Меню Услуги

Терроризм: уголовно-правовой и криминологический аспекты. Часть 2.

Страницы:   1   2   3   4


1.2. Правовая основа борьбы с терроризмом в России

Терроризм во всех его проявлениях является одной из глобальных проблем, решение которой невозможно без объединения усилий различных государств.

Как отмечается в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2012 г. N 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности», терроризм представляет угрозу международному миру и безопасности, развитию дружественных отношений между государствами, сохранению территориальной целостности государств, их политической, экономической и социальной стабильности, а также осуществлению основных прав и свобод человека и гражданина, включая право на жизнь.

Государственная и общественная безопасность в России обеспечивается с учетом общепризнанных принципов и норм международного права. Нормативно-правовые акты универсального и регионального характера XX — начала XXI в. ориентируют на неприемлемость терроризма и экстремизма для международного сообщества. Нормативно-правовой основой охраны безопасности человека в национальных правовых системах служат Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Конвенция о защите прав человека и основных свобод, Декларация о мерах по ликвидации международного терроризма, Международная конвенция ООН о борьбе с бомбовым терроризмом, Международная конвенция ООН о борьбе с финансированием терроризма, Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма, Европейская конвенция о борьбе с терроризмом, содержащие разработанные международным сообществом основные направления противодействия терроризму. Конвенциональное международное законодательство предлагает дефиницию терроризма, под которым следует понимать деяния, угрожающие жизни или приводящие к гибели людей, имеющие пагубные последствия для международных отношений и представляющие угрозу для безопасности государств.

Достаточно объемная трактовка терроризма дана в Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 г. Под терроризмом понимается любое деяние, направленное на то, чтобы вызвать смерть какого-либо гражданского лица или любого другого лица, не принимающего активного участия в военных действиях в ситуации вооруженного конфликта, или причинить ему тяжкое телесное повреждение, а также нанести значительный ущерб какому-либо материальному объекту, равно как и организация, планирование такого деяния, пособничество его совершению, подстрекательство к нему, когда цель такого деяния в силу его характера или контекста заключается в том, чтобы запугать население, нарушить общественную безопасность или заставить органы власти либо международную организацию совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения, и преследуемое в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством сторон. Однако указанная дефиниция терроризма получила критическую оценку на страницах специальной литературы. Предложенная Шанхайской конвенцией о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 г. дефиниция терроризма заведомо детерминирует проблемы нормативно-правового оформления на национальном уровне и толкования терроризма на уровне международных и межгосударственных отношений.

В этой связи доктринально-практический интерес представляет определение терроризма, введенное Конвенцией Шанхайской организации сотрудничества против терроризма от 16 июня 2009 г. Под терроризмом согласно данной Конвенции следует понимать идеологию насилия и практику воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями путем совершения либо угрозы совершения насильственных и (или) иных преступных действий, связанных с устрашением населения и направленных на причинение ущерба личности, обществу и государству (ст. 2). Следует отметить, что в данном конвенциальном определении отсутствуют неотъемлемые признаки терроризма, что неизбежно повлечет неоднозначность дефиниции при оформлении норм национального уголовного законодательства.

Пристальное внимание в Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации и Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом сосредоточено на борьбе международного сообщества с экстремизмом. Провозглашение в международных документах права на свободное выражение мнения человеком сопровождается предписанием регламентации законодательного запрета на выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, дискриминации, вражды, превосходства, расистской деятельности либо насилия. Вследствие этого Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом исключает возможность оправдания терроризма, сепаратизма и экстремизма. Виновные в совершении указанных деяний независимо от мотива подлежат ответственности в соответствии с законом.

Необходимо отметить, что отсутствие на международном уровне универсальных дефиниций терроризма и сепаратизма порождает невозможность единообразного подхода к понятию данного социально-правового явления. Наметившийся на национальном и региональном уровнях правовой партикуляризм диктует целесообразность консолидации нормативно-правовых ресурсов. Вследствие этого актуальным представляется принятие Организацией Объединенных Наций документов универсального характера, содержащих научно и организационно-практически обоснованные определения понятий терроризма и экстремизма. Создание международных стандартов по борьбе с терроризмом и экстремизмом позволит консолидировать юридические и организационно-правовые ресурсы государств, заинтересованных в ликвидации проявлений терроризма и экстремизма. Более того, стандартизация универсальной формулы терроризма и экстремизма создаст условия для разработки уголовно-правовой политики в сфере противодействия терроризму и экстремизму с учетом особенностей национальных правовых систем.

Раскрывая особенности стратегического противодействия терроризму и экстремизму в Российской Федерации, следует отметить институционализацию базовых понятий в рамках конституционного и отраслевого законодательства РФ. Национальную основу противодействия преступлениям террористического характера и экстремистской направленности образуют Конституция РФ и федеральные законы. Основной государственный закон признает человека, его права и свободы высшей ценностью, их соблюдение и защиту — обязанностью государства. Ограничение отдельных прав и свобод допускается лишь в исключительных, предусмотренных Конституцией РФ случаях. В России декларируются идеологическое, политическое многообразие и многопартийность. Между тем устанавливается запрет на создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя, нарушение целостности или подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни. Государство гарантирует равенство прав и свобод независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям. В этой связи запрещаются любые формы ограничения прав человека по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Свобода мысли и слова вместе с тем исключает пропаганду или агитацию, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Регламентируется запрет на пропаганду социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.

Несмотря на то что Конституция Российской Федерации в п. 4 ст. 15 закрепляет, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы», их непосредственное применение часто затруднено. Требуется обязательное включение таких норм в действующее законодательство, что, например, прямо предусмотрено указанными Конвенциями.

В последние годы в нашей стране были предприняты существенные усилия по совершенствованию антитеррористического законодательства. Значительной вехой в его развитии стало принятие Федерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ «О противодействии терроризму», который установил основные принципы противодействия терроризму, правовые и организационные основы профилактики терроризма и борьбы с ним, минимизации и (или) ликвидации последствий проявлений терроризма, а также правовые и организационные основы применения Вооруженных Сил Российской Федерации в борьбе с терроризмом.

Принятие названного Федерального закона инспирировало существенную модернизацию уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства в данной сфере.

Особенно наглядно это проявляется в уголовном законодательстве, которое, являясь результатом правотворческой деятельности государства, выступает одним из основных инструментов уголовной политики. В рассматриваемый период его совершенствование происходило практически непрерывно.

Так, Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму» расширил пределы действия уголовного закона в пространстве за счет корректировки положений принципа гражданства, дополнил УК РФ гл. 15.1 «Конфискация имущества», изменил название и диспозицию ст. 205 «Террористический акт», предусмотрел уголовную ответственность за содействие террористической деятельности (ст. 205.1 УК РФ) и публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма (ст. 205.2 УК РФ).

Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. N 321-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам противодействия терроризму» существенно изменил квалифицированные составы террористического акта (ст. 205 УК РФ) и некоторых других преступлений.

В декабре 2009, 2010 и 2011 гг. были усилены санкции за преступления террористической направленности.

Федеральным законом от 2 ноября 2013 г. N 302-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» введена уголовная ответственность за прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности (ст. 205.3 УК РФ), организацию террористического сообщества и участие в нем (ст. 205.4 УК РФ), организацию деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации (ст. 205.5 УК РФ).

Одной из последних вех выступил Федеральный закон от 5 мая 2014 г. N 130-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Им предусмотрены, например, увеличение сроков лишения свободы по совокупности преступлений и по совокупности приговоров, отмена сроков давности и пр. за преступления террористической направленности, корректировка диспозиций и санкций ряда статей Особенной части УК РФ.

Это далеко не полный перечень изменений уголовного законодательства, которые со всей очевидностью показывают, что противодействие терроризму как наиболее опасному проявлению экстремизма действительно является одним из современных направлений уголовной политики России.

В соответствии со статьей 3 ФЗ «О противодействии терроризму» противодействие терроризму — это деятельность органов государственной власти и органов местного самоуправления, а также физических и юридических лиц по:

а) предупреждению терроризма, в том числе по выявлению и последующему устранению причин и условий, способствующих совершению террористических актов (профилактика терроризма);

б) выявлению, предупреждению, пресечению, раскрытию и расследованию террористического акта (борьба с терроризмом);

в) минимизации и (или) ликвидации последствий проявления терроризма.

В соответствии со ст. 1 вышеназванного Федерального закона правовую основу противодействия терроризму составляют Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации, Федеральный закон «О противодействии терроризму» и другие федеральные законы, нормативные правовые акты Президента Российской Федерации, нормативные правовые акты Правительства Российской Федерации, а также принимаемые в соответствии с ними нормативные правовые акты других федеральных органов государственной власти.

Таким образом, представляется, что к антитеррористическому законодательству следует относить как те нормативные правовые акты, основной задачей которых является противодействие терроризму, так и те, которые, непосредственно преследуя другие цели, тем не менее способны внести свою лепту в это.

Например, ограничивая оборот наличных денежных средств, государство стремится прежде всего обеспечить надлежащие налоговые поступления в бюджет, но тем самым одновременно препятствует финансированию терроризма; упорядочивая доступ в сеть Интернет, ведет борьбу не только с мошенниками и клеветниками, злоупотребляющими анонимностью, но и с различного рода экстремистами, в том числе призывающими и к осуществлению террористической деятельности, так как терроризм можно рассматривать в качестве наиболее опасной формы проявления экстремизма.

Также следует отметить, что в последние годы получил широкое распространение такой вид противоправной деятельности в глобальных компьютерных сетях, как «кибертерроризм», который характеризуется стремлением к существенной дестабилизации общественного порядка. Это явление неразрывно связано с развитием информационной инфраструктуры: при постоянно возрастающей зависимости общества от бесперебойного функционирования вычислительных систем действия, направленные на их разрушение, наносят все более значительный ущерб и вызывают серьезный общественный резонанс. Кибертеррористы совершают взломы сетевых ресурсов, применяют различные вредоносные программы, блокирующие системы или уничтожающие содержащиеся в них данные. Арсенал используемых средств постоянно пополняется и модернизируется в соответствии с изменяющимися условиями, появлением новой техники и технологий. Согласимся с мнением, что «кибертерроризм как система преступлений в сфере компьютерной информации представляет реальную угрозу внешнему и внутреннему контуру национальной безопасности России, и выявление каналов и источников его финансирования также является актуальной задачей правоохранительных органов и спецслужб». Соответственно, изменения, вносимые в современное уголовное законодательство, в том числе и в гл. 28 УК РФ, направлены на усиление борьбы с данной разновидностью террористической деятельности.

Среди федеральных актов, регулирующих противодействие терроризму, помимо ФЗ «О противодействии терроризму», можно назвать следующие:

1) Федеральный закон от 07.08.2001 N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Данный Закон направлен на защиту прав и законных интересов граждан, общества и государства путем создания правового механизма противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Он регулирует отношения граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства, организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, а также государственных органов, осуществляющих контроль на территории Российской Федерации за проведением операций с денежными средствами или иным имуществом, в целях предупреждения, выявления и пресечения деяний, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма. Действие этого Федерального закона распространяется на филиалы и представительства, а также на дочерние организации организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, расположенные за пределами Российской Федерации, если это не противоречит законодательству государства их места нахождения;

2) Федеральный закон от 03.04.1995 N 40-ФЗ «О Федеральной службе безопасности». Статья 9.1 этого Закона дает понятие борьбы с терроризмом и определяет полномочия ФСБ по осуществлению этой деятельности.

Борьба с терроризмом — деятельность, осуществляемая органами федеральной службы безопасности и (или) их подразделениями (далее в статье — органы по борьбе с терроризмом), а также должностными лицами указанных органов и подразделений, по выявлению, предупреждению, пресечению, раскрытию и расследованию террористических актов посредством проведения оперативно-боевых и иных мероприятий.

Основаниями для проведения органами по борьбе с терроризмом мероприятий по борьбе с терроризмом являются:

1) необходимость пресечения террористического акта;

2) необходимость выявления лиц, причастных к подготовке и совершению террористического акта;

3) необходимость добывания информации о событиях или действиях, создающих угрозу терроризма;

3) Федеральный закон от 21.07.2011 N 256-ФЗ «О безопасности объектов топливно-энергетического комплекса» устанавливает организационные и правовые основы в сфере обеспечения безопасности (в т.ч. антитеррористической) объектов топливно-энергетического комплекса в Российской Федерации, за исключением объектов атомной энергетики, в целях предотвращения актов незаконного вмешательства, определяет полномочия федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации в указанной сфере, а также права, обязанности и ответственность физических и юридических лиц, владеющих на праве собственности или ином законном праве объектами топливно-энергетического комплекса;

4) Федеральный закон от 06.02.1997 N 27-ФЗ «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации». Статья 23.1 Закона устанавливает, что соединения и воинские части (подразделения) внутренних войск в соответствии с нормативными правовыми актами Российской Федерации участвуют в контртеррористической операции и обеспечении правового режима контртеррористической операции;

5) другие федеральные законы.

Среди указов Президента Российской Федерации в рассматриваемой сфере деятельности особое внимание следует уделить:

1) Указу Президента РФ от 12.05.2009 N 537 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года», согласно которому основными направлениями обеспечения национальной безопасности Российской Федерации являются стратегические национальные приоритеты, которыми определяются задачи важнейших социальных, политических и экономических преобразований для создания безопасных условий реализации конституционных прав и свобод граждан Российской Федерации, осуществления устойчивого развития страны, сохранения территориальной целостности и суверенитета государства. Стратегия является базовым документом по планированию развития системы обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, в котором излагаются порядок действий и меры по обеспечению национальной безопасности. Она является основой для конструктивного взаимодействия органов государственной власти, организаций и общественных объединений для защиты национальных интересов Российской Федерации и обеспечения безопасности личности, общества и государства;

2) Концепции противодействия терроризму в Российской Федерации, утвержденной Президентом Российской Федерации 05.10.2009. Она определяет основные принципы государственной политики в области противодействия терроризму в Российской Федерации, цель, задачи и направления дальнейшего развития общегосударственной системы противодействия терроризму в Российской Федерации.

Цель противодействия терроризму в Российской Федерации — защита личности, общества и государства от террористических актов и иных проявлений терроризма.

Основными задачами противодействия терроризму являются:

1) выявление и устранение причин и условий, способствующих возникновению и распространению терроризма;

2) выявление, предупреждение и пресечение действий лиц и организаций, направленных на подготовку и совершение террористических актов и иных преступлений террористического характера;

3) привлечение к ответственности субъектов террористической деятельности в соответствии с законодательством Российской Федерации;

4) поддержание в состоянии постоянной готовности к эффективному использованию сил и средств, предназначенных для выявления, предупреждения, пресечения террористической деятельности, минимизации и (или) ликвидации последствий проявлений терроризма;

5) обеспечение безопасности граждан и антитеррористической защищенности потенциальных объектов террористических посягательств, в т.ч. критически важных объектов инфраструктуры и жизнеобеспечения, а также мест массового пребывания людей;

6) противодействие распространению идеологии терроризма и активизация работы по информационно-пропагандистскому обеспечению антитеррористических мероприятий;

3) Указу Президента РФ от 15.02.2006 N 116 «О мерах по противодействию терроризму». Данным Указом было утверждено Положение о Национальном антитеррористическом комитете, который является органом, обеспечивающим координацию деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления по противодействию терроризму, а также осуществляющим подготовку соответствующих предложений Президенту Российской Федерации;

4) Указу Президента РФ от 14.06.2012 N 851 «О порядке установления уровней террористической опасности, предусматривающих принятие дополнительных мер по обеспечению безопасности личности, общества и государства». В случае, когда есть данные о реальной возможности теракта, но они требуют подтверждения, объявляется повышенный уровень — «синий», при подтверждении такой информации — высокий («желтый»), при непосредственной угрозе теракта или его совершении — критический («красный»). При устранении угрозы теракта введенный уровень террористической опасности отменяется. Каждому уровню соответствуют определенные дополнительные меры безопасности.

К актам, издаваемым Правительством Российской Федерации, в области противодействия терроризму, можно отнести:

1) Постановление Правительства РФ от 06.06.2007 N 352 «О мерах по реализации Федерального закона «О противодействии терроризму» (вместе с «Положением о применении оружия и боевой техники Вооруженными Силами Российской Федерации для устранения угрозы террористического акта в воздушной среде или пресечения такого террористического акта», «Положением о применении оружия и боевой техники Вооруженными Силами Российской Федерации для устранения угрозы террористического акта во внутренних водах, в территориальном море, на континентальном шельфе Российской Федерации и при обеспечении безопасности национального морского судоходства, в том числе в подводной среде, или для пресечения такого террористического акта», «Положением о применении Вооруженными Силами Российской Федерации»);

2) Постановление Правительства РФ от 18.01.2003 N 27 «Об утверждении Положения о порядке определения перечня организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, и доведения этого перечня до сведения организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом»;

3) Постановление Правительства РФ от 04.05.2008 N 333 «О компетенции федеральных органов исполнительной власти, руководство деятельностью которых осуществляет Правительство Российской Федерации, в области противодействия терроризму»;

4) Постановление Правительства РФ от 25.08.1999 N 936 «О дополнительных мерах по социальной защите членов семей военнослужащих и сотрудников органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, уголовно-исполнительной системы, непосредственно участвовавших в борьбе с терроризмом на территории Республики Дагестан и погибших (пропавших без вести), умерших, ставших инвалидами в связи с выполнением служебных обязанностей»;

5) Постановление Правительства РФ от 16.04.2008 N 278 «О возмещении расходов, связанных с использованием при проведении контртеррористической операции транспортных средств, принадлежащих организациям или физическим лицам»;

6) Постановление Правительства РФ от 13.03.2008 N 167 «О возмещении лицу, принимавшему участие в осуществлении мероприятия по борьбе с терроризмом, стоимости утраченного или поврежденного имущества»;

7) другие.

К подзаконным нормативным актам, принимаемым в сфере противодействия терроризму, можно в первую очередь отнести приказы ФСБ РФ. Например:

1) Приказ ФСБ РФ от 25.06.2008 N 304 «Об утверждении Порядка выплаты в органах федеральной службы безопасности единовременного пособия в возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью лиц в связи с их участием в борьбе с терроризмом»;

2) Приказ ФСБ РФ от 16.10.2010 N 507 «О денежном вознаграждении лиц, оказывающих содействие в выявлении, предупреждении, пресечении, раскрытии и расследовании террористического акта, выявлении и задержании лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших такой акт» и т.д.


Глава II. Уголовно-правовая характеристика акта терроризма

2.1. Объективные признаки

Как и любое другое преступление, предусмотренное Особенной частью УК РФ, террористический акт имеет свой состав. Состав преступления состоит из объективных и субъективных признаков. К объективным признакам относятся объект и объективная сторона, а к субъективным — субъективная сторона и субъект.

Объект преступления — это охраняемые уголовным законом общественные отношения, интересы и блага, на которые посягает преступление. Согласно ст. 2 УК РФ, задачами уголовного законодательства выступает охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений.

Состав террористического акта отнесен законодателем к группе преступлений, направленных против общественной безопасности, из чего следует, что непосредственным объектом этого состава является общественная безопасность.

В.П. Тихий делит понятие «общественная безопасность» на четыре уровня. По мнению автора, общественная безопасность понимается в самом широком, широком и узком смыслах, а также как родовой объект преступления против общественной безопасности. Данная позиция представляется правильной. По нашему мнению, необходимо в рамках УК РФ выделить несколько видов общественной безопасности. В самом УК РФ общественная безопасность понимается в разных по объему смыслах: широком и узком.

Структура раздела IX УК РФ — «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка», представляет следующие главы: «Преступления против общественной безопасности» (гл. 24); «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» (гл. 25); «Экологические преступления» (гл. 26); «Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта» (гл. 27); «Преступления против компьютерной информации» (гл. 28). Раздел IX УК РФ понимает общественную безопасность в широком смысле. В состав последней входят: непосредственно общественная безопасность, безопасность здоровья населения, экологическая безопасность, безопасность движения и эксплуатации транспорта, безопасность компьютерной информации и т.д.

Что же касается гл. 24 УК РФ — «Преступления против общественной безопасности», то здесь общественная безопасность понимается в более узком смысле, так как за рамки данной главы выведены составы преступлений, направленные против безопасности здоровья населения, экологической безопасности, безопасности движения и эксплуатации транспорта и т.п.

Если же провести анализ составов преступлений гл. 24 УК РФ, то их можно разделить на четыре группы:

— общие преступления против общественной безопасности;

— преступления против общественного порядка;

— преступления, связанные с нарушением правил производственной безопасности;

— преступления, связанные с нарушением порядка обращения с предметами, представляющими повышенную опасность.

Таким образом, общественная безопасность понимается еще в более узком смысле. Можно сделать вывод, что в рамках УК РФ общественная безопасность в широком смысле представляет собой объект, выраженный в наименовании раздела IX УК РФ — «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка», в узком смысле — объект, выраженный в наименовании гл. 24 УК РФ — «Преступления против общественной безопасности», и в еще более узком смысле как «общие преступления против общественной безопасности». Тем не менее, остается вопрос, связанный с определением так называемого «наиболее узкого» понятия общественной безопасности.

Наиболее приоритетным, на наш взгляд, представляется определение общественной безопасности как непосредственного объекта состава террористического акта, предлагаемое Д.В. Соповым. По мнению автора, основу общественной безопасности представляет «одна из составляющих общественной безопасности как видового объекта преступлений, предусмотренных главой 24 УК РФ, не связанная ни с посягательством на общественный порядок, ни с нарушением специальных правил ведения различных работ или обращения с предметами, веществами и материалами общеопасного характера, и представляющая собой совокупность общественных отношений, обеспечивающих базовые условия безопасного существования общества».

В указанном определении автор пытается воспроизвести понятие общественной безопасности как непосредственного объекта состава террористического акта путем отграничения от него категорий общественного порядка, общественной безопасности, связанной с нарушением специальных правил ведения различных работ, обращения с предметами, веществами и материалами общеопасного характера. Возникает вопрос: что же остается после такого отграничения? Здесь необходимо исходить из специфики конкретного состава преступления, входящего в группу общих преступлений против общественной безопасности. По нашему мнению, при конструировании определения общественной безопасности как непосредственного объекта состава террористического акта, необходимо исходить из формулировки диспозиции ст. 205 УК РФ. Исходя из данной формулировки, под общественной безопасностью как непосредственным объектом состава террористического акта представляется возможным понимать совокупность общественных отношений, складывающихся из безопасности жизни человека, собственности и др. Наряду с непосредственным объектом состав террористического акта могут иметь место и дополнительные объекты. Таковыми могут выступать жизнь человека, собственность и др.

В.В. Мальцев отмечает, что общественная безопасность «как уголовно-правовой объект по своему объему шире таких объектов, как собственность, здоровье, жизнь, и включает их в свое содержание. Более того, причинение ущерба общественной безопасности почти всегда происходит посредством причинения ущерба именно этим объектам». Аналогичную позицию высказывает и Ю.Ф. Франциферов.

По нашему мнению, представляется необходимым отделять непосредственный объект состава террористического акта от дополнительных объектов последнего. Данная позиция подкрепляется тем, что при совершении террористического акта вред жизни, здоровью, собственности может и не быть причинен. В ст. 205 УК РФ говорится только о таких дополнительных объектах состава террористического акта, как жизнь человека, собственность и о наступлении иных тяжких последствий. Поэтому отсутствие в ст. 205 УК РФ таких объектов, как здоровье человека и окружающая среда, можно считать пробелом.

Рассмотрим объективную сторону состава террористического акта. Объективная сторона — это внешняя характеристика преступления. Она представляет собой общественно опасное и противоправное деяние, посягающее на объект, охраняемый законом. Статья 205 УК РФ устанавливает, что террористический акт — это совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий в целях воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях.

Таким образом, объективная сторона террористического акта может выражаться в двух формах:

1) совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий;

2) угроза совершения указанных действий.

В соответствии с ч. 1 ст. 205 УК РФ террористический акт совершается путем активных действий. По мнению В.В. Мальцева, «террористическая акция иногда может быть осуществлена и путем бездействия (посредством невыполнения обязанностей, связанных со своевременным отключением производственных или технологических процессов в энергетике, на транспорте, либо в добывающей промышленности)». Данное мнение разделяем. Представляется возможным в диспозиции ч. 1 ст. 205 УК РФ заменить термин «действия» на «деяния».

Законодатель не дает исчерпывающего перечня действий, которые могут составлять объективную сторону рассматриваемого состава. Что касается так называемых «иных действий», то они представляют собой действия различного характера, которые могут повлечь тяжкие последствия, такие же, как при взрыве или поджоге (затопление определенных участков территории, заражение местности химическими веществами и т. п.).

В первой редакции п. «в» ч. 2 ст. 205 УК РФ к числу отягчающих обстоятельств состава террористического акта был отнесен такой способ как применение огнестрельного оружия. В юридической литературе высказывались мнения о нелогичности наличия такого отягчающего обстоятельства, как применение огнестрельного оружия в ч. 2 ст. 205 УК РФ. Законодатель исключил отягчающее обстоятельство состава террористического акта, выраженное в его совершении с применением огнестрельного оружия. Вместе с тем возникает новый вопрос, будет ли такой способ, как совершение террористического акта с применением огнестрельного оружия, квалифицироваться по ч. 1 ст. 205 УК РФ? Представляется, что применение огнестрельного оружия должно относиться к числу способов состава террористического акта в диспозиции ч. 1 ст. 205 УК РФ.

В ч. 1 ст. 205 УК РФ законодателем выделены следующие признаки, характеризующие объективную сторону террористического акта:

  • устрашение населения;
  • создание опасности гибели человека;
  • создание опасности причинения значительного имущественного ущерба;
  • создание опасности наступления иных тяжких последствий.

Другая форма объективной стороны рассматриваемого состава преступления выражается в угрозе совершения взрыва, поджога или иных действий. В юридической литературе ставится вопрос о целесообразности наличия в ст. 205 УК РФ такой формы объективной стороны террористического акта, как угроза последним. По мнению ряда ученых это не совсем оправдано. В.В. Мальцев отмечает, что, согласно ч. 1 ст. 205 УК РФ, угроза приравнена к совершению террористических действий, что является неоправданным, ибо угроза совершения таких действий «по общественной опасности совсем не равна реальному взрыву, поджогу, иным террористическим действиям».

По мнению С.Д. Гринько, угроза террористическим актом «должна быть предусмотрена отдельной статьей УК РФ либо предусматриваться одной статьей наряду с заведомо ложным сообщением об акте терроризма. В отношении исключения из состава ст. 205 УК РФ объективной стороны в форме угрозы высказываются и другие авторы, в частности, Л.Д. Гаухман.

Разделяем мнения тех авторов, которые считают, что угроза совершением террористического акта должна быть предусмотрена отдельной статьей УК РФ. Считаем, что необходимо исключить такой способ совершения террористического акта как «угроза», из диспозиции состава, предусмотренного ст. 205 УК РФ и внести в УК РФ отдельный состав преступления, путем включения в УК РФ отдельной статьи, объективную сторону которой и будет составлять «угроза совершением террористического акта». Эту статью можно озаглавить: «Угроза совершением террористического акта». Диспозицию данной статьи можно изложить в следующей редакции: «Угроза совершением террористического акта, то есть деяния, предусмотренного ст. 205 настоящего Кодекса».

Одним из сложных является вопрос, связанный с моментом окончания террористического акта. По мнению ряда авторов, состав террористического акта является формальным, то есть для его совершения не требуется наступления каких-либо последствий. Угроза совершения террористического акта «относится к числу формально-материальных составов преступлений».

Законодатель указывает именно на совершение взрыва, поджога или иных действий. Таким образом, рассматриваемый состав преступления является формальным, так как он считается оконченным с момента совершения указанных действий и для него не требуется наступление каких- либо еще последствий. Действия, указанные в ч. 1 ст. 205 УК РФ, только создают опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий. О том, что состав террористического акта является формальным, свидетельствует и судебная практика. Однако, составы п. «б» и п. «в» ч. 2 и п. «б» ч. 3 ст. 205 УК РФ являются материальными, так как для них характерно наступление определенных последствий.


Страницы:   1   2   3   4

Узнай стоймость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!