Меню Услуги

Лицензионный договор

Страницы:   1   2


Оглавление

  • ВВЕДЕНИЕ
  • Глава 1. Общая характеристика лицензионного договора
  • 1.1. Понятие лицензионного договора
  • 1.2. Виды лицензионного договора
  • 1.3. Стороны лицензионного договора
  • Глава 2. Исполнение лицензионного договора. Особенности регулирования сублицензионного договора
  • 2.1. Исполнение лицензионного договора
  • 2.2. Сублицензионный договор
  • Глава 3. Проблемы и пути совершенствования законодательства Российской Федерации в сфере правового регулирования лицензионных договоров. Ответственность за нарушение условий лицензионного договора
  • 3.1. Проблемы и пути совершенствования законодательства Российской Федерации в сфере регулирования лицензионного договора
  • 3.2. Ответственность за нарушение условий лицензионного договора
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность настоящей работы обусловлена тем, что переход к информационному этапу развития общества определил значительный рост объемов инвестирования в создание продуктов интеллектуального труда.

Интеллектуальная собственность становится одним из важнейших инструментов достижения экономического успеха.

В большинстве случаев доход формируется не от самой интеллектуальной собственности, а от передачи прав на ее использование третьим лицам за вознаграждение.

Лицензионный договор, или лицензия, — основной инструмент передачи части прав на использование результата интеллектуального труда.

Однако с использованием лицензионных соглашений в России есть определенные проблемы.

Распоряжение результатами интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации в последнее время приобрело массовый характер и осуществляется при помощи их передачи в определенном объеме.

Правовой механизм обеспечения рыночного оборота интеллектуальных продуктов отличается от оборота объектов материального мира.

Распоряжение интеллектуальными правами представляет собой возможность по своему усмотрению отчуждать результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации в полном объеме или разрешить использовать их на определенных условиях.

Возможность предоставления другому лицу права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации представляет собой форму распоряжения исключительным правом.

Данные правоотношения опосредуются, как правило, соответствующими договорными конструкциями, различными по своему содержанию.

Договорно-правовые отношения в гражданском обороте прав на интеллектуальную собственность занимают центральное место и существенным образом отличаются от договорных отношений по поводу отчуждения имущественных прав и имеют свои особенности.

Значение договоров в сфере оборота интеллектуальных прав состоит в существовании правовой формы вовлечения результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации в гражданский оборот.

Необходимость совершенствования правовых механизмов в этой области осознается как на международном уровне, так и в рамках большинства развитых национальных правопорядков.

Большинство экспертов сегодня приходят к выводу, что правовая политика в сфере интеллектуальной собственности призвана способствовать инновациям, творчеству и культурному развитию.

Исключительные права частных субъектов должны быть согласованы с публичными интересами.

На уровне наднационального регулирования странами – участниками ВТО ведутся активные дискуссии относительно сужения границ исключительных прав, установленных статьями 30 и 31 Соглашения по торговым аспектам права интеллектуальной собственности (ТРИПС).

Гражданско-правовой способ распоряжения исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации представляет собой правовой механизм, реализуемый посредством совершения правообладателем юридически значимых волевых действий в форме сделок (односторонних или двусторонних), в результате которых происходит изменение или создается возможность изменения субъектного состава правообладателей исключительного права.

Объектом настоящей работы являются общественные отношения, возникающие по поводу понятия и видов лицензионного договора.

Предметом исследования являются нормативно-правовые акты в сфере регулирования лицензионного договора, правоприменительная практика, а также теоретические суждения исследователей, касающиеся данного вопроса.

Цель настоящего исследования заключается в комплексном исследовании понятия и видов лицензионного договора.

В соответствии с целью исследования определены следующие задачи, решение которых составляет содержание данной работы:

  • дать общую характеристику лицензионного договора и проанализировать его правовую природу;
  • дать понятие лицензионного договора;
  • определить виды лицензионного договора;
  • охарактеризовать стороны лицензионного договора;
  • рассмотреть исполнение лицензионного договора;
  • выявить проблемные вопросы рассматриваемой темы и очертить возможные варианты их решения.

Нормативно-правовую базу исследования составили Конституция Российской Федерации , Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18.12.2006 № 230-ФЗ , а также другие нормативные акты.

Степень научной разработанности проблемы определяется теоретической основой настоящей работы, которую составили труды таких авторов как Антимонов Б.С., Боровинская Н.А., Вахтинская И.С., Гаврилов Э., Грибанов В.П., Дозорцев В.Л., Зенин И.А., Егорова М.А., Иоффе О.С., Карапетов А.Г., Касьянов А.С., Кондратьева Е.А., Мирошникова М.А., Моргунова Е., Наумова Е., Пиленко А.А., Рузакова О.А., Степанова И.Е., Чупрунов И.С., Чечот Д.М., Шевченко Л., Шершеневич Г.Ф., Шилохвост О., и ряда других.

В качестве методологической основы проведенного исследования использован диалектический подход и основанные на нем общенаучные методы, широко применяемые в праве: системный и структурный анализ, сравнение и другие.

Структура исследования состоит из двух глав, объединяющих восемь параграфов, введения, заключения и библиографии.

 

Глава 1. Общая характеристика лицензионного договора

 

1.1. Понятие лицензионного договора

 

В ч. 1 ст. 1235 ГК РФ определено понятие лицензионного договора: по такому договору одна сторона — обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах.

Подобным образом в п. 1 ст. 13 Патентного закона 1992 г. было определено, что по лицензионному договору патентообладатель (лицензиар) обязуется предоставить право на использование охраняемого изобретения, полезной модели, промышленного образца в объеме, предусмотренном договором, другому лицу (лицензиату), а последний принимает на себя обязанность вносить лицензиару обусловленные договором платежи и (или) осуществлять другие действия, предусмотренные договором. Часть 1 ст. 16 Закона 1993 г. о селекционных достижениях содержала гораздо менее детальное определение понятия лицензионного договора: по лицензионному договору (исключительная или неисключительная лицензия) патентообладатель (лицензиар) передает право на использование селекционного достижения другому лицу (лицензиату) в порядке расчетов, обусловленных договором, или безвозмездно.

Нельзя не согласиться с Л. Шевченко и Е. Шевченко, считающими, что сегодня отсутствует четкое закрепление в законе перечня существенных условий для тех или иных договоров, единых критериев отнесения условий договоров к существенным, что является следствием отсутствия в науке гражданского права единой позиции по вопросу о содержании договора, особенностях определения круга его существенных условий.

Такой же точки зрения придерживается А.Г. Карапетов, отмечая, что хотя в ст. 432 ГК РФ и приведен перечень существенных условий, «но их толкование настолько неопределенно, что никто не может быть уверен в списке существенных условий того или иного договора».

При этом «почти ни по одному потенциальному существенному условию нет абсолютного консенсуса в судебной практике», как следствие эта «неопределенность в вопросе квалификации тех или иных условий в качестве существенных в силу закона» является основанием для возможного оспаривания контрактов.

По мнению А.Г. Карапетова, «при написании части второй ГК РФ законодателю следовало быть более точным в формулировках.

Вопреки идее, высказанной в Проекте (проект Концепции совершенствования общих положений обязательственного права России), стабильность оборота укрепилась бы, если бы в отношении каждой поименованной договорной модели законодатель предусмотрел продуманный перечень существенных условий…

Тогда судебные споры по существенным условиям договора почти исчезнут. Участникам оборота станет ясно ex ante, какие условия составляют необходимый минимум договорной определенности и соответственно должны быть включены в договор во избежание признания его незаключенным.

Сейчас в отношении большинства договоров такого перечня в тексте ГК РФ нет».

Так, например, в отношении концессионного договора И.С. Вахтинская отмечает, что «перечень существенных условий, приведенных в Законе о концессионных соглашениях (Федеральный закон от 21 июля 2005 г. № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях»), не вполне логичен и последователен, а пространные легальные формулировки затрудняют их понимание и последующее определение в договоре».

Законодателем существенные условия лицензионного договора прямо не сформулированы, — ст. 1235 ГК РФ перечисляет лишь требования о том, какие условия должен содержать лицензионный договор.

Исходя из п. 6 ст. 1235 ГК РФ предметом и условиями, названными законом существенными или необходимыми для договора данного вида, т.е. существенными в силу закона, являются:

1) предмет договора путем указания на результат интеллектуальной деятельности, право использования которого предоставляется по договору;

2) способы использования результата интеллектуальной деятельности.

Таким образом, исходя из понимания существенных условий как условий, названных именно в законе существенными или необходимыми для договоров данного вида, приходим к выводу, что для лицензионного договора законодатель в качестве таковых установил только два условия.

При этом перечень результатов интеллектуальной деятельности, т.е. предмет договора, определяется императивной нормой (ст. 1225 ГК РФ) и имеет исчерпывающий характер.

Перечень (открытый) способов использования результата интеллектуальной деятельности, являющихся одновременно правомочиями, составляющими содержание исключительного права, содержится в п. 2 ст. 1270 ГК РФ.

Отнесение законодателем к числу существенных только двух вышеприведенных условий отмечается многими авторами.

На это указывает, например, И.С. Чупрунов: «Существенными условиями лицензионного договора законодатель посчитал лишь условия (а) о предмете договора, каковым признается интеллектуальный продукт, (б) о конкретных способах использования интеллектуального продукта».

О.Ю. Шилохвост также отмечает, что законодатель лишь «условия о предмете договора и о способах использования результата интеллектуальной деятельности» относит к числу существенных условий.

Есть ли у лицензионного договора существенные условия, предусмотренные законом или иными правовыми актами? Нет.

По нашему мнению, указанные законодателем существенные условия являются не всеми необходимыми условиями для лицензионного договора и они должны быть дополнены следующими условиями, являющимися существенными для данного вида договора:

1) размер вознаграждения (порядок его определения) для возмездного договора;

2) объект договора;

3) предел (объем) использования результата интеллектуальной деятельности тем или иным способом;

4) срок использования результата интеллектуальной деятельности;

5) территория, на которой допускается использование результата интеллектуальной деятельности;

6) передача оригинала (копии) результата интеллектуальной деятельности.

Нельзя не согласиться с Л. Шевченко и Е. Шевченко, которые отмечают, что «установить круг существенных условий гражданско-правовых договоров довольно сложно; в науке, законодательстве и в правоприменительной деятельности существуют разные подходы к его решению, что не способствует стабильности отношений в сфере гражданского оборота, единообразию судебной практики».

Как следствие, в литературе присутствуют различные точки зрения и на состав существенных условий лицензионного договора.

Например, по мнению О.А. Рузаковой, к существенным условиям лицензионного договора должны быть отнесены следующие условия:

1) предмет договора;

2) условие о цене, если договор возмездный ;

3) условие о характере передаваемых прав ;

4) условие о способах использования ;

5) условие о сроках и порядке предоставления отчетов лицензиатом.

При этом, как видим, условия об объеме использования результата интеллектуальной деятельности тем или иным способом, о пределах использования — сроке использования и территории, на которой допускается использование результата интеллектуальной деятельности, ею не отнесены к существенным условиям.

Указанные условия, а также вид лицензии (исключительная или неисключительная), условие о праве предоставления сублицензий, по ее мнению, являются не существенными, а специальными условиями, которые она определяет как «условия, характерные именно для данных договоров», но без которых договор считается заключенным.

Считаю неверным мнение О.А. Рузаковой о том, что условие о характере передаваемых прав является существенным условием лицензионного договора.

При этом исходим из того, что различие в характере передаваемых прав заключается только в том, что лицензиат, получив исключительное право, может «исключить» всех, в том числе и самого лицензиара, из числа пользователей.

В пределах срока действия договора право для него становится «своим», т.е. лицензиат занимает место правообладателя.

Но при этом лицензиат является правообладателем на определенное время, в рамках договора не происходит отчуждения исключительного права и как следствие смены правообладателей.

Ведь, как правильно полагала Е.А. Флейшиц, «отчуждением называется отказ от определенного права навсегда».

Поэтому нельзя согласиться с М.А. Мирошниковой, утверждающей, что при уступке право переходит полностью и бесповоротно, а при исключительной лицензии право может перейти не в полном объеме и на более короткий срок — ведь исключительное право сохраняется у лицензиара.

По договору исключительной лицензии, как правильно отмечает И.С. Чупрунов, «лицензиар предоставляет лицензиату право использования интеллектуального продукта определенными способами, а сам утрачивает право выдавать третьим лицам лицензии на использование теми же способами».

Таким образом, сущность лицензионного договора не меняется в зависимости от характера передаваемых прав использования, и именно по этой причине условие о характере прав не является для него существенным.

Но бесспорно, в разрезе характера прав возможно дальнейшее деление (классификация) лицензионного договора на два подвида, что по существу и сделано законодателем в ст. 1236 ГК РФ.

О.Ю. Шилохвост существенными условиями договора считает предмет договора, способы его использования и условие о вознаграждении для возмездного договора.

И.А. Зенин к ним относит предмет договора , способы использования, условие о размере вознаграждения , срок договора.

По мнению Е. Моргуновой, к существенным условиям лицензионного договора относятся условия «о предмете, о способах использования… и, если договор возмездный, условие о размере вознаграждения».

Е. Наумова в состав существенных условий включает следующие:

1) предмет договора;

2) стороны договора;

3) пределы осуществления права использования;

4) способы использования «интеллектуального продукта»;

5) территорию, на которой допускается использование;

6) срок действия договора;

7) размер вознаграждения и способы его выплаты.

По нашему убеждению, такие условия, как стороны договора, пределы осуществления права использования и срок действия договора, не являются существенными.

Законодатель не ввел никаких ограничений по субъектному составу лицензионного договора, поэтому сторонами договора могут быть любые субъекты гражданского права.

Такого же мнения придерживается О. Шилохвост, отмечающий, что «Кодекс не содержит каких-либо общих требований, ограничивающих правообладателя в выборе лицензиата».

И.Е. Степанова приводит пример договора, в котором положение о сторонах договора законодателем отнесено к его существенным условиям, это договор об оказании юридической помощи. Но даже в этом случае, по ее мнению, это условие не может являться существенным условием договора.

По всей видимости, причина, по которой Е. Наумова относит условие о сторонах договора к существенным, заключается в том, что, по ее мнению, «лицензиар — это правообладатель, передающий исключительное имущественное право на объект интеллектуальной собственности иному лицу на основе лицензионного договора», т.е. что лицензиаром всегда является только правообладатель произведения науки, литературы или искусства.

Лицензиаров в лицензионном договоре о предоставлении права использования произведения Е. Наумова делит на следующие два типа:

1) первичные правообладатели (авторы произведений);

2) вторичные правообладатели (правообладатели, обладающие исключительным правом на произведение на основании договора или иного законного основания).

Среди вторичных правообладателей она называет лицензиата по заключенному ранее лицензионному договору о предоставлении права использования произведения, правообладателя исключительного права по заключенному ранее договору об отчуждении исключительного права на произведение, наследников по закону или завещанию, правообладателя (работодателя) служебного произведения и иных правопреемников.

На самом деле это ошибочное мнение, и лицензиаром, как правило, часто является не сам правообладатель, а уполномоченные им лица (дистрибьюторы, реселлеры).
Отметим также, что нет никаких оснований считать лицензиата по заключенному ранее лицензионному договору о предоставлении права использования произведения правообладателем, так как он не является обладателем исключительных прав.

Говоря о пределах осуществления права использования, Е. Наумова не указывает, к чему именно относится «предел» использования, но с учетом ссылки автора на п. 2 ст. 1270 ГК РФ она подразумевает ограничение способов использования.

Таким образом, это условие, по сути, сводится к условию об определенности способов использования и его объеме.

Полагаем, что законодатель, устанавливая в п. 1 ст. 1235 ГК РФ требование о возможности для лицензиата использовать результат интеллектуальной деятельности «только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором», указывает на то, что в договоре должен быть определен не только конкретный способ использования, но и предел (границы) использования результата интеллектуальной деятельности этим способом (правомочия), т.е. определяет два существенных условия — содержание правомочия и его пределы.

В.П. Грибанов по этому поводу писал: «Всякое субъективное право, будучи мерой возможного поведения управомоченного лица, имеет определенные границы как по своему содержанию, так и по характеру его осуществления… Границы есть неотъемлемое свойство всякого субъективного права, ибо при отсутствии таких границ право превращается в свою противоположность — в произвол и тем самым вообще перестает быть правом».

Такую же позицию занимал Г.Ф. Шершеневич: «За отведенные ему пределы субъект права не смеет выходить, потому что он рискует задеть чужие, обеспеченные тем же объективным правом интересы, но в этих пределах он может осуществлять свои интересы, как ему угодно», поскольку «где есть субъективное право, там непременно имеется и правовая обязанность».

В словаре С.И. Ожегова слово «предел» толкуется как рубеж, пространственная или временная граница чего-нибудь, мера, которую не должно нарушать, т.е. предел дозволенного , в нашем случае — предел способа использования.

Исходя из этого смысл требования законодателя заключается в необходимости установления в договоре определенных границ (предела) использования объекта интеллектуальной собственности тем или иным способом.

Так, по мнению Э.П. Гаврилова, предусмотренные лицензионным договором «пределы» могут относиться «к способам использования, к срокам использования, к территории использования, а также к самому характеру предоставляемых прав».

Аналогичную позицию занимает О. Шилохвост, отмечающий, что к пределам использования охраняемого результата относятся способы, территория и срок использования.

Как видим, авторы допускают установление границы использования охраняемого результата, но при этом не относят предел способа использования объекта интеллектуальной собственности к существенному условию договора.

Исходя из этого считаем, что к существенным условиям договора должно быть отнесено условие об определенном пределе (объеме) (количество экземпляров произведения, число пользователей, компьютеров, серверов и т.п.) использования результата интеллектуальной деятельности тем или иным способом.

Например, лицензиату может быть предоставлен такой способ использования произведения, как право воспроизведения (тиражирования), ограниченное определенным количеством экземпляров, или право использования в соответствии с функциональным назначением результата интеллектуальной деятельности, ограниченное определенным количеством пользователей, имеющих право одновременного использования произведения (concurrent-user license).

Приведем еще один довод, свидетельствующий о том, что условие о пределе использования должно быть отнесено к существенным условиям.

Он заключается в том, что условие об объеме (количество копий, число пользователей и т.п.) использования будет определять размер вознаграждения за переданное право использования объекта интеллектуальной собственности.

Таким образом, если стороны договора не определят предел (объем) использования, в том числе и в случае отсутствия договоренности о неограниченном объеме использования, то договор не может считаться заключенным.

Складывающая практика показывает, что стороны, заключая, например, лицензионный договор об использовании программ для ЭВМ, в большинстве случаев определяют, что лицензиат получает право использования программ как конечный пользователь на территории Российской Федерации для определенного количества пользователей.

Как видим, и в части лицензионного договора справедливо сетование А.Г. Карапетова о том, что «научного консенсуса по списку существенных в силу положений закона условий не прослеживается».

Итак, согласно communis opinio doctorum бесспорными существенными условиями лицензионного договора являются:

1) предмет договора

2) способы его использования

3) условие о вознаграждении для возмездного договора.

Мы же полагаем, резюмируя сказанное выше, что к существенным условиям лицензионного договора должны быть отнесены следующие условия:

1. предмет договора, который законодателем определяется как результат интеллектуальной деятельности (п. 6 ст. 1235 ГК РФ);

2. объект договора, под которым понимаются действия по предоставлению права использования результата интеллектуальной деятельности в предусмотренных договором пределах. При этом объект договора должен пониматься расширительно, а именно: должно быть добавлено еще одно возможное действие лицензиара (правомочие) — предоставление лицензиату права распоряжения правом использования результата интеллектуальной деятельности;

3. способы использования охраняемого результата;

4. размер вознаграждения (порядок его определения) для возмездного договора;

5. предел (объем) использования результата интеллектуальной деятельности тем или иным способом;

6. срок использования результата интеллектуальной деятельности;

7. территория, на которой допускается использование результата интеллектуальной деятельности;

8. предоставление копии результата интеллектуальной деятельности.

 

1.2. Виды лицензионного договора

 

В статье 1236 ГК РФ содержатся унифицированные нормы о видах лицензионных договоров.

Ранее соответствующая регламентация содержалась в положениях п. п. 2 и 3 ст. 30 Закона 1993 г. об авторском и смежных правах, п. 1 ст. 13 Патентного закона 1992 г. и ст. 16 Закона 1993 г. о селекционных достижениях.

Положения п. 1 статьи 1236 ГК РФ определяют два вида лицензионных договоров:

  • простая (неисключительная) лицензия (подп. 1) — лицензионный договор, предусматривающий предоставление лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации с сохранением за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам;
  • исключительная лицензия (подп. 2) — лицензионный договор, предусматривающий предоставление лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (исключительная лицензия).

Подобным образом в п. п. 2 и 3 ст. 30 Закона 1993 г. об авторском и смежных правах предусматривалось, что:

  • авторский договор о передаче исключительных прав разрешает использование произведения определенным способом и в установленных договором пределах только лицу, которому эти права передаются, и дает такому лицу право запрещать подобное использование произведения другим лицам. Право запрещать использование произведения другим лицам может осуществляться автором произведения, если лицо, которому переданы исключительные права, не осуществляет защиту этого права;
  •  авторский договор о передаче неисключительных прав разрешает пользователю использование произведения наравне с обладателем исключительных прав, передавшим такие права, и (или) другим лицам, получившим разрешение на использование этого произведения таким же способом.

Положениями п. 1 ст. 13 Патентного закона 1992 г. (в ред. Федерального закона от 7 февраля 2003 г. № 22-ФЗ) также устанавливалось, что при исключительной лицензии лицензиату передается право на использование изобретения, полезной модели или промышленного образца в пределах, оговоренных договором, с сохранением за лицензиаром права на его использование в части, не передаваемой лицензиату; при неисключительной лицензии лицензиар, предоставляя лицензиату право на использование изобретения, полезной модели или промышленного образца, сохраняет за собой все права, подтверждаемые патентом, в том числе и на предоставление лицензий третьим лицам.

Аналогичные положения содержались в ст. 16 Закона 1993 г. о селекционных достижениях: при исключительной лицензии лицензиату передается исключительное право на использование селекционного достижения в пределах, оговоренных договором, с сохранением за лицензиаром права на использование селекционного достижения в части, не передаваемой лицензиату; при неисключительной лицензии за лицензиаром остаются все права, предоставляемые патентом на селекционное достижение, в том числе право на предоставление лицензий третьим лицам.

Как отмечено в Постановлении Президиума ВАС России от 12 марта 2013 г. № 13921/12 по делу № А40-106575/11-26-8131, законодатель назвал такой способ распоряжения исключительным правом, как его передача посредством исключительной лицензии; при этом главной особенностью такой передачи является предоставление пользователю монопольной возможности (исключая любых третьих лиц) на использование объекта исключительного права в своей деятельности; правообладатель в этом случае лишен возможности передать права на использование такого объекта исключительных прав третьим лицам.

В разъяснении, данном в п. 14 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. № 5/29, при применении п. 1 рассматриваемой статьи судам предписано учитывать, что по общему правилу лицензионный договор (независимо от вида такого договора) предполагает сохранение за лицензиаром права самому использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации; вместе с тем договором об исключительной лицензии может быть специально предусмотрено, что такое право за лицензиаром не сохраняется.

Законом 2014 г. № 35-ФЗ статья 1236 ГК РФ дополнена п. 1.1, прямо устанавливающим запрет самостоятельного использования лицензиаром результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в тех пределах, в которых право использования такого результата или такого средства индивидуализации предоставлено лицензиату по договору на условиях исключительной лицензии. Данная норма сформулирована диспозитивно — предусмотрено, что этим договором могут быть установлены отступления от данного общего правила, т.е. изъятия из указанного запрета.

Пункт 2 ст. 1236 ГК РФ закрепляет презумпцию оценки лицензии, если лицензионным договором прямо не предусмотрено иное, в качестве простой (неисключительной). Соответственно, в случае, если лицензионным договором не предусмотрено предоставление лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам, такой договор должен рассматриваться как простая (неисключительная) лицензия.

В соответствии с п. 3 статьи 1236 ГК РФ допускается включение в один и тот же лицензионный договор в отношении различных способов использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации условия, предусмотренные п. 1 данной статьи для лицензионных договоров разных видов.

Такой договор будет являться смешанным договором, общие положения о котором закреплены в п. 3 ст. 421 части первой ГК РФ: стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор); к отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

В упомянутом выше Постановлении Президиума ВАС России от 12 марта 2013 г. № 13921/12 изложена следующая правовая позиция в отношении положений п. 3 статьи 1236 ГК РФ: в статье 1236 ГК РФ, а также в иных нормах ГК РФ отсутствуют положения относительно возможности заключения договоров о предоставлении исключительной лицензии в определенной сфере деятельности и в пределах, указанных непосредственно сторонами; вместе с тем в п. 3 данной статьи содержится положение, согласно которому в одном лицензионном договоре в отношении различных способов использования результата интеллектуальной деятельности могут содержаться условия для лицензионных договоров разных видов (исключительной и неисключительной лицензии), следовательно, законодатель допускает дифференциацию лицензионных договоров в зависимости от способа использования результата интеллектуальной деятельности.

Исходя из данной правовой позиции, Президиум ВАС России в данном Постановлении пришел к следующим выводам по конкретному делу: в спорном договоре стороны определили конкретный способ (сферу) использования такого результата — трансформаторы малой, средней и большой мощности; кроме того, стороны правомерно определили и вид заключаемого договора — договор на использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (исключительная лицензия); такой договор не противоречит императивным нормам ГК РФ.

 

1.3. Стороны лицензионного договора

 

Сторонами лицензионного договора выступают: лицензиар — обладатель исключительного права и лицензиат — временный пользователь объекта ИС, которыми могут быть любые субъекты гражданских прав с соблюдением правил о праводееспособности.

Это отличает лицензионный договор от сходного с ним договора коммерческой концессии, сторонами которого могут быть только коммерческие организации и индивидуальные предприниматели.

Предметом лицензионного договора является право использования определенного объекта ИС определенными в договоре способами, и лицензиат вправе использовать объект только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены договором.

Право использования объекта ИС, прямо не указанное в договоре, не считается предоставленным лицензиату, потому важно тщательно продумать (и зафиксировать в тексте договора) желаемые возможности использования объекта.

Использование лицензиатом объекта способом, не указанным в договоре, либо по прекращении действия лицензионного договора может повлечь не только гражданско-правовую ответственность за нарушение исключительного права, но и административную и уголовную ответственность.

Выводы по главе:

Понятие лицензионного договора было ранее известно российскому законодательству.

В Патентном законе РФ упоминались два вида договоров о распоряжении исключительным правом: договор о передаче исключительного права и лицензионный договор, который в свою очередь мог предусматривать выдачу исключительной или неисключительной лицензии.

Закону «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» неизвестно было такое деление лицензий на исключительные и неисключительные.

Закон же «Об авторском праве и смежных правах» оперировал противоречивым понятием «авторский договор», подразделяя все договоры о распоряжении авторскими правами на влекущие передачу исключительных или неисключительных прав.

В этой связи следует признать, что четвертая часть ГК сделала серьезный шаг вперед на пути преодоления состояния «законодательной раздробленности», введя единую терминологию и установив общие принципы распоряжения исключительным правом на любой объект интеллектуальных прав.


Страницы:   1   2

Узнай стоймость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!