Меню Услуги

Распорядительные действия сторон по делам, возникающим из брачно-семейных отношений. Часть 2.

Страницы:   1   2   3

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

1.2. Понятие и содержание распорядительных действий сторон

Распорядительные действия сторон, в том числе по делам, возникающим из семейно-брачных отношений,  совершаются сторонами в соответствии с действующими в гражданском судопроизводстве принципами. Наиболее важными являются принципы законности, состязательности и диспозитивности гражданского процессуального права.

Принцип законности является общеправовым и определенным образом преломляется в процессуальном праве. Во-первых, он означает, что правосудие в РФ должно отправляться исключительно в соответствии с нормами материального и процессуального права. Согласно ст. 1 ГПК РФ суд обязан разрешать гражданские дела на основании Конституции РФ, международных договоров РПФ, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных правовых актов Президента РФ, нормативных правовых актов Правительства РФ, нормативных правовых актов федеральных органов государственной власти, конституций (уставов), законов и иных нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов РФ, нормативных правовых актов органов Во-вторых, действие данного принципа распространяется не только на суд, но и на всех участников гражданско-процессуальной деятельности – лиц, участвующих в деле. Они обязаны соблюдать закон при совершении того или иного процессуального действия для целей правильного и своевременного разрешения дела под страхом применения к ним мер ответственности, предусмотренных процессуальным законом: лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами (п. 1 ст. 35 ГПК РФ). Не случайно суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц (п. 2 ст. 39 ГПК РФ). Следует отметить, что отказ истца от иска был неподконтролен суду с ноября 1995 г. по февраль 2003 г. [51, с. 13]. Усиление диспозитивного начала процедуры рассмотрения гражданских дел приводило к невозможности сочетания принципов законности и диспозитивности, когда отказ от иска противоречил закону либо нарушал права и охраняемые законом интересы других лиц. Мурадьян Э.М. утверждает, что «процессуальная диспозитивность и диспозитивные процедуры имеют сферу действия, ограниченную законом» [39, с. 120].

Процессуальные права сторон носят субъективный характер, поскольку принадлежат определенным объектам. Их осуществление и распоряжение ими  должно соответствовать объективным критериям законности, не нарушать при этом прав других лиц. С другой стороны, в силу принципа законности распорядительные действия сторон, соответствующие закону, являются обязательными для суда. К примеру, суд, приняв отказ от иска или утвердив мировое соглашение, должен вынести определение о прекращении производства по делу, а в случае изменения истцом предмета или основания иска суд продолжает рассмотрение дела по измененному требованию либо начинает исследовать новые доказательства.

Однако, ограничение принципа диспозитивности осуществляется не только в силу действия принципа законности, но и в целях защиты публично-правового интереса, в связи с чем совершение распорядительных действий сторон ограничено по делам, в которых преобладающим является публично-правовой интерес.

Специфическим принципом процессуальной деятельности судов в силу закона является принцип состязательности сторон. Он характерен как для гражданского, так и для уголовного судопроизводства. В ГПК РФ, кроме ст. 12, принцип состязательности сторон закреплен и в иных нормах (ст. 35, 56, 57, 68, 71 и др.). Состязательность основана на противоположности материально-правового интереса сторон, наличии между ними спорного материального правоотношения [14, с. 54]. Принцип состязательности проявляется в широком круге прав, которыми законом наделены лица, участвующие в деле [14, с. 58].

Применяется данный принцип, прежде всего, в институте доказывания: в соответствии с п. 1 ст. 56 ГПК РФ на каждой из сторон лежит обязанность доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Состязательная форма процесса в сочетании с принципом равенства сторон способствует равноправному доказыванию обстоятельств дела в споре, их объективному установлению судом, в конечном итоге – достижению истины.

На состязательность сторон оказывает влияние активность суда в процессе. На основании п. 2 ст. 12 ГПК РФ роль суда сводится к общему руководству процессом, обязательному разъяснению лицам, участвующим в деле, их прав и обязанностей, предупреждению о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказанию лицам, участвующим в деле, содействия в реализации их прав, созданию условий для всестороннего и полного исследования доказательств, установлению фактических обстоятельств и правильному применению законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел. Суд выясняет, соответствует ли закону распорядительное действие, не нарушает ли оно права и законные интересы других лиц.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ [45], реализация принципов состязательности и равноправия сторон в гражданском судопроизводстве имеет свои особенности, связанные, прежде всего, с присущим данному виду судопроизводства началом диспозитивности: дела возбуждаются, переходят из одной стадии процесса в другую или прекращаются под влиянием, главным образом, инициативы участвующих в деле лиц.

Субъектами процессуальных отношений выступают, с одной стороны, участвующие в деле лица, а с другой – суд, который способствует реализации участниками процесса своих прав и осуществлению соответствующих процессуальных действий. Права и обязанности субъектов процесса следует рассматривать в качестве правового содержания гражданско-процессуального отношения, а их процессуальные действия – как фактическое содержание этого отношения [42, с. 59].

Следует учитывать, что на основании п. 1. Ст. 42 ГПК РФ третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, могут вступить в дело до принятия судебного постановления судом первой инстанции и пользуются всеми правами и несут все обязанности истца. Таким образом, субъектами распорядительных действий, помимо сторон, могут выступать и третьи лица с самостоятельными требованиями.

Процессуальные действия – это способы осуществления процессуальных прав. К свойствам процессуальных действий сторон относят факультативность (зависимость от воли сторон), несамостоятельность (имеют процессуальные последствия только при посредстве суда), срочность (ограниченность временными рамками) и отменимость (пределом осуществления является наступление соответствующих юридических последствий). Все указанные свойства процессуальных действий сторон присущи распорядительным действиям сторон как особой разновидности процессуальных действий сторон гражданского процесса, хотя отдельные распорядительные действия сторон не могут иметь безусловного характера (отказ от иска, признание, мировая сделка)  в силу необходимости ограничения волеизъявления сторон, в целях защиты прав и заонных интересов других лиц. Применительно к распорядительным действиям сторон следует говорить о распорядительных правах, обусловленных принципом диспозитивности [12, с. 127].

Распорядительные права в гражданском процессе представляют собой закрепленные в ГПК субъективные процессуальные права, дающие возможность сторонам изменить комплекс предоставленных им процессуальных средств защиты своего права или охраняемого законом интереса, связанных с предъявленным иском.

Распорядительные действия сторон можно разделить на две группы в зависимости от объекта распоряжения на распорядительные действия, связанные с распоряжением только процессуальными средствами защиты, и распорядительные действия, связанные с распоряжением и процессом, и процессуальными средствами защиты.

Истец распоряжается процессуальными средствами защиты, распоряжаясь иском путем его изменения или отказа от него, а также заключая мировое соглашение. Ответчик распоряжается процессуальными средствами защиты, признавая иск, то есть отказываясь от представления возражений или предъявления встречного иска, а также заключая мировое соглашение. Распоряжение процессом может осуществляться только в одной форме – в форме отказа от него.

Распорядительные действия, связанные с распоряжением процессуальными средствами защиты (иск, встречный иск, возражения на иск), направлены на изменение процесса (изменение иска и признание иска), а распорядительные действия, связанные с распоряжением и процессом, и процессуальными средствами защиты, направлены на прекращение процесса (отказ от иска и мировое соглашение сторон). К первой группе распорядительных действий относятся изменение иска и признание иска, ко второй — отказ от иска и мировое соглашение сторон [5, с. 15].

Поскольку в ГПК РФ термин «распорядительные действия» упоминается лишь в ст. 152, ввиду отсутствия как единого подхода к перечню распорядительных действий сторон в науке гражданского процессуального права, так и его законодательного установления мы полагаем, что возможно изменить название статьи 39 ГПК РФ, изложив его следующим образом: «Статья 39. Распорядительные действия сторон». В связи с данными изменениями закона необходимо изложение в иной редакции и текста ст. 165 ГПК РФ: «Председательствующий разъясняет лицам, участвующим в деле, их процессуальные права и обязанности, а сторонам также их права на совершение действий, предусмотренных статьей 39 настоящего Кодекса». Кроме того, во избежание разночтений в толковании ч. 1 ст. 152 ГПК РФ предлагается в данной норме закона слова «распорядительных действий сторон» заменить на «отказа от иска и мирового соглашения сторон».

Опираясь на существующее в науке гражданского процессуального права мнение о том, что процессуальные особенности тех или иных категорий дел определяются характером соответствующих материально-правовых отношений, можно выделить особенности брачно-семейных отношений, влияющие на свободу сторон в совершении распорядительных действий по данной категории дел.

К особенностям брачно-семейных отношений относятся длящийся характер, кровное родство их участников, тесная связь имущественных отношений с личными неимущественными отношениями, наличие интересов государства [55, с. 112].

На основе анализа особенностей семейно-брачных отношений и возникающих из них споров следует указать, что интересы детей, непосредственно или опосредованно присутствующие в любом из таких споров, интересы других членов семьи, родственников, бывших супругов, должны учитываться судом при принятии (утверждении) того или иного распорядительного действия в качестве факторов, ограничивающих возможности совершения распорядительных действий по делам, возникающим из брачно-семейных отношений.

При разбирательстве дел, возникающих из брачно-семейных отношений, наряду с частными интересами подлежат защите публичные интересы, которые выражаются в необходимости укрепления семьи, заботе о благосостоянии и развитии детей, обеспечении приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи, проявляются в установленных императивными нормами основаниях возникновения или прекращения брачно-семейных отношений, правах и обязанностях их участников, в субъективных особенностях брачно-семейных дел и ограничивают свободу сторон в реализации процессуальных прав, основанных на принципе диспозитивности, в том числе в совершении распорядительных действий [55, с. 113].

Так, недействительный брак нарушает не только права супругов и их детей, но и права и законные интересы других лиц (например, лица, с которым не расторгнут брак), а также общественные интересы, заключающиеся в признании тех браков, которые заключены в соответствии с законом.

 

Глава 2. Виды распорядительных действий сторон по делам, возникающим из брачно-семейных отношений

2.1. Распорядительные действия сторон по делам, возникающим избрачно-семейных отношений, направленные на изменение процесса

Изменение процесса связано с изменением истцом иска и признанием ответчиком иска по делам, возникающим из брачно-семейных отношений. Под иском понимают  совокупность материально-правового требования истца к ответчику и процессуально-правового требования истца к суду о разрешении спора [12, с. 208].

Изменение предмета или основания иска выражается в подаче измененного иска, то есть равносильно подаче иска, поэтому не связано с распоряжением процессом и означает распоряжение иском — процессуальным средством защиты истца. Полагаем, чтоизменение иска осуществляется посредством изменения его элементов.

В науке гражданского процессуального права неоднозначно трактуется возможность одновременного изменения основания и предмета иска. Поддерживая мнение М.А. Гурвича и других авторов о том, что критерием допустимости одновременного изменения предмета и основания иска является неизменность (сохранение) интереса, можно отметить, что, исходя из особенностей брачно-семейных отношений, по возникающим их них делам допустимо одновременное изменение предмета и основания иска в одном процессе в целях получения истцом защиты своего нарушенного или оспоренного права либо законного интереса [14, с. 179]. Например, если в ходе разбирательства дела о признании брака недействительным установлено, что оснований для признания брака недействительным не имеется, а истец настаивает на прекращении брачно-семейных отношений, предмет и основание иска подлежат изменению на предмет и основание иска о расторжении брака.

Применительно к дискуссии о том, является ли изменение размера исковых требований изменением предмета иска, в том числе на основе анализа судебной практики по делам о разделе совместно нажитого имущества, делается вывод о том, что количественное изменение предмета иска, т.е. изменение размера исковых требований, не имеющее целью затронуть существо спора, внести качественные изменения в предмет иска, не может рассматриваться как изменение предмета иска, поэтому необходимо различать два самостоятельных распорядительных действия: изменение предмета иска (которое может повлечь за собой изменение размера исковых требований) и увеличение или уменьшение исковых требований [17, с. 18].

Исходя из того, что уточнение исковых требований является разновидностью изменения предмета иска, а уточнение фактических оснований этих требований – разновидностью изменения основания иска, необходимо указать, что законодательное закрепление в абз. 1 ст. 149 ГПК РФ в качестве действий ответчика при подготовке дела к судебному разбирательству уточнения исковых требований истца и фактических оснований этих требований не соответствует правомочиям данной стороны по делу и должно быть изменено на: «1) уясняет исковые требования истца и фактические основания этих требований;». По той же причине абз. 2 ст. 148 ГПК РФ можно изменить и изложить в следующей редакции: «установление фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела;».

Кроме того, ввиду необходимости подготовки ответчика и выработки им позиции в случае изменения истцом иска или увеличения им размера исковых требований, по мнению А. Н. Почаевой [46, с. 127],  можно дополнить основания отложения разбирательства данными распорядительными действиями истца и изложить ч. 1 ст. 169 ГПК РФ «Отложение разбирательства дела» в следующей редакции: «1. Отложение разбирательства дела допускается в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, а также в случае, если суд признает невозможным рассмотрение дела в этом судебном заседании вследствие неявки кого-либо из участников процесса, изменения истцом предмета или основания иска либо увеличения им размера исковых требований, предъявления встречного иска, необходимости представления или истребования дополнительных доказательств, привлечения к участию в деле других лиц, совершения иных процессуальных действий».

Недопустимо изменить предмет иска, уменьшить или увеличить размер заявленных требований по делам об установлении отцовства, об установлении факта признания отцовства и об оспаривании отцовства (материнства) ввиду безальтернативности указанных требований и в связи с тем, что ни одно из них не поддается оценке. Нельзя увеличить или уменьшить размер заявленных требований и по искам о лишении, ограничении и восстановлении родительских прав.

При рассмотрении иска о признании брака недействительным, о лишении (восстановлении) родительских прав правовое основание иска может быть изменено только в случае, если имеют место иные предусмотренные императивными нормами закона основания признания брака недействительным, лишения (восстановления) родительских прав [59, с. 73].

Признание иска является распорядительным действием, направленным на изменение процесса, в отличие от Е.Е. Бондаревой, рассматривающей признание иска в качестве направленного на окончание процесса распорядительного действия, поскольку в случае принятия его судом не требуется установления признанных ответчиком обстоятельств, процесс доказывания сокращается, производство по делу не прекращается [59, с. 74].

На основе анализа положений гражданско-процессуального закона, а также взглядов ученых на проблему признания иска можно обозначить  основные характерные черты признания иска:

— отказ ответчика от судебной защиты против иска (В.В. Ярков), ответчик не распоряжается ни процессом, ни материальным правом, он распоряжается процессуальными средствами защиты, отказываясь от их использования (представления возражений, предъявления встречного иска);

— соответствие действительной свободной воле субъекта признания (Д.М. Чечот). Признание иска, совершенное под воздействием угрозы, обмана или иного противоправного воздействия на ответчика не может быть принято судом. В материалах дела должен быть отражен добровольный характер признания иска в заявлении ответчика о признании иска и в протоколе судебного заседания. В любом случае на суде лежит обязанность выяснять у ответчика, не совершает ли он признание иска под каким-либо воздействием со стороны истца или других лиц [60, с. 57].

При признании заявленного истцом требования о расторжении брака другим супругом отпадает необходимость судебного установления факта невозможности дальнейшей совместной жизни супругов и сохранения семьи и влечет вынесение решения о расторжении брака без выяснения его мотивов. В современный период развития государства и личной свободы граждан, несмотря на стремление государства к укреплению семьи, частные интересы граждан в делах о расторжении брака более значимы, нежели интересы государства, в связи с чем ограничивать свободу супругов в вопросах продолжения или непродолжения их брачно-семейных отношений недопустимо.

В свою очередь, признание иска о признании брака недействительным, о лишении (восстановлении) родительских прав, о взыскании алиментов при несогласии с их размером не может влечь вынесения решения об удовлетворении требований без выяснения всех обстоятельств дела. Выраженное в признании иска субъективное мнение ответчика, пусть и совпадающее с позицией истца, не является достаточным основанием для признания брака недействительным, поскольку брак не может быть признан недействительным, лицо лишено родительских прав или восстановлено в них при отсутствии к тому предусмотренных законом оснований. Несоблюдение данного правила судом первой и второй инстанции приводит к отмене вынесенных ими решений и направлению дела на новое рассмотрение [49, с. 75].

Таким образом, по большинству дел, возникающих из брачно-семейных отношений, признание иска ответчиком не должно приниматься судом в качестве распорядительного действия и влечь за собой вынесение судебного решения в пользу истца ввиду необходимости полного исследования всех имеющихся доказательств в целях установления обстоятельств, имеющих значение для дела, ввиду обязательности, прежде всего, учета интересов детей, а также в силу, как правило, императивности норм семейного права. При этом признание иска имеет значение доказательственного факта.

Сопоставление ст. 70 и 72 СК РФ позволяет  прийти к выводу о том, что критерием, по которому определяется ответчик по иску о восстановлении родительских прав, является попечение над ребенком, в отношении которого истец желает быть восстановленным в родительских правах. Такой же позиции, например,  придерживается 92,5% от 40 опрошенных федеральных судей Тверской области [47, с. 40].

В делах о лишении и восстановлении родительских прав присутствует публичный интерес: государство применяет меры ответственности в виде лишения родительских прав к гражданам и решает, возможно ли восстановление лица в указанных правах. Представляется, что предусмотренный законом исковой характер рассматриваемой категории дел требует переосмысления.

2.2. Распорядительные действия сторон по делам, возникающим из брачно-семейных отношений, направленные на прекращение процесса

Отказ от иска как процессуальное действие необходимо понимать как одностороннее распорядительное действие истца, направленное на прекращение производства по делу и недопустимость повторного обращения в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, не принимаемого судом в случае противоречия закону или нарушения прав и законных интересов других лиц [48, с. 52].

Отказываясь от иска, истец отказывается от судебной формы защиты субъективного права, а собственно от принадлежащего ему материального права истец отказывается только в том случае, если оно действительно ему принадлежало (право на часть совместного имущества – по делу о разделе совместно нажитого имущества). Отказ от иска об установлении отцовства означает отказ только от требования об установлении отцовства, от процессуального способа защиты права, то есть носит исключительно процессуальный характер.

В рамках дискуссии о необходимости обязательного участия адвоката в рассмотрении дел о защите прав несовершеннолетних предлагается ввести должность юриста в органах опеки и попечительства, т.к. именно органы опеки и попечительства выступают в защиту прав и законных интересов детей в рассматриваемых спорах, на них возложена обязанность констатировать наличие противоречий в интересах родителей и детей [58, с. 77]. Должностное лицо органа опеки и попечительства, имеющее высшее юридическое образование, сможет оказать ту квалифицированную юридическую помощь ребенку, которая гарантирована каждому Конституцией РФ, в том числе при необходимости обратить внимание суда на нарушение отказом истца от иска, признанием иска или мировым соглашением сторон прав и законных интересов ребенка по спору, связанному с защитой и воспитанием детей.

Контрольные полномочия суда при принятии отказа от иска должны проявляться не только в проверке противоречия его закону или нарушения прав и законных интересов других лиц, но и в определении добровольности его совершения истцом. Для этого необходимо возложить на суд обязанность устанавливать, добровольно ли истец отказывается от иска, не совершает ли он данное распорядительное действие под воздействием угрозы, обмана или иного влияния со стороны ответчика. Сведения о добровольности стороны отражаются в протоколе судебного заседания и (или) в собственноручном заявлении стороны, в том числе, в заявлении об отказе от иска [51, с. 35].

В собственно имущественных семейных отношениях у сторон больше свободы, нежели в алиментных отношениях, в связи с чем отказ от иска по данной категории дел не имеет иных ограничений, кроме связанных с правовым положением субъекта таких отношений (наличие или отсутствие дееспособности).

Исходя из недопустимости принятия судом отказа истца от иска «под условием» совершения ответчиком каких-либо встречных действий, подлежат отмене определения судов о принятии отказа истца от иска по мотивам «обещания» ответчиком исполнять обязанность по уплате алиментов в будущем либо поделить совместно нажитое имущество поровну и о прекращении в связи с этим производства по делу.

Несмотря на то, что репутация ответчика может быть затронута самим обращением против него в суд, отказ истца от иска не лишает ответчика права обратиться в суд с иском к первоначальному истцу с противоположным требованием, начав новый процесс. Так, по результатам анкетирования 40 федеральных судей Тверской области 38 из них, то есть 95%, придерживаются позиции принятия отказа истца от иска о расторжении брака и прекращения производства по делу в случае, если ответчик настаивает на расторжении брака, а истец отказывается от иска [47, с. 39]. Дела о расторжении брака носят исковой характер, при их рассмотрении действует принцип диспозитивности, поэтому истец не может быть лишен права на отказ от иска.

С учетом длящегося характера брачно-семейных отношений судья, установив наличие вступившего в законную силу судебного решения об отказе в удовлетворении иска или определения суда о прекращении производства по делу о расторжении брака, лишении (восстановлении) родительских прав между теми же сторонами ввиду принятия отказа истца от иска, не должен применять правила ст. 134 ГПК РФ об отказе в принятии нового искового заявления, а, напротив, должен принять заявление к своему производству при отсутствии оснований к его возвращению или оставлению без движения и возбудить гражданское дело.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

Представляется, что интересами ребенка, достижением цели установления отцовства в отношении ребенка тем или иным способом (либо его родными родителями в административном порядке или в судебном порядке, либо путем его усыновления) объясняется исключительность случаев отказа от иска, поскольку если это возможно, отец ребенка должен быть установлен [60, с. 110]. Последствием отказа от заявления об установлении отцовства является невозможность обращения истца (матери или отца) вновь в суд с требованием об установлении отцовства к тому же ответчику. Кроме того, Европейским Судом по правам человека отмечается тенденция «большей защиты права ребенка на установление его связи с отцом».

На основе анализа норм семейного законодательства, устанавливающих основания возникновения и прекращения брачно-семейных отношений, права и обязанности родителей и детей, в диссертационном исследовании делается вывод о том, что в силу их императивного характера, а также ввиду необходимости соблюдения принципа правовой определенности материальных отношений суд не принимает отказ истца от иска по делам, возникающим из брачно-семейных отношений, в случае, если процесс не может быть завершен без определения в судебном решении прав и обязанностей сторон.

Мировое соглашение является предпочтительным способом окончания производства по делу, поскольку данное распорядительное действие совершается с учетом интересов обеих сторон по их взаимному волеизъявлению. Возможность заключения мирового соглашения предусмотрена в ст. 39 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Мировое соглашение может быть заключено между сторонами, участвующие в судебном процессе, т.е. мировое соглашение заключается бывшими супругами, когда их дело рассматривается судом. На любой стадии суда, стороны вправе договориться и заключить мировое соглашение [62, с.292].

Итак, бывшие супруги в ходе судебного разбирательства договорились, что готовы заключить мировое соглашение. О своих намерениях стороны должны уведомить суд. Суд даёт время для подготовки текста мирового соглашения. По данному вопросу необходимо обратиться к адвокату и поручить ему подготовить текст соглашения. При подготовке соглашения учитываются мнения обоих сторон и согласуются с ними текст до тех пор, пока стороны не придут к полному согласию. Соглашение подаётся в суд вместе с ходатайством об утверждении мирового соглашения. Ходатайство может быть как на отдельном листе, так и в тексте мирового соглашения [62, с. 293]. Обязательно в тексте соглашения должно быть упомянуто, что сторонам разъяснены и понятны статьи 220, 221 ГПК РФ. Суд вправе отказать в утверждении мирового соглашения сторон, если оно противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц. При заключении мирового соглашения стороны должны предусмотреть порядок распределения судебных расходов, в том числе расходов на оплату услуг их представителей (статья 110 ГПКРФ).

При утверждении мирового соглашения сторонами суд выносит определение, которым одновременно прекращается производство по делу. В определении суда указываются условия, утверждаемого судом мирового соглашения сторон. Данное определение суда, после вступления его в законную силу, приобретает силу решения суда и подлежит обязательному исполнению сторонами. В случае уклонения одной из сторон, другая вправе обратиться к судебному приставу-исполнителю для принудительного его исполнения.

По данным судебной статистики в целом по России за 2007 год, по 53,5 тыс. гражданских дел районными судами было утверждено мировое соглашение, что составило 23,6% от общего количества прекращенных производством дел, по мировым судьям это соответственно — 50,3 тыс. или 12,4% [64, с. 59].

В практике рассмотрения дел, возникающих из брачно-семейных отношений, мировыми соглашениями оформляются согласованные сторонами условия раздела совместно нажитого имущества супругов, порядка осуществления родительских прав. При этом изменять соглашением сторон установленные законом личные неимущественные права и обязанности супругов, родителей и детей недопустимо.

Анализ предлагаемых в науке определений понятия мирового соглашения позволил выделить следующие его признаки: добровольность сторон (Е.В. Пилехина); двусторонний характер (А.Н. Кузбагаров); заключается сторонами в процессе гражданского судопроизводства (И.В. Орлова); прекращает спор между сторонами и производство по делу (С.В. Лазарев); имеет обязательную для сторон силу (М.С. Шакарян). Поскольку мировое соглашение не всегда изменяет «существующее отношение», взаимные уступки сторон не являются его обязательным признаком [38, с. 111].

Как при принятии признания иска и отказа от иска, суд обязан выяснять у сторон, добровольно ли ими заключается мировое соглашение, не оказывалось ли на них давления с той или иной стороны.

По тем делам, возникающим из брачно-семейных отношений, в которых исключена возможность согласования сторонами своих волеизъявлений в силу природы спорного материального правоотношения, отсутствия спора, характера предъявленного требования либо в силу императивного регулирования оснований их возникновения и прекращения, не может быть заключено мировое соглашение.

Происхождение ребенка – это связь ребенка с его родителями, порождающая их взаимные права и обязанности. Отцовство (материнство) может быть установлено только на основании достоверных данных об этом, подтверждаемых исследовавшимися в судебном заседании доказательствами, и не может зависеть от согласия или несогласия ответчика на его установление. Мировое соглашение по делам об установлении отцовства и об оспаривании отцовства (материнства) не будет обладать обязательным признаком данного распорядительного действия, заключающимся в необходимости определения материальных прав и обязанностей его сторон [48, с. 52].

Если достигнутое сторонами спора мировое соглашение затрагивает права и законные интересы других лиц, не участвовавших в его заключении, то обязанностью суда является определить, нарушают или нет условия данного мирового соглашения их права и законные интересы. На практике судам не всегда удается точно определить субъектный состав спорного правоотношения, чьи права и интересы могут быть затронуты соглашением сторон, устанавливает ли мировое соглашение обязанности третьих лиц, в связи с чем впоследствии оно оспаривается. Несмотря на то, что сторонами мирового соглашения по спорам о разделе совместно нажитого имущества, об осуществлении родительских прав, а также спорам о месте жительства ребенка при раздельном проживании родителей являются родители ребенка, его условия касаются самого ребенка, его прав и охраняемых законом интересов, не должны нарушать их [48, с. 53].

Исходя из анализа особенностей брачно-семейных отношений и их правового регулирования, а также природы мирового соглашения сторон, необходимо указать, что в содержание мирового соглашения сторон брачно-семейного спора не может быть включено условие об отказе от установленных семейным законом прав и обязанностей, мировым соглашением может быть урегулирован порядок их осуществления [56, с. 298].

При заключении мирового соглашения по алиментным обязательствам необходимо учитывать императивные установления закона, касающиеся размера алиментов, а также самой обязанности по уплате алиментов, отказаться от исполнения которой невозможно.

Специалисты во многих странах мира относят процедуру мирового соглашения к одному из способов альтернативного разрешения споров. Российское законодательство также предусматривает прекращение гражданских дел по такому основанию.

Мировое соглашение, по сути, это гражданско-правовой договор, который заключается в ходе судебного разбирательства либо вне него. В соответствии с действующем законодательством каждый человек имеет право на защиту своих интересов в судебном порядке. Однако, на стадии подготовки дела к разбирательству судья обязан принять меры для заключения сторонами мирного соглашения. Именно на этой стадии юрист стороны, заинтересованной в мирном разрешении спора, заявляет о желании заключения мирного соглашения [40, с. 302].

В том случае, когда стороны договорились в суде и предмета спора больше не существует, стороны могут заключить мировое соглашение. Стороны вправе заключить мировое соглашение и после вынесения решения судом, но до его вступления в законную силу. Суд разъясняет истцу, ответчику или стороне последствия отказа от  иска, признания иска или заключения мирового соглашения сторон.

Также законом разрешается заключить мировое соглашение и на стадии исполнительного производства. В этом случае мировое соглашение оформляется в виде заявления, подписанного обеими сторонами, участвующими в деле. Именно на основании него суд вправе изменить способ и порядок исполнения судебного акта.

Почему заключение мирового соглашения бывает куда более целесообразным, чем просто решение суда? Возьмем, к примеру, дело о разделе совместно нажитого имущества. Представим, что у супругов две почти равноценные квартиры, гараж, автомобиль, земельный участок. Решение суда, если стороны не договорятся, будет выглядеть (приблизительно) следующим образом: за каждым по ½ доли одной, второй квартиры, земельного участка, гараж и автомобиль одному из супругов, другому – равноценная денежная компенсация за полгаража и половину автомобиля.

Таким образом, основное имущество (две квартиры, земельный участок) хотя формально разделены (по ½ доли каждому), но от такого раздела бывшие супруги (а многие из делящих имущество уже к моменту такого «дележа» имеют новые семьи) будут только еще больше конфликтовать. Поскольку каждый, например, вправе проживать в двух квартирах. Это, естественно, невозможно в реальной жизни. И только мировое соглашение может куда больше «устроить» стороны, чем просто решение суда. Например, стороны определили разделить спорное имущество следующим образом: За Петровой – квартира А и земельный участок, за Петровым – квартира Б, гараж, автомобиль и, скажем, денежная компенсация. При таком разделе стороны по делу перестают быть сособственниками и имущественно никак уже не «связаны».

А в делах, касающихся, например, порядка общения и воспитания несовершеннолетних детей, мировые соглашения сторон по делу просто необходимы!

Следует учитывать, что суд не имеет процессуальной возможности часами «уговаривать» стороны находить «золотые середины». Определение суда об утверждении мирового соглашения, вступившее в законную силу, также как и решение суда, подлежит принудительному исполнению [43, с. 129].

Рассмотрим более подробно мировое соглашение о разделе имущества. Оно представляет собой документ, заключаемый в ходе судебного рассмотрения дела. В контексте семейного права, мировое соглашение используется для разрешения имущественных споров в случае достижения компромисса между сторонами при разводе. Как правило, такое соглашение заключается, если стороны приходят к общему решению, либо осознают дальнейшую бесперспективность судебного рассмотрения. Заключение соглашения возможно согласно статье 38 СК РФ, поскольку является формой судебного урегулирования последствий брачных отношений. Государством подчёркивается, что соглашение отражает обоюдные интересы сторон, отступая от изначальных требований истца в суде.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Важнейшим отличием мирового соглашения от аналогичного соглашения о разделе имущества является его судебный порядок заключения. Документ фиксируется судом, как если бы судья самостоятельно разрешил спорную ситуацию. Соглашение о разделе имущества супруги могут заключить на любом этапе совместной или раздельной жизни [41, с. 220].

Обратимся к информации, указываемой в мировом соглашении о разделе имущества. Соглашение должно однозначно указывать на стороны разрешаемого спора. Фиксируются их персональные данные, включая паспортные. Документ должен содержать информацию о суде, в ходе которого стороны пришли к компромиссу. Основные положения фиксируются в тексте соглашения.

Текст соглашения содержит:

— Полную опись имущества на бланке, с возможным включением стоимостной оценки в данный раздел.

— Подробное распределение имущественных прав. За каждым из супругов фиксируется определённое количество вещей, благодаря чему устанавливается режим справедливого раздела.

— В случае, если мировое соглашение предусматривает неравномерное распределение имущества, супруги указывают размер компенсации.

— Указываются обстоятельства, при которых имущество будет передаваться. В этом разделе может фигурировать место и время передачи имущества лицом, у которого оно находится на хранении.

— Описываются особые условия передачи. В российской практике данный раздел редко используется, хотя закреплён законодательно. Стороны могут указать особые условия, при которых объект спора может быть передан другой стороне.

Заключительная часть соглашения содержит текущую дату, от которой отсчитываются все сроки по обмену и передаче имущества. Подтверждается соглашение подписями обеих сторон [41, с. 221].

Порядок заключения соглашения предусматривает, что заключение мирового соглашения невозможно принудительно, поэтому стороны должны преодолеть все этапы, традиционные для судебных компромиссов:

1.Стороны консультируются друг с другом, либо в ходе судебного заседания предлагают варианты окончания тяжбы, которые удовлетворят обоих, а не так, как требуется в исковом заявлении. При этом могут участвовать третьи стороны, например, адвокаты, органы опеки (в случае, если одновременно рассматривается порядок проживания детей).

2.Супруги формируют в текстовой форме достигнутые, самостоятельно договариваясь, как составить документ. Если документ составляется одной стороной, то вторая сторона обязана ознакомиться с текстом и скорректировать неподходящие пункты соглашения.

3.Соглашение предоставляется суду после ходатайства любой из сторон. Документ должен быть завизирован сторонами на каждой странице и сшит.

4.Суд проверяет состав документа на соответствие принципам законности и справедливости.

5.Если судья не имеет возражений к формулировке соглашения, дело закрывается по статье 220 ГПК РФ, поскольку супруги более не имеют между собой споров.

6.Если суд имеет возражение, мировое соглашение отклоняется, а судебные заседания проходят в общем режиме.

Сторонам даётся 15 дней на возможную апелляцию. Если супруги проигнорировали данные сроки, судебное решение не может быть отменено ни при каких условиях. С момента вынесения вердикта о прекращении дела, мировое соглашение считается действующим документом, может использоваться в органах власти, включая службу приставов.

Мировое соглашение призвано дать возможность суду установить равноценную и справедливую истину в отношении раздела имущества. Для реализации данного положения, в законодательстве предусмотрено:

— Мировое соглашение заключается только в суде и только добровольно, что означает безоговорочное согласие.

— Суд может оценить законность документа.

— Отличие от обычного соглашения в судебном формате рассмотрения.

— Супруги самостоятельно формируют текст и условия соглашения, используя образец мирового соглашения о разделе имущества супругов, который, как правило, имеется в суде.

Достигнутое мировое соглашение утверждается судом, который выносит соответствующее определение. Окончание семейного спора мировым соглашением при споре о детях очень часто является наилучшим результатом окончания судебного дела [44, с. 45].

Необходимо подчеркнуть, что суд вправе отказать в утверждении мирового соглашения, если сочтет его нарушающим закон и права третьих лиц. Всем мировым соглашениям, заключенным в зале суда, присущ принцип добровольности.


Страницы:   1   2   3