Меню Услуги

Национальная политика в Исламской республике Иран

Страницы:   1   2   3   4


Содержание

 

  • Введение
  • Глава 1. Национальная политика в полиэтнических обществах (теоретичский аспект)
  • 1.1 Методологические основы объекта исследования и его описание
  • 1.2 Методологические основы предмета исследования и его описание
  • Глава 2. Национальная политика ирана в xx веке
  • 2.1. Особенности национальной политики периода правления династии Пехлеви в 1925-1979 гг. Общие принципы новой концепции этнополитики и практика ее реализации
  • 2.2. Особенности национальной политики после Исламской революции 1979 года
  • Глава 3. Национальная политика исламской республики иран на современном этапе
  • 3.1 Поликонфессииональный состав современного иранского общества и положение религиозных меньшинств
  • 3.2. Современная национальная политика Исламской Республики Иран в отношении национальных меньшинств
  • Заключение
  • СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

Введение

 

Актуальность исследования. Иран как великая империя в прошлом и активный претендент на региональное лидерство в настоящем чрезвычайно интересен. Эта страна представляет собой целое поле для изысканий со стороны социальных наук. В древности Персидская империя стала синтезом различных культурных и научных достижений. Иранское общество очень интересное, оно многосоставное, с множеством религиозных, этнических и лингвистических групп, а также обладает уникальными духовными ценностями, основа которых заложена в древней персидской философии, поэзии и науке. Оно и сейчас остается достаточно прогрессивным, граждански активным, а также довольно привержено ценностям демократии, его необходимо изучать.

Сегодня мы видим активное сближение РФ и Ирана, недавно они подписали соглашение о стратегическом партнерстве. В теории международных отношений такой уровень взаимоотношений между странами считается наивысшим. После начала процесса снятия санкций с Ирана, в страну начался поток инвестиций со всего мира, в том числе со стороны России, реализуется множество совместных проектов, особенно, что касается, стратегических объектов, энергетики, производства и инфраструктуры. Россия и Иран никогда раньше не были близкими союзниками, отношения между ними были зачастую напряженными, а в современном мире Иран долгие годы являлся закрытой страной, поэтому существует много интересных иранских общественно-политических процессов и феноменов, на которые России надо обратить внимание. В том числе, это специфическая этнополитическая картина Ирана, и в связи с этим, — интересная национальная политика государства ИРИ.

Национальная политика как основная проблематика данной работы обретает свою актуальность в политической науке в силу современных процессов и проблем мирового масштаба. Перед ней стоят задачи интеграции сложного общества для мирного сосуществования его внутренних элементов, устранения конфликтов, и защиты прав народов и прав человека. Одновременно с глобализацией и выходом политических отношений на транснациональный универсальный уровень, происходят также обратные процессы – локализация и подъем национальных движений. Стоит вспомнить, что сегодня во всем мире существует множество сепаратистских движений, группировок и партий, которые борются за самоопределение и самоуправление, акцентируя внимание на уникальности своего этнического происхождению. Они способны стать поводом региональных и глобальных военных конфликтов.

По словам С. Хантингтона, в современном мире происходят процессы кризиса национальной идентичности. Это значит, что гражданская и политическая культура, которая скрепляет нацию в многосоставных обществах, теряет свою силу, и этническая идентичность укрепляется, основами которой являются, в первую очередь, культурные, цивилизационные, языковые и религиозные особенности. Поэтому национальную политику нужно проводить таким образом, чтобы не нарушались фундаментальные ценности человечества. Помимо прав народов и прав человека есть также ценность целостности государства, которая для многих стран остается приоритетной. В связи с этим, возникает вопрос, как сохранить целостность государства, соблюдая при этом фундаментальные права народов и человека. Эти три ценности не должны противоречить друг другу, и глобальная цель международного уровня, — научиться решать подобные столкновения ценностей и интересов не военным путем. Поэтому сама тема национальной политики, ее концепций и механизмов реализации очень важна на сегодняшний день.

Основная проблема. Иран является теократическим государством с абсолютной монополией шиитского ислама и персидского языка в условиях полиэтничности и поликонфессиональности страны. Это все не исключает нарушения прав национальных и конфессиональных меньшинств. Некоторые этнические группы в Иране стали активнее защищать свои интересы и выдвигать новые требования к центральной власти, происходит поиск каналов осуществления самостоятельного управления локальными территориями, а также мобилизация масс на этнической почве. Из этого вытекают такие политические проблемы как реализация прав меньшинств, проблема представительства и механизмов защиты интересов национальных меньшинств, проблема религиозного плюрализма. В связи с этим необходимо рассмотреть, как государство решает эти проблемы, и понять слабые и сильные стороны национальной политики ИРИ с точки зрения как интеграции иранского общества воедино, так и реализации прав национальных и религиозных меньшинств.

Объект исследования данной работы – этнополитические процессы в Исламской республике Иран

Предмет – государственная национальная политика руководства ИРИ в отношении национальных и религиозных меньшинств, в контексте влияния на нее внутренних и внешних факторов.

Гипотеза. Несмотря на цели, которые декларировались революцией 1979 г. при свержении проамериканского авторитарного шахиншахского режима, новая политическая система Хомейни не стала демократичнее в отношении национальных меньшинств. Несмотря на радикальные перемены после исламской революции, курс новых властей в отношении национальных меньшинств в ИРИ не изменился, а многие обещания Х. Роухани (например, получать меньшинствам образование на родных языках), так и остаются предвыборными обещаниями.

Цель. Исследовать развитие концептуальных основ и практики иранской национальной политики с эпохи правления династии Пехлеви до современного периода.

Задачи.

  • Выявить наиболее подходящую парадигму и комплекс теорий, сквозь призму которых в данной работе будут рассмотрены феномены иранской национальной идентичности и этнических идентичностей социальных групп, а также процессы интеграции/ассимиляции последних.
  • Рассмотреть влияние концепций интеграционной политики династии Пехлеви, а затем аятоллы Хомейни на современную национальную политику.
  • Изучить современную этнорелигиозную структуру иранского общества и статус национальных и религиозных меньшинств в ИРИ
  • Изучить механизмы реализации и защиты прав национальных и религиозных меньшинств в ИРИ, а также ограничения этих прав.

Методология.

В данной работе применен синтез двух парадигм – символического интеракционизма и конструктивизма. Эти два похода дополняют друг друга при рассмотрении социальной организации индивидов. Это предполагает взгляд на исследуемые нами процессы как на символическую коммуникацию между людьми, и как на непрерывное конструирование социальных практик, дискурсов и воображаемых сообществ. Таким образом, две данные парадигмы задают нам рамку, через которую мы изучаем такие многомерные процессы как формирование национальной, этнической и религиозной идентичностей, развитие национальной политики и этнополитический процесс в целом.

Также, мне представляется достойным внимания и применимым к объяснению формирования национальной идентичности, — культурологический подход Р. Кэнфельда. В рамках данной теории, интегрирующая роль иранского общества принадлежит персидской культуре, доисламским традициям и шиитскому исламу. Таким образом, удалось создать иранскую нацию через персидскую культуру элитарных классов, которая абсорбировала в себе местные культуры.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Помимо культурного детерминизма, необходимо учитывать роль экономических факторов в межэтнических отношениях. Должна быть показана неравномерность экономического развития регионов в Иране, которая имеет этнополитические причины и последствия.

Кроме того, внешний фактор и международный контекст тоже влияют на государственную этнополитику. Этому служат примеры того, как сильным интегрирующим для всех иранцев началом стала необходимость противодействия зависимости нефтегазовых ресурсов и экономики Ирана от Великобритании. Вторым внешним фактор активного формирования иранской идентичности стала нацистская Германия. Мухаммед Реза Пехлеви «заразился» от немцев идеей распространения арийского мифа. На фоне политического кризиса в Иране и нестабильности государства, шах перенимает идеи возрождения арийского мифа, который широко пропагандировался в Германии в 30-40-е годы. Идея арийской исключительности и единого происхождения немцами преподавалась широко в школах Ирана в 30-е годы. Происходила подготовка сознания населения к арийской самоидентификации, затем политика идентичности, проводимая шахиншахом, хорошо наслаивалась на эти основы.

Таким образом, мы видим, что этнополитические процессы в Иране — сложный феномен, обусловленный совокупностью факторов, и который стоит исследовать с разных сторон.

Методы.

1) компаративный исторический анализ, позволяющий сравнить национальную политику власти на различных этапах, то есть с начала XX века вплоть до Исламской революции, после нее, и современность.

2) Изучение законодательной базы (только Конституции) и публичного дискурса по проблематике национальной политики. Будут рассмотрены только те документы, которые доступны на английском или русском языке.

3) Комплексный – компартивистский метод Тэппера. Он предполагает, что государство и его политика в отношении этноконфесиональных групп характеризуются разносторонними экономическими, политическими и социальными связями. Необходимо изучение социальной, исторической и этнополитической основы системы трайбализма. На периферии трайбализм и номадизм имеют высокое общественное значение.

Структура работы. В первой главе данной работы рассмотрена теоретическая основа исследования. Для анализа этнополитических процессов и национальной политики в качестве методологической основы применяются подходы символического интеракционизма и конструктивизма, а также культурологическая теория Кэнфельда. В данной главе проделан анализ формирования этнической и национальной идентичностей. Выявлен ряд факторов, влияющих на национальную политику, а также, сквозь призму избранной нами методологии, даны определения ключевых категорий, необходимых для настоящего исследования. Во второй главе проведен анализ концептуальных основ национальной политики, которые были заложены в XX в. династией Пехлеви, а затем аятоллой Хомейни. Они легли в основу современной национальной политики Исламской Республики Иран. В третьей главе рассматривается положение национальных и религиозных меньшинств в стране на современном этапе. Представлены конкретные политические меры по интеграции иранского общества, а также по реализации конституционных основ обеспечения защиты прав и свобод национальных и религиозных меньшинств. Проделан анализ сильных и слабых сторон национальной политики Исламской Республики Иран. В заключении работы представлен ряд выводов о современной национальной политики, выявлены главные тенденции ее развития, а также важнейшие задачи, вызовы и угрозы, которые стоят на сегодняшний день перед правительством Исламской Республики Иран.

 

ГЛАВА 1. НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА В ПОЛИЭТНИЧЕСКИХ ОБЩЕСТВАХ (ТЕОРЕТИЧСКИЙ АСПЕКТ)

1.1 Методологические основы объекта исследования и его описание

 

Объект настоящего исследования – этнополитические процессы в Исламской Республике Иран.

В данной работе объект исследования будет рассмотрен как целостная система. Она обладает многими структурными компонентами. Необходимо дать подходящие определения главным категориям и выбрать концептуальные рамки для их анализа. Центральные категории объекта исследования – этничность, национальная политика, этническая идентичность и национальная идентичность, которые являются структурными компонентами этнополитической системы. В данной работе, в качестве концептуальных рамок, предлагаются две центральные парадигмы — конструктивизм и символический интеракционизм, а также они дополнены культурологической теорией Кэнфельда.

Этничность — это очень неуловимое и сложное понятие, которое не поддается точному определению. Концепций и определений понятия этничность очень много. На построение этих концепций сильное влияние оказывают методологические позиции ученых и различные субъективные факторы, вплоть до ценностных систем и политических взглядов исследователей.

Широкое определение этому феномену дают К. Чандра и С. Уилкинсон, они представили этничность как сложный феномен, который можно рассматривать на двух уровнях – как структуру этнических идентичностей, и как практику этнических идентификаций. Структура идентичностей позволяет производить распределение атриубтов, основанных на этническом происхождении, а практика идентификации – это акты использования одной и более идентичностей, которые включены в эту структуру этнических идентификаций.

В данной работе, исходя из применяемых нами теоретических подходов, этничность можно определить, во-первых, как «символическую среду», во-вторых как вид социальной организации индивидов, состоящую из коммуникаций, дискурсов и социокультурных практик, она выступает как некий конструкт — «воображаемое сообщество». Обе теории близки с точки зрения их взгляда на этничность как на социальную коммуникацию, они взаимодополняют друг друга при исследовании этнополитических процессов. Представители символического интеракционизма (Дж. Мид, К. Гирц, Ч. Кули) придерживались мнения, что этничность – это общая символическая среда определенной социальной группы. По словам Дж. Мида, любое общество — это коммуникация, а именно — обмен жестами/символами, определяющие суть господствующих в данном обществе дискурсов и социальных практик. К. Гирц писал, что человек это несостоятельное социальное животное. Среда, в которой он может состояться – это культура. Человек – социальное существо, попавшее в сеть, которую он сам соткал, этой сетью является культура. Эта культура имеет этническую природу. Таким образом, этничность – это сеть значений/символов, которая делает группу уникальной, задает ей определенное мировоззрение и направление интерпретаций социальной реальности.

Шиитский ислам и персидский язык в иранском социальном пространстве можно назвать объединяющей символической сетью, которая наслаивается поверх этнических символических сетей. Она другого уровня, она возвышается над этничностью и являются системообразующей всеобщей национальной идеей всех проживающих на территории Ирана этнических групп. Картина мира шиитского ислама является структурой идентичности, по отношению к которой производится практика идентификации. Ислам и персидский язык стали компонентами единого культурного фундамента общества, на котором построено всеобщее законодательство, институты, коммуникативные связи в обществе, и как следствие, многие социальные группы принимают заданные шиитским исламом и персидским языком символы, это влияет на их миропонимание и на изменение степени их этнической идентификации со своей этнической группой. Таким образом, этничность меньшинств в Иране частично растворяется в символических сетях персидского языка и шиитского ислама как всеобщей культуры.

Взгляд на этничность как «символическую среду» в данной работе релевантен, но не достаточен. Поэтому мы также применяем конструктивистский подход к рассмотрению процессов формирования этнической и национальной идентичностей. Оба подхода близки при интерпретации этничности и национальности как формам коммуникативного обмена. Это позволит проводить анализ причин устойчивости этнической идентификации в Иране, и, в то же время довольно успешной, иногда, интеграционной национальной политики государства ИРИ.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

Конструктивизм рассматривает социальную реальность как социально – психологическое конструирование. Таким образом, социальная реальность – это совокупность дискурсов, мыслей, идей и ценностей. Социальная реальность не является предзаданным условием социальной активности индивидов, она формируется в процессе их вовлечения в социальные отношения. Таким образом, происходит создание определенных качеств, категорий и характеристик индивидом, которые определяют его отношение к действительности. Социальная реальность здесь выступает как продукт социального и культурного конструирования, сопровождаемое интерпретациями. Социальные нормы, которые определяют формы этнической и национальной консолидации индивидов в обществе конструируются и обновляются в процессе социальной интеракции.

С точки зрения конструктивистов, этничность – это форма социальной организации, а «символическая среда» является ее важнейшим компонентом. В этой форме социальной организации происходит конструирование определённых культурных особенностей. Конкретную этничность отличают представления об общей культуре, мифе, общем происхождении и общей истории. То есть, этничность как форма социальной реальности конструируется людьми в ходе их социальных практик под воздействием господствующих дискурсов. Таким образом, нашими мыслями и действиями управляет структура, созданная нами самими; создаются категории и классификации как некие шаблоны, с помощью которых мы анализируем мир.

В связи с этим, при конструировании этничности играет также важную роль «политика этнического предпринимательства» и «этническая мобилизация» членов этнической группы на коллективные действия, которые преследуют национальные элиты. Происходит процесс «сверху», как со стороны лидеров этнических групп, так и со стороны общей национальной власти полиэтнического государства. В интересах первых – маркировка границ уникальной этничности, в интересах вторых, зачастую, — стирание либо самого фактора этничности, либо уникальности определённого этноса и включение его в состав «доминирующего» этноса.

Таким образом, мы видим, что конструирование происходит через практику категоризации и классификации. Это воспроизводиться как индивидом, как самим обществом, так и национальными элитами, создавая тем самым господствующий дискурс, некое определённое культурное и семиотическое поле, в котором происходит коммуникация. Например, через маркировку собственных этнических границ и обозначение «других» вне конкретного этнического пространства.

Поскольку этничность в данной работе представлена как сеть значений и символов, делающая группу уникальной, которая построена она на коммуникации и определяет суть господствующих дискурсов, то особую роль в формировании этнических идентичностей играет язык. Иран является многолингвистическим обществом, в нем используется около 70 языков и диалектов. Язык становится важнейшей основой устойчивости идентичности этнических групп. Полилингвистическая картина ИРИ объясняет стойкость тех этнических границ, которые сложились в Иране, в силу значимости лингвистических различий, которые формируют символические особенности коммуникации внутри этносов и своеобразие их мышления, а также препятствует окончательному растворению их в структуре иранской нации. Не зря важная часть государственной национальной политики Ирана в XX-XXI вв., — акцент на распространение и абсолютизацию персидского языка (до возможных пределов, конечно), чтобы таким образом способствовать укреплению единой иранской национальной идентичности.

Таким образом, в данной работе отношения между обществом и индивидом рассматриваются как процесс символической коммуникации, акт символически оформленного социального действия и господствующего дискурса. Социальные группы формируют уникальное этническое пространство, происходит это через символическую общность, коммуникацию, через язык и через сконструированную культурой социальную реальность. Этничность становится одной из форм социальных связей, которая находится во взаимодействии с организацией, сконструированной на другом уровне – то есть, с иранской нацией, способной объединять или ассимилировать в себя уникальные этнические группы, создавая господствующий дискурс, новые коммуникативные практики и культуру.

Этническая идентичностьчувство принадлежности индивида или группы к конкретной этничности как к форме социальной и символической организации индивидов. Этническая идентичность имеет ряд отличительных черт от национальной идентичности, эти различия будут представлены в следующем параграфе, посвященном национальной политике как предмету настоящего исследования. На сегодняшний день нация и этничность сосуществуют как две конкурирующие сущности, как две формы групповой идентичности, когда для одной главным фактором является культурная и историческая общность, а для другой – политическая и государственная.

Этническое самосознание – это широкое понятие, которое не ограничивается этнической идентичностью, а включает в себя также лингвистическую, конфессиональную, культурную и историческую особенности этноса. Это многомерный феномен, который имеет несколько источников своего формирования, такие как родовой, психологический, религиозный, этнокультурный и социальный. Это означает, что этническая идентичность определяется некоторым родством между представителями рода/клана, духовными и нравственными идеалами, общими обычаями, языками, культурой, социальными нормами и ролями, ощущением преемственности в сознательных и бессознательных структурах. Один из главнейших компонентов этнического самосознания является непосредственно этничность.

Этнополитическая мобилизация – целенаправленная деятельность по активизации этнической идентификации, формированию и распространению идей объединения представителей того или иного этноса, конечной целью которой является этническое самоутвержение и самоопределение. Этнические элиты или лидеры способны формировать определенные дискурсы и конструировать социальные практики внутри этнически групп, заниматься распределением ценностей и идеалов, тем самым иметь определенное влияние на укрепление этнического самосознания внутри группы.

Национальные меньшинства. Национальным меньшинством можно считать любую группу в государстве, которая отличается от основной этнической группы своей этнической, языковой и религиозной принадлежностью, численность которой менее половины населения страны. Они являются равноправными гражданами страны. Они, как правило, осознают свою этническую принадлежность. В Иране многие этнические группы отмечаются как национальные меньшинства. Но, если народ является коренным в определенных границах, например как курды или белуджи в ареалах своего проживания, то они не являются меньшинством на своей территории. Так смотрит на проблему коренных народов и национальных меньшинств профессор Д. З. Мутагиров. Коренные народы должны иметь культурные, политические, автономные права, права на использование природных ресурсов в ареалах своего проживания, где они, на самом деле, образуют большинство. В данной работе рассматриваются именно такие народы.

Религиозные меньшинства – это социальные группы, исповедующие иную религию, чем большинство людей в стране. В данном случае, социальная общность индивидов скреплена общими ценностями и символической средой конкретного вероисповедания.

Нация – сложное понятие, которое имеет множество значений. В данной работе мы будем понимать нацию как социальную организацию всех людей, проживающих в конкретном государстве, и рассматриваемую в международном измерении. По моему мнению, можно составить такое определение, подобающее иранскому обществу, в котором нацию можно определить как согражданственную общность, которая имеет следующие черты.

1) Общая история (территория расположения современных иранских этносов и племен была таковой на протяжении столетий, следовательно, многие исторические события стали общими для всех проживающих на этой территории групп, например, такие события как завоевания арабов, моголов, османов, распространение ислама, и пр.).

2) Общая культура, которая была господствующей в персидской империи (это был синтез культурных уникальностей, присущих отдельным этносам империи, произошла их гармоничная организация в единую иранскую культуру, но при сохранении уникальных присущих черт, которые остались в границах конкретных этичностей; не последнюю роль в этом сыграли язык и религия).

3) Общенациональные иранские традиции.

4) Иранское законодательство. Это очень важная черта для понимания нации в гражданском понимании, в Иране общество объединяет следование общей Конституции 1979 г. и другим законам, которые основаны на религиозном праве шиитского ислама.

5) Общее государство как объединяющая все этнические и религиозные группы система, общая политическая культура, единый официальный язык, общие экономические и социальные институты.

Эти характеристики становятся основанием для скрепления множества этнических, религиозных и лингвистических групп в единую иранскую нацию, претендующую на то, чтобы трактоваться как гражданская нация.

 

1.2 Методологические основы предмета исследования и его описание

 

Предметом данного исследования является национальная политика Исламской республики Иран.

Главные категории, которые будут здесь описаны – это национальная идентичность и национальная политика.

В данной работе представлен взгляд на национальную политику сквозь призму тех же теорий, конструктивизма и символического интеракционизма, они использованы в качестве концептуальной рамки и дополнены более конкретной культурологической теорией Кэнфельда. Эта теория объясняет многофакторность формирования национальной политики ИРИ, центральное место в которой занимают культурные предпосылки.

Во-первых, необходимо определить такую категорию как национальная идентичность. Это обусловлено тем, что формирование национальной идентичности является одной из важнейших целей иранской национальной политики.

Национальная идентичность. В рамках избранного нами подхода можно выделить объединяющие нацию черты, на которых строится национальная идентичность. Она имеет такие компоненты как общее мировоззрение, национальное самосознание, менталитет, историческая память, национальные традиции, образы, мифы, символы и стереотипы поведения, исторически сформировавшиеся представления о месте страны в мире, её культурно-цивилизационной принадлежности, национальных интересах, геополитических приоритетах. Б. Андерсон определяет нацию как «воображаемое сообщество», которое скреплено общим языком, представлениями об общности истории, общими социальными событиями и дискурсами, которые касаются каждого. На этом осознании общности строится национальная идентичность.

Таким образом, в контексте изучаемой нами проблематики национальная идентичность понимается как чувство принадлежности к иранскому обществу на уровне государственного или даже цивилизационного измерения, которое вбирает в себя все те компоненты, которые перечислены выше. То есть национальная идентичность в данном случае не строится на этнических предпосылках, а она основана на культурных особенностях (которые присущи именно нации в ее государственном или международном измерении). Те есть, в Иране проживает множество этнических групп и коренных народов разного происхождения, с собственным языком, религией, мифом, культурой, что формирует их отличительный способ мировосприятия. Но есть так же иранская культура и социальные институты, общие для всех этносов Ирана, они работают как источники создания иранской национальной идентичности.

Элементами национальной идентичности в Иране служат в первую очередь — персидский язык, общенациональное законодательство, построенное на религиозных принципах ислама шиитского толка, иранская культура, общая история и миф, общие иранские ценности, традиции и мировоззрение. Все это наслаивается на этнические различия.

Но стоит понимать, что национальная идентичность почти всегда вторична по отношению к этнической идентичности, которая приобретена индивидом с рождения. Как писал Э. Паин, — национальное и этническое самосознание имеет разную природу, первое выстраивается на международном уровне в среде сопоставления с другими государствами и имеет четкие государственные границы, а второе, этническое самосознание, проявляется во взаимоотношениях с другими этническими общностями. Таким образом, можно сказать, что в иранском обществе сосуществуют две идентичности, как национальная, так и этническая.

Исходя из всего вышесказанного, национальная идентичность в данной работе выступает как конструкт того, что строится государством для благоприятного сожительства и целостности государства ИРИ путем создания нормативных институтов, правил социального сосуществования и дискурсов, в рамках которых выстраивается общее мировоззрение и чувство причастности к общей нации. Сформировать крепкую национальную идентичность в полиэтническом обществе – почти всегда основная цель государственного нациестроительства. Но также важной целью для любого государства должно всегда оставаться обеспечение прав национальных меньшинств. Эти два мотива определяли вектор национальной политики Ирана в анализируемый нами период (XX-XXI вв.).

Национальная политика. В контексте денной работы национальную политику можно определить как стратегию и практику государства, направленную на интеграцию общества, создание общенационального «воображаемого сообщества» в международном измерении, а также направленную на создание благоприятных условий для межэтнического взаимодействия и мирного сосуществования этносов, члены которых проживают на территории ИРИ и являются ее гражданами. В Иране общественно-политическая система построена на теократических принципах, а значит государство, которое скреплено с обществом единым фундаментом шиитского ислама и персидского национализма, может задавать ценности и держать под контролем народ как духовно-культурную общность. Ведь государство обладает не только легитимным правом на монополизацию насилия, но и на монополизацию символической власти, о чем писал П. Бурдье. То есть государство обладает символическим капиталом, а это значит, что оно вправе производить мнения и создавать свою модель интерпретации смыслов и навязывать ее обществу. Через обладание символической властью государство, а также элиты способны создавать и навязывать категории и классификации, сквозь призму которых оценивается мир. Таким образом, через данный механизм символической власти государство выступает в качестве носителя ценностных, нравственных и религиозных паттернов поведения, тем самым, определяя политическую культуру общества. Это сильное интегрирующее начало и значительная часть национальной политики.

Исходя из всего вышесказанного, мы можем вывести ряд факторов, обуславливающих характер национальной политики государства ИРИ, которые важны с точки зрения заданных нами подходов. Согласно теории Р. Кэнфельда, мы можем сложить сеть предпосылок, влияющих на национальную политику в Иране: исламское правление (с VIII в), доисламские традиции, персидская культура, этническое многообразие, лингвистическое многообразие, сильные традиции трайбализма и активность местных элит, интеграционная роль государства при стремлении власти создать единую иранскую нацию. Вокруг шести перечисленных факторов складываются два процесса – как интеграция общества в единую нацию, так и дезинтеграция с усилением этнической самоидентификации (в разных соотношениях, и у каждого этноса по-своему). Остановимся на этих шести факторах.

Исламское правление. Исламская Республика Иран – это шиитское теократическое государство. При правлении династии Пехлеви шиитский ислам являлся религией большинства, но не был таким мощным механизмом интеграции и не был настолько институализирован, насколько сегодня. Он нес более неформальные функции и был символическим средством легитимации власти. В постреволюционный период, после 1979 г., ислам стал основным инструментом интеграции и достиг апогея.

Шиизм, принятый персами в эпоху распространения ислама, остается предметом гордости исламской уммы Ирана по сегодняшний день. Стоит вспомнить множество достижений персидских наук времен распространения шиитского ислама, религиозных учений, философии и юриспруденции, которые отличаются от суннитских своими подходами. В период расцвета научной деятельности в мусульманском мире, многие великие арабские мыслители и дома мудрости перенимали традиции, научные достижения и опыт научной школы в Джундишапуре, это был один из крупнейших центров распространения знания в средневековом мусульманском мире. Философия и логика с рациональным подходом к миропониманию широко распространялись среди шиитов и глубоко ими почитались как науки в эпоху Арабского халифата. В исламском мире были противники шиитского рационализма к пониманию действительности, например школа Ашаритов (это в основном сунниты). Исламская средневековая философия подразделялась на две методологические школы познания – последователи Аристотеля (Али ибн Сина, Ал-Кинди, ал-Фараби, Насир ат-Туси, Ибн Рушд), и последователи Платона (Шихаб ад-дин ас-Сухраварди). Представители этих философских школ, в основном, персы. Шииты следуют джафаритскому/имамитскому мазхабу в юриспруденции, его не приемлют сунниты. Для шиитов важно, чтобы все нормы шариата соотносились с разумом (например, неприкосновенность жизни и чести как естественные права человека), человеческий разум и направление предписаний должно иметь общую логику, толкование должно происходить через «умственное усердие». В этом прослеживается следование Аристотелю. Кроме разума, в исламской юриспруденции применяется принцип «ал-киайс» – суждение по аналогии (и еще ряд других), но шииты считают его недопустимым видом правовой аргументации. Вышеперечисленные черты достоинства шиитской мысли, с ее рациональностью и сложностью, можно применять в качестве легитимация превосходства персов-шиитов над «нецивилизованным», если можно применить этот термин, суннитским (а для них значит и арабским) миром. Здесь раскрывается один из аспектов персидского национализма, который находится в тесной связи с избранной ими ветвью ислама – с шиизмом, который способен подкрепить персидский национализм. Между арабами и персами царила ненависть еще с доисламских времен, но раскол внутри ислама стал дополнительным поводом к противостоянию. Сегодня на территории Ирана проживает арабское меньшинство, которое в основном сосредоточено в провинции Хузестан, оно же составляет значительную часть суннитского меньшинства. За последние годы, особенно когда президентом был М. Ахмадинежад, в остане происходили постоянные столкновения арабов с персидской властью, а все сунниты в Иране не признаются как религиозное меньшинство, они не защищены законом, они не имеют права занимать государственные посты, служить в иранской армии. Чтобы ощущать защищенность и полноценно существовать в политическом поле со всеми правами и свободами. Суннитам ничего не остается, кроме как становиться сторонниками шиитского исповедания ислама.


Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Страницы:   1   2   3   4