», «красавица» придает особого иронического звучания. Слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами используются для того, чтобы подчеркнуть неискренность, лживость слов героев басни.

При этом важно провести и беседу на этическую тему, в процессе которой, дети формулируют свои ответы на вопросы:

– Почему И. А. Крылов придерживается мнения, что лесть вредна, ведь человеку, как правило, приятно слышать о себе хорошие слова?

– Почему автор выбрал именно этих зверей на роль персонажей басни?

– Как льстивые слова соотносятся с намерением Лисицы?

– Встречались ли вам в жизни такие Лисицы?

– Стоит ли использовать неискреннюю лесть для достижения своих целей?

Обсудив это произведение, пятиклассники должны сами прийти к выводу о поучительной морали – о низости лести и недалекости того, кто ценит эту лесть и верит ей.

Посредством нравственного воспитания на уроках литературы формируется способность детей приспосабливаться к окружающей среде, выражать свои желания и действия в гармонии и согласии. Овладение нормами морали в процессе изучения басен в средней школе формирует общую культуру личности, что становится важным компонентом общего развития и компетентности

 

Глава 3. Теоретико-методическое обеспечение уроков по творчеству И.А. Крылова

О специфике крыловских басен пишут многие современные педагоги, литературоведы, психологи.

Доктор педагогических наук, профессор МПГУ А.В. Дановский дает развернутую историческую справку о басне как о жанре «дидактической (поучительной) литературы» [16, с. 119–122]. Родоначальник басни – древнегреческий поэт Гесиод (жил в VIII – VII веках до нашей эры), который писал небольшие устные рассказы в стихах с назидательным выводом. Басни в стихах далее писал Архилох (VII в. до н. э.): он начал использовать в баснях образы животных в сопоставлении с чертами людей.

Основоположник басни в прозе – Эзоп, живший в Древней Греции в VI в. до н. э. Ему принадлежит множество басенных сюжетов («Ворона и Лисица», «Муравей и Цикада», «Волк и Ягненок» – всего около 400 басен), которые стали источниками для баснописцев последующих времен. Басни Эзопа в прозе стали основой для стихотворных басен древнеримского поэта-баснописца Федра (I в. до н. э.) с выраженным социальным подтекстом. Сохранились 133 басни Федра. Разработку известных басенных сюжетов продолжил древнегреческий поэт Бабрий (II в.) – его стихи отличаются изяществом, простотой, легкой иронией. Значительно позднее к басням обращается французский поэт Жан де Лафонтен (1621–1695). Он показывает беспорядок, раздор и дисгармонию мира, опирается на эзоповские сюжеты. [36]

Предшественники И.А. Крылова в России – Симеон Полоцкий (XVII в.), Тредиаковский, Кантемир, Сумароков (начало XVIII в.), Хемницер, Капнист, Измайлов, Дмитриев (конец XVIII в.). И.А. Крылова автор называет «королем русскоязычной басни», создателем русской национальной басни. «Басня его, оставаясь по форме классицистической вплоть до конца 1830-х годов, впитывала в себя элементы сентиментализма и романтизма, двигаясь в русле реализма уже с первого сборника» [16, с. 120].

Вторая половина статьи А.В. Дановского посвящена теме «Басни И.А. Крылова в детском чтении». Хотя басни были адресованы взрослым, они очень скоро стали интересны и детям. Басни Крылова широко пропагандировал В.Г. Белинский, который советовал использовать эти произведения в воспитании детей: «Нет нужды говорить о великой важности басен Крылова для воспитания детей. Дети бессознательно и непосредственно напитываются из них русским духом, овладевают русским языком и обогащаются прекрасными впечатлениями почти единственно доступной для них поэзии» [16, с. 121].

Ценные соображения о чтении и изучении басен Крылова в начальной школе приведены в статье К.Д. Ушинского «О первоначальном преподавании русского языка» (1864). Басни Крылова были положены Ушинским в основу классических учебников «Родное слово» и «Детский мир». Басни Ушинский рекомендовал вводить на втором году обучения; ставил задачи: научить детей выразительно читать басню, с помощью вопросов подвести детей к пониманию содержания. На третьем году на материале басен обогащалась речь учащихся, делался смысловой разбор произведений. Но мораль басен Ушинский считал недоступной для детей 8–10 лет [14, с. 62–67].

Известный педагог-словесник В.Я. Стоюнин (1826–1888) в своей книге «Руководство для преподавателей русского языка в младших классах среднеучебных заведений» (1879) также считал, что басенная мораль недоступна детскому пониманию. Целью работы над басней было воспитание у детей норм нравственного поведения. Дети должны самостоятельно давать оценку поведению героев басни (зависти, досаде, жадности, праздности, лести и др.). Басня много дает для развития словаря детей, понимания языковых тонкостей.

Развернутое синтетическое определение басни было предложено педагогом-словесником В.П. Острогорским в «Кратком учебнике теории поэзии» (1904 г.): «Из сказок о животных мало-помалу образовалась басня – небольшой шуточный рассказ, в котором в аллегорической, иносказательной форме, под видом животных или предметов неодушевленных, а иногда даже простою притчею из жизни людей проводится какое-нибудь нравоучение, которое, однако, должно быть скрыто под занимательностью изложения и живостью изображенных лиц, а если и высказано прямо, то не иначе, как между прочим, в виде шутки, восклицания – словом, так, как это часто удается нашему Крылову, басни которого признаются лучшими». Этот же педагог в книге «Дедушка Крылов и его памятник» (1911) дал более простое определение: «Баснями называются маленькие стихотворные рассказы, где под видом животных, растений, а то и людей дается какое-либо полезное нравоучение» [16, с. 119].

Русские педагоги при изучении басен в школе рекомендовали группировать их по содержанию – так, чтобы усвоение одной басни помогало усвоению следующих. Л.И. Поливанов в «Русской хрестоматии для двух первых классов средних учебных заведений» (1873) объединил басни «Обезьяна» и «Белка» под темой бесполезного труда; басни «Водопад и Ручей», «Орел и Пчела» – прославление скромного, но необходимого труда; «Собачья дружба», «Два мальчика», «Волк и Лисица», «Чужая беда» – лицемерие и отсутствие настоящей дружбы; «Волк и Ягненок», «Лев на ловле» – угнетение и т. д. В современных изданиях басен Крылова для детей и подростков предлагаются в основном произведения: «Ворона и Лисица», «Ларчик» (1807), «Лягушка и Вол», «Волк и Ягненок», «Стрекоза и Муравей» (все – 1808); «Слон на воеводстве», «Лисица и Виноград», «Слон и Моська» (1809); «Осел и Соловей», «Квартет», «Листы и Корни», «Лжец» (1811); «Ворона и Курица», «Кот и Повар», «Демьянова уха», «Волк на псарне», «Обоз» (1812); «Щука и Кот» (1813); «Лебедь, Щука и Рак», «Чиж и Голубь», «Любопытный» (1814); «Мартышка и очки», «Тришкин кафтан», «Зеркало и Обезьяна» (1815); «Волк и Журавль», «Мышь и Крыса» (1816); «Пчела и Мухи» (1817); «Рыбьи пляски», «Две Собаки», «Свинья под дубом», «Кошка и Соловей» (1824); «Кукушка и Петух» (1834).

А. Машевский (журнал «Литература. Первое сентября») объясняет особенности образов и языка басен Крылова, сравнивая их с исходными текстами Эзопа. Приводит слова Эзопа и далее: «Крылов превращает эту незамысловатую притчу в стихотворение, исполненное подлинного эмоционального накала – драматизма борьбы воль, когда за каждой новой репликой лисы мы следим со всё возрастающим вниманием и… восхищением» [30]. Обращается внимание на психологическую мотивацию басни: кусок сыра должен упасть, но путь к этому неявен, по нему ведет хитроумная Лисица, которая может полагаться лишь на изворотливость, ум, хитрость. Лисица сравнивается с героями новелл «Декамерона» Бокаччо, поскольку общепринятая мораль здесь уходит на второй план, лесть помогает голодному персонажу обмануть вышестоящего спесивца. Известно, что Крылов сравнивал с Лисицей себя, а с Вороной – графа Хвостова. По сравнению с притчей Эзопа, меняется пол птицы (у Эзопа – ворон, у Крылова – ворона).

А. Машевский приводит слова известного психолога Л.С. Выготского о том, что восприятие басни основано на противочувствии. В басне два противоположных вектора – на гиперболизацию («Что, ежели, сестрица, / При красоте такой и петь ты мастерица, / Ведь ты б у нас была царь-птица!») и на конечную катастрофу («Сыр выпал – с ним была плутовка такова»).

Синтаксис, лексика, интонации не оставляют сомнения, кто здесь подлинный герой. Ворону не жалко («Вещуньина с похвал вскружилась голова, / От радости в зобу дыханье спёрло…»), она каркает «во все воронье горло» (то есть спесивое, жадное горло). Формальный порок – лесть Лисицы – торжествует над «высоким положением» Вороны.

То же можно сказать и других известных баснях Крылова («Волк и Ягненок», «Квартет», «Мартышка и очки», «Осел и Соловей» и др.). В них есть противоречие между заявленной моралью, здравым смыслом и тем, что действительно переживает читатель, следя за поступками и судьбой персонажей. Например, в басне «Стрекоза и Муравей» сочувствие вызывает попрыгунья, а не жестокий нравоучитель Муравей, обрекающий «кумушку Стрекозу» на верную гибель. Л.С. Выготский замечал: «…сюжет и мораль расходятся здесь совершенно» [10].

Басню «Лебедь, Рак и Щука» А. Машевский называет «экзистенциальной» (связанной с философией бытия). Соединение героев здесь сразу противоестественное, нет намека на то, чтобы между животными было несогласие, напротив, они чрезмерно стараются «сдвинуть воз». «Эта басня Крылова, может быть, о самом главном: о коренном неустранимом несовпадении человеческих воль и стремлений, в основе которого – свобода выбора. “Воз” и ныне там потому, что, берясь строить и строя идеальный счастливый мир, каждый из нас осуществляет своё представление о совершенстве, свою волю» [30, с.54]. То есть исследователь обращает внимание на философскую подоплёку крыловских басен, не сводит их к нравоучениям или критике существующего порядка жизни.

Р.Б. Тарновский исследует роль календарных имен в баснях Крылова. «Крылов первым использовал русские календарные имена как источник дополнительных басенных красок. Эти имена имеют национально-бытовой облик, используются в различных вариантах (разговорных, экспрессивных). В басне «Откупщик и Сапожник» имя весельчака сапожника Клима ассоциируется с прямой этической характеристикой (Клим – «кротость»). В басне «Купец» имя Андрей квалифицирует поведение племянника купца (Андрей – «мужественный»). Имя Савва из басни «Пастух» взято из пословицы «На волка только слава, а есть овец Савва» (Савва – «неволя»). Игра смыслами имен в «Демьяновой ухе» (Дамиан – «злопитатель»).

Матрена претендует на положение римской «матроны» («знатной женщины»). Возникает сопоставление различных социальных планов: «Вот выдали Матрену за Барона. / … И сделалась моя Матрена / Ни пава, ни ворона» (басня «Ворона»). Ирония имен – в несообразности имени и облика человека. В басне «Два мужика» Фаддей («похвала») сжег спьяну свой двор, Егор же («земледелец») упал в погреб и стал калекой (басня «Два мужика»)» [43, с. 69–76].

М.Д. Сосницкая указывает на исторические и общественные параллели в баснях Крылова: «В его баснях, как в зеркале, отразилась правдиво и подробно вся эпоха, в которую он жил и творил» [38, с. 88]. Известно, что крыловские басни были очень популярны в армии. Фельдмаршал Кутузов, получив копию басни «Волк на псарне», читал ее вслух офицерам. Басни Крылова являются «протоколом» многих событий войны 1812 г., в героях басен узнавали реальных исторических персон. Так, в басне «Кот и Повар» – аналогия с выжидательным поведением Александра I вначале вторжения наполеоновских войск в Россию: «А я бы повару иному / Велел на стенке зарубить; / Чтоб там речей не тратить по-пустому, / Где нужно власть употребить».

Разногласия и распри в командовании русской армии отражены в басне «Раздел»; одобрение стратегии Кутузова – в басне «Ворона и Курица»; положение Наполеона в Москве – в басне «Волк на псарне»: «Волк ночью, / думая залезть в овчарню, / Попал на псарню». Поведение и слова Волка копируют слова Наполеона, запросившего мир; ответ Ловчего – слова Кутузова: «Ты сер, а я, приятель, сед, / И Волчью вашу я давно натуру знаю; / А потому обычай мой; / С волками иначе не делать мировой, / Как снявши шкуру с них долой». Отступление французской армии из России описано в басне «Обоз» [38, с. 89–90].

С.Ф. Елеонский показывает связь басен Крылова с народными пословицами и сказками: «Крылов широко выражает практический, здравый смысл «русского духа», умеет с меткой иронией выразить смешную сторону событий. В баснях Крылова используется мудрость народных пословиц Крылов выводит мораль в двух строчках, которые становятся пословицами и поговорками: «А Ларчик просто открывался», «Воз и ныне там», «У сильного всегда бессильный виноват», «Ты все пела? Это дело! Так поди же, попляши!», «А вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь» и т.д. Баснописец высказывает как бы не личное, а людское мнение, поэтому слова Крылова воспринимаются как народные» [19, с.103–113].

Т.Г. Рамзаева, М.Р. Львов раскрывают методику работы над басней в начальных классах. Важный вопрос в работе над басней – раскрытие морали и аллегории. Методисты традиционно рекомендуют: сначала ученики должны понять конкретную часть басни, уяснить особенности персонажей, перенести черты животных на людей, выяснить иносказательный смысл, и только после этого возможно донесение басенной морали. Л. В. Занков считает, напротив, что сразу же после чтения произведения, детям следует задать вопрос: «Какова главная мысль басни?». Затем дети сами читают басню, делается краткий разбор незнакомых слов и оборотов. Более оправданным представляется первый путь – от непосредственного эмоционально-образного восприятия к опосредованному восприятию (раскрытие подтекста, понимание главной идеи).

Классический «урок изучения басни имеет такую структуру:

I. Подготовительная работа

1) рассказ учителя об авторе басни;

2) викторина по материалу прочитанных басен;

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

3) беседа о повадках животных, которые представлены в басне.

II. Чтение басни учителем (прослушивание записи, просмотр фильма).

Беседа эмоционально-оценочного плана.

III. Анализ содержания басни.

1) уточнение структуры и композиции басни (чтение, составление плана и т. п.);

2) выяснение мотивов поведения действующих лиц, их характерных черт (выборочное чтение, словесное и графическое рисование, ответы на вопросы);

3) установление главной мысли конкретного содержания басни.

IV. Раскрытие аллегории.

V. Анализ той части басни, в которой заключена мораль.

VI. Аналогия из жизни» [34, с. 169–175].

Е.Д. Дмитриева считает, что для 2-го класса достаточно, чтобы дети поняли события, сделали вывод о поступках персонажей. Вначале учитель должен привлечь внимание детей к картинности басни, ее выразительности, образности. Работа в 3-м классе включает в себя: предварительную беседу; выразительное чтение басни учителем; объяснение непонятных слов и оборотов; чтение басни детьми; итоговую беседу.  Работая с рисунком к басне, дети говорят, что на нем изображено, какие строки басни можно подобрать к этому рисунку. Детям интересна работа по замене басенных выражений синонимичными, например: «из кожи лезут вон» (слишком стараются) и т. д. Чтобы дети смогли выразительность прочесть басню, учитель предлагает разделить ее на части: мораль басни (совет баснописца читателем), экспозиция (читать повествовательным тоном), развитие действия (выразительно), кульминация (акцент на наиболее важных словах); развязка [18, с. 67–70].

М. Бабинский («Басни И. А. Крылова в школе: Традиции изучения и новые возможности», журнал «Литература. Первое сентября») указывает на то, что в работе с подростками (5 – 6 классы) недостаточно используется педагогический потенциал басни. С нравственной стороны, иносказание басни позволяет ослабить дидактизм, что весьма ценно для работы с подростками. Внимание подростков переключается на живую, увлекательную сценку, нарисованную с остроумием и ярко.

Басня уводит учащихся от «наивного реализма» в сторону более зрелого восприятия. Подростки развиваются в теоретико-литературном плане.

Басня позволяет рассматривать такие сложные вопросы, как: «роль персонажа в воплощении авторской позиции, прямая и опосредствованная формы выражения этой позиции, поступок в качестве важнейшего приема характеристики героя, динамика отношения автора к персонажу и т. д.» [4]. Велика также ценность высокохудожественной литературной речи Крылова.

М. Бабинский рекомендует:

  1. Начинать изучение басен Крылова кратким и увлекательным рассказом об их авторе.
  2. Предпочтительная форма – «обычная для урока литературы работа над текстом художественного произведения».

Далее даются примеры работы над текстами басен «Два мальчика», «Собака, Человек, Кошка и Сокол» в 5-м классе. Главная цель уроков, по мнению автора, – с помощью героев басен помочь подросткам разобраться в себе, развить в себе определенные качества характера [4].

Е. Демиденко («Уж сколько раз твердили миру…»: Цикл уроков, посвящённых жанру басни, в 6-м классе, журнал «Литература. Первое сентября») подходит к изучению басен Крылова традиционно. Басни рассматриваются как нравоучительный жанр, призванный «исправлять нравы». Цель басен – назвать порок, воспитывать молодежь на отрицательном примере. Но, так как мораль в баснях Крылова прямо не высказана, поиск «морали» может быть одной из движущих сил уроков литературы в 6-м классе.

Ученики постепенно подводятся к пониманию:

  • иносказания, как главного приема басни;
  • широкого философского смысла басни, который распространяется на всех, а не только героев басни.

Интересные для подростков методы работы, предлагаемые Е. Демиденко:

  1. После того, как ученики осознали особенности басни, предложить им сочинить свою басню.
  2. Определить по читаемому отрывку, басня это или нет.
  3. Как сделать из предлагаемого текста басню.
  4. Тестирование (выбор правильного утверждения) [17].

Л. Харина приводит конспекты и задания четырех уроков изучения басен на уроках литературы в 6-м классе (по программе А.Г. Кутузова) (журнал «Литература. Первое сентября»).

Оригинальны приемы мотивации учащихся – в начале первого урока показываются лоскуты, изделие в стиле «пэчворк» (мозаичные лоскутки). Далее читается центон (собрание отдельных строк) из басен Крылова. Для закрепления теоретического материала используется наглядный материал (схемы, ментальные карты).

Формы работы учащихся:

  • подготовка и чтение сообщений о жизни автора (или интересные факты об истории создания произведения);
  • работа в парах (рассказать друг другу о басне и т. п.);
  • работа в группах (5 групп по 6 человек) по анализу басен, каждой группе дается пошаговая инструкция по анализу басни;
  • Чтение (исполнение) басен «по ролям».

Уроки 3–4 по Е. Хариной – творческий практикум по теме «Басни». Структура практикума:

  1. Повторение теории (формы – взаимопроверка и взаимооценка).
  2. Отработка основных понятий жанра басни (ученики приводят примеры из басен, которые выучили дома).
  3. Работа с дифференцированными карточками (ученики работают по выбору индивидуально или в парах). Содержание работы по карточкам разнообразно – придумать мораль к басне, ввести в басню диалог, придумать сюжет к морали и т. д. Здесь же приведены примеры 23-х дифференцированных карточек и работ шестиклассников [46].

А. Глушкова («Особенности жанра басни. Басни И.А. Крылова», журнал «Литература. Первое сентября») показывает, как можно организовать групповую работу по изучению басен Крылова. Группы работают по карточкам. В конце урока – занимательное задание: соединить стрелками имена героев басен и качества, которые они олицетворяют [13].

Развернутые методические советы для уроков по басням Крылова в 5-м классе дают В.Я. Коровина и И.С. Збарский. Методисты подчеркивают: на первом уроке учащимся важно получить общую картину жизни Крылова (в Твери, в Петербурге). В частности, подросткам полезно узнать, что жизнь писателя в детстве и юности была очень бедной, ему не пришлось учиться, но он занимался самообразованием, много читал.

Рассказ учителя о жизни и творчестве Крылова ученики закрепляют чтением в классе и дома материалов из учебника. Также для закрепления задаются вопросы для повторения, ученики составляют (устно или письменно) план по биографии Крылова.

Следующий этап работы – чтение басни учителем. Далее ведется беседа по вопросам: О чем басня? Какова ее мораль, кого осуждает басня? В каких словах сосредоточена мораль басни?

Затем школьники учатся выразительно читать басню.

Дома – готовят рассказ о Крылове, отрабатывают выразительное чтение басни наизусть, подбирают иллюстрации к басне или рисуют свои.

Второй урок в 5-м классе рекомендуется посвятить осмыслению жанра басни, выразительному чтению басен (индивидуально и «по ролям»). Затем ученики готовятся к уроку внеклассного чтения.

На уроке внеклассного чтения могут быть охвачены какие-либо из перечисленных форм работы: выставка иллюстраций различных художников или собственных рисунков к басням; инсценированное чтение; викторина; вечер или утренник по басням Крылова.

Возможна организация зачетных семинарских занятий, когда ученики по группам показывают результаты работы по той или иной басне. Группы демонстрируют: выразительное чтение, инсценировки, анализ, комментированное чтение, рисунки, объясняют отдельные выражения и смысл басен. Приводится развернутый конспект такого семинарского занятия.

В.Я. Коровина и И.С. Збарский приводят сложившуюся, хорошо зарекомендовавшую себя в практике схему урока по басням Крылова:

  1. Начинается урок словарной работой (аллегория, басня, мораль, эзопов язык и др.).
  2. Беседа с учащимися или рассказ учащихся о баснописцах. Ученикам лучше давать задание по принципу очередности, чтобы каждый имел возможность выступить на уроке.
  3. Слушание чтения басен известными артистами (в аудиозаписи).
  4. Выразительное чтение, инсценированное чтение. Лучше взять басни, хорошо знакомые ученикам («Ворона и Лисица», «Стрекоза и Муравей»).
  5. Викторина. Возможные задания: «Из какой басни эта мораль», «Соотнеси рисунки с баснями» и др.
  6. В конце урока – «занимательные пятиминутки». Ученики рассказывают классу самые различные сведения о литературе, о языке, просто делают интересные сообщения [21].

И. Тумакова разработала дидактические игры на основе басен Крылова. Это игры:

  1. «Найди свою пару» – у одного ученика – начало басенной фразы, у другого – ее продолжение. Надо собрать фразу и назвать басню.
  2. Словесные ассоциации – привести как можно больше разных слов, связанных со словами «Крылов» и «басня».
  3. Составить центон, используя строки любых басен Крылова. (Приложение).[45]

А. Супрунова приводит пример организации внеклассной работы по литературе на основе басен Крылова (журнал «Литература. Первое сентября»). Это подробный план дневной работы Школы юного литератора (ШЮЛ). Формы работы: выразительное чтение, запись чтения на диск, конкурс презентаций, создание фотогалереи, фильма, карнавал «В кругу басен Крылова» [42].

Г.А. Бакулина, И.В. Патрушева рассматривают различные методы работы над басней в начальных классах. Это составление развернутых ответов на вопросы, задаваемые учителем. Вопросы могут быть: репродуктивные (припоминание фактов) («Кто действующие лица басни?»), интерпретационные, устанавливающие причинно-следственные связи («Почему Стрекозу называют Попрыгуньей?»), оценочные («Кто из героев басни тебе понравился и почему?»), творческие («Кто мог бы помочь героям басни?»), практические («Где тебе мог бы пригодиться урок, преподнесенный в этой басне?»).

Словесное иллюстрирование (устное рисовании) – для него детям обычно предлагается то место или герой, описания которого в басне нет (например, нет описания главных героев в басне «Стрекоза и Муравей»). При создании «словесного рисунка» могут помочь вопросы учителя («Где находится герой?», «Во что он одет» и т. д.). Можно составлять рассказы в необычной форме: рассказ-обращение, рассказ-дневник, рассказ-размышление и др. Создание синквейна (пятистрочника), где 1-я строка – одно существительное, которое отражает тему; 2-я строка – два прилагательных, описывающих главную мысль, тему; 3-я строка – три глагола в рамках темы; 4-я строка – главный смысл; 5-я строка – заключение – существительное либо короткая фраза. Например, синквейн «Муравей»: «Муравей. / Трудолюбивый, принципиальный. / Работает, наказывает, предупреждает. / Не любит безответственности и лени. / Положительный герой»[5, с. 26–30].

Таким образом, вопросы преподнесения басен Крылова в средних классах школы (5 – 6 классы) разрабатываются в литературе теоретиками (психологами, литературоведами), методистами, педагогами-практиками. Разработаны типы и схемы уроков, формы работы, приемы и методы, помогающие учащимся освоить материал о творчестве Крылова и его баснях.


Страницы:   1   2   3