Меню Услуги

Коммуникативно-прагматические свойства вводных элементов в ингушском языке

Страницы:   1   2   3   4   5   6

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

Оглавление

  • Введение
  • Глава 1. Коммуникативно-прагматические основания исследования вводных и вставных элементов
  • 1.1. Исследование вводных и вставных элементов: от структурно-семантического подхода к коммуникативно-прагматическому аспекту
  • 1.2. Вводные и вставные элементы в координатах коммуникативно-прагматической ситуации и реализации коммуникативных установок говорящего субъекта
  • Выводы
  • Глава 2. Коммуникативно-прагматическая классификация вводных элементов
  • 2.1. Акцентно-утвердительные вводные элементы, реализующие коммуникативные установки
  • 2.2. Акцентно-вероятностные вводные элементы, реализующие коммуникативные установки
  • 2.3. Эмотивно-квалификативные вводные элементы, реализующие коммуникативные установки
  • 2.4. Адресно-маркированные вводные элементы, реализующие коммуникативные установки
  • 2.5. Фатические вводные элементы, реализующие коммуникативные установки
  • 2.6. Метатекстовые вводные элементы, реализующие коммуникативные установки
  • 2.7. Вводные элементы в свете теории речевых актов
  • Выводы
  • Заключение
  • Список литературы

Введение

Коммуникативно-прагматические исследования вводных и вставных элементов представляют языковедческое направление в рамках системно-структурного подхода к познанию языка, объектом изучения которого является язык в деятельности человека, язык в процессе межличностного взаимо-действия.

В 80-е годы XX столетия в рамках системно-структурного подхода к познанию языка под влиянием теоретических разработок классиков отечественной лингвистики (А.А. Потебни, Л.В. Щербы, A.M. Пешковского, Е.Д. Поливанова, Л.П. Якубинского, В.А. Звегинцева), выдающихся отечественных психологов (Л.С. Выготского, Н.И. Жинкина, А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурии, С.Л. Рубинштейна) и зарубежных исследователей (В. фон Гум-больдта, Э. Бенвениста, Л. Витгенштейна, П. Грайса, Т. ван Дейка, Ч. Морриса, Д. Остина, Ч. Пирса, Дж, Серля и др.) в языковедении сформировалась мультидисциплина коммуникативно-прагматического направления.

Современное состояние проблемы метаязыковых компонентов как универсальной синтаксической категории требует учета антропоцентрического фактора в языке, поведения человеческой личности в процессе коммуникации (коммуникативные установки и эмоциональное состояние участников речевого обшения, способы воздействия на адресата речи и т. п.). Исходя из концепции деятельностной сущности человека, исследователи все больше обращают внимание на социальные, психологические, прагматические аспекты речевого поведения личности. Данная тенденция прежде всего связана с проблемой изучения «языка в действии», в рамках которой ведутся современные лингвистические изыскания.

Человек сообщает о фактах и событиях или обозначает реакции на них, определенным способом вербализует чувства и желания в процессе познавательной деятельности, словесно формирует понятия, мысли и умозаключения, вступает в коммуникативные контакты, побуждает собеседника к тому или иному действию.

Все это многообразие речевых потребностей и проявлений в своей коммуникативной завершенности реализуется в первую очередь через синтаксис, с по мощью синтаксических ресурсов языка.

Одним из таких языковых ресурсов является сложившаяся в синтаксисе русского языка система вводных элементов, образующая «коммуникативно-прагматическую категорию с общим содержанием субъективного, оценочного отношения говорящего к высказыванию» [Лекант П.А., 1998: 3] и вставных элементов с разной степенью коммуникативной заданности, которые могут быть квалифицированы «как добавочные по отношению к содержанию основного предложения» [Гусаренко С.В., 1999: 6] и текста определенного композиционно-содержательного типа.

Трактовка вводных слов, словосочетаний и вставных предложений — одна из нерешенных лингвистических проблем, хотя и привлекала внимание многих исследователей. Так, неоднократно лингвисты обращались к изучению истории вводных слов в русском языке (И.А. Бабакова 1955,В.А. Глухова 1977), к рассмотрению грамматических и семантических свойств вводных слов и словосочетаний (А.И. Аникин 1956, А.И. Студнева

1969, Р.А. Маркарян 1987, П.А. Лекант 1988, Л.И. Василенко 1990), к специфике связи вводных элементов с высказыванием (A.M. Пешковский 1938, А.А. Шахматов 1941, А.И. Аникин 1956, А.Г. Руднев 1968, И.И. Мещанинов 1976), к рассмотрению вводных единиц как одного из средств выражения модальности предложения (В.В. Виноградов 1950, А.А. Корнилов 1973, В.З. Панфилов 1977, Г.П. Немец 1991), к анализу модальной характеристики вводных компонентов (А.И.Останин 1968, В.В. Востоков 1976, Е.С.Яковлева 1984, Е.И. Беляева 1991, Т.И. Стексова 1992, И.В.Столярова 1992), к их интонационным особенностям (Р.М.Романова 1971, З.М. Базарбаева 1991), к изучению функционирования вводных и вставных компонентов в составе различных видов предложений, в составе текста (А.И. Студнева 1969, М.С.Черткова 1969, В.В.Амосова 1971,

Л.В. Анисимова 1982, Г.А. Золотова 1983, A.M. Баранов, И.М. Кобозева 1984, СВ. Гусаренко 1999, Ю.Г. Полякова 2001). Рассматривались и частные случаи союзной функции вводных компонентов в структуре предложения (текста) (М.Е. Боскова 1959, Н.В. Муравьева 1980, Т.С. Алгазина 1994).

Однако, несмотря на то, что разнообразные вводные и вставные элементы уже долгое время являются предметом пристального внимания лингвистов, до сих пор различна их интерпретация и методика описания. Более того, исследователи используют различную терминологию, многообразные описания данных речевых элементов.

Так в работах ученых можно встретить термины «вводные слова и словосочетания» (А.Н. Баранов, М.Е. Боскова, В.И. Бухарин, Д.И. Ганич, И.М. Кобозева, В.М. Никитин, А.И. Останин), «вводно-модальные слова» (Л.В. Анисимова, Г.А. Золотова), «вводные» или «вводно-союзные компоненты» (Т.С. Алгазина, Л.К. Дмитриева, П.А. Лекант, И.В. Столярова), и «вводно-модальные единицы» (В.В. Амосова), «вводные Конструкции» (Е.М. Галкина-Федорук, П.И. Седун), «вводные слова и обороты (Е.В. Падучева), «вводные предложения, вставные элементы, вставки, вставные конструкции» (СВ. Гусаренко, А.И. Студнева), «вводные высказывания» (Е.Н. Горбачева) и др.

В настоящем исследовании, вслед за В.В. Востоковым, А.А. Корниловым, В.Я. Плоткиным, Н.В. Рачук, М.Н. Рудковской, Ю.М Скребневым рассматриваемые речевые единицы считаем возможным именовать «вводными и вставными элементами», объединяющими и вводные слова, и вводные словосочетания, и вводные предложения и вставные конструкции, так как все они не связаны с предложением синтаксической связью, «выражают отношение говорящего к высказываемой мысли» (Грамматика 1980, Е.М. Галкина-Федорук 1958, Т.Г. Ночтенная 1968, А.Н.Гвоздев 1973, Н.С Валгина 1991), то есть могут содержать указания на степень достоверности сообщения, на характер протекания действия, могут выражать эмоциональную оценку высказывания, указывать на его источник, содержать замечания по поводу словоупотребления, стиля и тона речи, устанавливать связь между данным сообщением и предыдущим или последующим и имеют особую интонацию (P.M. Романова 1971, З.М. Базарбаева 1991).

В то же время вводные и вставные элементы — это одно из средств, характерных для связи между самостоятельными предложениями в тексте.

Актуальность предпринятого исследования определяется двумя основными факторами:

В лингвистических исследованиях последнего десятилетия XX века четко определены контуры новых концепций, ориентированных на изучение

корпуса вводных и вставных элементов современного русского языка в рамках общенаучной проблемы «человек в языке», и в частности — творящий дискурс человек. Этим обусловлен значительный интерес лингвистов, направленный на выявление коммуникативной специфики и прагматических свойств вводных и вставных элементов.

На фоне широкомасштабных исследований в области коммуникативной прагматики, функционального синтаксиса, прагмалингвистики текста, текстовой коммуникации изучение явления вводности и вставочности в коммуникативно-прагматическом направлении пока не получило должного описания, обоснования и достаточно развернутой модели лингвистического анализа, что и определило первоочередные задачи предпринятого нами диссертационного исследования.

Объектом диссертационного исследования являются вводные и вставные элементы русского языка в контексте коммуникативно-прагматической

деятельности.

Предмет исследования — коммуникативно-прагматические свойства вводных и вставных элементов в актах деятельности общения.

Цель настоящей работы заключается в анализе и систематизированном описании коммуникативно-прагматических свойств вводных и вставных элементов русского языка.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

  1. Выявить специфику коммуникативно-прагматического содержания вводных и вставных элементов и их интенциональную обусловленность;
  2. Определить коммуникативно-прагматический потенциал вводных и вставных элементов в тексте, их роль в оптимизации речевого общения;
  3. Классифицировать вводные элементы в зависимости от реализации ими коммуникативно-прагматических установок;
  4. Классифицировать вставные элементы в зависимости от реализации ими коммуникативно-прагматических установок как в высказывании, так и в тексте в целом.

Методологической базой исследования служат:

а) теоретико-методологическая концепция деятельности как принципа исследования коммуникативно-прагматической предназначенности вводныхи вставных элементов;

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

б) лингвофилософские положения о субъектно-объектных механизмах функционирования речевых единиц, в том числе вводных и вставных элементов, сформулированные в отечественном и зарубежном языкознании;

в) современные психолингвистические идеи о речевой деятельности и социолингвистические разработки основ речевой коммуникации, использующей коммуникативно и прагматически значимые метатекстовые элементы;

г) социокультурные принципы изучения языковой картины мира. Реализация поставленных задач осуществляется с помощью следующих методов и приемов:

а) описательного метода с применением приемов наблюдения, интерпретации, сопоставления, обобщения и типологизации;

б) методики контекстуального и ситуативно-контекстуального анализа, учитывающего ситуативно-детерминированные связи речевых единиц

причины и способы их употребления;

в) метода коммуникативно-прагматического анализа, посредством которого устанавливается корреляция между разнообразными способами речевого употребления вводных и вставных элементов и параметрами коммуникативно-прагматической ситуации.

Источниками исследования являются прозаические, драматургические и публицистические произведения авторов.

Материалом исследования послужила картотека высказываний и сложно-синтаксических целых с вводными и вставными элементами, извлеченных метоодом сплошной выборки из художественных и публицистических текстов. Картотека содержит свыше 300 примеров.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые предпринято коммуникативно-прагматическое описание вводных и вставных элементов русского языка, а также по итогам исследования впервые представлена их коммуникативно-прагматическая классификация.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что изучение свойств вводных и вставных элементов в коммуникативно-прагматическом аспекте позволяет аргументированно представить интенциональную обусловленность вводных и вставных элементов, их роль в оптимизации речевого общения.

Практическая значимость диссертации заключается в том, что материалы коммуникативно-прагматического описания вводных элементов могут быть использованы в лексикографической практике (при создании словарей специализированной сферы общения, сводного словаря коммуникативно-прагматических речевых единиц), а результаты данного исследования могут послужить материалом для разработки спецкурсов в вузовском и щкольном преподавании русского языка, в курсе риторики, стилистики, культуры речи и других разделов современного русского языка.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав и заключения, а также списка литературы, списка словарей.

Положения, выносимые на защиту.

Сложившуюся в синтаксисе систему

вводных элементов можно рассматривать как коммуникативно-прагматическую категорию с общим содержанием субъективного, оценочного отношения говорящего к высказыванию.

  1. Вводные и вставные элементы, используемые в определенной коммуникативно-прагматической ситуации, реализуют свое содержание путем актуализации индивидуально-авторских комментариев, что позволяет представить типологию вводных и вставных элементов основанную на характере коммуникативных интенций.
  2. Прагматическая семантика вводных элементов коммуникативной заданности реализуется набором частных значений: акцентно-утвердительные, акцентно-вероятностные, эмотивно-квалификативные, адресно-маркированные, фатические и метатекстовые вводные элементы, которые призваны отражать различные коммуникативные установки субъекта речи.

 

Глава 1. Коммуникативно-прагматические основания исследования вводных элементов

1.1. Исследование вводных элементов: от структурно-семантического подхода к коммуникативно-прагматическому аспекту

 

Проблема метатекстовых элементов (вводных и вставных элементов высказывания и сверхфразовых единств) привлекает к себе пристальное внимание исследователей на протяжении всей истории отечественной лингвистики. Так, например, ученых интересует, что собою представляют вводность и вставочность с точки зрения функциональной, семантической, грамматической точек зрения, каково их назначение и положение в структуре предложения и текста, а также роль в оформлении высказывания в речи.

Неоспорим тот факт, что подход к изучению метатекстовых элементов в синтаксисе русского языка должен осуществляться не только в русле сложившихся в языкознании традиций, но и с коммуникативно прагматических позиций.

Изучение научного наследия по вопросу о вводных элементах (в том числе и вставных) показало, что, начиная с М.В. Ломоносова, каждый из крупных лингвистов (Н.И. Греч, И.И. Давыдов, А.Х. Востоков, Ф.И. Буслаев,

А.А. Потебня, Д.Н. Овсянико-Куликовский, A.M. Пешковский, А.А. Шахматов и др.) ставил вопрос о категории вводности и так или иначе разрешал его в зависимости от исходных методологических позиций.

Однако глубокому и всестороннему анализу вводные и вставные компоненты с позиций речевой деятельности не подвергались, и специально проблема вводности и вставочности в этом аспекте широко не обсуждалась.

Следует отметить, что термин «вводность» долгие годы в лингвистике понимался весьма широко, трактовался неоднозначно и вследствие этого за-частую поглощал понятие «вставочности», которое подчас заменялось термином «вводные предложения» (А.И. Студнева 1968, 1969).

В трудах М.В. Ломоносова понятие «вводный член предложения» отсутствует. Большинство вводных слов он относит к наречиям.

В «Российской грамматике» М.В. Ломоносова (1757г.) упоминается о вставочных конструкциях в главе IV, озаглавленной «О знаках», где мы находим следующее: «Вместительный знак слово или целый разум в речь вмещает без союза и порядочного сочинения: «Меня (кто бы подумал?) от тебя отлучают» [Ломоносов М.В., 1757: 42]. Обращает на себя внимание, тот факт, что элемент кто бы подумал является вставочным элементом.

В работе Н.И.Греча «Практическая русская грамматика» (1827г.) не употребляется еще термин «вставная конструкция» и не выделяются вставные конструкции из числа вводных. Н.И. Греч, однако, указывает на то, что вводное предложение — это особое предложение, которое только вставляется в середину речи, не нодчиняясь другим членам предложения.Автор переводит изучение вставок с уровня пунктуационного на уровень грамматический. При этом он также отмечает смысловую связь «вводного предложения» с одним из главных членов основного предложения — с подлежащим или со сказуемым, смотря по тому, какая часть преимущественно объясняется. Здесь мы впервые встречаем указание лингвиста на особую коммуникативно- прагматическую функцию вставного элемента — пояснить, уточнить, дополнить общее содержание высказывания.

В «Опыте общесравнительной грамматики русского языка» П.И. Давыдова отмечается способность некоторых «наречий» {дейстеительно, может быть и др.) выражать значение сказуемого: действительность, необходимость. Эта функция сближает их с категорией наклонения глагола.

С данного периода в грамматике стали рассматриваться «вводные слова и предложения», при этом к вводным относятся как собственно вводные конструкции, так и вставки. Вводность и вставочность как языковые явления еще не различаются, однако уже на этом этапе делаются попытки их разграничения. Так, в работах А.Х. Востокова, И. Давыдова, в первом издании «Начертаний русского синтаксиса» П. Перевлесского (1843г.) выделяются два типа вводных предложений: одни из них выражают модальные значения,другие являются средством сообщения добавочного замечания. Исследователями русского языка начала XIX в. (А.Х. Востоковым, затем Ф.И. Буслаевым и др.) было отмечено такое явление, когда некоторые слова или группы слов с разной степенью смысловой законченности в составе предложения не обнаруживают видимой формальной и необходимой смысловой связи с этим предложением. А.Х. Востоков в «Русской грамматике» употребляет понятие «вводное предложение», но в его определении нет четкости: «между частями главного предложения может вставлено быть особое предложение, называемое вводным, которое не привязывается местоимениями или союзами к главному предложению, и может быть онущено без нарушения смысла» [Цитирую по: Руднев А.Г., 1968:174].

В данном определении:

а) вставка называется вводным предложением;

б) рассматривается структурно-семантическая характеристика вставного предложения;

в) не актуализируется внимание на позиции говорящего, который эту вставку все-таки употребил в речи.

В.А. Богородицкий, не касаясь вопроса происхождения вводных предложений, отмечает существование таких конструкций, которые, «будучи совершенно независимыми, вставляются в другое предложение без каких-либо связуюпщх слов, это — так называемые вводные предложения. При произношении они получают особый темп и другую силу, и тон» [Богородицкий В.А., 1935: 240]. Здесь мы уже видим косвенное указание на метатекстовую функцию вводных конструкций в одном из аспектов — особом интонационном оформлении, которое впоследствии В.А. Белошапкова выделит в особый признак вставочности, — «коммуникативную сдвинутость предложения, выражаемую интонационно» [ОнишкоСГ.,1997:5].

Понятие вводности, как известно, стремился обосновать И.И.Мещанинов. «Это те слова, — писал он, — которые в известной своей части выступают в вводных членах предложения и потому не входят в синтаксические отношения с отдельными словами предложения, а относятся ко всему высказыванию целико» [Мещанинов И.И., 1975: 288].

Позиция ученого опирается на структурно-семантический подход к вставкам, при этом о метатекстовом назначении вводных элементов речь не идет вообще.

Этой же точки зрения придерживался и Ф.И. Буслаев, который в «Исторической грамматике русского языка» рассматривает вводные слова как разновидность одного из сложных или слитных предложений, которые должны быть соединены по способу подчинения, но вставлены в предложение без всякой «видимой» грамматической связи [Буслаев Ф.И., 1959: 64].

Однако в отличие от А.Х. Востокова и Н.И. Греча, Ф.И. Буслаев не допускает у, возможности «опущения» вводных единиц из состава предложения и не отрицает вообще наличия связи вводных единиц с предложением.

Мы можем предположить, что исследователь здесь намечает более широкий, по сравнению со структурно-семантическим, подход к исследованию вводных и вставных конструкций, который представлен пока лишь как проблема.

В рамках традиционной грамматики А.А. Потебня дал некоторый материал, обогащающий представления о генетической природе вводных конструкций. Он указал этимологию ряда модальных слов и частиц; например:пожалуй, небось, чай, возникших на месте сказуемых в форме повелительного наклонения; чать, чуть, возникших на месте составного сказуемого, состоящего из инфинитива с вспомогательным глаголом есть; авось — частицы, возникшей от местоименного указания на будущее событие.

Можно с уверенностью говорить о первых нопытках классификации вводных и вставных элементов на основе диахронии.

В учении А.А. Потебни вводные слова изображались как вводные предложения или как остатки вводных предложений. Аналогичный взгляд лег в основу анализа вводных слов в «Синтаксисе русского языка» Д.Н. Овсянико-Куликовского. Ученый рассматривал вводные слова как «часть неоконченного, недоговоренного «предложения» или «как результат сокращения некогда полного предложения», от которого осталась лишь та или другая часть, иногда превратившаяся в частицу» [Цитирую по: Руднев А.Г., 1968: 175].

Эта позиция и лежит в основе современной и весьма актуальной проблемы смешения понятий вводности и вставочности, разграничения вводных и вставных элементов.

Д.Н. Овсянико-Куликовский чрезвычайно противоречиво охарактеризовал и синтаксическую природу внешней связи вводных единиц, так что вторая часть определения как бы отрицает первую. Это «слова, находящиеся вне предложения, но при нем» [Цитирую по: Руднев А.Г., 1968: 175].

Необходимо заметить, что, рассматривая предикативность предложения и отмечая как ее характерную черту «различение трех грамматических лиц»,

Д.Н. Овсянико-Куликовский указывает на особое ноложение первого лица, то есть лица говорящего: «В известном смысле оно всегда чувствуется в каждом акте предицирования, скрываясь, если можно так выразиться, за кулисами его, откуда иногда оно как бы «выглядывает» вроде: например, полагаю, мне кажется и т.п.» [Овсянико-Куликовский Д.Н., 1912: 30]. Что уже, на наш взгляд, отражало наличие субъективной точки зрения в предложении, то есть, выражения отношения к сообщаемому со стороны говорящего.

Изложение проблемы по вводным словам и словосочетаниям излагается в трудах A.M. Пешковского. Для нас важным является тот факт, что, определяя вводность как субъективно-объективную категорию, A.M. Пешковский указывает на то, что вводные слова показывают, «как говорящий относится к той или другой мысли: верит он в нее или нет, доволен он ей или нет, хочет он ее осуществления или нет и т.д.» [Пешковский A.M., 1956: 372].

Академик А.А. Шахматов признает наличие в русском языке и вводных слов, и вводных предложений, но в «Синтаксисе русского языка» он рассматривает только вводные слова. При этом А.А. Шахматов несколько суживает объем явления вводности. Он признает вводными словами только редуцированные предложения. Вводные слова «являются редуцированными по своему смыслу предложения и восходят к действительным, настоящим предложениям» [Шахматов А.А., 1941: 265].

Таким образом, вне поля его зрения остаются те вводные слова и словосочетания, которые не происходят от предложений. В частности, по видимому он считает наречием. Отказ от рассмотрения таких слов как вводных сказался и на оценке роли тех вводных слов, которые восходят к предложениям.

Так, А.А. Шахматов указывает, что вводные слова «вносят в предложение определенное значение, видоизменяя, так или иначе, или дополняя сказуемое предложения» [Шахматов А.А., 1941: 265]. А семантико синтаксическую функцию вводных слов ученый определял следующим образом: «Вне предложения, но введенными в его состав оказываются так называемые вводные слова или вводные предложения. Они в большинстве случаев вводят в состав предложения то или иное сопутствующее представление» [Шахматов А.А., 1941: 47]. Это утверждение представляется для нас весьма существенным в аспекте выделения класса так называемых вводных и вставных элементов «метаязыкового комментирования» [Онишко С.Г., 1997: 3].

В последующих трудах выдающихся лингвистов можно проследить как формировались знания о вводных элементах, каковы были способы описания, терминологического определения, как доказывались основания для их классификации, как дифференцировались различные аспекты изучения вводных элементов, которые отразили многоаспектные исследования явлений вводности, в том числе и русле коммуникативной прагматики.

Со второй половины XX века в связи с выдвинутым академиком В.В. Виноградовым понятием модальности как многообразного языковогопроявления оценочной, интеллектуальной и эмоциональной, а также волевойдеятельности человека, и попыткой поставить вводные единицы в связь с этим понятием интерес к проблеме вводных и вставных элементов стремительно возрастает.

Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут! Без посредников!

«Каждое предложение включает в себя, как существенный конструктивный признак, модальное значение, то есть содержит в себе указание на отношение к действительности» [Виноградов В.В., 1950: 41]. Несмотря на расплывчатое определение самого понятия «модальность» и круга тех языковых средств, которые служат для ее выражения, изучение структуры предложения с точки зрения его модальных свойств развернулось чрезвычайно широко. Категорию модальности дифференцируют на объективную и субъективную. Объективная модальность отражает объективные связи и отношения между элементами денотативной ситуации и является обязательным признаком любого высказывания.

Субъективная модальность выражает оценочно-характеризующее отношение к достоверности мыслительного содержания, отражающее соответствующую ситуацию, а основным средством выражения субъективного аспекта модальности служат вводные слова -конечно, действительно, вероятно, безусловно.

Например:

Иное, конечно, дело люди, «двуязычные»: в совершенстве владея вторым языком, они, вероятно, могут «думать» и на каэ/сдом из двух, по эюеланию (Л. Успенский. «Слово о словах»).

«Вводные синтагмы», по мнению В.В.Виноградова, используются для «выражения разных логических и эмоционально-оценочных значений и разных стилистических квалификаций речи и отражают точку зрения говорящего: оценку высказываемой мысли или снособа ее выражения» [Виноградов В.В.,1975: 70], и далее «… вместе с тем, очевидно, что модальные краски и оттенки, введением синтагм, образуют как бы второй слой модальньгк значений в смысловой структуре высказывания, так как они накладываются на грамматический грунт предложения, уже имеющего модальное значение» [Виноградов В.В.,1975:75].

Весьма существенно в связи с этим и мнение академика И.И. Мещанинова, указывающего на то, что «к числу выделяемых в особую часть речи вводных (модальных) слов можно присоединить только такие слова, которые получили специальное назначение выступать в вводном члене субъективной оценки и закрепляются за этим членом предложения». [Мещанинов И.И., 1945: 74]. Как отмечал В.В.Виноградов, из множества слов, оборотов, предложений, «передающих детали субъективного выражения во всех его возможных смысловых разновидностях многохарактерной речевой экспрессии», лишь сравнительно, незначительная часть «попадает в постоянное использование в этих вводных членах предложения и в них приобретает свое особое и уже стабильное оформление» [Виноградов В.В.,1972:74].

Термином «субъективная модальность» обозначается формально неоднородный круг средств, используемых говорящим для выражения своего личного отношения к тому, о чем он сообщает. К сфере субъективной модальности относятся разные аспекты интеллектуальных квалификаций и оценок, а также значения, связанные с выражением эмоциональных и волевых реакций говорящего.

Следует заметить, что «субъективная модальность охватывает всю гамму реально существующих в языке разноаспектных и разнохарактерных способов квалификации сообщаемого и реализуется лексико-грамматическим классом слов, эти средства обычно занимают в составе высказывания синтагматически автономную позицию и функционируют в качестве вводных единиц» (Лингвистический энциклопедический словарь, 2002: 303). Таким образом, становится очевидным, что субъективная модальность — это категория языка, которая имеет одним из репрезентантов в пред-ложении вводные единицы.

Так, например, для того, чтобы выразить субъективную оценку предположения говорящего лица используется вводные конструкция может быть.

Нынешним летом потянуло меня опять в ту дорогу, как тянет журавля на старые гнездовья. Может быть, мне хотелось увидеть своими глазами, как все теперь изменилось к лучшему? А может быть, хотелось забраться глубже, дальше в ту страну, куда ведет нескончаемая нить воспоминаний, назад к юности, к детству, к изначальным истокам? Кто его знает, что толкало меня в эту дорогу (Б. Можаев. «По дороге в Мегцеру»).

В данном примере говорящий использует вводное сочетание может быть для выражения отношения говорящего к сообщаемому с точки зрения недостоверности.

В лингвистических изысканиях понятия вводности и модальности в большинстве случаев отождествляется. Лингвистический статус модальности определяется также средствами, которые обеспечивают функциональную сущность этой категории в языке. Традиционно все модальные средства называют вводными или модальными словами. (Е.М. Галкина-Федорук, Р.Н. Попов, Г.Я. Солганик, Е.С. Скобликова, А.Н. Тихонов, Н.Н. Холодов). Если исходить из положения, которое лежит в основе трактовки понятий «вводность» и «модальность», определяющей их различие, и, которое, видимо, обусловлено их взаимодействием, то следует, несомненно, обратиться к выводам В.В. Виноградова, который писал: «Само название модальных слов «вводными» только внешне обозначало их место в связной речи, но не определяло их внутренней грамматической природы в современном языке» [Виноградов B.B., 1972:74].

Мнение о том, что вводные единицы формально не связаны с предложением, прочно держится в нашей науке, в частности, в работах А.Н. Гвоздева, А.Б. Шапиро, Д.Э. Розенталя, В.А. Белошапковой и др.

Тем не менее, попытки обнаружить синтаксическую связь вводных слов с отдельными словами предложения, с его частями или со всем предложением в целом становятся все более настойчивыми. А.И. Аникин, нанример, сближает эту связь с примыканием [Аникин А.И., 1956: 22-27]. Это мнение идет еще от академика А.А. Шахматова. Д.И. Ганич настойчиво проводит мысль о том, что грамматическая связь вводных слов с предложением суш;ествует (при этом он исходит из того, что, где есть смысловые связи, там есть и грамматические связи), что она выражается в интонации и в порядке слов, но дать свое определение этой связи он не решается [Ганич Д.И., 1957: 12].

Дальше всех в этом направлении идет, сколько мы можем судить, А.Г. Руднев. Автор нишет, что «собственно вводные слова или группы слов выделяются в составе предложения как особый член предложения с особым назначением, отличным от других членов предложения» [Руднев А.Г.,1959: 146].

Вводное слово становится особым членом предложения на основе существования между вводным словом и определяемым, по мнению А.Г. Руднева, членом предложения особой соотносительной связи, которая есть не что иное, как смысловая связь, грамматически выраженная фактом  включения в состав предложения и соседством определяющих и определяемых слов. По словам А.Г. Руднева, вводные слова, выполняя определенные смысловые функции в предложении и имея свое специфическое грамматическое оформление, стоят не вне его, не при нем, а в нем, выступая в роли особого вводного члена предложения или вводного предложения.

Мама, Ольга Петровна, была, как всегда, занята хозяйством, в котором ей помогал только приказчик, — староста, как называли его на дворне.часто бывала в поле, ложилась спать, как только темнело (И. Бунин. «Ми-тина любовь»).

Или же в другом контексте:

Ну, что же, теперь, я надеюсь, вы вспомнили мою фамилию?

Но Степа только стыдливо улыбнулся и развел руками (М. Булгаков «Мастер и Маргарита» ).

Таким образом, отрицается «членство» вводных слов в предложении с точки зрения традиционных представлений о членах предложения, но при- знается в качестве факта особого рода. В соответствии с этим и связь вводных слов в предложении трактуется как особая, отличная от всех видов подчинения и сочинения, но, которая может быть охарактеризована, однако, как зависимая.

Существует и третья точка зрения, суть которой можно уяснить, в частности, из определения вводного образования, данного И.И. Седуном.

Вводными он называет «нобочные образования в составе нредложения, связанные с ними формами прерывистых связей и включаемые в него с сохранением формальной независимости…» [СедунП.И., 1955: 5]. От предыдущей данная точка зрения отличается именно тем, что, утверждая наличие связи, она характеризует ее как независимую.

Это мнение идет частично от В.А. Богородицкого. Сходный взгляд на вводные конструкции высказывает академик И.И. Мещанинов. Ш. Балли называет рассматриваемую нами связь (применительно к французскому языку) сочинением [Балли Ш., 1955: 66].

В лингвистическом наследии XX столетия по вопросу о вводных и вставных конструкциях дискуссионными остаются вопросы относительно объединения их нод общим термином «вводные». В работе СИ. Абакумова «Методика пунктуации» (1947г.), в которой указывается на многообразие языковых явлений, объединенных термином «вводные»; общим для всех этих явлений с формальной стороны становится их синтаксическая изолированность; распознавать их можно только со стороны значения.

Автор «Методики пунктуации» в связи с изучением «вводных слов, словосочетаний и предложений» предлагает сообщать учащимся «список слов, которые принято (частью по традиции) считать вводными» [Абакумов СИ., 1947: 65].


Узнай стоимость написания такой работы!

Ответ в течение 5 минут!Без посредников!

Страницы:   1   2   3   4   5   6