Меню Услуги

Терроризм: уголовно-правовой и криминологический аспекты. Часть 4.

Страницы:   1   2   3   4


3.2. Специально-криминологические меры предупреждения современного терроризма

Предупреждение терроризма, как и противодействие ему в целом, в настоящее время базируется на определенных законом принципах: обеспечения и защиты основных прав и свобод человека и гражданина; законности; сотрудничества государства с общественными и религиозными объединениями, международными и иными организациями, гражданами; приоритета защиты прав и законных интересов лиц, подвергающихся террористической опасности; системности и комплексного использования социально-экономических, политических, информационно-пропагандистских, правовых, специальных и иных мер; приоритета мер предупреждения терроризма; минимизации и (или) ликвидации его последствий; соразмерности применяемых мер степени террористической опасности; сочетания гласных и негласных мер; конфиденциальности сведений о специальных средствах, технических приемах, тактике осуществления мероприятий по борьбе с терроризмом, а также о составе их участников; недопустимости политических уступок террористам и неотвратимости их наказания за осуществление террористической деятельности; единоначалия в руководстве привлекаемыми силами и средствами при проведении контртеррористических операций.

Выявление и устранение основных причин терроризма, снижение их негативного влияния на общество лежит в основе осуществляемого в рамках противодействия терроризму общего предупреждения террористической деятельности. В целом такое предупреждение, требующее колоссальных материальных, людских, временных ресурсов, включает меры по стабилизации всех сторон жизни общества, устранению в нем конфликтности, привитию гражданам положительных ценностных ориентаций, созданию для них жизненной перспективы.

Значительно легче реализовать меры специально-криминологического предупреждения терроризма, направленные в основном на устранение условий, способствующих этой преступной деятельности. Данные меры, базирующиеся на мониторинге криминогенной ситуации, включают: выявление и последующее устранение конкретных причин и условий, способствующих терроризму; постоянную антитеррористическую пропаганду; противодействие процессам, создающим почву для совершения террористических действий, в том числе осуществление контроля за националистической, фундаменталистской, экстремистской средой, за информацией, представляющей интерес для террористов, за хранением оружия, взрывчатых веществ и материалов повышенной опасности, охрану режимных объектов; поддержание в постоянной готовности ведомственных систем противодействия терроризму, создание единого для них банка данных, их материально-техническое, финансовое, организационное обеспечение; предотвращение замышляемых и пресечение совершаемых актов террористической деятельности; психологическую и виктимологическую подготовку населения и его инструктаж о поведении в условиях совершения террористических действий и их ликвидации; подготовку и проведение контртеррористических операций.

Реализация специально-криминологических мер предупреждения терроризма возложена на всю систему правоохранительных органов России. Однако основную роль в их осуществлении играют органы ФСБ и внутренних дел, действующие под руководством специально созданных Национального антитеррористического комитета и региональных комиссий по противодействию терроризму.

Особое значение в предупреждении терроризма имеет выявление органами внутренних дел причин и условий, способствующих совершению этого преступления, принятие в пределах своей компетенции мер по их устранению. На основе мониторинга оперативной обстановки и анализа информации сотрудники органов внутренних дел выявляют существующие террористические группы, принимают меры по их разобщению, задержанию участников этих групп как на этапах подготовки преступлений, так и в процессе проведения антитеррористических операций и пресечения преступлений. Постоянной задачей сотрудников органов внутренних дел являются правовая пропаганда и информирование населения о правилах поведения в ситуациях, складывающихся в результате совершения актов терроризма, а также предупреждение преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия, наркотических средств. К числу предупредительных мер также относятся выявление и перекрытие органом внутренних дел каналов финансирования терроризма, проверка финансово-хозяйственной деятельности лиц, в отношении которых имеется информация о причастности к финансированию терроризма. Немаловажное профилактическое значение имеет и участие сотрудников органов внутренних дел в проведении предполетного и послеполетного досмотров пассажиров, багажа, бортовых запасов воздушного судна, грузов и почты.

Наряду с отмеченными мерами общего и специально-криминологического предупреждения, противодействие терроризму осуществляется в результате непосредственной борьбы с ним, включающей:

а) выявление замышляемых и пресечение совершаемых террористических актов, их раскрытие и расследование;

б) обезвреживание террористов, обеспечение безопасности физических лиц, организаций и учреждений, достигаемые в результате- проведения контртеррористических операций — комплекса специальных, оперативно-боевых, войсковых и иных мероприятий с применением боевой техники, оружия и специальных средств;

в) минимизацию и (или) ликвидацию последствий проявления терроризма.

Противодействие терроризму, осуществляемое на основе указанных принципов и мер, направлено на обеспечение безопасности граждан, общества и государства от разнообразных угроз террористического характера, а в целом на обеспечение национальной безопасности страны.

3.3. Пути совершенствования уголовного законодательства об ответственности за акт терроризма

Одной из мер по реализации задач в сфере борьбы с преступлениями террористического характера является совершенствование уголовного законодательства и практики его применения.

Изменения в уголовном, уголовно-процессуальном законодательстве, в правоохранительной системе России еще раз подчеркнули важность борьбы с терроризмом. Федеральными законами несколько раз корректировалась ст. 205 УК РФ.

Верховный Суд РФ в Постановлениях Пленума неоднократно затрагивал вопросы квалификации террористического акта и других преступлений террористического характера.

Однако изменения в законодательстве, разъяснения Пленума Верховного Суда РФ вызвали научные дискуссии и сложности в правоприменительной деятельности, возникло много вопросов и ошибок в следственной и судебной практике. Среди них наиболее значимыми выступают проблемы квалификации террористического акта, сопряженного с умышленным причинением смерти человеку.

Поэтому рассмотрение научных основ квалификации данного преступления (уточнение понятий «терроризм», «террористический акт», «цели и последствия террористического акта», «убийство») представляет особую актуальность и значимость.

Для правильной квалификации преступлений против общественной безопасности, в частности террористического акта, сотрудникам полиции требуется четкое знание норм уголовного права и теории уголовного права.

Вопросам квалификации преступлений в уголовном праве посвящены работы известных ученых, таких, как В.Н. Кудрявцев, Б.А. Куринов, Н.Г. Кадников и др. Большинство из них в той или иной мере считают, что квалификация преступления — это установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой. Юридической основой квалификации преступления является состав преступления. В связи с изложенным необходимо раскрыть состав преступления, предусмотренного ст. 205 УК РФ.

В юридической литературе непосредственным объектом террористического акта считают общественную безопасность. Дополнительным объектом — жизнь, здоровье, собственность, организационно-управленческий вред. При этом мы считаем, что общественная безопасность представляет собой совокупность общественных отношений, в рамках которых осуществляется безопасная жизнедеятельность граждан как членов общества, нормальные условия деятельности учреждений, предприятий и граждан при производстве различного рода работ и в процессе обращения с общеопасными предметами. Как справедливо отмечал видный юрист Я.М. Брайнин, из-за неполного и потому неправильного представления об объекте преступления нередко возникают ошибки при квалификации преступлений.

В литературе отмечается и иная точка зрения, согласно которой нарушение общественной безопасности выступает в качестве единственного последствия — и никаких дополнительных объектов в виде личности, жизни, здоровья и собственности и т.п. здесь быть не может.

Как видим, в литературе нет однозначного взгляда на понятия об объектах террористического акта.

Объективная сторона террористического акта заключена в совершении взрывов, поджогов или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, поскольку терроризировать — это значит, по словарю Ожегова, «устрашить террором, насилием, запугать чем-нибудь, держа в состоянии постоянного страха».

Опасность гибели людей означает, что эти действия угрожали жизни хотя бы одного человека. Опасность — объективно существующая возможность негативного воздействия на объект или процесс, в результате которого может быть причинен какой-либо ущерб, вред, ухудшающий состояние, придающий развитию нежелательную динамику или параметры (характер, темпы, формы и т.д.).

Иными действиями могут быть любые умышленные действия, которые вызывают такие же последствия, как и при взрыве (распространение эпидемии или эпизоотии, затопление объектов жизнеобеспечения населения, повреждение линии электропередачи). Угроза совершения взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий (ч. 1 ст. 205 УК РФ), может быть выражена различными способами (например, устное высказывание, публикация в печати, распространение с использованием радио, телевидения или иных средств массовой информации, а также информационно-телекоммуникационных сетей).

Состав преступления формальный, и момент окончания террористического акта наступает либо с момента совершения взрыва, поджога и иных действий, либо с момента выражения угрозы, т.е. для оконченного состава преступления не требуется фактического наступления указанных последствий.

Значительный имущественный ущерб определяется с учетом стоимости и значимости материальных ценностей, материального и финансового положения потерпевших. Иные общественно опасные последствия означают причинение вреда здоровью людей, возникновение страха у населения, массовых беспорядков, ухудшение экологической обстановки в регионе, дезорганизацию нормальной деятельности органов государственной власти и т.д.

Субъективную сторону террористического акта составляет вина в форме прямого умысла и цели. Лицо, совершившее акт террора, осознает общественно опасный характер своего действия и желает его совершить.

Цель заключается в дестабилизации деятельности органов власти или международных организаций либо воздействии на принятие ими решений. Дестабилизировать — это значит привести в неустойчивое состояние, положение деятельность органов власти или международных организаций.

Субъект — физическое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

В ч. 3, п. «б», ст. 205 УК РФ предусмотрено совершение террористического акта, повлекшего умышленное причинение смерти человеку.

Сложность квалификации террористического акта обусловлена тем, что он причиняет вред общественной безопасности и другим объектам уголовно-правовой охраны.

В связи с изложенным мы рассмотрим вопрос квалификации террористического акта, повлекшего умышленное причинение смерти человеку.

Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. N 321-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам противодействия терроризму» в п. «б» ч. 3 ст. 205 УК РФ была установлена ответственность за террористический акт, повлекший умышленное причинение смерти человеку, что, на наш взгляд, необоснованно. Законодатель, внося изменения, поддержал точку зрения авторов, считающих, что общественная безопасность как объект преступления охватывает причинение любого вреда, в том числе смерть гражданина и вред здоровью. По нашему мнению, данное изменение неудачно, что, в свою очередь, вызывает трудности на практике в отграничении террористического акта от убийства. Во-первых, законодатель, внося изменения, не учел положения ст. 2 Конституции России, где отмечается, что высшей ценностью являются человек, его права и свободы. Высшей ценностью любого человека является его право на жизнь (ст. 20 Конституции). Любое посягательство на жизнь, на наш взгляд, должно находить самостоятельную правовую оценку. Во-вторых, как квалифицировать террористический акт, во время которого умышленно причинили смерть не одному человеку, а нескольким?

В этом случае правоприменителю придется дать действиям виновных в убийстве двух и более лиц самостоятельную правовую оценку, поскольку в ст. 205 УК РФ нет такого особо квалифицирующего признака.

Разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации по данной категории дел не внесли окончательной ясности в вопросы квалификации террористического акта и применения указанных норм. Наоборот, некоторые предложения Пленума Верховного Суда РФ по квалификации преступлений по совокупности противоречат своим же предложениям в других постановлениях.

Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» отмечается, что, если лицо во время разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений по п. «з» части второй ст. 105 УК РФ, а также по п. «в» части четвертой ст. 162 УК РФ.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» предлагается действия участников незаконного вооруженного формирования, банды, преступного сообщества (преступной организации), совершивших террористический акт, квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 205 УК РФ и соответственно ст. 208, 209 или 210 УК РФ (п. 13).

Как видим, в вышеуказанных Постановлениях Пленума Верховного Суда РФ предлагается квалифицировать деяния по совокупности преступлений.

Однако в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» отмечается, что в случае, если террористический акт повлек умышленное причинение смерти человеку (либо двум и более лицам), содеянное охватывается п. «б» ч. 3 ст. 205 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 105 УК РФ не требует.

Непонятна логика предложенных рекомендаций. В одних случаях предлагается квалифицировать деяния по совокупности преступлений, в других не усматривают этой совокупности преступлений.

Степень общественной опасности умышленного причинения смерти человеку, на наш взгляд, значительно выше общественной безопасности. Тем более если в ходе террористического акта умышленно причинили смерть двум и более лицам.

Пленум Верховного Суда РФ в этом случае предлагает квалифицировать деяние только по ст. 205 УК РФ. Хотя в законе говорится только об умышленном причинении смерти человеку (одному лицу). Таким образом, Пленум Верховного Суда РФ своим предложением присвоил себе право аутентичного толкования уголовного закона. Также непонятно, почему проявляется гуманизм в отношении террориста, убившего одного или двух и более лиц. Ведь если следовать рекомендациям Пленума Верховного Суда РФ, то наказание в отношении такого террориста может быть назначено в виде пожизненного лишения свободы либо 20 лет лишения свободы — максимальный срок. Допустим, судьи назначат наказание террористу в виде лишения свободы на 20 лет, но не пожизненное лишение свободы. Тем самым проявят гуманизм, не учитывая принцип справедливости. Если же действия лица, совершившего террористический акт с умышленным причинением смерти человеку, квалифицировать по совокупности преступлений (ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 1 либо ч. 2 ст. 205 УК РФ), то такому лицу может быть назначено наказание по совокупности преступлений и в соответствии с ч. 5 ст. 56 УК РФ при полном или частичном сложении сроков лишения свободы окончательный срок не должен превышать 30 лет. В этом случае принцип социальной справедливости будет реализован в полном объеме.

Считаем, что при террористическом акте, сопряженном с умышленным причинением смерти гражданам, действия виновного образуют совокупность преступлений, предусмотренных ст. 205 и ч. 2 ст. 105 (в том числе по п. «а», «б», «е», «ж», «з», «л») УК РФ.

В связи с изложенным, на наш взгляд, для правильного и точного применения норм о террористическом акте следует совершенствовать уголовное законодательство. В частности, в ч. 2 ст. 105 УК РФ внести такой квалифицирующий признак, как совершение убийства, сопряженного с террористическим актом. В литературе ранее выражали данную точку зрения. А из ч. 3 ст. 205 УК РФ декриминализировать п. «б».


Заключение

Полученные в ходе настоящего исследования результаты, позволяют нам сделать следующие выводы и предложения по повышению результативности мероприятий, направленных на совершенствование правового регулирования и организации деятельности органов внутренних дел по выявлению, предупреждению и пресечению преступлений террористического характера.

  • Уровень террористической активности в России, а также масштабы террористической угрозы в настоящее время остаются достаточно высокими (лидирующими в мире). За последние шесть лет число преступлений террористического характера немного снизилось, в противоположность преступлениям экстремистской направленности. При этом суммарное значение этих групп преступлений значительно возросло. Необходимо постоянно проводить комплексный мониторинг террористических проявлений не только в нашей стране, но и в мире.
  • Решение проблемы противодействия терроризму требует охраноспособных правовых разработок, апробированных правовых решений, с максимальной точностью прогнозирующих правовые последствия. Эффективность уголовного закона детерминируется исследованием процесса социального становления, юридического оформления и прогнозированием последующей социализации уголовно-правовой нормы в сфере противодействия терроризму и экстремизму в конкретных социально-экономических и политико-правовых условиях с учетом сложившихся социокультурных традиций российского общества. Существенную роль в контексте повышения эффективности уголовного закона и совершенствования правоприменительной деятельности играют эффективная правовая реализация и социализация решений правового характера на предметном и субъектном уровнях.

Комплексный, всесторонний подход к решению проблемы повышения эффективности уголовного закона в области противодействия терроризму предполагает реализацию трех ключевых направлений. В области уголовного права требуется разработка национального механизма уголовно-правовых мер противодействия терроризму и экстремизму с учетом международных стандартов и конституционализированного подхода к оформлению уголовно-правовых норм; определение ключевых направлений совершенствования нормотворческой деятельности в сфере структурирования и моделирования уголовно-правовых норм, обеспечивающих государственную и общественную безопасность; введение оценочных критериев эффективности уголовного закона в сфере противодействия экстремизму и терроризму.

Так, угроза совершением террористического акта должна быть предусмотрена отдельной статьей УК РФ. Считаем, что необходимо исключить такой способ совершения террористического акта как «угроза», из диспозиции состава, предусмотренного ст. 205 УК РФ и внести в УК РФ отдельный состав преступления, путем включения в УК РФ отдельной статьи, объективную сторону которой и будет составлять «угроза совершением террористического акта». Эту статью можно озаглавить: «Угроза совершением террористического акта». Диспозицию данной статьи можно изложить в следующей редакции: «Угроза совершением террористического акта, то есть деяния, предусмотренного ст. 205 настоящего Кодекса».

Для правильного и точного применения норм о террористическом акте следует совершенствовать уголовное законодательство. В частности, в ч. 2 ст. 105 УК РФ внести такой квалифицирующий признак, как совершение убийства, сопряженного с террористическим актом. В литературе ранее выражали данную точку зрения. А из ч. 3 ст. 205 УК РФ декриминализировать п. «б».

  • В области криминологии актуальными представляются исследование детерминант преступлений террористической и экстремистской направленности; разработка методики исследования личности преступника, посягающего на общественную безопасность, в том числе особенностей личности преступника, совершающего террористический акт; определение основных направлений повышения эффективности профилактики и предупреждения террористических и экстремистских актов; внесение предложений по совершенствованию индивидуальной профилактической деятельности, в том числе в отношении отдельных категорий осужденных; исследование личности преступника и особенностей воздействия на его правовое сознание в условиях исправительных учреждений; реализация психокоррекционных программ и иных новационных методик.
  • Следует признать, что практически не отраженной на уровне фундаментальных правовых исследований остается проблема эффективности реализации наказания и иных мер уголовно-правового характера за преступления в сфере общественной и государственной безопасности с учетом стандартизации международных принципов и норм, конституционализации уголовного и уголовно-исполнительного законодательства, тенденций глобализации права и целесообразности гармонизации законодательства на национальном, межгосударственном, транснациональном уровнях. Предложенные ранее методики решения данной проблемы требуют внесения значительных коррективов с учетом происходящих изменений в условиях модернизации уголовного законодательства и наметившихся негативных тенденций роста латентной и рецидивной преступности, удельного веса преступлений транснационального характера.

Таким образом, эффективность национальной уголовно-правовой политики в сфере противодействия преступлениям против государственной и общественной безопасности предопределена созданием комплексного механизма уголовно-правовой охраны государственной и общественной безопасности посредством новеллизации норм уголовного и уголовно-исполнительного законодательства, использования современных юридических и иных ресурсов по изучению детерминант преступности, внедрения новых методик по предупреждению и профилактике преступности, оптимизации организационно-практической деятельности в области реализации уголовного закона.

 

Список использованных источников

Нормативно-правовые акты

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 28.06.2014) // Собрание законодательства РФ. 1996. N 25. ст. 2954
  2. Федеральный закон от 06.03.2006 N 35-ФЗ (ред. от 31.12.2014) «О противодействии терроризму» // Собрание законодательства РФ. 2006. N 11. ст. 1146.
  3. Федеральный закон от 07.08.2001 N 115-ФЗ (ред. от 29.06.2015) «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» // Собрание законодательства РФ. 2001. N 33 (часть I). ст. 3418.
  4. Федеральный закон от 03.04.1995 N 40-ФЗ (ред. от 22.12.2014) «О Федеральной службе безопасности» // Собрание законодательства РФ. 1995. N 15. ст. 1269
  5. Указ Президента РФ от 12.05.2009 №537 (ред. от 01.07.2014) «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» // Собрание законодательства РФ. 2009. №20. ст. 2444
  6. Указ Президента РФ от 13.11.2013 «Концепция общественной безопасности Российской Федерации» // URL: http://news.kremlin.ru/acts/19653.
  7. Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации (утв. Президентом РФ 05.10.2009) // Российская газета. № 198. 2009.
  8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.02.2012 N 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 4. апрель, 2012.
  9. Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 декабря 2006 г. № 1-О06-42 // СПС «Гарант».

Специальная литература

  1. Авдеев В.А., Авдеева О.А. Механизм противодействия преступлениям террористического характера и экстремистской направленности в Российской Федерации // Юридический мир. 2014. N 12.
  2. Авдеева О.А. Наказание как мера противодействия преступности: ретроспективный анализ законодательной регламентации в национальном праве // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2013. N 1.
  3. Аксенов О. В чьих интересах совершается теракт? // Российская юстиция. 2001. № 1.
  4. Боровинков В. Преступления против общественной безопасности: вопросы ответственности и совершенствования законодательства // Уголовное право. 2006. № 4.
  5. Габдрахманов Р.Л. Квалификация террористического акта по УК РФ // Российский следователь. 2015. N 4.
  6. Габдрахманов Р.Л. Преступления против общественной безопасности. М., 2003.
  7. Галкин А. Ю. Вопросы усовершенствования законодательных норм, предусматривающих ответственность за состав террористического акта // Молодой ученый. 2013. № 11.
  8. Галкин А. Ю. Состав террористического акта: вопросы квалификации: Учебное пособие — г. Ростов н/Д.: Изд-во ЮФУ, 2010.
  9. Галкин А. Ю. Состав террористического акта: вопросы усовершенствования законодательства // Сборник материалов докладов 8-й научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Молодежь XXΙ века — будущее российской науки». В 2 томах. Т. 2. — Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2010.
  10. Галкин А. Ю. Состав террористического акта: Фондовая лекция — г. Ростов н/Д.: Изд-во ЮФУ,
  11. Галкин А. Ю. Субъективная сторона состава террористического акта // Научная мысль. 2007. № 2.
  12. Гаухман Л.Д. Уголовно-правовая борьба с терроризмом // Законность. 2001. № 5.
  13. Горбунов Ю.С. Об определении понятий «террор» и «терроризм» // Журнал Российского права. 2010. № 2.
  14. Гринько С. Совершенствование уголовного законодательства об ответственности за терроризм // Российская юстиция. № 6. 2006.
  15. Дукаев С.У. Терроризм и преступления террористического характера (опыт системного анализа): Монография / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2004.
  16. Емельянов В. Понятие терроризма в уголовном законодательстве России и Украины. Сравнительный анализ // Российская юстиция. 1999. № 11.
  17. Иванов В.Д. Уголовное право. Особенная часть. Учебник. Ростов н/Д, 2002.
  18. Истомин А., Горбулин В., Зарубин В. Пути совершенствования норм Уголовного кодекса РФ как законодательной основы борьбы с терроризмом // Журнал российского права. 2001. № 1.
  19. Кадников Н.Г. Квалификация преступлений и вопросы судебного толкования. М., 2003.
  20. Качалов В.В., Жилкин М.Г., Маслакова Е.А. Некоторые направления совершенствования правового обеспечения антитеррористической безопасности // Военно-юридический журнал. 2015. N 1.
  21. Качмазов О. Уголовная ответственность за терроризм // Законность. 1998. № 8.
  22. Кириллов И. Проблемы современного терроризма в социально-правовом, криминологическом и уголовно-правовом аспектах // Профессионал. 2003. № 5.
  23. Корабельников А. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г.: возможные пути ее совершенствования и реализации // Сайт Собора русского народа. URL: http://srn.su/?p/
  24. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М.: Юристъ, 2007.
  25. Маслакова Е.А. Незаконный оборот вредоносных компьютерных программ: уголовно-правовые и криминологические аспекты: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2008.
  26. Маслакова Е.А. Уголовно-правовое обеспечение информационной безопасности. Монография. Орел: ОФ РАНХиГС, 2014.
  27. Ольшанский В. О. Психология терроризма. — Санкт — Петербург, 2002.
  28. Паненков А.А. Система преступлений в сфере компьютерной информации, входящих в структуру террористической деятельности (кибертерроризм) как реальная угроза внешнему и внутреннему контурам национальной безопасности России // Военно-юридический журнал. 2014. N 4.
  29. Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под редакцией доктора юридических наук, профессора А.И. Чучаева). — М., 2014.
  30. Сильников М.В. Особо важным объектам — особо надежная защита // Защита и безопасность. 2002. № 3.
  31. Сопов Д.В. Уголовная ответственность за терроризм: проблемы квалификации / Дис. канд. юрид. наук. М., 2004.
  32. Тарбагаев А.Н. Проблемы уголовно-правовой квалификации терроризма // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2013. N 1.
  33. Тенденции преступности, ее организо­ванности. Закон и опыт борьбы с террориз­мом / Под ред. А. И. Долговой. М.: Российская криминологическая ассоциация. 2006.
  34. Терроризм и контртерроризм в современном мире / под ред. О. А. Ко­лобова. — М., 2003.
  35. Устинова Т.Д. Терроризм: некоторые вопросы совершенствования законодательства и практики его применения // Уголовное право. 2005. № 5.
  36. Франциферов Ю.Ф. Терроризм — преступление против общественной безопасности // История государства и права. 2000. № 1.


Страницы:   1   2   3   4

Узнай стоймость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!