Меню Услуги

Лицензионный договор. Часть 2.

Страницы:   1   2


Глава 2. Исполнение лицензионного договора. Особенности регулирования сублицензионного договора

 

2.1. Исполнение лицензионного договора

 

Статья 1237 ГК РФ содержит унифицированные нормы, регламентирующие исполнение лицензионного договора.

Эти нормы являются нововведениями, поскольку до принятия части 4 ГК РФ соответствующие положения законодательно закреплены не были.

Пункт 1 ст. 1237 ГК РФ возлагает на лицензиата обязанность представлять лицензиару отчеты об использовании результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. При этом установлено, что данные положения действуют постольку, поскольку иное не предусмотрено ГК РФ, а также предусмотрено, что иное может быть установлено лицензионным договором (т.е. рассматриваемая норма сформулирована диспозитивно).

На случай, когда в лицензионном договоре, предусматривающем представление отчетов об использовании результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, отсутствуют условия о сроке и порядке их представления, в п. 1 ст. 1237 ГК РФ установлена обязанность лицензиата представлять такие отчеты лицензиару по его требованию.

Пункт 1 ст. 1237 ГК РФ изложен Законом 2014 г. № 35-ФЗ полностью в новой редакции, однако нововведением является лишь положение, указывающее на возможность установления ГК РФ отступлений от правила об обязанности лицензиата представлять лицензиару отчеты об использовании результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

В соответствии с п. 2 ст. 1237 ГК РФ на лицензиара возлагается обязанность в течение срока действия лицензионного договора воздерживаться от каких-либо действий, способных затруднить осуществление лицензиатом предоставленного ему права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах.

Данные положения корреспондируют с положениями ч. 2 п. 1 ст. 1235 главы 4 ГК РФ о праве лицензиата использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором. Положения п. 2 ст. 1237 ГК РФ закреплены в развитие следующих общих положений ст. 309 части первой ГК РФ об исполнении обязательств: обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Пункт 3 ст. 1237 ГК РФ определяет последствия такого нарушения, как использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации способом, не предусмотренным лицензионным договором, либо по прекращении действия такого договора, либо иным образом за пределами прав, предоставленных лицензиату по договору: такое нарушение влечет ответственность за нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, установленную ГК РФ, другими законами или договором.

Как разъяснено в п. 15 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. № 5/29, если указанное в п. 3 ст. 1237 ГК РФ нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации лицензиатом допускается (осуществляется использование соответствующего результата или средства за пределами прав, предоставленных лицензиату по договору) и за такое нарушение лицензионным договором предусмотрена ответственность в дополнение к установленной частью четвертой ГК РФ, то это обстоятельство подлежит учету при определении размера денежной компенсации в случае ее взыскания (п. 3 ст. 1252 ГК РФ). В этих же разъяснениях указано, что применение данной гражданско-правовой ответственности не исключает возможности применения мер административно-правовой или уголовной ответственности за эти нарушения.

В пункте 4 ст. 1237 ГК РФ предусмотрено право лицензиара отказаться в одностороннем порядке от лицензионного договора и потребовать возмещения убытков, причиненных его расторжением, при существенном нарушении лицензиатом обязанности выплатить лицензиару в установленный лицензионным договором срок вознаграждение за предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

Данный пункт изложен Законом 2014 г. № 35-ФЗ полностью в новой редакции. В прежней (первоначальной) редакции пункта предусматривалось, что такое право предоставляется лицензиару при нарушении лицензиатом обязанности уплатить лицензиару в установленный лицензионным договором срок вознаграждение за предоставление права использования произведения науки, литературы или искусства (гл. 70) либо объектов смежных прав (гл. 71). Соответственно, утратило свою практическую значимость данное в п. 16 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. № 5/29 разъяснение о том, что указанное право на односторонний отказ от лицензионного договора и на возмещение причиненных его расторжением убытков не зависит от продолжительности допущенной просрочки.

Нововведениями Закона 2014 г. № 35-ФЗ являются положения п. 4 ст. 1237 ГК РФ, определяющие, что лицензионный договор прекращается по истечении 30-дневного срока с момента получения уведомления об отказе от договора, если в этот срок лицензиат не исполнил обязанность выплатить вознаграждение. В условиях же действия прежней (первоначальной) редакции данного пункта в п. 16 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. № 5/29 разъяснялось, что такой односторонний отказ лицензиара от лицензионного договора с учетом положений п. 3 ст. 450 части первой ГК РФ считается состоявшимся с момента получения лицензиатом уведомления о нем.

Упомянутая норма п. 3 ст. 450 ГК РФ определяет, что в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным. Согласно разъяснению, данному в п. 1 Постановления Пленума ВАС России от 6 июня 2014 г. № 35 «О последствиях расторжения договора» , в соответствии со ст. 310 и п. 3 ст. 450 ГК РФ односторонний отказ от исполнения договора, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, влечет те же последствия, что и расторжение договора по соглашению его сторон или по решению суда, и к ним подлежат применению правовые позиции, сформулированные в данном Постановлении.

 

2.2. Сублицензионный договор

 

В статье 1238 ГК РФ содержатся унифицированные нормы о сублицензионном договоре, понятие которого введено в п. 1 данной статьи для обозначения договора о предоставлении лицензиатом права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации другому лицу. До принятия рассматриваемой части такой договор регламентирован не был, хотя конструкция передачи полученных прав использования результата интеллектуальной деятельности предусматривалась. Так, в п. 4 ст. 31 Закона 1993 г. об авторском и смежных правах указывалось, что права, переданные по авторскому договору, могут передаваться полностью или частично другим лицам, но устанавливалось, что лишь в случае, если это прямо предусмотрено договором.

 

Пункт 1 СТ. 1238 ГК РФ в качестве условия заключения сублицензионного договора устанавливает необходимость получения письменного согласии лицензиара. Как разъяснено в п. 17 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. № 5/29, такое согласие может быть дано как в самом лицензионном договоре без указания конкретных сублицензиатов, так и отдельно — на заключение конкретного сублицензионного договора; при этом лицензиар вправе ограничить свое согласие возможностью заключения сублицензионных договоров о предоставлении только отдельных способов использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации из числа тех, которые были предоставлены лицензиату.

В соответствии с п. 2 ст. 1238 ГК РФ по сублицензионному договору сублицензиату могут быть предоставлены права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации только в пределах тех прав и тех способов использования, которые предусмотрены лицензионным договором для лицензиата.

В этом отношении представляется уместным обращение к следующим положениям п. 3.2.2 Рекомендаций по вопросам проверки договоров о распоряжении исключительным правом на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, утв. Приказом Роспатента от 29 декабря 2009 г. № 186:

  • по сублицензионному договору лицензиат выступает в роли вторичного правообладателя — сублицензиара, а другая сторона — в роли вторичного лицензиата — сублицензиата. Предоставленные на основе сублицензии права производны от прав, полученных по лицензионному договору. По этой причине объем прав по сублицензии не может превышать пределы тех прав и тех способов использования, которые предусмотрены лицензионным договором для лицензиата;
  • выполнение этого условия, в частности, означает, что сублицензионный договор о предоставлении права использования товарного знака не может быть заключен в отношении большего количества товарных знаков, классов товаров и услуг, большей территории, на которой предоставляется право использования товарного знака, и большего срока заключения договора, чем лицензионный договор.

Пункт 3 ст. 1238 ГК РФ предусматривает, что сублицензионный договор, заключенный на срок, превышающий срок действия лицензионного договора, считается заключенным на срок действия лицензионного договора. Как следует из положений п. 3.2.3 названных выше Рекомендаций, отсутствие в сублицензионном договоре указания на срок, на который заключается сублицензионный договор, не свидетельствует о незаключенности такого договора.

Сроку действия лицензионного договора посвящены положения п. 4 ст. 1235 ГК РФ, согласно которым: срок, на который заключается лицензионный договор, не может превышать срок действия исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации; в случае, когда в лицензионном договоре срок его действия не определен, договор считается заключенным на пять лет, если ГК РФ не предусмотрено иное. С учетом данных положений в упомянутом п. 3.2.3 названных выше Рекомендаций сублицензионный договор, в котором не предусмотрен срок действия, рекомендовано считать заключенным на пять лет, если такой срок не превышает срок действия лицензионного договора, в противном случае — в пределах срока действия лицензионного договора.

В соответствии с п. 4 ст. 1238 ГК РФ ответственность перед лицензиаром за действия сублицензиата возлагается на лицензиата. Данная норма сформулирована диспозитивно — предусмотрено, что лицензионным договором могут быть установлены отступления от этого общего правила. Речь идет прежде всего о возможности возложения ответственности перед лицензиаром непосредственно на сублицензиата.

Пункт 5 ст. 1238 ГК РФ распространяет на сублицензионный договор действие правил ГК РФ о лицензионном договоре. Речь идет о необходимости применения общих положений ст. 1235 ГК РФ, положений ст. 1236 данной главы о видах лицензионных договоров и положений ст. 1237 данной главы об исполнении лицензионного договора.

Выводы по главе. В новом ГК закреплен пункт об исполнении лицензионного договора, что ранее не было прописано в российском законодательстве. Нормы главы 69 посвящены также защите права интеллектуальной собственности, среди которых законодатель закрепляет сублицензионный договор и принудительную лицензию. Институт принудительного лицензирования предусмотрен в патентных законодательствах большинства государств мира, хотя на практике он не получил широкого применения.
Институт принудительного лицензирования нашел также отражение в международном патентном праве, например в статье 5A Парижской конвенции по охране промышленной собственности, статье 31 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности.

 

Глава 3. Проблемы и пути совершенствования законодательства Российской Федерации в сфере правового регулирования лицензионных договоров. Ответственность за нарушение условий лицензионного договора.

 

3.1. Проблемы и пути совершенствования законодательства Российской Федерации в сфере регулирования лицензионного договора

 

В соответствии с п. 1 ст. 1238 Гражданского кодекса Российской Федерации при письменном согласии лицензиара лицензиат может по сублицензионному договору предоставить право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации другому лицу . Пункт 5 указанной статьи также определяет возможность применения к сублицензионному договору правил о лицензионном договоре.

Поскольку договор есть соглашение, заключаемое не менее чем двумя сторонами, он совершается, проходя по крайней мере через две стадии: предложение заключить договор и принятие этого предложения.

Для субдоговоров в целом и для сублицензионного договора в частности следует наряду с указанными стадиями выделить и еще одну — получение согласия от кредитора по основному договору на заключение субдоговора. Исключением из данного общего правила будут нормы о договоре субподряда, в соответствии с которыми подрядчик вправе привлечь к исполнению своих обязательств других лиц (субподрядчиков), если из закона или договора подряда не вытекает обязанность подрядчика выполнить предусмотренную в договоре работу лично (п. 1 ст. 706 ГК РФ). Таким образом, для того чтобы лицензиат смог заключить сублицензионный договор, необходимо получить письменное согласие лицензиара.

Ранее правовая природа согласия третьего лица на совершение сделки в юридической литературе вызывала определенные споры, что объяснялось некоторыми пробелами в гражданском законодательстве. Например, М.И. Брагинский согласие третьего лица определял как «юридический факт, который служит лишь условием, при котором законодательство предоставляет определенному лицу возможность совершить сделку (заключить договор)». Также ученый указывал, что «согласие в отличие от соглашения само по себе не порождает обычных для юридического факта последствий: возникновения, изменения или прекращения прав и обязанностей. Его роль гораздо скромнее. Она проявляется лишь в случаях, когда на этот счет есть прямое указание в ГК, в ином законе или в другом правовом акте либо договоре, и сводится к тому, что представляет собой непременное условие, при котором волеизъявление лица (для одной стороны) или совпадающее встречное изъявление воли других лиц (для договоров) способно создать правоотношение».

Согласие может иметь природу сделки (например, согласие родителей на сделку несовершеннолетних детей) или административно-правового акта (например, согласие органа опеки и попечительства на сделку с имуществом несовершеннолетнего или акт государственной регистрации договора). При этом следует учитывать, что лица, дающие согласие на совершение сделки, делают это в интересах одной из сторон, а орган государственной регистрации осуществляет регистрацию в интересах всех лиц, участвующих в сделке.

Следует отметить, что ранее в гражданском законодательстве отсутствовала специальная норма, посвященная правовому регулированию согласия на заключение сделки. Однако в разработанной во исполнение Указа Президента РФ от 18 июля 2008 г. № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации» Концепции совершенствования гражданского законодательства Российской Федерации были предложены изменения, касающиеся совершения сделок, требующих согласия (одобрения) со стороны третьего лица, которые реализованы в Федеральном законе от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации», дополнившем подраздел 4 раздела I части первой ГК РФ в новой редакции «Сделки. Решения собраний. Представительство» статьей 157.1 «Согласие на совершение сделки».

Согласно п. 2 ст. 157.1 ГК РФ, если на совершение сделки в силу закона требуется согласие третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, о своем согласии или об отказе в нем третье лицо или соответствующий орган сообщает лицу, запросившему согласие, либо иному заинтересованному лицу в разумный срок после получения обращения лица, запросившего согласие. Согласие на совершение сделки может носить предварительный или одобрительный характер, при этом в предварительном согласии на совершение сделки должен быть определен предмет сделки, на совершение которой дается согласие, а при последующем согласии (одобрении) должна быть указана сделка, на совершение которой дано согласие (п. 3 ст. 157.1 ГК РФ). Указанные правила применяются, если другое не предусмотрено законом или иным правовым актом (п. 1 ст. 157.1 ГК РФ), а поскольку специальные правила о договоре коммерческой субконцессии и сублицензионном договоре «другого» не предусматривают, ст. 157.1 ГК РФ будет иметь прямое действие при заключении указанных субдоговоров.

Без внимания разработчиков законопроекта, к сожалению, остался вопрос, касающийся срока действия согласия. В настоящий момент этот срок:

1) либо ограничивается периодом действия договора, где согласие выступает производным элементом, необходимым условием дальнейшей судьбы последующего договора (например, согласие арендодателя, данное арендатору на заключение договора субаренды, действует в пределах срока первоначального договора аренды);

2) либо определяется самостоятельно участниками правоотношений;

3) либо закрепляется нормативно ;

4) либо нормативно не определяется (бессрочное согласие).

В некоторых зарубежных правопорядках, например в гражданском праве Федеративной Республики Германия, большинство сделок, совершенных без необходимого для их совершения согласия, признаются оспоримыми. Данное правило было предложено и разработчиками Концепции развития гражданского законодательства, где указывалось, что ничтожность сделки, совершенной без необходимого согласия, устанавливается только законом, в остальных случаях сделка должна быть признана оспоримой. В этом направлении и шла разработка законопроекта поправок к ГК РФ.

Федеральным законом от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» в подраздел 4 раздела I части первой ГК РФ в новой редакции «Сделки. Решения собраний. Представительство» также вносится ст. 173.1 «Недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления», согласно которой сделка, совершенная без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, необходимость получения которого предусмотрена законом, является оспоримой, если из закона не следует, что она ничтожна или не влечет правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, при отсутствии такого согласия, при этом она может быть признана недействительной по иску такого лица или иных лиц, указанных в законе (п. 1).Законом или в предусмотренных им случаях соглашением с лицом, согласие которого необходимо на совершение сделки, могут быть установлены иные последствия отсутствия необходимого согласия на совершение сделки, чем ее недействительность.

Поскольку законом не установлено иное, оспоримая сделка, совершенная без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, может быть признана недействительной, если доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об отсутствии на момент совершения сделки необходимого согласия такого лица или такого органа (п. 2 ст. 173.1 ГК РФ). В свою очередь лицо, давшее необходимое в силу закона согласие на совершение оспоримой сделки, не вправе оспаривать ее по основанию, о котором это лицо знало или должно было знать в момент выражения согласия (п. 3 ст. 173.1 ГК РФ).

В свете указанных законодательных изменений по отношению к согласию лицензиара следует указать следующее. Согласие на заключение сублицензионного договора должно обязательно иметь письменную форму. При этом законодатель не определяет, должно ли согласие быть оформлено в отдельном документе либо содержаться в тексте самого лицензионного договора. По нашему мнению, приемлемы оба варианта. Так, если лицензиат уже при заключении лицензионного договора предполагает, что в дальнейшем будут заключаться сублицензионные договоры, то целесообразно согласие лицензиара включить в текст основного договора, при этом данное согласие лицензиара трансформируется в право лицензиата заключать сублицензионные договоры. Данное включение характерно будет в основном для лицензионных договоров с участием иностранных лицензиаров, которые предоставляют исключительные лицензии на территории Российской Федерации одному лицензиату.

Возможны и другие случаи. Например, когда при заключении лицензионного договора стороны не предполагают впоследствии возможности заключения сублицензионного договора, а в последующем возникает объективная необходимость в его заключении. В данном случае лицензиат должен будет получить письменное согласие лицензиара в виде отдельного документа.
В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 29 от 26 марта 2009 г. «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» также указано, что согласие на заключение сублицензионного договора может быть дано как в самом лицензионном договоре без указания конкретных сублицензиатов, так и отдельно — на заключение конкретного сублицензионного договора. При этом лицензиар вправе ограничить свое согласие возможностью заключения сублицензионных договоров о предоставлении только отдельных способов использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации из числа тех, которые были предоставлены лицензиату (п. 17).

Таким образом, мы считаем, что в соответствии с предлагаемым законопроектом согласие на заключение сублицензионного договора в зависимости от момента его дачи будет подразделяться на: предварительное (указанное в основном лицензионном договоре) и последующее одобрение (сформулированное в отдельном документе). Однако в случаях, когда результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации подлежит в соответствии с ГК РФ государственной регистрации и предоставление права использования такого результата или такого средства по договору подлежат государственной регистрации, согласие на предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации по сублицензионному договору наряду с другими условиями договора должно быть прямо указано в заявлении о регистрации (ст. 1232 ГК РФ). Таким образом, если имеет место последующее одобрение сублицензии, то оно подлежит государственной регистрации в качестве изменения в содержании права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

В соответствии с п. 1 ст. 1029 ГК РФ пользователь по договору коммерческой концессии может разрешать другим лицам использование предоставленного ему комплекса исключительных прав или части этого комплекса только с согласия правообладателя.

Наряду с правом предоставление пользователем коммерческой концессии в течение определенного срока определенному числу лиц на условиях субконцессии может выступать и в качестве обязанности, т.е. при заключении основного договора пользователь принимает на себя обязанность заключить соответствующий субдоговор или даже несколько.

В отношении договора коммерческой субконцессии законодатель установил диспозитивное правило — условия субконцессии должны быть согласованы пользователем с правообладателем либо определены в договоре коммерческой концессии.

Из анализа норм о коммерческой субконцессии вытекает следующий вывод: в основном договоре коммерческой концессии должно быть изначально предусмотрено право пользователя разрешать другим лицам использование предоставленного ему комплекса исключительных прав или части этого комплекса на условиях субконцессии. Если же данное право не предусмотрено, то фактически без внесения соответствующих изменений в основной договор у пользователя не будет права на заключение соответствующего субдоговора.
Указанное правило не модифицировано по сравнению с правилами, установленными для сублицензионного договора. Законодатель установил в отношении договора субконцессии то, что на его заключение получается не согласие правообладателя, а предоставляется право пользователю. Однако с точки зрения правовой природы согласие на заключение договора и право на заключение договора, предусмотренное в основном договоре, можно считать идентичными.

 

3.2. Ответственность за нарушение условий лицензионного договора

 

Действовавшее ранее законодательство слабо регулировало институт ответственности в лицензионных правоотношениях. Патентный закон содержал лишь одну статью, посвященную ответственности, — ст. 32 «Ответственность за нарушение Патентного закона». Она гласит: «За нарушение Патентного закона наступает гражданско-правовая, административная или уголовная ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации».

Таким образом, в сфере промышленной собственности институт ответственности в основном регулировался общими положениями и нормами ГК, связанными с договорной ответственностью и из причинения вреда, а также КоАП и УК РФ.

Что касается ответственности за нарушение лицензионных договоров на товарные знаки, то Закон о товарных знаках в ст. 46 устанавливал общие положения об ответственности за незаконное использование товарного знака.

Согласно указанной статье использование товарного знака или сходного с товарным знаком обозначения, соответствующее положениям п. 2 ст. 4 Закона, влечет за собой гражданскую, административную, уголовную ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Ныне действующее гражданское законодательство (часть четвертая ГК РФ) более подробно регулирует ответственность в лицензионных правоотношениях.

Использование объекта лицензионного договора способом, не предусмотренным лицензионным договором, либо после окончания срока лицензии, либо иным образом за пределами предоставленных лицензиату прав влечет ответственность за нарушение исключительного права на объект промышленной собственности или на средство индивидуализации, установленную законодательством (п. 3 ст. 1237 ГК РФ).

Пункт 4 ст. 1238 ГК РФ устанавливает, что ответственность перед лицензиаром за действия сублицензиата несет лицензиат, если лицензионным договором не предусмотрено иное.

Также ГК РФ определяет ответственность юридических лиц и индивидуальных предпринимателей за нарушение исключительных прав вплоть до прекращения деятельности юридического лица/индивидуального предпринимателя по решению суда (ст. 1253 ГК РФ).

Гражданский кодекс (ст. 1290 ГК РФ) содержит нормы, регулирующие ответственность по авторским лицензионным соглашениям. Согласно п. 1 данной статьи ответственность автора по лицензионному договору ограничена суммой реального ущерба, причиненного другой стороне, если договором не предусмотрен меньший размер ответственности автора.

В случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

  • в размере от 10 тысяч рублей до 5 миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда;
  • в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения (ст. 1301 ГК РФ).

Аналогичные меры ответственности за нарушение исключительного права на объект смежных прав предусмотрены в ст. 1311 ГК РФ.

Нарушитель исключительного права на секрет производства, в том числе лицо, которое неправомерно разгласило или использовало секретные сведения, а также лицо, обязанное сохранять конфиденциальность секрета производства в соответствии с лицензионном договором, обязано возместить убытки, причиненные нарушением исключительного права на секрет производства, если иная ответственность не предусмотрена договором (ст. 1472 ГК РФ).

Статья 1515 ГК РФ также предусматривает ответственность за незаконное использование товарного знака.

Лицо, нарушившее исключительное право на товарный знак при выполнении работ или оказании услуг, обязано удалить товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение с материалов, которыми сопровождается выполнение таких работ или оказание услуг, в том числе с документации, рекламы, вывесок. Товары же, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно были размещены товарный знак или сходное с ним обозначение, являются контрафактными.

КоАП РФ предусматривает административную ответственность за следующие правонарушения в сфере интеллектуальной собственности:

  • ввоз, продажа, сдача в прокат или иное незаконное использование контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях извлечения дохода либо экземпляров произведений или фонограмм с указанием ложной информации об их изготовителях, о местах их производства, а также об обладателях авторских и смежных прав, а равно иное нарушение авторских и смежных прав в целях извлечения дохода (п. 1 ст. 7.12 КоАП РФ);
  • незаконное использование изобретения, полезной модели либо промышленного образца, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели либо промышленного образца до официального опубликования сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству (п. 2 ст. 7.12 КоАП РФ);
  • незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров (ст. 14.10).

Правонарушения, предусмотренные ст. 7.12 КоАП РФ, влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от 1500 до 2000 рублей с конфискацией; на должностных лиц — от 10 тысяч до 20 тысяч рублей с конфискацией; на юридических лиц — от 30 тысяч до 40 тысяч рублей с конфискацией.

Уголовно наказуемыми признаются следующие противоправные деяния:

1) нарушение авторских и смежных прав (ст. 146 УК РФ);

2) нарушение изобретательских и патентных прав (ст. 147 УК РФ);

3) незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК РФ).

К нарушениям авторских и смежных прав относят:

  • присвоение авторства (плагиат), если это деяние причинило крупный ущерб автору или иному правообладателю;
  • незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, приобретение, хранение, перевозку контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в крупном размере;
  • указанные деяния, если они совершены: группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, в особо крупном размере, лицом с использованием своего служебного положения.

Плагиат наказывается штрафом в размере до 200 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо арестом на срок от 3 до 6 месяцев.

Незаконное использование наказывается штрафом в размере до 200 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо лишением свободы на срок до 2 лет.

Последний вид деяний наказывается лишением свободы на срок до 6 лет со штрафом в размере до 500 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 3 лет либо без такового.

Нарушения изобретательских и патентных прав наказываются штрафом в размере до 200 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо лишением свободы на срок до 2 лет. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, наказываются штрафом в размере от 100 тысяч до 300 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 1 года до 2 лет, либо арестом на срок от 4 до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок до 5 лет.

Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб, наказывается штрафом в размере до 200 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо исправительными работами на срок до 2 лет. Незаконное использование предупредительной маркировки в отношении не зарегистрированного в РФ товарного знака или наименования места происхождения товара, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб, — штраф в размере до 120 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 1 года, либо обязательными работами на срок от 120 до 180 часов, либо исправительными работами на срок до 1 года.

Совершение указанных деяний группой лиц по предварительному сговору или организованной группой карается лишением свободы на срок до 6 лет со штрафом в размере до 500 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 3 лет либо без такового.

Таким образом, административная и уголовная ответственность предусмотрены только за незаконное использование объекта промышленной собственности, объекта авторских и смежных прав и товарного знака. За неправомерное пользование другими объектами интеллектуальной собственности (селекционное достижение, топология интегральной микросхемы, секрет производства) ни КоАП РФ, ни УК РФ ответственности не устанавливают. По этой причине автор считает необходимым внести изменения в существующие редакции КоАП РФ и УК РФ путем добавления статей, касающихся ответственности за незаконное использование селекционного достижения, топологии интегральной микросхемы и секрета производства (ноу-хау).

Так, в КоАП РФ следует добавить статьи:

  • 7.34. Нарушение интеллектуальных прав на селекционное достижение.
  • 7.35. Нарушение интеллектуальных прав на топологию интегральной микросхемы.
  • 7.36. Нарушение интеллектуальных прав на секрет производства.

В УК РФ предлагается добавить статьи:

  • 147.1. Нарушение прав на селекционное достижение.
  • 147.2. Нарушение прав на топологию интегральной микросхемы.
  • 147.3. Нарушение прав на секрет производства.

Несмотря на существенные изменения в российском законодательстве по защите интеллектуальной собственности, произошедшие в связи с введением части четвертой Гражданского кодекса РФ, отечественное «интеллектуальное» право менее развито, чем западноевропейские и североамериканские аналоги, и требует дальнейшей проработки и развития. В противном случае интеллектуальная собственность рискует так и остаться одним из самых не защищенных у нас видов собственности.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

На основании проведенного исследования мы предлагаем следующее определение лицензионного договора: лицензионный договор представляет собой способ распоряжения исключительным правом, двустороннюю сделку, по которой одна сторона — обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах, на определенный срок и на определенной территории, а лицензиат, если иное прямо не предусмотрено в .договоре, обязуется уплатить лицензиару вознаграждение, размер или порядок определения размера которого определены в договоре.

В отличие от легального, приведенное выше определение четче фиксирует природу лицензии, не допуская возможности считать ее разрешением. Кроме того, предложенное определение содержит указание на существенные условия лицензионного договора: помимо предмета в их число входят также срок и территория действия лицензии и вознаграждение (его размер или порядок определения размера).

Предложенное определение отличается также от определений, встречающихся в доктрине, и в первую очередь от тех, которые называют лицензию разрешением. Однако, как и большинство доктринальных, предложенная дефиниция указывает на обязанность лицензиара предоставить право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, а также на встречную обязанность лицензиата уплатить вознаграждение. Вместе с тем, предложенное определение учитывает также возможность существования не только консенсуального, но и реального лицензионного договора, что соответствует новому подходу законодателя к лицензии.

Также мы полагаем, что к существенным условиям лицензионного договора должны быть отнесены следующие условия:

1. предмет договора, который законодателем определяется как результат интеллектуальной деятельности (п. 6 ст. 1235 ГК РФ);

2. объект договора, под которым понимаются действия по предоставлению права использования результата интеллектуальной деятельности в предусмотренных договором пределах. При этом объект договора должен пониматься расширительно, а именно: должно быть добавлено еще одно возможное действие лицензиара (правомочие) — предоставление лицензиату права распоряжения правом использования результата интеллектуальной деятельности;

3. способы использования охраняемого результата;

4. размер вознаграждения (порядок его определения) для возмездного договора;

5. предел (объем) использования результата интеллектуальной деятельности тем или иным способом;

6. срок использования результата интеллектуальной деятельности;

7. территория, на которой допускается использование результата интеллектуальной деятельности;

8. предоставление копии результата интеллектуальной деятельности.
Недействительные лицензионные договоры, например договоры, в которых не было прописано условие о вознаграждении, могут рассматриваться как форма согласия, вследствие которого лицензиат не будет нести ответственность до тех пор, пока правообладатель не запретит ему использование объекта интеллектуальной собственности. Такой вывод будет неверен в случае с сублицензионным договором, поскольку контрагентом по этому договору будет не правообладатель, а сублицензиар, который по общему правилу не имеет права давать такое согласие. Кроме того, данный вывод неприменим к указанной выше ситуации с регистрацией предоставления права.

В новом ГК закреплен пункт об исполнении лицензионного договора, что ранее не было прописано в российском законодательстве. Нормы главы 69 посвящены также защите права интеллектуальной собственности, среди которых законодатель закрепляет сублицензионный договор и принудительную лицензию. Институт принудительного лицензирования предусмотрен в патентных законодательствах большинства государств мира, хотя на практике он не получил широкого применения.

Институт принудительного лицензирования нашел также отражение в международном патентном праве, например в статье 5A Парижской конвенции по охране промышленной собственности, статье 31 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности.

Из анализа норм о коммерческой субконцессии вытекает следующий вывод: в основном договоре коммерческой концессии должно быть изначально предусмотрено право пользователя разрешать другим лицам использование предоставленного ему комплекса исключительных прав или части этого комплекса на условиях субконцессии. Если же данное право не предусмотрено, то фактически без внесения соответствующих изменений в основной договор у пользователя не будет права на заключение соответствующего субдоговора.
Указанное правило не модифицировано по сравнению с правилами, установленными для сублицензионного договора. Законодатель установил в отношении договора субконцессии то, что на его заключение получается не согласие правообладателя, а предоставляется право пользователю. Однако с точки зрения правовой природы согласие на заключение договора и право на заключение договора, предусмотренное в основном договоре, можно считать идентичными.

Несмотря на существенные изменения в российском законодательстве по защите интеллектуальной собственности, произошедшие в связи с введением части четвертой Гражданского кодекса РФ, отечественное «интеллектуальное» право менее развито, чем западноевропейские и североамериканские аналоги, и требует дальнейшей проработки и развития. В противном случае интеллектуальная собственность рискует так и остаться одним из самых не защищенных у нас видов собственности.

 

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ

 

Законодательно-нормативная база

  1.  Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993; с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ, 04.08.2014, № 31, ст. 4398.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18.12.2006 № 230-ФЗ // Российская газета, № 289, 22.12.2006.
  3. Федеральный конституционный закон от 28 апреля 1995 г. № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» // СЗ РФ. 1995. № 18. Ст. 1589.
  4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (в ред. от 02.11.2013) // СЗ РФ. 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 1.
  5. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
  6. Федеральный закон от 12 марта 2014 г. № 35-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // «Российская газета», № 59, 14.03.2014.

Научная и учебная литература

  1. Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву в 2 т. / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2012. Т. 2.
  2. Антимонов Б.С., Флейшиц Е.А. Авторское право. М.: Госюриздат, 1957.
  3. Боровинская Н.А., Юркин Д.Ю. Лицензионный договор как самостоятельный вид договора в РФ // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Юриспруденция. 2011. № 2. С. 14 — 18.
  4. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. 2-е изд., испр. М.: Статут, 2002. 848 с.
  5. Вахтинская И.С. Гражданско-правовые признаки концессионного соглашения: Автореф. дис. … к.ю.н. М., 2008.
  6. Воробьева Е.А. Роль сравнительного правоведения в развитии института сделок, требующих согласия (одобрения) третьих лиц // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2010. № 2 (21). С. 127 — 130.
  7. Гаврилов Э. Общие положения права интеллектуальной собственности: краткий комментарий к главе 69 ГК РФ // Хозяйство и право. 2007. № 9.
  8. Гаврилов Э.П. Патентные договоры: правовое регулирование // Патенты и лицензии. 2003. № 10. С. 48-51.
  9. Гражданское право: Учебник / Под ред. Ю.К. Толстого. М., 2009. Т. 1.
  10. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. 2-е изд., стереотип. М.: Статут, 2001.
  11. Добрынин О.В., Косунова Д.Д., Ларин А.Ю., Леонтьев К.Б., Орлова В.В., Орлова Е.Д., Старостин А.А. Комментарий к четвертой части Гражданского кодекса РФ (Постатейный). Правовое регулирование отношений в сфере интеллектуальной собственности с постатейными материалами и практическими разъяснениями / Под ред. И.А. Близнеца, А.Ю. Ларина. М.: Книжный мир. 2008.
  12. Дозорцев В.Л. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: Сб. статей. М., 2005.
  13. Зенин И.А. Исключительное интеллектуальное право (право интеллектуальной собственности) как предмет гражданского оборота // Законодательство. 2008. № 8.
  14. Егорова М.А. Аннулирование договора в российском законодательстве // Журнал российского права. 2010. № 1 (157). С. 63 — 74.
  15. Еременко В.И., Евдокимова В.Н. О распоряжении исключительным правом на товарный знак в соответствии с частью четвертой Гражданского кодекса РФ // Законодательство и экономика. 2009. № 2.
  16. Иоффе О.С. Избранные труды: В 4 т. Т. III: Обязательственное право. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2004. 837 с.
  17. Иоффе О.С. Спорные вопросы учения о правоотношении // Избранные труды по гражданскому праву / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2009.
  18. Карапетов А.Г. Анализ некоторых вопросов заключения, исполнения и расторжения договоров в контексте реформы обязательственного права России // Вестник ВАС РФ. 2009. № 12.
  19. Касьянов А.С. Договорные способы распоряжения исключительным правом: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2011.
  20. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (поглавный) / Под ред. А.Л. Маковского. М.: Статут. 2008
  21.  Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой (Постатейный) — 3-е изд., исправ., перераб. и доп. / Отв. ред. О.Н. Садиков. М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М. 2005.
  22. Кондратьева Е.А. Объекты интеллектуальных прав: Особенности правовой охраны. М.: Статут, 2014.
  23. Корчагина Н.П., Моргунова Е.А., Погуляев В.В. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (Постатейный) / Под общ. ред. В.В. Погуляева. М.: Юстицинформ. 2008.
  24. Кулаков В.В. Обязательство и осложнения его структуры в гражданском праве России: Монография. 2-е изд., перераб. и доп. М.: РАП; Волтерс Клувер, 2010. 256 с.
  25. Макагонова Н.В. Авторское право: Учебное пособие / Под ред. Э.П. Гаврилова. М.: Юридическая литература. 2000.
  26. Мирошникова М.А. Сингулярное правопреемство в авторских правах. СПб.: Юридический центр «Пресс», 2005.
  27. Моргунова Е. Договоры в отношении фотографий как объектов авторских прав // Интеллектуальная собственность: Авторское право и смежные права. 2008. № 9.
  28. Наумова Е. Гармонизация авторско-правового регулирования и охраны смежных прав в Европейском союзе // Интеллектуальная собственность: Авторские и смежные права. 2010. № 11.
  29. Наумова Е. Договорное регулирование оборота прав на интеллектуальную собственность // Интеллектуальная собственность: Авторское право и смежные права. 2008. № 6. С. 68 — 69.
  30. Наумова Е. Лицензионный договор как средство регулирования отношений по использованию произведений науки, литературы и искусства // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2009. № 3. С. 5-7.
  31. Огнев В.Н. Понятие и правовая природа сублицензионного договора // Гражданское право. 2012. № 2. С. 45 — 48.
  32. Огнев В.Н. Субдоговоры в сфере оборота исключительных прав: Монография. Коломна: Московский государственный областной соц.-гум. ин-т, 2011. 138 с.
  33. Пиленко А.А. Право изобретателя. М., 2005.
  34. Постатейный научно-практический комментарий к части четвертой ГК РФ. Книга 1 / Под ред. Ю.А. Дмитриева и А.А. Молчанова. М., 2008.
  35. Рузакова О.А. Система договоров о создании результатов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами: Дис. … д.ю.н. М., 2007.
  36. Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: учебник. — 2-е изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби, Издательство «Проспект». 2006.
  37. Степанова И.Е. Существенные условия договора: проблемы законодательства // Вестник ВАС РФ. 2007. № 7.
  38. Хасимова Л.Н. Лицензионный договор в праве промышленной собственности Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. Казань. 2006.
  39. Чупрунов И.С. Договор об отчуждении исключительного права и лицензионный договор как формы распоряжения исключительным правом // Вестник гражданского права. 2008. № 1. Т. 8.
  40. Чечот Д.М. Субъективное право и формы его защиты. Л., 1968.
  41. Шевченко Л., Шевченко Е. Теоретические и практические проблемы определения содержания гражданско-правовых договоров и круга их существенных условий // Хозяйство и право. 2006. № 12.
  42. Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Вып. 1 — 4. М., 1910 — 1912. Вып. 3.
  43. Шилохвост О. Общие положения о договорных способах распоряжения исключительным правом // Хозяйство и право. 2008. № 9.

Судебная практика

  1. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 29.10.2010 по делу № А38-6500/2009.
  2. Постановления ФАС Северо-Западного округа от 27.06.2011 по делу № А13-10235/2010.
  3. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 28.07.2009 № Ф04-4407/2009(10990-А67-17) по делу № А67-5432/08.
  4. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 30.06.2011 по делу № А82-9586/2010.
  5. Постановление Шестнадцатого ААС от 18.07.2011 № 16АП-1330/11(1) по делу № А63-9787/2010.

Страницы:   1   2

Узнай стоймость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!