Меню Услуги

Реорганизация юридических лиц в законодательстве Российской Федерации. Часть 3.

Страницы:   1   2   3   4

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

2.3. Особый порядок реорганизации юридических лиц различных организационно-правовых форм

В своей основе процедуры реорганизации юридических лиц различных организационно-правовых форм слабо отличаются друг от друга, но всё же в некоторых случаях находятся определенные особенности.

Согласно действующему законодательству реорганизация в форме преобразования коммерческой организации в некоммерческую не представляется возможным, так как некоммерческая организация должна быть изначально зарегистрирована таковой в одной из соответствующих организационно-правовых форм. Также, невозможно преобразование общества с ограниченной ответственностью в товарищество. Однако акционерное общество по единогласному решению всех акционеров вправе преобразоваться в некоммерческое партнерство.

Автономное учреждение может быть реорганизовано, если это не повлечет за собой нарушение конституционных прав граждан, в социально-культурной сфере, в том числе прав граждан на получение бесплатной медицинской помощи и бесплатного образования или права на участие в культурной жизни. Преобразование автономного учреждения действующим законодательством не предусмотрено. А реорганизация в форме слияния или присоединения может проводиться, только если эти учреждения созданы на базе имущества одного и того же собственника.

Преобразование некоммерческих организаций возможно только в ряде определенных законодательством организационно-правовых форм.

Реорганизация акционерного инвестиционного фонда в форме преобразования не допускается.

Согласно пункту 4 статьи 6 Федерального закона «О некоммерческих организациях» особенности реорганизации религиозных организаций определяются Федеральным законом «О религиозных объединениях». Вместе с тем, данный закон специальных правил относительно оснований, возможных форм, порядка и последствий реорганизации религиозных организаций не содержит. Таким образом, какие-либо специальные положения о реорганизации религиозных организаций отсутствуют. В итоге можно сделать вывод, что к религиозным объединениям применяются общие положения.

По сравнению с другими некоммерческими организациями ассоциация и союз имеют наибольшие возможности преобразовываться в коммерческую организацию.

Унитарные предприятия могут быть реорганизованы в форме слияния или присоединения, только если их имущество принадлежит одному и тому же собственнику. Принимать решения о реорганизации унитарных предприятий в форме присоединения к ним ранее созданных дочерних предприятий вправе только различные федеральные, региональные и муниципальные органы, определенные законодательством. При реорганизации казенного учреждения кредитор не вправе требовать досрочного исполнения соответствующего обязательства, а также прекращения обязательства и возмещения, связанных с этим, убытков. Также при преобразовании казенного предприятия в государственное или муниципальное предприятие собственник имущества казенного предприятия в течение шести месяцев несет субсидиарную ответственность по обязательствам, перешедшим к государственному или муниципальному предприятию. Стоит учитывать, что собственниками унитарных предприятий так же являются муниципальные и государственные органы. Особый порядок объясняется тем, что подобные предприятия не являются частными, а значит к ним нельзя всецело применять общие нормы реорганизации юридических лиц, установленные действующим гражданским законодательством.

Относительно реорганизации государственных корпораций, порядок, требования и условия, определяются специальными Федеральными законами. Такими как, например, ФЗ «О Государственной корпорации по строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи как горноклиматического курорта», или ФЗ «О Российской корпорации нанотехнологий». Это всецело объясняется особым статусом и значимостью государственных корпораций, в соответствии с которыми необходим значительный контроль со стороны государства и особый порядок.

Государственная регистрация кредитной организации, создаваемой путем реорганизации, в случае, если не принято решение об отказе в такой регистрации, осуществляется в течение шести месяцев со дня представления в Банк России всех оформленных в установленном порядке документов.
Банк России имеет право запретить реорганизацию кредитной организации, если в результате ее проведения возникнут основания для применения мер по предупреждению несостоятельности (банкротства).

Не позднее  даты принятия решения о реорганизации в форме слияния, присоединения или преобразования кредитной организации кредитная организация обязана разместить соответствующую информацию об этом на своем официальном сайте в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» и уведомить о данном решении своих кредиторов одним из следующих способов:

1) путем направления каждому кредитору письменного уведомления (почтовым отправлением с уведомлением о вручении) и опубликования в печатном издании, предназначенном для опубликования сведений о государственной регистрации юридических лиц, сообщения о принятом решении;

2) путем опубликования сообщения о принятом решении в печатном издании, предназначенном для опубликования сведений о государственной регистрации юридических лиц, а также в одном из печатных изданий, предназначенных для опубликования нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта Российской Федерации, на территории которого расположен филиал (филиалы) этой кредитной организации.

Кредитор кредитной организации — физическое лицо в связи с реорганизацией кредитной организации вправе потребовать досрочного исполнения соответствующего обязательства, а при невозможности досрочного исполнения — прекращения обязательства и возмещения убытков, если такое обязательство возникло до даты:

1) получения им письменного уведомления (в случае использования первого способа уведомления кредиторов);

2) опубликования кредитной организацией в печатном издании, предназначенном для опубликования сведений о государственной регистрации юридических лиц, сообщения о принятом решении о реорганизации кредитной организации (в случае использования второго способа уведомления кредиторов).

Подобное строгое и радикально-индивидуалистическое правовое регулирование банков и иных кредитных организаций вполне объяснимо. Оно находит себе основание в непосредственной деятельности подобных организаций, а также рисках и обязательствах, которые они несут перед иными физическими и юридическими лицами.

Федеральный закон «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» устанавливает, что, независимо от организационно-правовой формы, реорганизация музеев в Российской Федерации производится в соответствии с общим гражданским законодательством Российской Федерации, однако  изменение целей деятельности музеев в результате реорганизации не допускается. Это можно объяснить тем, что музеи, равно как их имущество, являются неотъемлемой и важной частью культурного достояния России.

Из  Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 90 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» следует, что в случаях, когда в ООО количество участников превышает максимально установленную численность в 50 человек,  в качестве последствий нарушения сроков преобразования в иную организационно-правовую форму могут быть использованы только санкции в виде ликвидации общества в судебном порядке по требованию органа, осуществляющего государственную регистрации, либо иных компетентных органов. Иные последствия, в частности нераспространение на указанных юридических лиц действия специальных положений п. 3 ст. 59 Федерального закона об «Обществах с ограниченной ответственностью», касающихся порядка принятия решения общим собранием участников юридического лица о реорганизации, а именно принятия решения большинством не менее двух третей голосов от общего числа участников, не предусмотрены.

При слиянии обществ акции общества, принадлежащие другому обществу, участвующему в слиянии, а также собственные акции, принадлежащие участвующему в слиянии обществу, погашаются. В случае, если собственные акции, принадлежащие обществу, к которому было осуществлено присоединение, не подлежат погашению, то такие акции не предоставляют право голоса, не учитываются при подсчете голосов, по ним не начисляются дивиденды. Такие акции должны быть реализованы обществом по цене не ниже их рыночной стоимости и не позднее одного года после их приобретения обществом, в ином случае общество обязано принять решение об уменьшении своего уставного капитала путем погашения таких акций.

При разделении акционерного общества каждый акционер реорганизуемого общества, голосовавший против принятия решения о реорганизации общества или не принимавший участия в голосовании по вопросу о реорганизации общества, должен получить акции каждого создаваемого путем реорганизации в форме разделения общества, предоставляющего те же права, что и принадлежащие ему акции реорганизуемого общества, пропорционально их числу.

Если решением о реорганизации общества в форме выделения предусматривается конвертация акций реорганизуемого общества в акции создаваемого общества или распределение акций создаваемого общества среди акционеров реорганизуемого общества, каждый акционер реорганизуемого общества, голосовавший против принятия решения о реорганизации общества или не принимавший участия в голосовании по вопросу о реорганизации общества, должен получить акции каждого создаваемого общества, предоставляющие те же права, что и принадлежащие ему акции реорганизуемого общества, пропорционально их числу.

В реорганизации в форме слияния могут участвовать только организации идентичных организационно-правовых форм. Суды исходят из того, что Федеральным законом «Об акционерных обществах» не предусмотрена возможность проведения реорганизации акционерных обществ посредством объединения с юридическими лицами иных организационно-правовых форм, а также из того, что целью слияния является создание более крупного акционерного общества. Положения Федерального закона «Об акционерных обществах», определяющие порядок их реорганизации путем слияния, присоединения, разделения или выделения (статьи 16 — 19), не предусматривают возможность проведения реорганизации этих обществ посредством объединения с юридическими лицами иных организационно-правовых форм, либо разделения их (выделения) на акционерное общество и юридическое лицо другой организационно-правовой формы.

Производственный кооператив может преобразовываться в хозяйственное товарищество или хозяйственное общество. Решение о преобразовании производственного кооператива в хозяйственное товарищество или хозяйственное общество правомочно, если:

1) такое решение принято общим собранием членов производственного кооператива единогласно и члены производственного кооператива и ассоциированные члены производственного кооператива, имеющие право голоса и не принявшие участия в указанном общем собрании, дали в письменной форме согласие на данное преобразование;

2) на общем собрании членов производственного кооператива присутствует представитель ревизионного союза, членом которого является данный производственный кооператив. При этом указанный представитель обязан огласить свое заключение о целесообразности преобразования данного производственного кооператива и осуществить контроль за соблюдением правовых норм при принятии общим собранием членов производственного кооператива решения о его преобразовании.

Члены производственного кооператива и ассоциированные члены производственного кооператива, которые не удовлетворены условиями преобразования производственного кооператива, вправе выйти из производственного кооператива и потребовать выплаты в трехмесячный срок своих паев или выдачи соответствующего своим паям имущества.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

В итоге можно сделать вывод, что у каждой организационно-правовой формы юридического лица есть какая-либо отличительная особенность. Она может выражать в невозможности проведения какой-либо формы реорганизации, в особом компетентном органе, в особенностях процедуры реорганизации, в особых требованиях и многом другом. Причины и основания также различны, но в целом они выражаются выделяющимся статусом или индивидуальными особенностями той или иной организационно-правой формы. В большинстве случаев данные вопросы регулирует соответствующий федеральный закон.

 

Глава 3. Проблемы правового регулирования реорганизации юридических лиц в российском гражданском праве и пути их решения

3.1. Проблемы правового регулирования реорганизации юридических лиц в российском гражданском праве

Законодательство о реорганизации юридических лиц в Российской Федерации отличается непоследовательностью. Для юридических лиц в большинстве случаев предусматривается возможность преобразования лишь в аналогичную организационно-правовую форму. Для некоммерческих юридических лиц подобные ограничения формально отсутствуют.  Смысл данного ограничения состоит в запрете искажения юридической природы и законодательном делении организаций на коммерческие и некоммерческие, что в теории должно способствовать защите и дополнительному обеспечению прав кредиторов.

Имело бы смысл, частично снять подобные ограничения, и разрешить возможности преобразования в различные организационно-правовые формы, в пределах коммерческих и некоммерческих организационно-правовых форм.   Так как во многих случаях действующее ограничение не приносит пользы и создает неудобства.

Аналогичную ситуацию можно увидеть и с иными формами реорганизации. Так, например, возможно выполнить реорганизацию в форме присоединения общества с ограниченной ответственностью к закрытому акционерному обществу или выделить из открытого акционерного общества фонд. В первом случае, ещё можно провести реорганизацию общества с ограниченной ответственностью в закрытое акционерное общество, после чего провести реорганизацию уже в форме присоединения, но это влечет дополнительные временные, трудовые и материальные затраты. В итоге польза от подобных ограничений в действующем законодательстве, зачастую, представляется довольно сомнительной. Расширение возможностей реорганизации в пределах коммерческих и некоммерческих организационно-правовых форм, принесло бы большую пользу.

При реорганизации юридического лица, в соответствии с действующим на сегодняшний день законодательством, имеет место универсальное правопреемство, при котором «в результате одного акта переходят в качестве единого целого все права и обязанности правообладателя». Это положение частично оспаривается некоторыми учеными-юристами, которые считают, что выделение, как форма реорганизации юридического лица, характеризуется наличием сингулярного, а не универсального правопреемства. С учетом отсутствия перехода ряда гражданских прав, как уже было сказано ранее, этот подход действительно имеет место быть, на сегодняшний день.

В связи с исключением из законодательства солидарной ответственности юридических лиц, возникших в процессе реорганизации, по долгам, по которым установить правопреемника не представляется возможным, возникают различного рода попытки уйти от расчетов с кредиторами. В реорганизационных документах не рассматривается порядок ответственности перед кредиторами новообразованных юридических лиц. Очевидно, что данное обстоятельство не может вести к прекращению таких прав и обязанностей, так как нельзя давать недобросовестным участникам оборота использовать пробелы в законодательстве в своих сомнительных целях. Для подобных случаев должна быть установлена солидарная ответственность. То есть, при выделении или разделении организаций отсутствие в разделительном

балансе или передаточном акте упоминания о соответствующих обязанностях, должно во всех случаях влечь солидарную ответственность для всех правопреемников реорганизуемого юридического лица.

В связи с вероятными нарушениями справедливого распределения активов и обязательств реорганизуемой организации между ее правопреемниками, проблема защиты и обеспечения прав кредиторов стоит по-прежнему остро.

В связи с этим, предлагается внести в статью 60 ГК РФ пункт 5 следующего содержания: «Если передаточный акт (разделительный баланс), не позволяет определить правопреемника по обязательствам юридического лица перед кредиторами, равно как и в случае, если передаточный акт (разделительный баланс) предполагает распределение активов и обязательств таким образом, что заведомо приводит к нарушению прав и законных интересов кредиторов, все юридические лица являющая правопреемниками реорганизованного юридического лица несут солидарную ответственность перед кредиторами».

Профессор Е.А. Суханов в своих трудах считает — «… зарубежный опыт свидетельствует — минимальный уставный капитал юридического лица должен быть именно в деньгах, т.е. в том, что называют ликвидным имуществом, причем этих денег должно быть достаточно много, не менее 25000 евро. К этому надо стремиться и в нашей стране».

С ним следует согласиться, в связи с тем, что действующий в нашей стране минимальный размер уставного капитала размеров в 10000 рублей (около 250 евро) просто смехотворен. С одной стороны, это можно объяснить методикой стимуляции развития малого бизнеса в России, с другой , уставный капитал должен соответствовать оборотам организации и её возможным долговым обязательствам. Разумеется, есть большие требуемые размеры уставного капитала (например, кредитные учреждения и организации, планирующие заниматься определенными лицензируемыми видами деятельности). Для открытых акционерных обществ минимальный размер уставного капитала составляет 100000 рублей, но не будем забывать, что ОАО в большинстве случаев имеет, куда большие обороты, нежели ООО, и сумма представляется в данном случае крайне низкой. Большая часть организаций сохраняет минимальный размер уставного капитала, так как их учредители не видят практического смысла в его увеличении. Если смотреть на вещи трезво, то никто не станет добровольно увеличивать уставный капитал, только для того, чтобы покрыть больший объем задолженности перед кредиторами, не имея при этом мотивации. Исходя из этого следует, что в действующем законодательстве необходимо увеличить минимальный размер уставного капитала до адекватной, для сути своего применения, суммы. 100.000 рублей для обществ с ограниченной ответственностью и 1.000.000 для открытых акционерных обществ представляется вполне адекватной суммой, которая сможет покрыть возможные долговые обязательства. Разумеется, это может ударить по организациям, которые почти не извлекают доход, а также ограничит дорогу «новым предпринимателям». Как решение подобного побочного эффекта, можно предложить возможность постепенного начисления уставного капитала на расчетный счет организации (например, в течение года). Это позволит малому бизнесу начать свое развитие без лишнего финансового удара. Далее – рассчитывать размер уставного капитала на основании финансового оборота организации за последний год, но минимальной ранее названной суммы. Для юридических лиц, создаваемых в процессе реорганизации, размер уставного капитала должен вычисляться на основании объема переданного ей имущества и активов, с прибавлением суммы минимального уставного капитала предусмотренного для типа этого юридического лица.

Также абсолютно необходимо отменить возможность составлять расчетный счет из имущества, так как только финансы в чистом виде могут являться полноценно ликвидным имуществом, способным покрыть долги перед кредиторами. К тому же, на практике, при регистрации юридического лица с оплатой уставного капитала, размером в 10000 рублей, имуществом, это имущество существует только на бумаге, и не требует никакой оценки.

Гражданский кодекс  устанавливает, что кредитор вправе в судебном порядке потребовать досрочного исполнения обязательства, или прекращения обязательства и возмещения убытков в случае, если реорганизуемым юридическим лицом, его участниками или третьими лицами не предоставлено достаточное обеспечение исполнения соответствующих обязательств. Однако данное положение требует дальнейшего развития и уточнения, так как в текущем его виде представляется довольно расплывчатым. Остается неясным, может ли кредитор использовать подобное право во внесудебном порядке и вправе ли реорганизуемое юридическое лицо договориться с кредиторами о неиспользовании ими данного права. И если кредитор всё же может воспользоваться своим правом без обращения в суд, то, что можно считать «достаточным обеспечением исполнения обязательств»?

Для полноценной защиты прав кредиторов, право кредиторов требовать предоставления дополнительного обеспечения должно распространяться на все организационно-правовые формы юридических лиц. Залог и банковская гарантия должны найти себе место в формате дополнительного обеспечения прав и интересов кредиторов, так как подобные гарантии всецело могут защитить интересы кредитора.

В соответствии с этим, пункт 3 статьи 60 имеет смысл изложить в следующем редакции – «Кредитор  юридического лица, реорганизуемого в форме слияния, присоединения, разделения или преобразования, если его права требования возникли до опубликования сообщения о реорганизации юридического лица, вправе через, обращение к юридическому лицу, либо в судебном порядке, потребовать досрочного исполнения обязательства, должником по которому является это юридическое лицо, или прекращения обязательства и возмещения убытков в случае, если реорганизуемым юридическим лицом, его участниками или третьими лицами не предоставлено достаточное обеспечение исполнения соответствующих обязательств».

Действующее законодательство не содержит специальных норм, регулирующих возможности оспаривания и последствия незаконности проведенной реорганизации. Используемые на практике общие способы защиты: оспаривание решений о реорганизации, актов государственной регистрации новых юридических лиц или выпусков акций, договоров о слиянии (присоединении) — порождают вопросы о последствиях признания недействительной реорганизации (или одного из входящих в ее состав юридических фактов), в том числе о судьбе сделок, совершенных юридическими лицами, возникшими в результате реорганизации, впоследствии признанной недействительной.  ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 14.01.2003 N 1254/5 и ФАС Западно-Сибирского округа в Определении от 28.03.2005 N Ф04-1718/2005(9798-А45-34), основываясь на информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «О сделках юридического лица, регистрация которого признана недействительной», отметили, что признание судом недействительной регистрации юридического лица само по себе не является основанием для того, чтобы считать ничтожными сделки этого юридического лица, совершенные до признания его регистрации недействительной. Из смысла этого письма можно сделать вывод, что сделки юридических лиц, зарегистрированных в результате проведения реорганизации, всё же остаются действительными. В теории это означает, что права и обязанности по сделкам переходят  к юридическому лицу, из которого была образована организация, заключившая сделку, но  аналогичной практики на сегодняшний день не имеется.

Реорганизация хозяйственного общества не может быть признана недействительной или несостоявшейся. Кроме того, такое разграничение косвенно указывает на применение «сделочного» подхода к реорганизации, однако реорганизация не является сделкой и применение этого механизма чуждо ее правовой сущности. Все это лишь усложняет правопонимание и делает затруднительным применение соответствующих норм на практике. В итоге реорганизация может быть признана только незаконной, а в суде должны рассматриваться иски не о признании реорганизации несостоявшейся, а о признании действий, связанных с реорганизацией, незаконными и взыскании убытков (или без такового).

В связи с вышеизложенным, представляется разумным рассмотреть целесообразность закрепления в ГК института «поворота реорганизации» («обратной реорганизации»), то есть возможности проведения в исключительных случаях принудительной реорганизации по решению суда (при незаконном слиянии юридических лиц — их разделение, при незаконном разделении — слияние и т.д.), либо признания ее судом несостоявшейся (при наличии существенных нарушений, ущемляющих права участников реорганизуемого юридического лица).

Вместе с тем, данная ситуация должна считаться исключительной и применяться лишь в случаях невозможности использования иных способов защиты интересов такого участника и с учетом обеспечения справедливого баланса интересов участников реорганизуемого юридического лица и его кредиторов. В частности, препятствием для судебного признания реорганизации несостоявшейся может служить появление у нового юридического лица значительного числа кредиторов, длительность времени, прошедшего между завершением реорганизации и предъявлением требований о ее оспаривании и тому подобные обстоятельства.

В связи с этим предлагается внести в ГК РФ новую статью с названием «Признание реорганизации юридического лица несостоявшейся».

Часть первая предлагаемой статьи — «Суд по требованию участника юридического лица может признать реорганизацию несостоявшейся в случаях, когда решение о реорганизации участниками реорганизованного юридического лица не принималось, либо для государственной регистрации были представлены документы, содержащие заведомо недостоверные сведения».

Часть вторая – «Записи в едином государственном реестре юридических лиц, равно как и правовое положение юридических лиц, реорганизация которых была признана несостоявшейся, восстанавливаются в тот вид, который они имели до внесения записи в единый государственный реестр юридических лиц о начале процедуры реорганизации».

Не смотря на то, что действующее законодательство напрямую не предусматривает возможности приостановления реорганизации, аннулирования  поданного заявления о начале процедуры реорганизации и возврате юридическому лицу статуса «действующего юридического лица», судебная практика говорит о том, что подобное действие совершить возможно, и оно не будет нарушать действующего российского законодательства. Соответственно, имело бы смысл исправить подобную проблему введением соответствующих положений в действующее законодательство.

Имеет смысл дополнить статью 13.1 пунктом 4, следующего содержания – «В случае отказа от проведения реорганизации юридического лица, лицо являющееся заявителем в государственной регистрации начала процедуры реорганизации обязано письменно уведомить регистрирующий орган об отказе от проведения процедуры реорганизации в течение 3 дней со дня вынесения такого решения».

Судебная практика дает довольно интересное утверждение, что «преобразование типа общества в рамках одной организационно-правовой формы не является реорганизацией». Суды исходят из того, что изменение типа акционерного общества не является реорганизацией в смысле ст. 20 Федерального закона «Об акционерных обществах». Так, Пленум Высшего Арбитражного Суда постановил, что при рассмотрении споров, связанных с преобразованием акционерного общества одного типа в акционерное общество другого типа, необходимо учитывать, что изменение типа общества не является реорганизацией юридического лица (его организационно-правовая форма не изменяется). Таким же образом, преобразование ОАО в ЗАО не является реорганизацией общества в смысле п. 1 ст. 20 Федерального закона «Об акционерных обществах», на основании чего не может считаться основанием для возникновения у общества обязанности по выкупу акций истца.

В итоге можно сделать вывод, что большинство проблем правового регулирования реорганизации в действующем законодательстве выражаются в пробелах в действующих нормативных актах и отсутствии регулирования ряда важных проблем.


Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

Страницы:   1   2   3   4