Меню Услуги

Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней): уголовно-правовая характеристика

Страницы:   1   2   3   4   5

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!





СОДЕРЖАНИЕ

 

  • ВВЕДЕНИЕ
  • 1 Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней): исторический и сравнительно-правовой анализ
  • 1.1 История развития отечественного законодательства об уголовной ответственности за организацию преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)
  • 1.2 Роль международного права в борьбе с организацией преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)
  • 1.3 Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней) в законодательстве отдельных зарубежных стран
  • 2 Уголовно-правовая характеристика состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ
  • 2.1 Преступное сообщество и преступная организация: уголовно-правовое содержание
  • 2.2 Объективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ
  • 2.3 Субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ
  • 3 Актуальные вопросы квалификации состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ
  • 3.1 Отграничение состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ, от смежных составов
  • 3.2 Совершенствование уголовного законодательства, предусматривающего ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Ярким выражением организованной преступности считается создание преступных сообществ (преступных организаций). Преступная организация, наряду с организованной группой, является формой организованной преступности. Причем, именно с деятельностью преступной организации связывается высшая форма организованности. Преступные организации, будучи проявлением организованной преступности, затрагивают все стороны жизни общества и представляют серьезную угрозу его безопасности.

Несмотря на небольшой удельный вес зарегистрированных преступлений, уголовная ответственность за совершение которых предусмотрена ст. 210 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ), наблюдается устойчивый рост исследуемых преступных деяний, что говорит, как о возможном увеличении числа совершенных преступлений, так и об усилении борьбы с преступными организациями на правоприменительном уровне. Тенденция роста числа зарегистрированных преступлений (ст. 210 УК РФ) подтверждается следующими данными: за период с января по декабрь 2010 года зарегистрировано 172 преступления, с января по декабрь 2011 года – 172, с января по декабрь 2012 года – 202, с января по декабрь 2013 года – 251, с января по декабрь 2014 года – 255, с января по декабрь 2015 года – 285, с января по июль 2016 года – 151. Очевидно, что тенденция роста в абсолютном числовом выражении не столь велика, однако, с учетом характера и степени общественной опасности рассматриваемого преступления, такой рост объективно должен вызывать опасения и вести за собой дальнейшее усиление борьба с организацией преступного сообщества (преступной организации) или участием в нем (ней).

Борьбой с организованной преступностью в нашей стране в последнее время было вызвано значительное количество новелл, причем как на законотворческом, так и на правоприменительном уровне. Представляется, что такое стремление по обновлению правового массива свидетельствует о стремлении государства максимально повысить эффективность борьбы с преступными сообществами (преступными организациями).

Однако, следует признать, что действующее законодательство не в полной мере отвечает потребностям эффективной борьбы с совершением преступлений уголовная ответственность за совершение которых, предусмотрена ст. 210 УК РФ. Данное замечание в полной мере относиться к действующему УК РФ, в равной степени к его общей и особенным частям.

Многие ученые, критикуя действующую редакцию ст. ст. 35, 210 УК РФ, вносят свои предложения относительно возможного изменения указанных правовых норм. Между тем, частую подобные предложения не только не решают имеющиеся проблемы, но и, напротив, создают новые вопросы, что говорит о необоснованности предлагаемых нововведений. Большое количество различных взглядов, как на проблемы квалификации состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ, так и на возможность изменения текста отдельных норм УК РФ, в очередной раз подчеркивает актуальность систематизации накопленных научных знаний и их анализа с учетом положений как действующего законодательства, так и сложившейся судебной практики, «вектор» которой задает Верховный суд РФ своими разъяснениями, содержащимися в его Постановлениях Пленума, и решениями по конкретным делам. В этой связи необходимо отметить, что актуальные в настоящее время разъяснения Верховного суда по исследуемой проблеме в научной литературе нередко вызывают нарекания, что также требует всестороннего анализа позиции высшего судебного органа.

В своей совокупности указанные обстоятельства обуславливают актуальность темы настоящей магистерской диссертации.

Целью настоящего исследования является научная разработка проблем уголовно-правовой борьбы с составом преступления, предусмотренным ст. 210 УК РФ, на основе комплексного исследования соответствующих норм уголовного закона и научных концепций по исследуемой теме, а также формулирование предложений по совершенствованию законодательства и правоприменительной практики.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

– изучить историю развития отечественного законодательства об уголовной ответственности за организацию преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней);

– уточнить роль международного права в борьбе с организацией преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней);

– рассмотреть законодательство отдельных зарубежных стран об уголовной ответственности за организацию преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней);

– определить уголовно-правовое содержание понятий «преступное сообщество» и «преступная организация»;

– исследовать объективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ;

Не успеваешь написать работу сам?

Доверь это нашим авторам!

5 000
Авторов
готовых выполнить
твою работу!
От 100
Рублей
стоимость минимального
заказа
2
Часа
минимальный срок
выполнения работы
Без
посредников
Уменьшает стоимость
работы




Нажав кнопку отправить, вы соглашаетесь с обработкой персональных данных в соответствии с политикой сайта.

– проанализировать субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ;

– осуществить отграничение состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ, от смежных составов;

– сформулировать предложения по совершенствованию уголовного законодательства, предусматривающего ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней).

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в сфере уголовно-правового противойдейтсвия организации преступного сообщества (преступной организации) или участия в нем (ней).

Предмет работы включает в себя нормы уголовного законодательства об ответственности за организацию преступного сообщества (преступной организации) или участия в нем (ней), практика применения указанных нормы, а также научные и теоретические материалы, относящиеся к теме исследования.

Методологическую основу исследования составляет общенаучный, диалектический метод, а также принятые в уголовном праве некоторые частные методы познания изучаемых общественных отношений, социальных явлений и юридических норм.

Нормативно-правовую базу работы составляют положения Конституции Российской Федерации, международно-правовых актов, Уголовного кодекса РФ, уголовных кодексов отдельных зарубежных стран, а также иные нормативно-правовые акты.

Теоретическое значение настоящей магистерской диссертации заключается в том, что сделанные в ходе исследования выводы могут служить основой для дальнейшего развития теории уголовно-правового учения о преступных сообществах (преступных организациях). Практическое значение исследования обусловлено тем, что научно обоснованные положения, полученные в ходе проведенного анализа, могут быть использованы в нормотворческой деятельности для совершенствования норм уголовного закона, в практике правоохранительных органов и суда.

 

ГЛАВА 1 Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней): исторический и сравнительно-правовой анализ

1.1. История развития отечественного законодательства об уголовной ответственности за организацию преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

 

Исследование законодательных памятников, касающихся темы преступных сообществ, играет важную роль для современной науки, поскольку накопленный опыт приближает к решению главнейших вопросов, связанных с усовершенствованием уголовно-правовой нормы, установленной в ст. 210 УК РФ, и формированием сущностных признаков криминальных разновидностей соучастия.

Криминализация организации преступного сообщества (преступной организации) или участия в нем (ней) не стала новой для отечественного уголовного законодательства ввиду применения аналогичных норм в дореволюционный (1649-1917 г.) и советский (1918-1996 г.) периоды.

Изучение основных стадий развития в уголовном праве России понятия преступных сообществ, идентифицируемых в УК РФ 1996 года с преступными организациями, следует производить посредством различных предшествующих понятий со схожими признаками (так, например, внутригрупповая иерархия, планирование преступлений и пр.).

Свое первое законодательное закрепление преступное сообщество нашло в Уголовном уложении 1649 года, в котором были сформированы основные формы преступных объединений – скоп и заговор. Соучастники распределялись по определенным ролям – главные виновники, пособники, подстрекатели.

Статья 18 рассматриваемого документа содержала следующее: «А кто учнет к царскому величеству, или на его государевых бояр и окольничих и думных и ближних людей, и в городах и полках на воевод, и на приказных людей, или на кого ни буди, прихоти скопом и заговором и учнути кого грабити, или побивати: и тех людей, кто так учинит, за то потому же казнити смертию, без всякие пощады».

Так, скоп рассматривали как «коллективные действия по заранее определенному плану и с определенной целью, в том числе действия руководимой толпы».

Заговор составляло меньшее количество участников, он обладал более конкретизированной направленностью действий, длительностью функционирования и предполагал совершение нескольких преступлений. Существовала возможность присутствия в числе заговорщиков людей, непосредственно в преступлениях не участвовавших.

Важным этапом в развитии понимания организованной преступности явились Артикулы воинские Петра I (1715 г.), в которых детальным образом были охарактеризованы подстрекатель (арт. 2), недоноситель (арт. 19), пособник (арт. 95), укрыватель (арт. 190), организатор (арт. 68).

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!




В Своде законов 1842 г. запрещалось создание обществ, преследующих вредные для государства цели, которые могут посеять смуту, организаторы и участники таких обществ именовались государственными преступниками.

В ст. 264 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., посвященной борьбе с преступными сообществами, указывалось: «Злоумышление во всех указанных видах постигается действием преступным не только в случае, когда виновным сделано уже покушение для приведения своих преступных намерений в исполнение, но и тогда, когда он через предложение другому принять в них участие или через составление на сей конец заговора или сообщества, или через вступление в такое сообщество или заговор».

Логическая интерпретация вышеназванной нормы позволяет заключить, что основная разница между заговором и сообществом заключалась в «определенной временной продолжительности существования криминальных коопераций».

Исследовав ст. 264 Уложения 1845 г., можно заключить, что она была сформулирована законодателем по принципу усеченных составов. Здесь деяние полагали завершенным не только в момент покушения на государя императора и членов императорского дома, но и в момент «составления на сей конец заговора или сообщества». Иным словами, окончание деяния наступало в момент составления сообщества на царствующих особ.

Статья 271 рассматриваемого документа закрепляла ответственность за восстание «скопом или заговором». Основное различие между скопом и сообществом основывалось на ценностном факторе, то есть название соответствующей криминальной группировки находилось в прямой зависимости от того, на какой непосредственный объект в существовавшей иерархии ценностей (на государя императора и членов царствующего дома или на верховные власти) было нацелено преступное посягательство. Вторым отличием являлся момент окончания деяния: в сообществе – момент «составления на сей конец заговора или сообщества», в скопе – момент покушения.

Таким образом, преступления против государя непосредственно и членов императорского дома (гл. 1 разд. III Уложения) рассматривались как наиболее опасные и следовали за деяниями, посягавшими на святую православную веру (разд. II). Именно в данной главе составители Уложения использовали понятие «сообщество», нередко применяя в качестве синонима слово «шайка». Глава вторая и последующие главы разд. III предусматривали посягательства на власть верховную. В них говорилось о скопе как о государственном преступлении, «ценностное отношение к которому в системе социальных и законодательных предпочтений несколько уступает «царствующим особам». Понятно, что момент окончания преступления прямым образом соотносился со степенью ценности объекта посягательства, почти не оставляя правоприменителю возможностей для субъективного усмотрения и соответственно злоупотребления правом.

Статья 928 Уложения закрепляла уголовную ответственность пособников, укрывателей преступников или их сообщников, держателей притонов (иными словами, всех тех, «которые заведомо дозволяют лицам, принадлежащим сообществу, жительствовать или хотя бы временно останавливаться или укрываться в домах или иных каких-либо местах».

Глава 6 рассматриваемого документа, которая называлась «О тайных обществах и запрещенных сходбищах», закрепляла ответственность за фомирование, руководство и участие в тайных обществах, «имеющих вредную для спокойствия или целости государства, или противную установленным законом образу и порядку правления цель»: «основатели» и «начальники» приговаривались к лишению всех прав и смертной казни (ст. 347), рядовые члены общества к лишению всех прав и ссылке на срок от двух до трех лет (ст. 348).

В ст. 923-926 Уложения была установлена ответственность за само создание шайки, даже без совершения ею каких-либо преступлений.

Нельзя не согласиться с А.Е. Кирилиным, который заключил, что в законодательных актах и судебниках до XIX в. получили последовательное развитие и оформление определенные криминальные кооперационные формирования: сообщество, ориентированное на посягательства непосредственно на царственную особу и членов императорского дома, скоп, нацеленный против верховной государственной власти, и шайка, далее употребляемая лишь в отношении так называемых общеуголовных преступлений.

Наряду с этим происходил переход от принципа равной ответственности соучастников преступного объединения к принципу индивидуализации ответственности в зависимости от определенной роли и степени личного участия в преступлении, которые сегодня изучаются в рамках концепций акцессорной теории соучастия и теории самостоятельного участия. Так, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года (в редакции 1885 г.) за совершенную в составе шайки кражу ее «начальникам, основателям и зачинщикам» устанавливало наказание в качестве направления в исправительное арестантское отделение сроком от пяти до шести лет, а всем иным участникам – от трех до трех с половиной лет.

В 1857 году после принятия Устава о предупреждении и пресечении преступлений впервые возникло понятие тайных обществ, «которые под видом благонамеренности, просвещения и человеколюбия преследовали цели, противные государственному порядку и общественному спокойствию (ст. 167)».

В последующем Законе 1874 года появилось понятие «сообщество» с определением цели его создания, предусматривающей как антиправительственную деятельность, так и разрушение основ общественной жизни (религии, семейного союза и собственности). Стоит обратить внимание на ряд признаков, при наличии которых сообщество считалось более опасным: разделение его на отделения или кружки под общим управлением, что соотносится с современным пониманием структурных подразделений; сохранение в тайне имен руководителей (именуемое криминологами конспирацией); безусловное повиновение выбранному руководителю (иными словами, организованность объединения). Закон устанавливал ответственность за покушение на образование противозаконного сообщества, а также за недонесение о нем и допущение его собраний.

Понятие преступного сообщества в качестве разновидности преступного объединения нашло свое последующее развитие с принятием Уголовного уложения 1903 года. Уложение определяло четыре вида преступных объединений: соучастие с предварительным сговором и без предварительного сговора; преступное сообщество; шайка. Помимо этого, в ст. 51 рассматриваемого документа впервые было определено понятие соучастия, были закреплены такие разновидности соучастников – исполнители, подстрекатели и пособники, а также понятие совместности и добровольного отказа соучастника от совершения преступления. Впервые ст. 52 Уложения описывала возможность разграничения криминальных сообществ по количественному принципу: «Участие в сообществе для учинения тяжкого преступления или преступления или в шайке составившейся для учинения нескольких тяжких преступлении или преступлений, наказывается в случаях, особо законом указанных». Таким образом, сообщество было ориентировано на совершение одного преступления (вне зависимости от степени его тяжести), шайка – нескольких преступлений. При этом сообщество и шайка разграничивались и по качественному признаку: если шайка по-прежнему связывалась с совершением общеуголовных преступлений (ст. 279), то сообщество – с государственными преступлениями, поэтому нормы о нем были закреплены в соответствующем разделе.

Уложение 1903 года, в сравнении с Уложением 1845 года, закрепило и две важные новеллы. Во-первых, согласно ст. 52.1 согласившийся принять участие в сообществе для учинения тяжкого преступления и не отказавшийся от последующего соучастия, но не бывший соучастником тяжкого преступления или просто преступления, отвечал только за участие в сообществе. Во-вторых, предусматривалась возможность смягчения наказания или полное освобождение от него при условии донесения о таком сообществе до его обнаружения.

Исследование положений дореволюционного российского уголовного законодательства дает возможность заключить следующее:

1) преступное сообщество выступало одним из шести видов преступных объединений (сообщество, тайное общество, шайка, запрещенное сходбище, публичное скопище, заговор), отличие которых состояло в цели их формирования. Главной целью преступного сообщества было совершение не только тяжких, но и иных преступлений (преступления);

2) важным этапом в регламентации понятия преступного сообщества стало выделение дореволюционным законодателем его сущностных характеристик, которые соотносятся с современными правовыми тенденциями (наличие структурных подразделений, организованность, конспирация);

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!




3) ответственность участников преступных сообществ различалась в зависимости от их роли и степени участия в формировании и функционировании этого сообщества с разграничением функций создателя, руководителя и рядового участника. Руководство подразделением преступного объединения не обладало самостоятельной уголовно-правовой регламентацией, рассматриваясь в качестве разновидности руководства всем сообщества.

Из вышесказанного следует, что законодательство дореволюционного периода устанавливало довольно точные критерии разграничения криминальных кооперационных образований по их качественным (направленность умысла) и количественным (совершение одного или нескольких преступлений) признакам.

Революция 1917 года отменила уголовные законы царской России. Между тем, для формирования новой законодательной базы было необходимо время. Таким образом, первые годы новой власти характеризовались возникновением декретов, которые устанавливали уголовную ответственность за особо тяжкие преступления – формирование и участие в банде и шайке (указанные понятия рассматривались как синонимы).

Впервые термин «банда» возник в Декрете СНК РСФСР «О суде» от 20 июля 1918 г., в котором он был связан с совершением преступлений против собственности и личности без посягательства на государственную власть. Декрет ВЦИК от 20 июля 1919 г. «Об изъятии из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении» устанавливал ответственность за «участие в шайке, составившейся для убийств, разбоя и грабежей, пособничество и укрывательство такой шайки».

В УК РСФСР 1922 г. перечень статей (ст. 60-63) устанавливал уголовную ответственность за «участие в организации, действующей в целях» совершения контрреволюционных преступлений, каравшееся высшей мерой наказания и конфискацией всего имущества. Статья 76 УК РСФСР устанавливала ответственность за бандитизм, а также за пособничество бандитизму. Новеллой по своему содержанию явилась статья 80 УК РСФСР, которая устанавливала уголовную ответственность за организованное по взаимному соглашению сокрытое или неверное показание о количестве подлежащих обложению или учету предметов.

Преступное объединение свое фактическое закрепление получило в УК РСФСР 1926 года. Так, ст. 58.11 рассматриваемого документа устанавливала, что «всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению предусмотренных УК РСФСР преступлений, а равно участие в организации, образованной для подготовки или совершения одного из преступлений, влекут за собой меры социальной защиты». Наказанием за совершение преступления по указанной статье выступал расстрел. «Именно это деяние обычно вменялось в вину политически неугодным лицам за их якобы организованную деятельность против советской власти. На этой основе в общественном мнении выработалась своеобразная – аллергия к криминализации организованной деятельности. Поэтому в России долгое время не вводилась уголовная ответственность за общественно опасную уголовную деятельность».

При этом в УК РСФСР 1926 года сохранилась норма о бандитизме. На основании положений ст. 59.3 рассматриваемого документа, бандитизм рассматривался как «организация вооруженных банд и участие в них и в организуемых ими нападениях на советские и частные учреждения или отдельных граждан, остановках поездов и разрушениях железнодорожных путей и иных средств сообщения и связи».

Наконец, УК РСФСР 1960 года было предусмотрено уже несколько разновидностей криминальных кооперационных образований, сформировавших к тому времени довольно целостную и непротиворечивую систему. В перечне материальных составов совершение преступлений в составе группы лиц по предварительному сговору рассматривалось в качестве обстоятельства, отягчающего вину. При этом закон значительно понизил уровень репрессий за организованную деятельность по политическим мотивам. Кроме ст. 72 (организованная деятельность, направленная к совершению особо опасных государственных преступлений) и ст. 77 (бандитизм), в УК РСФСР 1960 года было внесено еще 6 статей, которые закрепляли ответственность за организацию преступных кооперационных образований и участие в них: преступных группировок в ИТУ (ст. 77.1), незаконных вооруженных формирований (ст. 77.2), массовых беспорядков (ст. 79), объединений, посягающих на личность и права граждан (ст. 143.1), азартных игр (ст. 208.1), притонов (ст. 226.1).

Статья 9 Закона СССР от 13 января 1960 г. «Об уголовной ответственности за государственные преступления» включала в себя норму, аналогичную норме ст. 72 УК РСФСР 1960 года, на основании которой особо опасным государственным преступлением, влекущим строгую ответственность, вплоть до смертной казни, являлась также и организационная деятельность, целью которой являлась подготовка или совершение особо опасных государственных преступлений, формирование организации, направленной на совершение таких преступлений, а также участие в антисоветской организации. Между тем, в диспозициях данных статей не было приведено характеристики признаков антисоветской организации, в перечне форм соучастия в Общей части Кодекса последняя не упоминалась. Судебные органы также не устанавливали разъяснений касательно данной нормы по вопросам, возникающим в правоприменительной деятельности.

Статьи со значками (1, 2) в УК РСФСР образца 1960 года были введены значительно позднее, в период реформирования 1992-1995 гг., когда назревшая неблагоприятная ситуация с организованной преступностью в России потребовала нового законодательства, на базе которого стало бы возможным проводить эффективную борьбу с рассматриваемым негативным явлением. Между тем, принятие законодательных новшеств растянулось на долгие годы. Первые изменения в отечественном уголовном законодательстве, имеющие отношение к введению квалифицирующего признака «совершение преступления организованной группой» в перечень составов Особенной части (ст. 144 «Кража», ст. 145 «Грабеж», ст. 146 «Разбой», ст. 147 «Мошенничество», ст. 147.1 «Присвоение вверенного имущества», ст. 213.3 «Терроризм»), были сформулированы в июле 1994 г., когда в ст. 17 Общей части Уголовного кодекса законодатель определил такую форму соучастия как организованная группа.

Изучение положений уголовного законодательства советского периода позволяет сформулировать следующие ключевые тенденции:

– криминализация организованных форм преступной деятельности производилась уже не с помощью казуистического их описания (в противовес уголовному законодательству Российской империи), а посредством формулирования абстрактным способом;

– усовершенствовалась структура и специфика кооперационных форм преступной деятельности посредством конструирования аналогичных по юридической технике составов преступлений (контрреволюционная организация, банда, шайка, организованная группа, воровская шайка, преступная группировка, лжекооператив, антисоветская организация);

– умышленное смешение законодателем качественных характеристик (направленности умысла) организационной деятельности было направлено на то, чтобы сделать соответствующие нормы универсальным инструментом защиты как от общеуголовных преступлений, так и от посягательств на существующий государственный строй, что совместно с криминализацией самого факта участия в антисоветской организации повлекло злоупотребления в правоприменительной практике, позволило производить уголовные репрессии по политическим мотивам. В качестве яркого примера вышеуказанному выступает состав бандитизма, который, имея в качестве санкции смертную казнь, охватывал все преступления, совершенные членами банды, и в квалификации по совокупности не нуждался, был «всепоглощающим». Тем не менее, допускалась различная направленность умысла в рамках данного состава: от общеуголовной до контрреволюционной (ст. 58, 59 УК РСФСР 1926 г.).

Понятие организованной группы стало основным для последующего выделения в современный период такой новой разновидности криминального кооперационного объединения, как преступное сообщество (преступная организация), внесенного законодателем и в Общую часть УК РФ в качестве формы соучастия в преступлении (ст. 35), и в его Особенную часть в качестве самостоятельного состава преступления (ст. 210). В ст. 209 УК РФ сохранена норма о бандитизме, который также предусматривал общеуголовную направленность, наличие признаков устойчивости и организованности при отсутствии законодательно закрепленных ограничений по количеству участников и структуре объединения.

Исследование истории появления и развития уголовной ответственности за организацию преступной организации (преступного сообщества) и участие в ней (нем) по уголовному законодательству России от его истоков до сегодняшних дней дает возможность заключить следующее. Нормы дореволюционного российского законодательства включали в себя формулировки криминальных объединений, которые способствовали их различению в зависимости от объекта посягательства и преступной цели. Смешение общеуголовной и политической направленности умысла рассматриваемых сообществ советским законодателем совместно с задействованием им существенного количества аналогичных законодательных конструкций повлекло за собой искажения в правоприменительной практике. В уголовном законодательстве Российской организация преступного сообщества была направлена на совершение как одного, так и нескольких преступлений, вне зависимости от степени их тяжести. Напротив, в советском уголовном законодательстве рассматриваемая организационная деятельность была нацелена на совершение особо опасных государственных преступлений, иными словами, нескольких преступлений, которые законодатель отнес к категории наиболее тяжких. Данная корректировка количественного и качественного критерия в цели деятельности преступного сообщества была вызвана идеологическими мотивами и репрессивной уголовной политикой государства. Для современного этапа, в противовес предшествующим, характерен количественный рост норм об ответственности за преступления, совершаемые организованными группами и организациями. Впервые с сохранением состава бандитизма, вследствие исторической преемственности, в УК РФ 1996 г. была установлена ответственность за организацию преступной организации (преступного сообщества) без изменений подхода в части категории совершаемых участниками данного объединения преступлений, а также составы ст. 209, 210 были наделены аналогичными возможностями.


Не успеваешь написать работу сам?

Доверь это нашим авторам!

5 000
Авторов
готовых выполнить
твою работу!
От 100
Рублей
стоимость минимального
заказа
2
Часа
минимальный срок
выполнения работы
Без
посредников
Уменьшает стоимость
работы




Нажав кнопку отправить, вы соглашаетесь с обработкой персональных данных в соответствии с политикой сайта.

Страницы:   1   2   3   4   5