Меню Услуги

Анализ эффективности терапии, глубины и устойчивости ремиссии психосоматического дерматоза после психокоррекции алекситимии

Страницы:   1   2   3   4

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

Содержание

  • Введение
  • Глава 1. Теоретическое исследование алексетимии у больных психосоматическими дерматозами
  • 1.1. Психологическое содержание феномена алекситимии
  • 1.2. Проблема алекситимических проявлений у больных психосоматическими заболеваниями
  • 1.3. Основные принципы терапии, глубины и устойчивости ремиссии у больных психосоматическими заболеваниями
  • 1.4. Собственные мысли
  • Глава 2. Эмпирическое исследование алексетимии у больных психосоматическими дерматозами
  • 2.1. Постановка проблемы исследования. Объект и выборка исследования
  • 2.3. Описание и анализ результатов, полученных до психокоррекционного воздействия
  • 2.4. Психологическое сопровождение терапии психосоматических дерматозов у больных психосоматическими дерматозами методом психологической коррекции степени выраженности алексетимии
  • 2.5. Описание и анализ результатов, полученных после психокоррекционного воздействия
  • Выводы
  • Заключение
  • Рекомендации
  • Список литературы

 

Введение

Актуальность дипломной работы определена увеличением патологий эмоционального самочувствия современного человека и может представлять интерес для специалистов в области клинической психологии. Как отмечают отечественные [1, 7, 10, 15, 21 и др.] и западные ученые [22, 36, 66, 67 и др.], существенная доля сегодняшних людей отрицательно относится к чувствам, которым приписывается деструктивная, дезорганизующая значимость во всех областях жизнедеятельности. На сегодняшний день имеющиеся данные о связи соматических расстройств и нарушениях контакта человека со своей эмоциональной сферой наиболее полно аккумулировались и синтезировались в теориях алекситимии [7, 20, 22, 62 и др.), которая обусловливает предрасположенность к заболеваниям с психосоматической специфичностью.

Исследование психосоматического дерматозов представляет особенную важность, т.к. страдает внешний вид человека, что проводит к нарушению самоотношения, а также качества межличностных взаимоотношений. В связи с этим проблема изучения сформулирована соответствующим образом: каковы методы терапии алексетимии, требуемые для обеспечения эффективности терапии психосоматических дерматозов. Для решения данной проблемы определена цель исследования.

Цель: проанализировать эффективность терапии, глубину и устойчивость ремиссии психосоматических дерматозов после психокоррекции алекситимии и разработать рекомендации для клинико-психологического сопровождения терапии психосоматических дерматозов в амбулаторной практике в форме методики ДКС алекситимии.

Объект исследования: больные психосоматическими дерматозами с разным уровнем выраженности алекситимии. Предмет исследования: самоотношение и способность преодолевать жизненные трудности у больных алекситемией.

Были выдвинуты следующие гипотезы:

  1. Эффективность терапии, глубины и устойчивости ремиссии у больных психосоматическими дерматозами после психологической коррекции алекситимии.
  2. Самоотношение и способность преодолевать жизненные трудности выступают личностными коррелятами людей, страдающих алекситемией.

В соответствии с целью и гипотезами определены следующие задачи исследования:

  1. на основании теоретического анализа раскрыть психологическое содержание феномена алекситимии и психосоматических заболеваний;
  2. разработать психокоррекционную программу преодоления алекситимии у больных психосоматическими дерматозами;
  3. провести апробацию психокоррекционной программы и экспериментально оценить эффективность модели терапии алекситимии у больных психосоматическими дерматозами.

Теоретико-методологическую основу исследования составляют основные принципы психологии: системности (Б.Г. Ананьев, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов и др.), развития (Л.И. Анцыферова,  A.B. Петровский, Д.Б. Эльконин и др.); активности (К.А. Абульханова-Славянская, Б.Г. Ананьев и др.), а также теории алекситимии ( Н.Г. Гаранян, А.Б. Холмогорова и др.) и др.

Научная новизна исследования состоит в следующем: обнаружены корреляционные зависимости между самоотношением личности, жизнестойкостью, копинг – стратегиями и выраженностью алекситимии, на базе полученных данных, разработана методика психокоррекции, успешно проверенная в работе.

Теоретическая значимость изучения состоит в том, то что в нем: установленные результаты применены в создании рабочей концепции эмоционального обеспечения преодоления алекситимии в целях терапии психосоматических дерматозов. Практическая значимость изучения состоит в том, что нами разработана методика динамического контроля степени выраженности алекситимии.

Объем и структура дипломной работы. Содержание работы состоит из ведения, трех глав, заключения и списка литературы.

 

Глава 1. Теоретическое исследование алексетимии у больных психосоматическими дерматозами

1.1. Психологическое содержание феномена алекситимии

Обзор литературы по вопросу алекситимии продемонстрировал, что основание исследования явления алекситимии было положено П. Сифнеосом и Дж. Немиахом в 70-х годах ХХ столетия в рамках изучения индивидуальных отличительных черт пациентов психосоматических клиник. Название «алекситимия» в буквальном смысле слова обозначает: «без слов для чувств» либо в близком переводе — «отсутствует слов с целью названия чувств».П. Сифнеос и Дж. Немиах рекомендовали использовать название «алекситимия», описывая определенные расстройства в познавательно-эмоциональной области у пациентов психосоматических больниц.[7] Болезнь принадлежит к ряду эмоциональных расстройств. За 30-летнюю историю исследования явления алекситимии отечественные и зарубежные ученые существенно подвинулись в установлении характеристик данного феномена. К их части причисляют: затрудненность либо неумение лица распознать и предоставлять описание собственных психологических переживаний, безразличие и недопонимание эмоций других людей, проблемы в различении эмоций и телесных ощущений, фиксация на внешних событиях в ущерб внутренним переживаниям, узкое применение символов, о чем говорит скудость фантазии и воображения, сновидений. [11]

Н.Д. Семенова и П. Сифнеос к этому перечню добавляют недостаточную глубину эмоционального потенциала личности. [63] Такие особенности мышления, как преобладание рационального над эмоциональным, когнитивная недифференцированность с тенденцией к разного рода альтернативности; образ жизни алекситимной личности ориентирован на действия; межличностные связи, как правило, бедны; затруднен контакт с собственной психической сферой. Причем перечисленные особенности могут проявляться в равной степени, а может преобладать одна из них.

До настоящего времени и в отечественных, и в зарубежных исследованиях открытыми остаются вопросы о происхождении алекситимии. О ее первичности или вторичности; генетической, травматической или социальной обусловленности; наличии ее зависимости от социальных, этнических и культурных особенностей общества, в котором живет человек; о ее стабильном характере или временном; приспособительном проявлении, которое может обнаружить себя в определенной жизненной ситуации; до сих пор не полностью понятна связь алекситимии и болезни. [71]

На основании анализа литературы можно утверждать, что единой концепции, объясняющей развитие алекситимии в настоящее время не существует, но имеющиеся исследования позволяют выделить три подхода, которые различаются представлениями о причинах и условиях становления алекситимии. Это биологическая теория (первичная алекситимия), теория травматической соматизации (вторичная алекситимия) и теория социального научения. Биологическая теория рассматривает алекситимию как первичный процесс, в котором ведущая роль принадлежит генетическим механизмам, дефектам или особым вариантам развития головного мозга (В.В. Калинин). Такие характеристики алексетимии позволяют называть ее конституциональной. Первичную (конституциональную) алексетимию некоторые авторы рассматривают в рамках модели «дефицита», определяющего отсутствие функций, связанных с выражением аффекта и фантазий [71]. Дж. Немиах и П. Сифнеос [65] эмпирически связывали алекситимическое расстройство с нарушениями в области палеостриального тракта, в результате чего, по их мнению, и происходит подавление импульсов от лимбической системы к коре головного мозга.

Последующее формирование взглядов о генезе алекситимии было сопряжено с экспериментальными трудами И.С. Коростеловой, В.С. Ротентберга [43], в каковых было определено, то что левое полушарие не распознает эмоциональных переживаний, образующихся в правом полушарии, из-за их нарушенного взаимодействия. Общеизвестно, что в головном мозге имеются комиссуральные проводящие пути, которые пролегают через мозолистое тело и связывают функции полушарий головного мозга. Обнаружилось, что личности, подвергшиеся церебральной коммисуротомии (перерезке на уровне мозолистого тела), характеризуются сниженной возможностью к символизации, фантазированию, а кроме того реже наблюдают сновидения. В соответствии с этим были заявлены теории о возможности появления у лица «функциональной комиссуротомии». В первую очередность в данном аспекте начали расценивать алекситимию: её стали толковать как синдром «расщепленного мозга».

К изложенной нейроанатомически-нейрофизиологической гипотезе близка другая, рассматривающая алекситимию как дефект развития головного мозга. При этом предполагают дефект мозолистого тела или билатеральную либо аномальную локализацию центра речи в правом полушарии [43].

Некоторые авторы, основываясь на изучении близнецов, большое место в развитии синдрома алекситимии отводят генетическим факторам. [42]

К вторичной алекситимии относят, в частности, состояние глобального торможения аффектов или «оцепенения», наступающее в результате тяжелой психологической травмы (модель «отрицания»). Характерные особенности личности при наличии вторичной алекситимии: [43]

  • бедность языка в самоописаниях и общении;
  • малая представленность прошлого;
  • невозможность адекватного прогноза собственной деятельности;
  • недостаточная инициатива и активность в поиске средств достижения цели;
  • акцентуация по типу психопатизация
  • зависимость от близкого взрослого при совместной деятельности;
  • неустойчивость и недифференцированность самооценки, в ряде случаев полная проекция оценок окружающих в структуре самооценки больного;
  • неустойчивость и неадекватность целеполагания при исследовании уровня притязаний;
  • неопределенность или полное отсутствие перспективы будущего.

Повторная алекситимия может отображаться в болезненной форме горя либо скрытой депрессии. В этом случае она рассматривается как «защитный механизм», хотя и не представляет собой психологической защитой в традиционном представлении. Однако при этом необходимо принимать во внимание, то что для алекситимичных персон свойственен так именуемый «незрелый» вид защиты, в особенности от сверхсильных, непереносимых для них аффектов. Обнаружение алекситимии при маскированных депрессиях и неврозах дало базу некоторым авторам расценивать её с позиций невроза. Алекситимичные особенности нередко попадаются у больных с посттравматическими стрессовыми расстройствами. При полном ряде пограничных психологических расстройств была определена позитивная связь между степенью алекситимии, депрессии и тревоги. В связи с данным были заявлены теории, что алекситимичные особенности формируются на базе предшествующей тревоги и депрессии.

Третий — социологический — подход объясняет возникновение синдрома алекситимии в аспекте поведения, общественных и культурных условий. Один из представителей данного подхода, подчеркивающего в качестве обстоятельства алекситимии общественное научение. Определенные авторы, считают, что эмоциональное формирование человека и соответственно нарушение эмоциональности пребывают в непосредственный зависимости с характера взаимоотношений в системе «мать — ребенок» в раннем детстве. Согласно данным исследований, полученным приверженцами биологической концепции алекситимии, она не поддается корректировки, тогда как подходы, утверждающие развитие алекситимии в следствии травмы либо общественного научения, подтверждают допустимым ее коррекцию.

В.В. Николаева основательно анализирует взаимосвязанность феномена алекситимии с отличительными чертами эмоциональной саморегуляции. Значительный ресурс стабильности, независимости и саморазвития персоны — это самоанализ, что дает возможность понять значение своей жизни и деятельности. Непосредственно самоанализ считается индивидуальным механизмом личностно-мотивационного уровня саморегуляции. В то же время, недостаток рефлексии иметь отношение к принципиальному свойству алекситимии. «Алекситимик» не способен осуществлять руководство собственными побуждениями, эластично преобразовывать их. В ходе онтогенетического формирования согласно каким-то обстоятельствам необходимость в саморегуляции может быть не выработанной. В итоге неосуществимость реализации важных нужд проводит к хронизации чувств и, как результат, к устойчивым соматическим изменениям. Обоснованность такой концепции была доказана изучением явления повторной алекситимии у взрослых, которые перенесли в возрасте до 3-х лет операцию по поводу врожденного порока сердца. Такое хорошо разъясняется особенной общественной обстановкой развития их нервной системы, если близкий взрослый этих больных создавал и регулировал их деятельность вплоть до этапа взрослости самих пациентов, создавал их программу будущей жизни. Подобным способом, не создавалась лично функционирование саморегуляции, не существовало интенсивного, креативного отношения к своей жизни. [54]

В.В. Николаева в качестве ключевых факторов возникновения данного психосоматического состояния выделила непостоянность или ограниченность мотивационной иерархии, некомплектность потребности в саморегуляции, неполноценность в звене ценностного опосредования, неусвоенные в ходе онтогенетического формирования средства рефлексии [54].

Медицинская точка зрения во многом вторит эмоциональной. В частности, В.М. Провоторов с соавторами, описывая характерные черты алекситимии при заболевании бронхиальной астмой, показывает, что в соответствии с прогрессивным представлениям, болезнь считается эмоциональной чертой индивидуума, характеризуемой следующими когнитивно-эмоциональными отличительными чертами: [63]

  • сложность в определении аффекта, идентификации и определения своих эмоций;
  • затруднения в проведении отличий между эмоциями и физическими чувствами;
  • сокращенная способность к символизации, о чем говорит недостаток предрасположенности к мечтам и фантазиям;
  • фокусировка в большей степени на внешних действиях, нежели на внутренних переживаниях.

Касаясь вопроса о генезе данного феномена, фиксируют особенную значимость ряда обстоятельств, в которых проходило развитие нервной системы подобных пациентов. К их части принадлежат:

  • особый физиологический опыт (заболевание в раннем детстве, операция с последующими ограничениями активности);
  • закрепление интереса семьи на болезни детей, вовлечение заболевания в общественную обстановку развития в свойство ее основного звена;
  • директивное принуждение заболевшему определенного — «инвалидного» — стиля существования;
  • продолжительное чувство неуспеха в значимой работы;
  • недостаточность психологического опыта диапазоном отрицательных чувств (мучение, сострадательность, провал);
  • неспособность собственного активного вмешательства в условия существования.

Есть гипотеза, в соответствии с которой узкое понимание чувств и когнитивной переработки аффекта проводит к акцентированию интереса на соматическом составляющей психологического возбуждения и к его увеличению. Этим разъясняется направленность алекситимичных индивидов к формированию ипохондрических и соматических расстройств. Могут увеличиваться физические реакции на стрессовые условия, что зачастую завершается психосоматическими болезнями. [50]

Не разрешенной полностью считается проблема, заключающаяся в том, считается ли болезнь состоянием, зависящим от ситуации, либо стабильной индивидуальной чертой. Неясны и обстоятельства алекситимических качеств: обусловлены они природными факторами (к примеру, биохимическим недостатком) либо же обусловлены прижизненными задержками в развитии из-за домашних, общественных и культурных воздействий.

Однако невозможно целиком устранить и два прижизненно действующих условия. Так, С.В. Малыхина указывает на то, что первый из них — развитие в семье, в которой чувства удерживаются, а из-за их выражение детей наказывают. Второй фактор может быть изображен, как намеренное угнетение отрицательных чувств в напряженных состояниях, если они препятствуют успешной работы. Данная направленность генерализуется, и, в конце концов, человек привыкает прятать и сдерживать всевозможные чувственные состояния, а не только лишь негативные. [49]

Таким образом, нами показано, что алекситимия представляет собой сложное психическое расстройство. Исследователями неоднозначно рассматриваются причины его возникновения, а также перспективы терапии. В соответствии с методологическим основанием дипломной работы, категорию алекситимии мы будем рассматривать как. ограниченную способность индивида к восприятию собственных чувств и эмоций, их адекватной вербализации и экспрессивной передаче. Для страдающих алекситимией характерны определенные особенности, такие, как чувства раздражительности, скуки и т.д; их аффекты неадекватны, им трудно вербализовать чувства; они отличаются неразвитой фантазией, тенденцией к импульсивности, бедностью межличностных связей. Чаще всего алекситимия лежит в основе психосоматических заболеваний.

1.2. Проблема алекситимических проявлений у больных психосоматическими заболеваниями

Анализ литературы показал, что выделяют несколько групп черт, характерных для страдающих алекситимией: расстройства аффективных функций, когнитивных функций, нарушения самосознания и особое мироопредставление. На основании данных эмпирических исследований можно говорить о том, что среди психосоматических больных «алекситимики» составляют до 64 %. При этом в настоящее время нет однозначного ответа на вопрос, что же такое алекситемия: стабильная личностная характеристика или только состояние, которое может проявиться в определенной ситуации у любого человека [30]. В связи с этим у больных выявляется так называемая вторичная алекситимия.

Для освещения вопроса алекситимических проявлений у больных психосоматическими заболеваниями важно рассмотреть вопрос возникновения алекситемии.

Многими исследователями отмечается, что алекситимия возникает на фоне психосоматических заболеваниях: при ишемической болезни сердца [30, с.33], первичной артериальной гипертензии, сахарном диабете, бронхиальной астме, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, неспецифическом язвенном колите, болезни Крона, злокачественных новообразованиях. Для этиологии психосоматических заболеваний имеют значение многие факторы:

  • наследственная и врожденная отягощенность соматическими нарушениями;
  • наследственная предрасположенность к психосоматическим расстройствам;
  • нейродинамические сдвиги;
  • личностные особенности;
  • психическое и физическое состояние во время действия психотравмирующих событий;
  • фон неблагоприятных семейных и других социальных факторов;
  • особенности психотравмирующих событий.

Ф. Александера считает, что эти факторы делают индивида уязвимым к психоэмоциональным стрессам, затрудняют психологическую защиту, облегчают возникновение и утяжеляют течение соматических нарушений. [7]

Исследователями подробно приводятся характерные описания особенностей пациентов с наличием психосоматических заболеваний. Так, например, П. Сифнеос пишет, что они многословно описывают свои физические ощущения (на примерах, сравнениях и т.п.), затрудняясь четко сформулировать свое эмоциональное состояние; образ жизни таких людей — действия, межличностные связи, как правило, бедны. Некоторые исследователи [7] подчеркивают также, что у таких пациентов бедные по содержанию фантазии и сновидения, им трудно передать словами свои телесные ощущения — контакт с собственной психической сферой как бы затруднен; отмечается натянутость в позе и движениях, бедность мимики, роботообразная деятельность.

Согласно ряду исследований [7, 43], алекситимия встречается с особо большой частотой у лиц, обладающих лишней массой тела, при этом в этих вариантах она как правило смешивается с депрессией. Авторы соответствующих работ считают, что для алекситимичных индивидов прием еды выступает в роли своего рода внутреннего регулятора ощущения напряжения. Болезнь рассматривается как условие, не только располагающий к ожирению, но и осложняющий вероятность утраты лишней массы. У больных с диагнозом ишемической болезни сердца болезнь встречается в 31-49% случаев [7]. Гиперхолестеринемия, излишняя масса тела, диабет, артериальная гипертензия, гиперурикемия, табакокурение, злоупотребление спиртным нередкого встречаются непосредственно у алекситимичных пациентов ишемической заболеванием сердца, в связи с чем алекситимия рассматривается как один из условий риска формирования этого заболевания [7]. Помимо этого, указывается, что при проведении врачебных мероприятий в этих вариантах нужно принимать во внимание отличительные для алекситимиков невысокие характеристики качества жизни, большой уровень тревожности.

Тенденция к уменьшению положительных чувств и радостных мероприятий и одновременно эксплицитность таких эмоций, как ярость, тоска и агрессивность, определяют алекситимичных пациентов с артериальной гипертонией, устойчивой к терапии. В последнее время стремительно исследуется роль затяжной боли в формировании и поддержании алекситимических качеств.

Выделяются две модификации, разъясняющие синдром алекситимии и её значимость в создании психосоматических расстройств. Форма «отрицания» подразумевает глобальное затормаживание аффектов. В таком случае возможно позволить конвертируемость синдрома алекситимии. Но у многочисленных пациентов алекситимические проявления необратимы в том числе и при долговременной активной психотерапии. Они остаются неспособными к осознанию чувств и фантазированию. В отношении их наиболее адекватной является «модель дефицита», в соответствии с которой имеет место не затормаживание, а недостаток определенных психологических функций, ведущее к понижению (необратимому) возможности символизировать инстинктивные потребности и фантазировать. [42]

Термин «психосоматика» в первый раз был использован в начале XIX столетия Дж. Хайнрот. К части научных концепций, оказавших значительное влияние на формирование психосоматической психологии, причисляются концепция нервизма И.М. Сеченова, психофизиологическое теория И.П. Павлова, концепция стресса Г. Селье, а кроме того психосоматическая концепция 3. Фрейда. Развитие изысканий в сфере психосоматической концепции сопряжен с именем Ф. Александера, прогрессивно развивавшего взгляды о значимости психологических условий в генезе соматической патологии. Соматические процессы — процессы, сопряженные с состоянием тела; они оказывают большое влияние на нервную систему, имеют все шансы быть и воздействия возвратного рода, когда термин воздействует на физические движения. К примеру, физическое хроническое заболевание кожи, выражающееся в возникновении пигментации, высыпании небольших узелков, чешуек, потребует не только перемены поведения, образа существования (следование конкретной диеты, приема медицинских препаратов), но и порождает невыносимые душевные переживания (ощущение позора, неудобство при общении с находящийся вокруг, дерматологический зуд и др.). Появляется ограничивание контактов с людьми, изменение жизненных намерений. Дерматиты имеют все шансы сделать человека объектом осмеяния, унизительных прозвищ. Желание человека преодалеть собственный физический дефект дает возможность ему отыскать оптимальную, доступную деятельность и быть в ней эффективным [16].

Авторы концепций, возникнувших в 60-х годах и позднее, подтверждают, то что соматические болезни имеют все шансы быть обусловлены многочисленными факторами. Таким образом, в соответствии с модификации двухэшелонной линии защиты А. Мичерлих, психосоматический процесс формируется в следующей очередности: сперва индивид стремится совладать с инцидентом, грозящим его жизни, на психосоциальном уровне, с поддержкой только психологических средств. В случае если же согласно каким-либо обстоятельствам ему такое никак не удается, т.е. никак не действует «1-ая линия обороны», подключается защита 2-го эшелона — соматизация, что со временем может послужить причиной к структурным переменам в том либо другом органе. [15]

Психосоматические расстройства имеют все шансы расцениваться как психогенно предопределенные (т.е. имеющие психические обстоятельства) соматические патологии в организме и как соматогенные психологические расстройства. Психологические перемены из-за соматических болезней обычно рассматриваются в рамках двух медицинских категорий — сомато — и психогений (нозогений). Соматогении сопряжены, в основном, с опасными формами патологии. Нозогении формируются как психогенные взаимодействия, появляющиеся в взаимосвязи с соматическим заболеванием (последнее выступает в качестве психотравмирующего действия). [15]

М. Гельдер и соавторы фиксируют, что большая часть психиатров в нынешнее время не следуют принципов классической психосоматической медицины, и попытки выделить категорию психосоматических болезней не располагают под собой справедливых причин.

Итак, психосоматические заболевания — это заболевания нарушенной адаптации (приспособления, охраны) организма.

Согласно системному подходу, каждое психосоматическое расстройство считается качеством человеческого организма как системы. Оно отнюдь не выводится по отдельности ни с психологических, ни с физических (в том числе наследственные) качеств индивидуума, его нельзя растолковать посредством изучения качеств какой-то одной подсистемы — психологической либо соматической. Только лишь согласование между данными подсистемами и находящейся вокруг средой может привести к новому состоянию организма, характеризуемому как психосоматическое расстройство. И только осознание данных взаимосвязей может предоставить возможность продуктивно влиять на образовавшееся расстройство, в том числе и способами психотерапии.

В рамках традиционной психосоматической традиции к психосоматическим болезням причисляют большинство затяжных соматических расстройств, прежде всего следующие (так именуемую «психосоматическую семерку»): гипертоническая болезнь (артериальная гипертония); ишемическая болезнь сердца; язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстно кишки; язвенный колит; бронхиальная астма; нейродермит; гипертиреоз.

Общие свойства психосоматических расстройств [16]:

Хроническое развитие.

Значительная роль психологического стресса в проявлении, формировании и динамике болезни.

Преморбидные свойства личности пациента, характеризующие психологическую подвижность, трудности в межличностных отношениях, недостаток способностей результативного преодоления стресса и др.

Недостаточная результативность классических методик и способов излечения соматической патологии.

Положительный результат при использовании психофармакотерапии и психотерапии.

Выделяют последующие виды формирования психосоматического заболевания (Ю.М. Губачев) [39]:

Ситуационный вид. Характеризуется основной значимостью в патогенезе болезни продолжительно действующих психотравмирующих обстоятельств.

Личностный вид. Обусловливается первенствующим смыслом в патогенезе болезни индивидуальных отличительных черт пациента, сопряженных с психологической лабильностью, предрасположеностью к затяжным и сверхинтенсивным психологическим ответам.

Церебральный вид. Характеризуется значительной ролью базисных патологий центральной нервной системы, обусловливающих недостаток регуляторных механизмов психологических переживаний и, в соответствии с этим, своеобразные характерные черты психологического реагирования: застойность, негибкость, вязкость, бездействие эмоциональных процессов, направленность к саморазвитию аффекта. Согласно нынешним суждениям, к психосоматическим болезням и расстройствам причисляют следующие.

Конверсионные признаки. Невротический конфликт приобретает второстепенный соматический ответ и переработку. Проявление имеет условный вид, представление признаков может осознаваться как стремление решения инцидента. Конверсионные проявления касаются в большей части произвольную моторику и органы чувств. Примерами считаются истерические параличи и парестезии, психогенная слепота и глухота, тошнота, болевые феномены.

Функциональные синдромы. В данной команде располагается доминирующая часть «трудных пациентов», которые являются на прием с пестрой картиной зачастую неясных жалоб, которые могут касаться сердечно-сосудистую систему, желудочно-кишечный тракт, двигательный аппарат, органы дыхания либо мочеполовую систему.

Заболевания, сопряженные с органическими переменами, установлено именовать подлинными психосоматическими заболеваниями, либо психосоматозами.

Эмоциональная ответ, выражающаяся в форме хандры и стабильной тревоги, а также свойственном чувстве боязни, является связывающим звеном среди психологической и соматической сферами. Психосоматическое болезнь в силах появиться при наличии психологического переживания, что никак не блокируется психологической защитой. Подобным способом, психологический фактор представляет как повреждающий.

Среди кожных заболеваний психосоматического характера наиболее частыми являются атопический дерматит, экзема, псориаз. [65] Анализ источников показал, что заболеваемость среди населения разных стран атопическим дерматитом составляет не менее 5-10%, псориазом — до 3%, а на долю экземы приходится 30-40% всех кожных заболеваний. [50] Обосновано, то что у многих пациентов с хроническими дерматозами обнаруживаются психосоматические расстройства, которые презентованы психическими реакциями волнения, депрессии, астеническим синдромом, вегетативными нарушениями. Уровень выраженности психосоматических расстройств позитивно коррелирует с тяжестью и продолжительностью течения дерматоза. Психосоматические расстройства характеризуются существенным уменьшением качества жизни пациентов. Почти все авторы фиксируют, что недооценивание эмоциональных обстоятельств при хронических дерматозах уменьшает результативность излечения. Терапия схожих расстройств классическими дерматологическими методами малоэффективно и требует единого подхода. [39]

В связи с этим с целью комплексного этиопатогенетического излечения затяжных дерматозов важна актуальная диагностика и корректировка психосоматических расстройств. Но данный вопрос вплоть до нынешнего периода остается мало исследованным. Это объясняется неимением простых и в то же время беспристрастных способов диагностики эмоциональных расстройств и потребностью оценки состояния вегетативной нервной системы, сложностью диагностики и неимением стандартизированных методов. В данный период не существует целостного мнения на схемы использования у пациентов дерматозами психической коррекции. [16]

Психосоматические расстройства сформировались при содействии таких условий как наследственная склонность, стрессорное влияние находящейся вокруг среды, продолжительное негативное воздействие дерматоза на психоэмоциональную сферу больного и представляются главной мишенью для психотерапевтического влияния. [42]

Авторы подмечают, что комплексное терапия хронических дерматозов с медико-психологической коррекцией дает возможность на 7 суток ранее повысить медицинские данные, на 14 суток уменьшить сроки нормализации психофизиологического состояния и улучшения особенности существования пациентов. [39]

Таким образом, в сегодняшнем представлении патогенеза психосоматических болезней признается многофакторность в разъяснении их природы. Соматическое и психологическое, влияние предрасположенности и среды, подлинное положение находящейся вокруг среды и её индивидуальная обработка, физические, психологические и общественные влияния в их совокупности и взаимодополнении — все без исключения это имеет роль в качестве взаимодействующих между собой условий психосоматических болезней,, которые зачастую сопровождаются алекситимическими проявлениями.


Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

Страницы:   1   2   3   4